16+
Больше новостей
Больше опросов

«Ж/д вокзал в Сургуте – последний в своем роде. Если вы его снесете, это будет невосполнимая потеря»

Историк архитектуры Константин Антипин – про ценность сургутского вокзала и страсть властей к сносам

«Ж/д вокзал в Сургуте – последний в своем роде. Если вы его снесете, это будет невосполнимая потеря»
Фото t.me/arkhlikbez

Сургутский железнодорожный вокзал изначально планировали реконструировать, а затем внезапно решили снести и построить новодел. Между тем – это яркий представитель позднесоветского модернизма. Обозреватель siapress.ru Дмитрий Щеглов обсудил ценность этого здания, а также страсть российских властей к сносу всего старого с историком архитектуры, автором популярного Telegram-канала «Архитектурные излишества» Константином Антипиным.

– Вы знакомы с сургутским ж/д вокзалом? По вашему мнению, он представляет архитектурную ценность?

– Да, знаком. Я изучаю архитектуру советского модернизма, и конкретно – железнодорожные станции, собирал детальную информацию по БАМу. Важный автор того времени – Владимир Авксентюк, он работал в Сибгипротрансе занимался БАМом, а также ж/д веткой от Тюмени до Сургута и Нижневартовска. Он спроектировал все вокзалы, кроме типовых, на этой линии, и Сургут – один из них. То есть вокзалы Тобольска, Сургута, Нижневартовска нужно воспринимать как единый в замысле автора комплекс всей железнодорожной линии. Причем в Тобольске созданный им вокзал уже испортили – обшили вентфасадом и полностью погубили его облик.

Почему для Сургута ж/д вокзал представляет ценность – город молодой, и все его наследие относится к советскому периоду. А тут – не какая-то типовая застройка, а индивидуальный проект, имеющий особую ценность. То есть изначально он был создан исключительно под ваш город и вашу местность конкретным автором. Удачность этого решения подтверждается тем, что проект повторно использовали в Павлодаре. Сам Авксентюк адаптировал его под другую местность, но в целом сходство почти полное. И у них вокзал хоть и не снесли, но тоже обшили вентфасадом, поэтому он уже частично утратил первоначальный облик.

Это значит, что сургутский ж/д вокзал – последний из двух уникальных проектов. Если его снесут – то никто уже не сможет поехать и посмотреть, как оно было раньше. Его нужно сохранять.

– Критики скажут вам что-то вроде: «Ну, это обычное серое, тяжелое и мрачное здание. Зачем его сохранять? Снесем и сделаем что-нибудь жизнерадостное».

– Пестрота предыдущего проекта, который предполагал обшивку здания вентфасадом с раскраской под «хохлому», не даст никакой радости. Она действует как камуфляж, замыливает глаз, как реклама и другой визуальный мусор, и не отвечает никаким эстетическим нормам. Оригинальный же проект – спокойный позднесоветский модернизм, тяжеловесный, с облицовкой натуральным камнем, грубоватый – под влиянием брутализма. У него активная пластика фасада, накладывать на него цвета – значит скрывать выразительность и самодостаточность его архитектуры.

Внутри формы более спокойные и не столь богатая пластика, но там настроение и выразительность придает монументальное искусство авторства Германа Черемушкина.

Фото Ю. Семенкова

Он, кстати, сейчас живет в Москве, ему в марте исполнилось 90 лет, находится в отличном расположении ума, преподает, мне как-то удалось с ним пообщаться. У него было бы хорошо взять комментарий о том, как он работал над мозаикой в здании сургутского вокзала и что думает о его сносе.

– Как раз мозаику планировали сохранить.

– Это хорошо, это базовый подход, от которого нужно отталкиваться. Но сохранения требует весь ансамбль – и здание, и монументальное искусство.

– Как подобные проблемы решают в передовых странах? Если бы этот вокзал был в каком-нибудь Берлине – что бы с ним сделали?

– В мире есть разные подходы к реконструкции, тут все зависит от целей. Если у вокзала недостаточная вместимость или какие-то иные критические недостатки, то могут потребоваться тяжелые вмешательства – например, строительство рядом нового комплекса и включения его в контекст. Если осознается важность архитектуры и ее сохранения, то дальше ведется работа по реконструкции с уважением к основным чертам и облику здания.

В вашем случае основную ценность представляют оба фасада и монументальное искусство. Возможно, правильно было бы пристроить по бокам дополнительные объемы в аналогичном стиле и с теми же материалами, чтобы выстроить диалог с существующей архитектурой. Но заниматься уничтожением – это в корне неверный путь.

Весь XX век модернисты шли по деструктивному пути – сносили старые здания, не осознавая их историческую и архитектурную ценность, а затем строили на их месте что-то свое. Поэтому у нас много вопросов к ХХ веку. Но теперь-то мы научились ценить все пласты архитектурного наследия, и можем пойти по новому пути – уважительного отношения, в том числе, к советской архитектуре. Запрос на это растет, и прецеденты имеют место и в Москве, и в регионах России.

– Хорошо, РЖД еще можно понять – там отношение к вокзалам как инфраструктуре, типа рельсов и шпал. Но почему у нас власти в принципе одержимы сносом? В Сургуте здание первой городской школы в деревянном исполнении хотели снести, кинотеатр «Аврора» тоже под угрозой сноса. Откуда это берется? Тем более, что мы живем в стране победившего советского ресентимента, поэтому, казалось бы, все советское должно сохраняться.

– Начнем с РЖД. У этой корпорации есть несколько примеров бережного отношения к советскому наследию. Например, вокзал в Иваново довоенной постройки в стиле авангард. РЖД вместе с властями с уважением отнеслись к этому зданию и провели реконструкцию с сохранением и выделением тех идей, которые закладывались в него изначально. Но привести аналогичный пример с модернистским зданием невозможно – каждый раз их либо уродуют вентфасадом, либо сносят и ставят что-то новое. Особенно тяжело смотреть на постепенную утрату уникального комплекса вокзалов БАМа, многие из которых проектировались архитекторами из союзных республик и вместе составляют своеобразную архитектурную ВДНХ длиной в тысячи километров.

Почему власти идут по пути сносов? Вообще у нас нет никакой идеологии, поэтому основным фактором принятия решений является дешевизна. А грамотная реконструкция все же выходит дороже, чем снос и строительство нового здания с нуля, поскольку современные материалы позволяют строить довольно дешево. Другой вопрос – что с этим всем будет в перспективе, так как уже сейчас видно, насколько быстро все эти конструктивные решения приходят в негодность.

Многие советские здания облицовывали известняком и ракушечником, который со временем темнеет. Но его можно почистить, и это проще, чем полностью менять вентфасад, который может элементарно вспучиться от некачественной установки, а также за считанные годы потерять первоначальный облик. Но самое главное – вентфасад базово работает против архитектуры, потому что членит ее темными линиями щелей, убивает пластику зданий. Плюс – его толщина в случае реконструкции существенно больше исходной облицовки, поэтому вдобавок ко всему происходит еще и искажение исходных пропорций.

Вентфасад используют потому, что дешево, и снос с новым строительством – аналогично. А чтобы работать с наследием, типа вашего вокзала, нужно осознавать его ценность и принимать политическое решение, так как сохранение и реконструкция выйдет дороже. Это ж надо будет еще отчитаться – почему решили так, а не вот так. И все идут по простому и проторенному пути – деструктивному, а не консервативному (то есть сохранения здания).

Изменить этот подход может давление со стороны общества – если люди покажут соответствующий запрос, и власть осознает, что в противном случае будут какие-то волнения и негодования. Впрочем, и это не везде работает. Вон в Санкт-Петербурге сносят все без разбора без оглядки на общественное возмущение.

– Может, нам просто не хватает компетентных архитекторов во власти?

– Архитекторы не находятся во власти, они обслуживают власть и ее запросы. Когда возникает заказ – в нем уже формулируется мысль, нужно ли сохранить здание или сносить его. И под любую задачу есть свои специалисты. Но по сохранению таковых гораздо меньше, так как власть, как я сказал выше, идет по простому пути сноса. Поэтому тех, кто проектирует новые здания, гораздо больше тех, кто их сохраняет.

И они, в свою очередь, воспроизводят и популяризируют свой подход. Когда к ним обращаются по поводу какого-нибудь здания, они отвечают: «Зачем заморачиваться с реконструкцией, давайте мы снесем и новое построим, так проще и лучше». Так мы получаем самовозрождающуюся систему – «сверху» идет вопрос о дешевизне решений, а «снизу» – обилие организаций, которым проще и дешевле сделать вот так, а не иначе.

С другой стороны, есть структуры в администрациях, которые занимаются охраной культурного наследия. Но у нас есть законодательное ограничение – под охрану государства нельзя поставить здание моложе 40 лет. Но даже если оно этот возраст превышает, подобных решений по отношению к зданиям послевоенной архитектуры ничтожно мало – даже в Москве.

– Глядя на современную жилищную застройку, на снос памятников архитектуры, странные решения по благоустройству и так далее – у вас не возникает ощущение, что Россия в принципе потеряла свою архитектуру как передовую индустрию создания пространств и смыслов?

– В СССР была структура из массы проектных институтов, которые отвечали за конкретные площадки. Только в Москве в подчинении у главного архитектурно-планировочного управления было четыре Моспроекта, которые занимались жилой застройкой и общественными зданиям, а также Институт генплана, Моспромпроект и другие структуры, каждая из которых работала на своей площадке. То же самое – в масштабах страны. Например, Сургут проектировали в ЛенЗНИИЭПе, а ваш железнодорожный вокзал – в Сибгипротрансе.

С наступлением рыночной экономики эта система рухнула. Появились небольший мастерские, которые удовлетворяли мелкие запросы, а задачи по проектированию новых городов больше не ставились, поэтому архитектурные махины просто распались и растворились. Деградация спроса и уменьшение объемов потребовали долгой перестройки всей сферы, но она произошла. И сегодня у нас действительно много грамотных архитекторов и компаний, которые могут конкурировать на международном рынке. Есть специалисты, которые занимаются сохранением зданий на очень высоком уровне – другое дело, что к ним редко обращаются.

А вот при госмонополиях, в том числе, РЖД, существуют прикормленные институты, доживающие свой век с советских времен. И они как раз деградировали до уровня, который ниже всех возможных плинтусов. Такие конторы не выдержали бы конкуренции ни с одним частным архитектурным бюро, работающим в рынке. Но частников просто не подпускают к заказам госмонополий.



07 июня в 17:59, просмотров: 3939, комментариев: 1


Комментарии:
Alkonowa1ow
Понятно, СПб- это город дворцов и поэтомк все дореволюционные дома и дворцы можно отнести к историческим памятникам. Поэтому там, несмотря на протесты общественности, сносят исторические памятники. К сожалению. Другое дело Сургут. Здесь объектов исторического наследия на пальцах одной руки сегодня можно пересчитать. С чем это связано? Оказывается с незапамятных времён город строился, как временный, для решения первоочерёдных задач. Затем появлялись следующие, а затем следующие и все первоочерёдные задачи. Поэтому в городе возводилось много временных объектов. Когда все задачи развития промышленности были решены, в городе осталось много того что нужно было сносить. У властей города появился такой тренд- снос. Снос балков, снос ветхого и аварийного жилья, снос гаражей, снос ларьков, снос рекламных конструкций, снос совхоза «Северный, снос дамбы ГРЭС и так далее по списку. И инфицированные таким вирусам сноса городские чиновники из года в год занимались, не покладая рук, этим сносом. Писались отчеты и бравурные рапорты в вышестоящие инстанции. За это получали премии и «сверлили дырки» под ордена. И вот этот тренд настолько вошёл в сознание властей, что когда сносить стало нечего у них возник ступор. А что дальше то, что делать? Правильно. Снова искать объекты для сноса и сносить, сносить, сносить. И в ход под снос пошли уже отнюдь не ветхие, и далеко не аварийные здания, а очень даже добротные и замечательные в архитектурном плане здания, такие как Многострадальный ЖД ВОКЗАЛ, как кинотеатр «Аврора». В ход пошёл ДК «Строитель», вот должен разделить судьбу старого Дворца искусств « Нефтяник». Хотя последний стал жертвой обстоятельств, ибо новый Дворец Искусств «Нефтяник» был так велик, что втиснут его во все мыслимые и немыслимые площади насиженного места не было никакой возможности.
Так вот вместе со сносом того, что нужно было сносить без сожаления и раздумий, попали отдельные исторические объекты культуры, архитектуры и истории Сургута, которых до сих пор жаль. Прежде всего старый Сургут, как исторический комплекс жилых и нежилых зданий, который был снесён одним росчерком пера во имя строительства ГРЭС-1 и 2. Времена тогда были не сентиментальные, ибо строительство коммунизма требовало жертв.
Но сегодня, когда город не достроив коммунизма, когда эпоха великих строек закончилась, можно бы и оглянется по сторонам. Нужно сделать капитальную ревизию. Хотя бы ДК «Строитель». Так ли он плох, чтобы его аж сегодня надо немедленно сносить и создавать на его месте что-то, что как говорится «ни уму, не сердцу». А не лучше ли подождать и сваять шедевр архитектуры и городского пространства. Нужно ли ли тратить деньги на снос «Авроры», чтобы получить пустое городское пространство, которое ещё надо за как-то благоустроить. А что совсем непонятно, так это снос монументального Советского ЖД ВОКЗАЛА города Сургута. Тут вообще попахивает вандализмом, Город получил в своё время от МПС великолепное единственное монументальное здание. По индивидуальному проекту Сибгипротранса. Построенному и введённому в эксплуатацию в 1988 году. Срок для здания небольшой, поэтому такие здания рассчитанные на срок эксплуатации до 100 лет мог бы ещё служить не менее полувека. Что нужно для сегодняшний жизни здания вокзала? Нужна полная смена его начинки, нужен пристрой дополнительного в единой композиции с существующим. А вот переход на 3,4 пути, то здесь, пожалуйста, простор для проектировщиков: и снос того недоразумения над путями и строительства подземного перехода. Однако РЖД и власти города, инфицированные вирусом сноса, соглашаются на снос единственного в городе здания, отличающегося от типовых городских гетто-муравейников оригинальным и индивидуальным проектом в стиле модернизма.
Кто виноват и что делать с идеологией в нашем городе : «разрушить и снести до основания, а затем…..» чего-нибудь дешевенькое построить. Вот с этим «чего-нибудь дешевенькое» просто надо бороться. Нужно разорвать этот порочный круг. Как? Прежде всего не нужно молчать. Ведь ЖД вокзал -это последний рубеж, после которого отступать просто некуда.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт


Топ 10

  1. Умер Борис Моисеев 989
  2. Депутаты Думы Сургута приняли досрочную отставку Надежды Краснояровой 639
  3. Водитель автобуса в Сургуте ушел на обед и запер в холодном салоне 14-летнюю школьницу 460
  4. В следующем году капитальному ремонту в Сургуте подлежат три дороги 455
  5. ​Быстро – не значит хорошо 451
  6. Что делать, если вашего сотрудника призвали на частичную мобилизацию? // КОНСУЛЬТАЦИЯ 442
  7. ​Тарас Криштанович: «В Таиланде всеобщий расслабон – это одновременно и хорошо, и в чем-то плохо» 428
  8. В Югре снижается количество заболевших ковидом 420
  9. Спортсмен из Сургутского района поставит мировой рекорд 412
  10. В Сургутском районе ограничили движение авто из-за ненастья 412
  1. Изменятся ли правила выезда из страны в связи с частичной мобилизацией? // СИА-ПРЕСС ОТВЕЧАЕТ 11000
  2. Ответы на популярные вопросы о частичной мобилизации в РФ // СИА-ПРЕСС ОТВЕЧАЕТ 6749
  3. Два одиночных пикета против мобилизации прошли в Сургуте 4041
  4. Как обезопасить свой телефон от прослушки? // КОНСУЛЬТАЦИЯ СИА-ПРЕСС 3291
  5. Рамзан Кадыров предложил частично мобилизовать силовиков 2338
  6. ​Ностальгия среди «берёзок» 2258
  7. ​Сургутянка стала участницей известного воспитательного телешоу 2219
  8. В Югре открыли центр помощи тем гражданам, кого ошибочно мобилизовали 1984
  9. ​Пугачева вошла в горящую избу и пытается на скаку остановить коня 1886
  10. ​«На службу призовут 300 тысяч человек – на фоне 80 млн трудоспособных вроде немного. Но вопрос в качестве» 1791
  1. Путин объявил о частичной мобилизации 26754
  2. Изменятся ли правила выезда из страны в связи с частичной мобилизацией? // СИА-ПРЕСС ОТВЕЧАЕТ 11000
  3. Подача отопления в Сургуте начнется с понедельника и продлится пять дней 8165
  4. Ответы на популярные вопросы о частичной мобилизации в РФ // СИА-ПРЕСС ОТВЕЧАЕТ 6749
  5. Как 37 лет назад Горбачёв в Сургут приезжал 5479
  6. Сургутские врачи вылечили пациента от рака последней стадии новыми методами терапии 5218
  7. В ДТП погибла директор популярной в Сургуте клиники красоты 4963
  8. Сургутские военкоматы не раскрывают деталей мобилизации 4908
  9. ​Сбежавших в ХМАО подростков нашли почти за полторы тысячи километров от дома 4744
  10. ​Снег не за горами. На Югру надвигаются холода 4348