16+
	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL
Больше новостей
Больше опросов

​Итоги 2023 года в Сургуте: демография, экономика, дороги, благоустройство и многое другое

Спецвыпуск «О чем говорят» по следам отчета Андрея Филатова об итогах 2023 года в Сургуте

​Итоги 2023 года в Сургуте: демография, экономика, дороги, благоустройство и многое другое
Фото siapress.ru

Глава Сургута Андрей Филатов в конце января отчитался перед депутатами муниципальной думы и общественниками об итогах работы городской администрации в 2023 году. В спецвыпуске проекта «О чем говорят» Дмитрий Щеглов и Тарас Самборский прошлись по основным пунктам этого большого доклада и обозначили плюсы, минусы, а также проблемные точки Сургута, над которыми предстоит работать в 2024 году и более масштабной перспективе.

(В видео также присутствует разбивка на таймкоды по тематическим блокам)

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели и читатели siapress.ru. Меня зовут Дмитрий Щеглов, я обозреватель этого портала. В студии siapress находится Тарас Самборский – издатель газеты «Новый Город». Привет, Тарас.

Тарас Самборский: Привет, Дима. Привет всем, друзья, как всегда.

Д.Щ.: Не так давно глава города Сургута, Андрей Филатов, отчитывался перед депутатами Думы города Сургута о работе администрации. Обычно это, конечно, происходит в конце непосредственно года, когда идет отчет, но вот сейчас он в 2024 году отчитался за работу в 2023. Я предлагаю нам в ходе нашего первого эпизода быстренько пробежаться по тем пунктам, которые отразил в своем отчете Андрей Филатов, и как-то их наскоро прокомментировать и сделать некоторые выводы о том, что вообще у нас происходило в 2023 году в Сургуте. Поехали.

Демография

Первый пункт – демография. Значит, в 2023 году в Сургуте у нас появилось на свет пять тысяч новых людей. Во многом это заслуга нашего перинатального центра нового очень хорошего. При этом уровень рождаемости превышает уровень смертности в 2,5 раза, но, помимо этого, у нас есть еще рост на девять тысяч человек миграционного притока в город. И в конечном счете официальная численность сургутян составляет четыреста двадцать тысяч – это на 5% больше, чем 2022 году. Что ты по этому поводу думаешь, про всю эту нашу динамику прекрасную?

Т.С.: Интересно наблюдать ее именно что в динамике, я так полагаю. Потому что плюс 5000 населения, плюс рождаемость там такая-то, не такая-то, в контексте одного года не дают общей картины: сколько это по сравнению с предыдущим годом, сколько это по сравнению с предыдущим десятилетием и, например, какого качества эта динамика. И по демографии в целом, и по миграции в целом, и по рождаемости. Что мы получаем с точки зрения притока трудового капитала, например, о чем мы очень часто говорим. Сколько квалифицированной рабочей силы получает город в рамках вот той демографической и миграционной политики, которую проводит муниципалитет и правительство Югры. От этого зависит ситуация на рынке труда, на рынке услуг, о чем, видимо, судя по структуре отчета главы, мы тоже сейчас поговорим. Но неделю назад мы говорили о том, что тот же рынок труда...

Д.Щ.: Рынок труда у нас так себе, да.

Т.С.: ...при всей его статистической красивости находится в кризисе, и кадров квалифицированных не хватает уже целым отраслям нашего региона. Значит, существует какая-то прямая взаимосвязь между цифрами демографии, цифрами миграции и рынком труда. И это интересно разбирать. Что нужно предпринимать муниципалитету в своей миграционной политике для того, чтобы рынок труда не искажался с ростом численности населения. Вот это вот тема интересная. В целом и общем население города растет – это в первую очередь хорошо для двух категорий населения.

Первая – это, собственно, приезжие, новые жители города, они, как правило, оказываются в более благоприятной, качественной среде обитания, чем та, где они жили до момента перемещения в Сургут. Как правило, миграционный поток в Сургут и в Югру составляют представители бедных регионов Российской Федерации и соседей России. Прежде всего из стран Средней Азии. И здесь все понятно – эта категория выигрывает. Потому что она получает благоустроенное пространство для жизни, благоустроенное жилье, более качественное, более новое жилье, требующее меньших затрат на ремонт, на эксплуатацию и так далее. Это население получает несравнимо более качественное медицинское обслуживание, получает доступ в детские дошкольные учреждения, в школы, наверное, тоже более высокого качества, нежели на своей родине. В общем, тут все понятно… За людей, которые приезжают жить в Сургут и увеличивают его численность, можно порадоваться.

Вторая категория, которая радуется этому процессу, это наши муниципальные чиновники, которые отвечают за наполнение бюджета. Как мы говорили, бюджетное устройство Российской Федерации устроено таким образом, что увеличение бюджета сейчас возможно прежде всего за счет роста населения муниципальных территорий. Ну, у Сургута есть специфика, в Сургуте все-таки расположена штаб-квартира одной из крупнейших компаний нашей страны – «Сургутнефтегаз». И здесь есть некоторые такие, частные преференции для города в виде большого объема подоходного налога, который городу попадает, там немножко имущество налоговое. Ну и в рамках соглашения о сотрудничестве между Югрой, правительством Югры, и компанией «Сургутнефтегаз» городу достаются деньги из средств чистой прибыли «Сургутнефтегаза» на ремонт дорог, на какие-то социальные...

Д.Щ.: Надо сказать, что да, налог на прибыль уходит в округ, но округ делится ею, понятно, да.

Т.С.: Про прибыль я не говорил. Налог на имущество, он перераспределяется...

Д.Щ.: Налог на имущество, да.

Т.С.: ...через округ, возможно, каким-то образом. Его собирает округ, но, надеюсь, что, может быть, и Сургуту попадает. Ну да, для Сургута важен подоходный налог. Вот чтобы работники «Сургутнефтегаза», как и Сургутского района, для сургутского района тоже это важная вещь, чтобы они получали зарплату вовремя, большую, без сокращений. Чтобы выплачивались прибыли, и поскольку «Сургутнефтегаз» – это компания «белая», то тут речь идет о достаточно существенных суммах. Это все хорошо.

Но без роста численности населения город не сможет получать деньги из субъекта Федерации и из государственной казны на осуществление, на выполнение тех социальных обязательств, которые прописываются федеральным законом как обязательства муниципалитета. То есть юридически, законодательно ответственность за большинство социальных функций несет муниципалитет перед федеральной властью. А денег на выполнение этих функций муниципалитет сам не генерирует, как правило. И эти деньги ему достаются уже через сложную цепочку трансфертов, субвенций, совместных программ из либо субъекта Федерации, либо прямо из Министерства финансов, федерального бюджета. Вот таким образом мы наблюдаем, как город Сургут через демографическую политику, через миграционную политику увеличивает средства для существования.

Бюджет города Сургута большой, и мы видим, что он большой, мы все-таки видим, что через это перераспределение денег город благоустраивается, в нем осуществляются какие-то проекты, заметные проекты, о чем мы, видимо, поговорим дальше. Это вот по демографии. Структура демографии, конечно, тоже очень важна, и надо понимать, что если эта структура сохранится дальше на ближайшие годы, то город будет задыхаться от нехватки детских садов, школ, тех же поликлиник, койко-мест. И это превратится в заколдованный круг. Это даже не заколдованный круг, это будет бесконечная беготня ослика за морковкой. С каждым новым годом количество задач по благоустройству, количество социальных обязательств будет расти, а чтобы выполнить социальные обязательства, надо брать новые деньги. Где их брать, если бизнес из реального сектора, о чем опять-таки ниже, их не генерирует, и основным налогоплательщиком региона и города остается «Сургутнефтегаз», и на него вся надежда. А денег все равно не хватает, и, соответственно, вот вам заколдованный круг – надо привлекать новое население, под это население получать деньги.

Экономика, инвестиции, агломерация

Д.Щ.: Да, давайте к бизнесу как раз. Экономику и инвестиции объединим в один пункт, они логически друг друга дополняют. Итак, в 2023 году прибыль крупных и средних предприятий в Сургуте выросла на 68%. Налоговые поступления составили 15 миллиардов, даже больше. И всего сургутские компании перечислили в федеральный бюджет 122 миллиарда рублей – это аж на 40% больше, чем в прошлом году. Ну и, соответственно, инвестиции у нас тоже – там 15 крупных инвест-проектов, не знаю, сколько из них бюджетных, сколько нет, но факт в том, что за год в Сургут инвестировано более 50 миллиардов рублей, что на 17% больше, чем в 2022 году. То есть всего за 3 года у нас, такая сумма за предыдущее 3 года – 162 миллиарда рублей. Вот такие у нас истории пока что с крупным бизнесом и с экономикой.

Т.С.: Ну, опять же, убираем «Сургутнефтегаз», и вся эта статистика рухнет, и цифры будут совершенно другие. Вот если мы читаем, за год прибыль крупных и средних организаций выросла почти на 68%. Что такое крупные и средние организации? Мы отметаем сразу огромный сегмент реальной экономики в виде малого и микробизнесов. То есть все эти парикмахерские, магазинчики, я не знаю, сфера услуг, мелкие строительные компании, ну и так далее по списку. Вот все, что мы видим в виде вывесок на фасадах, в виде рекламы в средствах массовой информации, вот все это не формирует существенно те показатели, о которых говорится в отчете. А показатели формируют три-четыре крупнейших компании. В первую очередь, «Сургутнефтегаз» тот же. И то, что называется средними компаниями, ну, может быть, из девелоперского сегмента – это безусловно.

Д.Щ.: Строители.

Т.С.: Компания «Сибпромстрой» в первую очередь – вот и все. Ну, еще раз, убираем «Сургутнефтегаз» и получаем просто другие, трагические цифры. Поэтому, ну что, продолжаем молиться на «Сургутнефтегаз» и радоваться тому обстоятельству, что есть у Сургута такое счастье. А было бы чрезвычайно интересно посмотреть статистику налоговых поступлений в бюджеты всех уровней от компаний малого бизнеса, микробизнеса и самозанятых. Потому что, где люди выживают самостоятельно, так это вот в этом сегменте. Без какого-либо расчета на помощь со стороны бюджета, со стороны крупного и среднего бизнеса, а самозанятые, и малый бизнес, и микробизнес вертятся в рынке сами. А в рынке, мы понимаем, сейчас не лучшая пора. Я бы даже сказал, пора очень плохая. И экономический фон такой, тяжелый достаточно. И там-то как раз наблюдается падение прибылей, и многие компании испытывают дефицит оборотных средств, не имеют доступа к льготным кредитам, живут на кассовых разрывах непрерывно. Ну, в общем, все тут весьма непросто.

И было бы важно понимать, какое видение у муниципалитета в этой части экономики Сургута находится. Будет ли муниципалитет создавать программу преференций для реального сектора экономики, в чем она будет выражаться. Так что для федерального отчета – это цифры прекрасные, рост по всем показателям. Для реального взаимоотношения с местным сообществом предпринимательским требуется дополнительная информация, и информация эта, наверное, будет вынуждать муниципальных работников крепко думать головой, что же делать для поддержки реального сектора экономики в Сургуте, который находится, повторюсь, в не лучшей своей форме.

Д.Щ.: Ну, кстати, я думаю, что мы адресуем эти вопросы заместителю главы по экономике и инвестициям – Артему Кириленко. Я думаю, что у него есть, что рассказать по этому поводу. Поехали дальше. У нас еще есть агломерация. Кстати, про Артема Кириленко, который тоже, по-моему, председатель агломерации был в последний раз. В 2023 году Сургут объединился в агломерационную такую большую структуру с Нефтеюганском и Нефтеюганским районом, Сургутским районом и Пыть-Яхом. И какой-то процесс по этому поводу пошел, там что-то у нас агломерация занимает, охватывает 700 тысяч человек, что 40% населения округа. И какие-то совместные проекты там идут, но, если честно, пока о каких-то, ну, кроме того, что Сургут с Сургутским районом договорились, как построить дорогу, которая через Белый Яр создаст еще один въезд в город, что само по себе, кстати, немало, у нас пока что ничего слышно не было.

Т.С.: Вообще, общее ощущение такое, что муниципалитеты в стране выполняют федеральные указания тематические. Вот в частности с агломерацией. Когда федеральное правительство приняло программу по агломерациям, как это там правильно называется, ну вот Сургут попал в нее. Сформировано несколько агломераций в Российской Федерации – вот Сургут одна из них. И поскольку муниципалитеты обязаны отрабатывать этот проект, они вот его отрабатывают, но без какого-то особенного творческого усилия на местах. Вот есть агломерация, надо создать агломерацию, мы ее создаем, вы же нам сами указали, кто и что входит в эту агломерацию – вот, нате.

А когда местные эксперты пытаются каким-то образом, ну, оживить, что ли, этот подход, придать ему более глубокое трактование, этому процессу, то обнаруживается, что чиновники нехотя эти предложения воспринимают. Потому что им важно сделать так, как хочет Москва. Вот, нате вам агломерацию. Что у вас там, какие параметры по агломерации? Такие-то там транспортные задачи, такие-то, я не знаю, логистические, те же инвестиции, та же демография. Вот это все чисто статистическим образом готовится, отрабатывается, отправляется куда-то. Все галочки сошлись, и на этом финиш.

А если поспрашивать на улице людей, что они хотели бы получить от так называемой агломерации сургутской, то многие, кто вообще врубится в эту тему, многие бы озвучивали отличающиеся от официальных текстов пожелания и рекомендации. Вот просто попытаемся с тобой подумать, вот нам, вот мы тут вот в агломерации в этой оказались. Что бы мы хотели от нее получить? Мы говорили бы там как-то: мы хотим получить понятную транспортную систему. Если вы говорите об агломерации, то эта транспортная система должна обеспечивать трудовому капиталу, трудовому ресурсу очень быстрое, комфортное перемещение в рамках агломерации. Человек может жить в одном месте, работать в другом, в течение светового дня возвращаться туда-обратно.

То же самое с обучением, то же самое с больницами, социальной инфраструктурой. На это у чиновников есть ответ: ну так конечно, посмотрите, мы же построили столько-то новых школ. Но дело в том, что вы и так бы их строили ровно в том же количестве. В пересчете на каждый отдельный муниципалитет, который сегодня у вас вошел в агломерацию. Не стали бы строить в Нефтеюганске, или в Сургуте, или, я не знаю, в Солнечном меньше объектов социальной инфраструктуры, или ремонтировать меньше дорог, если бы все это административным порядком не вошло в так называемую агломерацию Сургута, правильно? Тоже бы строили.

Соответственно, с появлением агломерации на бумаге содержательных изменений не происходит. Возможно, они готовятся, возможно они будут предъявлены общественности, и мы увидим, как они реализуются со временем. Но сейчас же мы можем поговорить о том, что действительно любая агломерация должна давать образующим ее субъектам. Есть интересный мировой опыт, европейский опыт, некоторый опыт в нашей стране.

То есть агломерация – это унификация транспорта, транспортных систем. Это не реформа транспортная Сургута, которая, скорее всего, по будущим отчетам по агломерации тоже займет какое-то свое место и будет представляться как важный этап развития сургутской агломерации. Нет, реформа автобусного сообщения в городе Сургуте – это совершенно локальный факт конкретного муниципалитета. И какой бы важной реформа именно для сургутян и для Сургута не была, вот эта, автобусная, она по барабану жителям Нефтеюганска – вот абсолютно. Ну, которые не ездят сюда в магазины на выходные покупать сапоги жене. Вот и все. Соответственно, а что такое транспортная та же логистика, транспортная доступность? Это развитие электричек пригородных и междугородних, это развитие междугородних рейсов автобуса. Удобное.

Вот еще раз, не на отвяжись, а вот просто реально удобное. Это создание транспортных хабов, о чем вот мы говорили тут совсем недавно. Почему бы в том же городе Сургуте не сделать три железнодорожных вокзала. Это крупный город – Сургут. Это 500 тысяч почти населения с неучтенными. А с приезжающими – это еще большая суточная нагрузка на всю транспортную инфраструктуру города. А кто создает эту нагрузку? Вот как раз жители агломерации, жители близлежащих населенных пунктов, а часто даже уже и регионов. Соответственно, почему бы не сделать три железнодорожных вокзала, которые бы перехватывали пассажиров, пересаживали их на те же речные средства коммуникации, железнодорожные, аэропорт у нас тут есть. Почему бы не создать сеть местных мини-аэропортов для воздушного такси. Тоже мы об этом говорили. Не обязательно ведь только из главного сургутского аэропорта, который в нашей агломерации один, а заметим, в советские годы, даже вот еще в новейшую историю российскую, в Нефтеюганске был вполне себе самостоятельный аэропорт, в который можно было прилететь из Москвы. Его закрыли. Почему бы не восстановить его как аэропорт малой авиации, в Сургуте сделать такой же аэропорт, аэродром уже есть.

Д.Щ.: Ну да, есть.

Т.С.: Ну и так далее, по списку. И объединить агломерацию авиасообщением в виде авиатакси, и целой отрасли, крутой отрасли малой авиации, дать такую, официальную жизнь с преференциями властей. Про то, что там электрички – это все мы говорили, с этим разобрались. Дальше если про агломерацию говорить, что такое, например, университеты в этой агломерации? Мы понимаем, сейчас будут писать какие-то отчеты о том, как у нас инвестировано много миллиардов в Сургутский Госуниверситет, Сургутский Государственный Педуниверситет, как мы строим НТЦ пресловутое. И все это будет вписываться в программу по реализации агломерации. Опять же, задается простой вопрос: без агломерации всех этих инвестиций не осуществлялось бы? Остановились бы, не было бы НТЦ без агломерации? Был бы НТЦ. Значит, НТЦ и агломерация – это две разные вещи. Значит, агломерация подразумевает какие-то другие мероприятия, делающие действительно ее содержательно-осмысленным образованием, а не только красивым бумажным проектом.

Вот это все, мне кажется, требует очень такого, публичного, интенсивного, экспертного обсуждения постоянного. Не разок-другой перед какими-то мероприятиями предоставить слово двум-трем, я не знаю, ученым или каким-нибудь специалистам по агломерациям, по урбанизациям, а запустить подобную дискуссию как постоянную сургутско-нефтеюганскую, я не знаю, нашу агломерационную дискуссию на этот счет. И чтоб она как экспертная площадка работала всегда. Тогда власть будет получать много интересных предложений от людей, которые видят эти все процессы с низового, с приземленного, в нормальном смысле слова, уровня. С того уровня, по которому они ходят ногами, где они живут, и где они реально ощущают потребность в тех или иных реформах, которыми занимается наша власть региональная и местная.

Рынок труда

Д.Щ.: Про рынок труда, я думаю, нужно немножко сказать, но давай отметим все-таки скороговоркой. Глава города сказал, что у нас рекордно низкая безработица по итогам года. То есть, если в конце 2022 года было 470 безработных зарегистрированных, то теперь их осталось 308. Ну и вообще, все очень в этом плане хорошо.

Т.С.: Я понимаю нашего главу – Андрея Филатова. Который должен давать отчет, с одной стороны, не перевирающий факты, с другой стороны, обеспечивающий Сургуту как муниципалитету отчитывающемуся, если хотите, определенный уровень безопасности перед начальством сверху. И поэтому мы видим только часть картины в этом отчете. На самом деле, повторюсь, если разбирать сегодняшнюю проблематику малого и микробизнесов, реального сектора экономики, самозанятых и даже, кстати говоря, частично среднего бизнеса, вот средний бизнес, который не инкорпорирован в систему государственных взаимоотношений, как крупнейшие девелоперы или, я не знаю, банковская система, то мы обнаружим, что там тоже есть серьезные проблемы у тех средних бизнесов, которые хотят реализовывать собственные инвестиционные программы, но сталкивается либо с непониманием местных чиновников, или региональных чиновников, либо с какими-то другими проблемами. То есть, например, они просто там не в пуле, скажем так, своих предпринимателей, и им пробивать собственные проекты достаточно тяжело.

Так вот рынок труда в реальном секторе экономики, он находится, если не в катастрофическом состоянии, он находится очень в тяжелом состоянии. Нехватка кадров сумасшедшая. Вот просто нет никого: кассиров нет в супермаркеты, товароведов нет, парикмахеров нет, нет зубных врачей, медсестер, нет журналистов, нет редакторов, нет чиновников среднего и низшего звена, нет дворников. Вы понимаете, что рынок труда находится в очень печальном состоянии. Это проблема не города Сургута, это, ясно, проблема государственного масштаба, но один из способов не создавать социальную напряженность на местах и, наоборот, улучшать общественный климат – это работа с реальным сектором экономики.

Это постоянное осуществление тех или иных программ, не то, чтобы поддержки малого, и среднего, и микропредпринимательства, у нас такие программы существуют. Выйди на улицу, спроси любого предпринимателя: что-нибудь слышали о них? И естественно, 99% вам скажут, что это все для кого-то, мы не можем туда попасть. Либо условия попадания невыполнимы, и мы время, затраченное на получение этих преференций, потратим просто на самостоятельное выживание, как-то сами справимся. И что делать с тем рынком труда реальным, который есть в Сургуте, где дефицит всего и вся, я, честно говоря, не знаю. Но я допускаю, что для этого и существуют профильные работники муниципальных служб, муниципальных предприятий, региональные власти, которые должны уповать не только на «Сургутнефтегазы», а ставить амбициозную задачу буквально в кратчайший срок диверсифицировать местную экономику.

И послушайте, ведь наше предпринимательство, оно не бестолковое. Посмотрите, после введения санкций против банковской системы, просто в одночасье банки научились делать транзакции через терминалы по QR-кодам, теперь пластиковая карточка не нужна. Вот запретили западные компании через Apple Pay платить картой, на который мы могли себе в телефон просто забить и не носить с собой в кошельке физические пластиковые карты. Что делает наше предпринимательство? Оно изобретает такую систему, которую нигде я на Западе не видел, и мне кажется, они лет тридцать будут это придумывать. То есть, на самом деле, смекалка нашего предпринимателя очень резвая, очень. Наши предприниматели, невероятно приспосабливаемые к любым катаклизмам, к любым наихудшим условиям экономическим.

Если бы ответственные власти за развитие региональной и городской экономики работали вот на этом уровне с предпринимательством, ну, со смекалкой. Типа, ребят, у вас какие есть идеи? Какие у вас самые сумасшедшие идеи? Давайте обсудим, что нам надо сделать, чтобы вы росли? Они вам напишут миллиард нормальных, толковых, основанных на их предпринимательском и житейском опыте предложений. Надо брать их и реализовывать. Если их не видеть, не слышать, а просто в глуши своих чиновничьих кабинетов писать программы поддержки предпринимателей, вы ничего не поднимете. Вы будете по-прежнему молиться на «Сургутнефтегаз» несчастный, который, кстати говоря, тоже находится в своих проблемах, и не так уж сильно он рвется там, знаете, ну, не то, чтобы помогать Сургуту в частности.

Для него это, как бы это ни было печально, но это очевидно, для него это проблема не первого, не второго и даже не третьего порядка. И при любом изменении, я не знаю, в менеджменте «Сургутнефтегаза» или в его корпоративной политике, Сургут может просто не увидеть однажды своих денег на ремонт тех же дорог. И город это должен прекрасно понимать. У него должен быть какой-то вариант Б на этот случай. А мы, как наркоманы, все вот в привычной стезе находимся. А в условиях пока, в общем-то, не дефицитного бюджета, большого бюджета и формального разворота властей в сторону реального сектора экономики, надо действительно заниматься реальным сектором экономики и использовать этот момент.

Ремонт дорог

Д.Щ.: Хорошо, поехали дальше. Дорожная кампания большая была в 2023 году. Действительно такая, мощная. 300 тысяч квадратных метров дорог привели в порядок, у нас устранили колейность, ту, которая была зарегистрирована на, получается, начало 2022 года, то есть это была большая, двухлетняя программа, и теперь нужно только оперативно возникающую колейность устранять. Ремонтируют межквартальные проезды, куда нога ремонтника не ступала лет 30-40. Ремонтируют различные еще другие большие участки, которые под капремонт, там у нас улица Привокзальная и так далее и так далее. Ну, в общем, это предмет довольно большой, серьезной гордости городской администрации. В итоге, кстати говоря, на голосовании, что лучше всего получилось в Сургуте в 2023 году, именно пункт «дорожная кампания» получил от сургутян больше всего голосов.

Т.С.: Ну, факт, принимается. Понимаете, тут дело такое, у нас устройство власти так устроено, простите за тавтологию, что она как бы теряет смысл своего существования, если у нее нет авральных задач. Понимаете, она вот просто равномерно, по каждому направлению своей деятельности, идеально выполнять свои функции не в состоянии. Ну, такая вот, это надо читать от Гоголя с Салтыковым-Щедриным и дальше по списку, до современных писателей, это там все объяснено. Вот нам нужна авральность. И авральность со снегом. Тогда власть себя может проявить как заботящуюся о населении, как в штабном порядке решающая задачи.

Вот правда, Сургут чистится от снега, ездят механизмы, гудят, гремят, и это выглядит очень все торжественно. Ты как будто, знаете, на стройке какого-то гигантского завода находишься, когда на небольшом клочке земли пять «кировцев», в общем, это – да, впечатляет. И вот тоже самое с дорогами. Вместо того, чтобы, это не упрек нынешней власти, да, это наследство, но тем не менее, вместо того, чтобы когда-то однажды не допускать ожидаемого совершенно провала в качестве дорожного полотна в Сургуте, а все говорили, построив в середине или в конце 90-х годов дороги, сделав их хорошими, а мы помним, что в последние годы Александра Сидорова мэром Сургута, его личным, персональным таким портфолио, бэкграундом, что ли, главным, с которым он выходил на любую аудиторию, были сургутские дороги.

Вся страна говорила про сургутские дороги. Ездили эти московские прикормленные журналисты тут, снимали замечательные сюжеты. Все прекрасно. Но уже тогда предупреждали настоящие строители дорог, ну, не настоящие, а люди, которые в этом разбираются, что несколько сезонов, и у вас начнутся проблемы. Это полотно будет разрушаться, и вы будете вечно заниматься ремонтами дорог. И это очень опасная вещь. Потому что построить дорогу – одно. Это же надо где-то найти эти страшные деньги на то, чтобы взять и город, на тот момент в нем не было 450 тысяч населения, и даже 420 не было, а было там около 300 плюс-минус, сделать в этом городе нормальные дороги. Хорошо, нашли деньги – молодцы, власти умницы. А где вы потом будете брать деньги, требующие обязательного ежегодного их содержания? Не в тех объемах, как если бы это были правильно простроенные дороги, вы понимаете, а в гораздо большем?

Потому что выяснилось-то, что дорога-то хорошая, но хорошая она несколько месяцев в году. И разрушается она гораздо быстрее положенного срока. Не потому что она построена в условиях северного города, а потому что она построена не по той технологии, которую надо было применять в условиях северного города. Построена по оптимизированным технологическим схемам, ну и так далее. Отсюда наши колеи. Ведь никогда раньше не было колей в Сургуте. И вдруг они вот при Дмитрии Попове появились. Помним, да, эту историю? Мы с тобой как-то вели то ли с Поповым, то ли... Нет, с Поповым вот мы вели... Или с Романом Марковым. Но я помню, что вот кто-то из них сидел и прямо вот обещал: через год вы ни одной колеи не увидите. И мы их видели через год, и через два, и через три, и всегда. Потому что вдруг что-то изменилось в строительстве и асфальтировании дорог. И так каждый раз.

Находят вот эту вот технологию, по-моему, ее откуда привезли, из Финляндии когда-то, «Сларри Сил», когда делается ямочный ремонт. И у нас несколько лет муниципалитет носился просто с этим якобы ноу-хау как с чудесным спасением от всех наших невзгод дорожных. В то время, как это обыкновенная... Это технология такого, локального, местного ремонта дороги. Ну появилась выбоина. Пока вы сделаете смету, пока выйдет техника, пока вы перекроете трассу, пока вы снимете покрытие, положите новое – сколько времени пройдет? А надо сейчас, чтобы соблюдать требования по безопасности, ее там чем-то замазать. Вот для этого придумали такую замечательную, хорошую технологию. И действительно, она помогает для кратковременного ремонта, для короткого ремонта.

Я хочу напомнить одну очень интересную историю, которую мне в свое время, наверное, он меня простит, если я упомяну его имя, рассказал Сергей Кандаков – глава, владелец финансовой, строительной корпорации «Сургутгазстрой». А история была такая. Во времена руководства городом Дмитрия Попова он приходил к нему примерно со следующим бизнес-планом: он предлагал за три года полностью, вот все дорожное покрытие, которое в Сургуте...

Д.Щ.: Да, я помню эту историю.

Т.С.: ...силами трех строительных компаний поменять на новое, по новым технологиям, с заменой не только полотна, а всего, что под полотном находится. А очень часто в Сургуте под полотном находится или уже тоже вышедшая из ГОСТовских... СНИПовских сроков плита дорожная железобетонная, армированная, либо там непонятно что, в общем, какие-то старые асфальты. Они вместе с Николаем Сторожуком рассчитали бизнес-план, который бы... Он построен на следующем: они строят за собственные деньги, но под гарантии города, под определенную банковскую ставку, которую банк дает. Делают эту работу, это экономит городу в последующие годы и десятилетия колоссальные суммы денег, которые сегодня город тратит из своего бюджета в прямую просто на текущий ремонт и содержание дорог.

Это концессия, но это концессия такая, правильная концессия. Когда частник приходит и делает все сам, а город ему потом компенсирует теми же самыми деньгами, которые он сегодня тратит на содержание дорог, но только это бесконечно. За это каждый год растет как геометрическая прогрессия. Но город бы получил на раз-два, ну, если точнее, то в течение трех лет, абсолютную реформу и замену дорог. Всего дорожного полотна. Вот все, что относится к дорогам, где лежит асфальт. Вот город бы это получил. И, как в случае с нашими коммунальными сетями: с теплотрассами, с водопроводами, с канализационной системой – которые были в 90-х годах полностью заменены в Сургуте, город бы получил тоже такую же надежную дорожную систему, требующую организационно меньших усилий на поддержание и ремонт. Финансово это было бы в пределах тех денег, которые город тратил тогда на... эти цифры... тогда, по-моему, речь шла о 300 миллионах рублей в год, я могу наврать, но мы сейчас говорим о сути.

Та администрация не приняла этого предложения. Я не делаю никому совершенно рекламу, я передаю просто то, что я знаю. Я считаю, что совершенно обсуждаемый проект, интересный, и почему бы действительно пресловутую концессию не использовать вот в таких реальных проектах. Не там, где надо что-то хапнуть, отобрать, переделить и перенаправить потоки. Нет. Здесь три, по-моему, еще компания Евгения Барсова, я не помню, вот честно, но то, что это Кандаков и Сторожук – это точно были. И они готовы были, да, они готовы были на этом проекте заработать, но они бы зарабатывали просто все эти последующие годы, когда город бы с ними расплачивался по концессионному соглашению за вот эту пройденную работу. Но при этом компании бы сами несли свои банковские риски, хоть и с гарантией муниципалитета. Почему не рассмотреть такой проект. Не думаю, что это плохо, это было бы очень интересно. Город бы закрыл проблему с дорогами.

Д.Щ.: Насколько я помню, тогда Дмитрий Попов говорил, что он не может согласовать то, что город встанет даже на один сезон. Полностью встанет и вообще не будет двигаться, пока ремонтники будут все ремонтировать. Там же нужно же людям ездить куда-то, чтобы автобусы ходили, чтобы машины катались и так далее. То есть такая была мотивировка отказа вот этой истории.

Т.С.: Это, конечно же, полная отмазка. Возможно, она основана на элементарной некомпетентности муниципальных работников, которые обязаны подобный проект модерировать и отвечают за это направление городской политики. Тут еще один принципиальный момент в подобном подходе концессионном: администрирование, управленческое администрирование процессом берет на себя не муниципалитет, а частная компания. Частная компания – это с точки зрения принятия и реализации управленческих решений всегда эффективнее на порядки процентов, нежели это делает государственная или муниципальная служба.

И ответ подобный той администрации означает лишь одно: чиновники просто не поняли, о чем с ними разговаривают. Он увидел не стратегический результат чрезвычайно важный для города, он увидел очевидные технические проблемы, которые сопряжены с любым проектом. Ну, если вы хотите построить новое здание, то какое-то время вокруг этого здания будет грязь. Потому что это стройка, это котлован, это механизмы, это будет неуютно. Если вы делаете внутри вашего помещения ремонт, то сначала у вас будет пыльно, и грязно, и очень дискомфортно. Вам надо где-то спать, на какой-то кушетке в коридоре или на кухне, пока вы красите стены в своей спальне. Но потом вы получаете результат. Я думаю, что это очень серьезная проблема нашего чиновничества – они не понимают, о чем с ними разговаривают представители реального сектора, те же предприниматели. Они воспринимают же всех, ну не всех, хорошо, они воспринимают людей, которые к ним приходят с каким-то иным мнением, как странных, как желающих что-то тут поиметь, навариться, что-то там украсть у бюджета, стащить, доказать, что все кругом дебилы в администрации сидят, а вот эти вот умные.

На самом деле, все прямо наоборот. Реальный сектор экономики умнее чиновников, потому что он каждый день изворачивается, находит решения тех проблем, которые чиновники, они их не видят, понимаете. А предприниматели свои ноу-хау реализуют просто на ходу, ежедневно. У них очень высокая квалификация и как антикризисных управленцев, и как креаторов, и как создателей проекта, и реализаторов проекта. И я вообще думаю, что спасение нашей экономики, в частности сургутской экономики, в том, чтобы максимально раскрепощать реальный сектор экономики и не питать надежды только на корпоративный капитализм, который сегодня, в общем-то, мы наблюдаем в нашей стране.

Транспортная реформа

Д.Щ.: Следующий пункт программы – транспортная реформа. Говорили мы про нее с тобой много в 2023 году. И до того, как она началась, и после того, как она началась. Началась она в мае-июне, вошла в какую-то свою более-менее живую фазу. За это время у нас получилось увеличение пассажиропотока на 2 миллиона человек в 2023 году, по сравнению с 2022. Каждый день сургутяне совершают 70 тысяч поездок на общественном транспорте. Ну и, конечно же, это вызвало определенное недовольство. За 2023 год в «СПОПАТ» поступило более 4 тысяч обращений от граждан, но сейчас уже поток жалоб иссякает. Процесс модернизации, корректировки маршрутов продолжается безостановочно, и администрация обещает, что это будет продолжаться так же. Ну и плюсом, мы ждем не дождемся, скоро появятся 40 новых автобусов – это почти на треть увеличит парк «СПОПАТа», и как-то позволит этой реформе дальше продолжаться. Ну, про то, что она необходима, и мы с тобой говорили, и сам Андрей Филатов еще раз об этом сказал в ходе своего отчета.

Т.С.: Очевидно, что транспортная реформа – это проект очень смелый для сургутской администрации, отважный даже. И то, что за него взялись – это великолепно, и здесь можно честно рукоплескать нашей мэрии. Но. Сегодня уже можно говорить не только о ее достижениях очевидных, но и некоторых недостатках, может быть, даже и серьезных недостатках. Ну, я провалом не назвал бы это, потому что это не провалы, но это недостатки, которые можно как-то корректировать. Сначала о цифрах. Плюс 2 миллиона пассажиропотока в 2023 году, надо понимать, это результат, первый результат данной транспортной реформы в городе Сургуте. Или это результат увеличения численности населения за счет миграционных 25 тысяч. Ты какую цифру называл, в начале у нас была?

Д.Щ.: Там было плюс 9 тысяч миграционного прироста.

Т.С.: 9 тысяч, вот. Сколько эти 9 умножаем… там какой-то есть алгоритм, сколько эти 9 тысяч наездили из этих двух миллионов.

Д.Щ.: Знаешь, я думаю, что эти 9 тысяч заселились в те районы города, в которых раньше ни один автобус не заезжал. Там были сплошные одни маршрутки, и поэтому вот эти 9 тысяч как раз начали ездить благодаря этой самой транспортной реформе.

Т.С.: Да, конечно. Поэтому... Нет, это не отменяет, вообще никак не умаляет значение транспортной реформы. Более того, выдавливание с рынка маршруток и замещение их качественным общественным транспортом – это исключительно правильно, и здесь никаких двух мнений быть не может. Вообще, маршрутки – это зло. Абсолютное зло. А маршрутки в том виде, в котором они существуют в России и в Сургуте в частности – это просто, это преступление, я не знаю, это какой-то терроризм против населения, понимаете. Этого не должно существовать в цивилизованном месте, каковым считает себя город Сургут. Вот и все, и точка. Ну ладно.

Я так хочу сказать, все слова про транспортную реформу сказаны, и их еще будет говориться много. Но вот теперь то, что вот я, мое личное ощущение после анализа и после изучения очень многих сотен критических стрел в адрес этой транспортной реформы, я бы хотел от себя одно замечание, конечно, высказать. Я был очень удивлен тому, что в рамках этой транспортной реформы был уничтожен сквозной 1-й маршрут. Что такое сквозной маршрут? Во всех, ну, не во всех, но хорошо, в нормальных, а я надеюсь, что Сургут хочет транспортную систему нормальную построить у себя, в нормальных транспортных муниципальных системах, в мегаполисах, всегда обязательно существует как минимум один так называемый сквозной маршрут, который пересекает город, вот просто полностью: с одной его абсолютно самой крайней точки до другой.

Таковым маршрутом всегда был маршрут номер 1. «Единица» так называемая, которая от поселка Гидростроитель, кто знает, это там за Черный Мыс, еще дальше, вот за завод железобетонных изделий, и вот она через все-все-все, через Мелик-Карамова, Энергетиков, дальше она там уходила, куда там, через Набережную, все эти Энтузиастов и до конечки на НГДУ приходила. Тогда, в 80-е годы, это были две крайние точки города Сургута, потому что Сургут был очень узким городом. За это время Сургут стал шири немножко дальше. То есть у нас уже НГДУ – это не конец города Сургута, а он туда чуть ли не до Белого Яра уходит. Но вот этот 1-й маршрут нельзя было убирать по нескольким причинам.

Во-первых, это просто исторический маршрут. Знаете, есть вещи, которые простой логикой не объяснишь, но они очень хорошо работают на сознание общества. И вот наличие того самого 1-го маршрута, той самой «единицы», ну, это просто, во-первых, ничего не стоит городу, потому что автобусы все равно ездят по этим улицам, а во -вторых, это приятная такая фишка, которая добавляет городу Сургуту его дефицитных каких-то старожитностей, понимаете. Вот ну нет их, что вам стоило просто. Ну, а во-вторых, если более подходить к этому технологично, сквозной маршрут как раз позволяет нацеплять на него, как на гирлянду лампочки, дополнительные маршруты, чтобы там уже делать какие-то пересадки на другие линии. Но вот эта вот «единица», она просто очень классно работала.

Я не человек, знаете, коммунистических взглядов, но я очень часто привожу в пример именно коммунистическую эпоху. На примере города Сургута очень легко показывать, как советская власть разумно проектировала с нуля новые жизненные пространства. Вот город Сургут в этом плане вообще-то хрестоматийный пример, и было бы неплохо кому-нибудь из разбирающихся людей в этом написать какой-нибудь учебник или как минимум книжку. И мы много говорили о том, как правильно коммунисты спроектировали наши жилые кварталы. И вот транспортная система, при всей ее физической неопрятной работе, когда ни один автобус не ходил по расписанию, люди жили на этих остановках, но маршрутная сеть была маршрутной сетью. И любой, кто в Сургуте вырос, прожил там много лет, он это подтвердит.

И вот «единица», она была прекрасным маршрутом, она соединяла город насквозь, по всей его, скажем так, горизонтальной оси с востока на запад. И я бы очень рекомендовал этот маршрут вернуть, может быть, его даже надо удлинять, может быть, его можно окольцевать, потому что теперь с Гидростроителя можно через Финский, через уже ГРЭС – понятно, да, и через такое огромное кольцо вернуться. Можно сделать его кольцевым, но он точно так же соединит город Сургут, теперь просто фактически по двум осям. По южной, скажем так, вдоль берега Оби, Бардаковки и так далее, он так и шел, кстати говоря. И где-нибудь там на севере, через наши новые жилищные районы. Это была бы очень хорошая идея. А все остальные замечания, пусть они в каком-то рабочем режиме отрабатываются, и пусть реформа закончится очевидным успехом и удачно для всех горожан.

Жилищная политика и благоустройство

Д.Щ.: А может быть, не закончится, будет продолжаться. Да, хорошо. У нас было в Сургуте две программы, ну, точнее, есть до сих пор еще две программы расселения ветхих, аварийных домов. Одна из них про дома, которые были до 2017 года признаны таковыми, другая – после. Но так или иначе, обе эти программы должны к середине 2024 года закрыться. То есть все ветхие дома будут расселены, все люди получат свои ключи от новых квартир, все они будут снесены, те ветхие дома, которые нужно снести. На их месте будут появляться какие-то новые. К этому делу подключаются уже наши девелоперы, они по программам комплексного развития территорий будут эти все микрорайончики или райончики застраивать заново. Ну и благодаря, собственно говоря, округу, округ дал очень много денег на то, чтобы как раз купить много квартир и эти все дома расселить. Вот такой вот у нас веселый процесс в этом плане происходит.

Т.С.: Я бы уже на тему пресловутого расселения тех или иных категорий заканчивал бы разговоры.

Д.Щ.: Ну, мы очень много посвятили этому времени, конечно.

Т.С.: Мне кажется, надо снять этот вопрос с повестки дня. Нет, ну мы говорили о том, что, опять-таки, эта тема жилья для российской власти любого уровня – ключевая тема. На теме жилья, создания доступного жилья, переселения всех в свои квартиры советско-российская власть работает успешно, пиаровски работает успешно со времен Сталина. И творчески это Никита Сергеевич Хрущев, конечно, развил своим заявлением о том, что к 1980 году каждая советская семья будет жить в собственном жилье. Потом Михаил Сергеевич Горбачев... В общем, все это мы знаем. При этом действительно, государственных ресурсов на расселение людей, на предоставление им комфортных условий жизни, государство во все времена тратило колоссальные деньги. Разными способами, разными экономическими схемами.

Например, вот Брежневу ставят в величайшую заслугу то обстоятельство, что он переселил 60 миллионов человек в, ну, фактически в личные квартиры. Они хоть и были государственной собственностью, в личные квартиры. Да, эта цифра звучит феноменально, за что ему большое спасибо, но на самом деле он строил это жилье за счет тех денег, которые отбирал у рабочих, у работающих людей в виде заработной платы. Вот и все. То есть там недодали, а тут переделали. Но что опять-таки неплохо, потому что деньги все-таки пошли на пользу рядовым гражданам.

Вот сейчас, в наши последние там лет 15-20, государство активно застраивает страну доступным так называемым жильем с помощью льготных ипотечных механизмов. То есть это было до недавнего времени, эта лавочка закрыта. И теперь государство, я не знаю, что оно услышало наконец отчаянные вопли экспертов, и оно теперь загоняет людей в такую же доступную ипотеку, так называемые фермерские кредиты на строительство индивидуального жилья. То есть произошло это счастье.

В Сургуте в частности рынок квартир, рынок продаж квартир остановился. Ну он очень вялый, то есть там речь идет о... В январе, например, кратно меньшие продажи, чем до этого были. Не кратно в десять раз, а в десятки раз. Ипотека подорожала, все эти социальные программы сворачиваются, город перестает выкупать у крупнейших застройщиков квартиры под расселение. И все, что касается массовых жилищных кварталов, о которых мы очень часто говорим, которые стали притчей во языцех, все это сейчас ждет интересные трансформации. Будем наблюдать за этим, как говорится.

А вот то, что государство теперь стимулирует население покупать землю и строить на этой земле индивидуальные дома – это интересно. Правда, здесь тоже государство поступает не очень разумно с точки зрения перспективы, потому что речь не идет о качественных девелоперских разработанных проектах, где люди под льготную ипотеку могут взять в организованном поселке, в организованном квартале или микрорайоне, если говорить о городских территориях, участок, и проверенный девелопер ему будет строить. Нет. Сейчас пока все достаточно дико выглядит. Человек может взять под 3% вот эту вот ипотеку фермерскую, купить на нее землю и нанять в качестве подрядчика ту строительную компанию, у которой есть соответствующая лицензия. Это может быть любая компания с рынка. Для людей хорошо. В чем опасность? Мы можем теперь увидеть Шанхай не высотный, а Шанхай плоский. Когда кто во что горазд начнет строить себе дома.

Как пример отрицательный в Сургуте можно привести подобное строительство на Черном Мысу, где люди старые участки покупали, сносили деревяшки, строили кто во что горазд, там какие-то ужасы понастроены. Вот это может повториться. Только теперь может повториться в самых неожиданных местах. Соответственно, если мы решили проблему переселения людей в Сургуте, и слава богу, и молодцы все, кто это сделал: муниципалитет, регион – все, спасибо большое. Давайте теперь людям, которые хотят строить свои дома, создавать условия для культурного процесса, а не для дикого. Вот тут вот должен муниципалитет, конечно, со своим Департаментом архитектуры и градостроительства очень много думать головой, искать новые технологии, новые варианты организации этих поселков, и делать эти поселки действительно посёлками, а не Шанхаем, где каждый может огородиться своим забором знать не знать, что там за этим забором происходит. То есть это должна быть, конечно, культурно-городская территория, где люди будут капитализировать свои инвестиции, а не терять. Пока, кстати, в Сургуте рынок частного жилищного сектора деградирует. Люди продают свои дома за цены, которые не отбивают те инвестиции, которые были туда вложены в свое время. Это тоже тенденция, над которой надо муниципалитету думать и ее как-то исправлять.

Д.Щ.: Благоустройство идет активно. Ремонтируются дворы, ремонтируются общественные пространства: там у нас парки, небольшие скверы, большие скверы, там у нас создается пешеходный маршрут «Сургутский кремль», который у нас появится к июню 2024 года – это будет у нас дата к 430-летию города Сургута, ну, и так далее и так далее. В общем, благоустройство кипит. Что нам по этому поводу думать?

Т.С.: Благоустройство – это всегда хорошо, правильно?

Д.Щ.: Конечно.

Т.С.: И любая свободная копейка в бюджете должна направляться на благоустройство. Но под благоустройством я бы понимал не только работу в земле, то есть создание парков или высадка деревьев, скверов каких-то. Вот если бы наш муниципалитет понял, наконец, что тот путь, который чрезвычайно успешен и показывает фантастические социальные итоги во многих городах мира, я не знаю, типа Барселоны, Бильбао, Берлина или Москва, Краснодар, Иркутск, Казань, Тюмень, Екатеринбург, частично Питер, Ижевск, Суздаль. В чем принцип этот заключается? Когда благоустройство, связанное с рекультивацией земельных участков, комбинируется с градостроительством. Когда в благоустройство внедряется еще и архитектура. Не малые архитектурные формы, а именно архитектура.

Когда ты идешь по какой-то городской территории, по какой-то там площади, и вдруг ты входишь в некое строение, в некий павильон, выходишь из него – это понятно, как это, это вот так вот работает во всем мире. Какие-то там пассажи, какие-то галереи. Они могут быть просто галерея торговая. Зашел в одном месте, вышел в другом месте, а ты уже прошел какую-то часть городского пространства. А все это вместе создает некий парк. Ну, как пример, кстати говоря, парк «Зарядье» в Москве, который сначала был, в общем-то, охаян даже, но в целом и общем по прошествии, там уже 10 лет, по-моему, прошло, он стал очень интересным рекреативным пространством, где улица переходит в помещение и назад, и вот это вот все такое волнообразное. Оно так и выглядит, кстати, как-то так вот рельефно даже, как волнообразно.

Вот этот опыт надо внедрять, и чем быстрее, тем лучше. Тогда Сургут станет городом еще более... я чуть не сказал «интересным» – нет, знаете, город не интересен с точки зрения архитектуры, но еще более благоустроенным. Но пока мы что имеем? Мы имеем, я считаю, очень хороший опыт вот этого катка и вот этой площадки перед «Газпромом» на так называемой центральной площади города Сургута. Мы имеем хороший опыт с парками «Кедровый луг» и за Саймой, ну, при всех издержках, но не важно. Мы имеем очень хороший еще один опыт, основанный на частной инициативе предпринимателя, как и вот этот каток возле «Газпрома», в пойме перед, ну, где у нас эта вот развилка, Югорский Тракт, улица Энергетиков выходит, где вот водоем этот сделан рекреационный. Очень крутая штука. Такого надо делать больше.

Но и, я говорю, надо уже научиться нашему Департаменту архитектуры интегрировать архитектуру в природно-уличную среду и наоборот. Это должна быть архитектурная политика современная. Товарищи, 2024 год XXI века на дворе, тут уже столько архитектурных практик реализовано, что просто надо их брать и делать. А вообще, я знаете, что хочу сказать. Вот хожу по Сургуту, он самый благоустроенный у нас зимой. Вот он чистенький, блестит, все прекрасно, все снег скрыл. До марта-месяца вот этот кайф будет продолжаться, и я бы из этого тоже какую-то фишку делал туристическую. Я однажды писал несколько лет назад статью на эту тему, почему бы Сургут не делать каким-то туристическим центром, вот именно зимним. Там летом все понятно.

Д.Щ.: Ну да-да, это очень хорошо.

Т.С.: А зимой, я вам хочу сказать, что это очень большой дефицит – видеть белый снег, белоснежный снег, искрящийся. И это дефицит, люди на это ездят в какие-то Лапландии, в какие-то Аляски, в какие-то Антарктиды. Вот тебе Сургут, вот Сургутский район, из этого можно делать фишку. А оно, в свою очередь, потянет и благоустройство, и инвестиции, и качественную демографию. Понимаете, да, как все связано.

Д.Щ.: Ну что ж, у нас время наше подошло к концу, мы будем завершать. Спасибо большое. Ставьте лайки на Youtube, смотрите нас там и читайте нас на siapress.ru. И до новых встреч, через неделю снова увидимся, поговорим о важных вещах. До свидания.

Т.С.: Да, спасибо всем, друзья. Всем пока.



02 февраля в 08:43, просмотров: 2632, комментариев: 4


Комментарии:
Уважаемые Тарас и Дмитрий!С удовольствием прочитала ваш "перевод" на городскую жизнь отчета Андрея Филатова.С интересом прочитала концессию трех строителей для отличных дорого города.Задумка -финансово затратная,но в плюсе были бы не только три фамилии,но и жители города.Не суждено.А вот лучшей концессией обладает господин Ганин-построил дворец и сдает его чиновникам за 70 млн.При этом оплачивают налогоплательщики,которым каждый год говорят о ремонте здания на Маяковского.Про новые школы-Артем Кириленко уже о провале запуска школы в 20А микрорайоне отчет составил.Так что,мощности старых школ и терпение учителей-восхищает.К тому же.Школы необходимо строить с инклюзивным образованием.Но и загадочная (для меня лично) агломерация-дополнительный источник дохода при красочном договоре любой инвестиции.Могу ошибаться.И,конечно,вас не удивили цифры про новых бизнесменов в день (!) по 20 человек,Значит,все отлично.Будем думать,действовать и трудиться на благо города!
Alkonowa1ow
Изучая отчёт Главы города за 2023 год, невольно возникает вопрос:
«А это действительно отчёт Главы муниципалитета?
Или это статистический отчёт Сургутской госстатистики, что была некогда на 30 лет Победы и которой каждое предприятие города обязано было представлять статистический отчёт (годовой, квартальный) .
Вот собрали эти органы статистики со всех предприятий города, включая ПАО «СНГ», ГК «Сибпромстрой» и ещё десяток- другой крупных и средних предприятий города и может МСП, разложило их по полочкам:
- вот вам инвестиции,
- вот рост населения,
- вот труд и занятость,
- вот дороги,
- вот рождаемость,
- вот перевозки городскими автобусами,
- вот ремонт дорог,
- вот строительство жилья и благоустройство.
Сделали из этого огромного массива статистической информации «выжимку» для отчета Главы города и велкам получился каркас отчета Главы города на городской Думе об итогах работы 2023 года.
Такими отчетами некогда баловались первые секретари Горкомов, Окружкомов и обкомов КПСС. Оно и понятно было.
Ибо они были «руководящей и направляющей силой» всех и вся, в том числе ПО «Сургутнефтегаз».
Конечно те 20-30 аппаратчиков из Сургутского горкома, что сидели на 4-м этаже по Энгельса, 10 много не наработали, но у них было 17 тысяч партийцев, которые работали во всех предприятиях и организациях города, что составляло наверное до 30% трудозанятых в в Сургуте к концу 80-годов.
А какое отношение имеет ГА к всем этим показателям ПАО СНГ и других градообразующих предприятий за 2023 год?
Какой вклад 700 чиновников ГА внесли в эти показатели за 2023 год?
Ведь ГА тупо получает с градообразующих предприятий и населения налоги и тратит их.
Вот и вся суть работы городской администрации.
А вот как потратили эти 40 млр бюджетных рублей в 2023 году для обывателя было бы гораздо интереснее, чем те 50 млр инвестиций или там 162 млр рублей инвестиций за три года.
А так собрано всю статистику до кучи, а чем занималась конкретно ГА администрация и что она сделала в 2023 году из отчета не понятно.
Прений по отчёту Главы города по традиции не открывают.
Оценку работы ГА по регламенту Думы давать не принято.
Отчёт Главы города Андрея Филатова, судя по всему, «принят к сведению».
Занавес.
Alkonowa1ow
А восстановление автобусного маршрута «единица» - это не только дань уважения истории города, но и восстановление Главного магистрального автобусного маршрута города, к которому должны «пристёгиваться» все остальные городские маршруты. Для этого маршруте «единица» нужно организовать не мене 3-4 транспортно- пересадочных узлов (ТПУ).
И обязательно пустить на этот маршрут автобусы большой вместимости, желательно автобусы-«гармошки».
Пора заканчивать с организованным реформой хаосом, где непонятно:
- где магистральные маршруты,
- где второстепенные,
- где транспортно- пересадочные узлы.
Ибо введение пересадок без магистральных маршрутов и ТПУ это организованный хаос.
Alkonowa1ow
100 млр рублей, выделено Санкт-Петербургу для обновления городского общественного транспорта, по поручению Президента РФ Владимира Владимировича Путина.
И там не говорят о какой-то реформе, как приехавшие в Сургут деятели из сферы городского общественного транспорта из ООО «ОТСлаб».
Там речь идёт об обновлении общественного транспорта, при сохранении всех маршрутов автобусов, троллейбусов, трамваев и метро.
Обновление общественного транспорта произошло недавно и в Южно-Сахалинске.
Однако странно, чтобы в Сургуте вместо обновления общественного транспорта чиновники начали с реформы маршрутной сети.
Хотя требовалось именно обновление автобусного парка СПОПАТ и увеличение количество новых автобусов на городских маршрутах.
Эта реформа несколько напомнила латание «тришкина кафтана», когда когда Тришка обрезал рукава и фалды кафтана чтобы сменить износившуюся одежду. А у нас, чтобы запустить маршруты в новые городские микрорайоны резали по живому старые автобусные маршруты.
А по идее, Сургуту, как и СПб, необходимо было выделение всего 10 млр рублей, чтобы провести полноценную реформу и обновление городского общественного транспорта.
Между тем эти 10 млр рублей съели наши мегастройки века: НТЦ с набережной и 2-й автомобильный мост-дублёр 1-го автомобильного моста имени В.Ф. Солохина.
А городской общественный транспорт для проведения реформы и обновления городского общественного транспорта получил «с горем пополам» 10% от того, что требуется для решения многих проблем городского общественного транспорта, который согласно отчета Главы города Андрея Филатова накопились почти за 20 лет.
Грубо говоря, наш СПОПАТ «варился в собственном соку», «реформируя» лишь топ-менеджмент головного перевозчика СПОПАТ.
Но и сегодня ситуация почти не изменилась. Потому что новый Гендиректор СПОПАТ Александр Попов «определил себе оперативную задачу»:
-«обеспечить выпуск городских автобусов на линию и обеспечить соблюдения графика движения общественного транспорта».
А бывший Гендиректор СПОПАТ и нынешний советник Главы города Андрея Филатова Кирилл Киселев тоже «определил себе оперативную задачу»:
- «обеспечить взаимодействие между СПОПАТ и органами власти в углублении реформы городского общественного транспорта».
Кажется, что первые шаги новоиспеченных Гендиректора СПОПАТ и Советника при Главе города в определении «оперативных задач» по углублении реформы городского общественного транспорта это до боли знакомые «банальности», за которыми скрывается отсутствие тех действительно ожидаемых обывателями оперативных и стратегических задач по улучшению работы СПОПАТ и всех перевозчиков на городских маршрутах.
Но если в СПб губернатор города Беглов тупо попросили 100 млр рублей, то Глава города Сургут решил обойтись без миллиардов рублей и решить задачи помощью «артистов и иллюзионистов».
Показать все комментарии (4)

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт

	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL
	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL
	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL

	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL

Топ 10

  1. ​В отставку ушел ветеран госслужбы Югры Александр Скурихин. Куда он переходит, и что будет с департаментом внутренней политики 773
  2. ​В Тюменской области реализуют импортозамещающий проект по производству чековой термоленты 608
  3. ​Уютная среда убежала от дикарей 583
  4. ​В Тюменской области стартовали ремонтные дорожные работы 576
  5. ​Из Тюмени отправился второй добровольческий отряд для проведения работ в зоне паводка 557
  6. ​Соревнования по триатлону IRONSTAR впервые пройдут в Тюмени 548
  7. ​Крыльцо мэрии Сургута отремонтируют за 20 млн рублей 536
  8. ​Тренер из ХМАО получила условный срок за ЧП с ребенком в бассейне 392
  9. ​Мотоциклист наехал на 12-летнюю девочку в Югре 391
  10. ​Строительство новой подстанции стартовало в Белом Яру 378
  1. Депутат Госдумы предложил ввести в школах уроки целомудрия 4769
  2. ​Чистый источник 2234
  3. ​Купаться в ХМАО можно лишь в пяти водоемах 2153
  4. ​Костры рыбацкие горели… 2144
  5. Время, вперёд! 1992
  6. ​СберСтрахование объединила защиту от кибератак и экорисков в одном полисе 1989
  7. ​Рейсов из Сургута в Сочи станет больше 1797
  8. Имя нового мэра Сургута станет известно 1 июля 1704
  9. Сургутян приглашают на «Ночь музеев» в исторический парк 1648
  10. ​Сургутянин погиб во время пожара на дачном участке 1633
  1. ​Как отпразднуют День Победы в Сургуте 13991
  2. Короткая рабочая неделя начнется в ХМАО с небольшого плюса и северного ветра 5929
  3. ​17-летний вартовчанин подозревается в убийстве мужчины 5887
  4. ​Рыбаки, сворачивайте сети — в Югре начинается весенний нерест 5472
  5. ​Экс-мэр Сургута стал советником Комаровой 5408
  6. ​Чье имя всуе 5399
  7. ​В Пыть-Ях приехали участники «Битвы экстрасенсов» 5304
  8. Депутат Госдумы предложил ввести в школах уроки целомудрия 4769
  9. Однако начиналось всё с маслобойки… 4620
  10. ​В Сургуте «Яндекс Карты» начали показывать движение автобусов 4209