16+
	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL
Больше новостей
Больше опросов

​Приехавшие за последние 15 лет в Югру люди не дали такого же нового экономического роста, который сделали специалисты первой волны освоения севера

Почему в Югре одновременно высокий приток мигрантов и дефицит кадров

​Приехавшие за последние 15 лет в Югру люди не дали такого же нового экономического роста, который сделали специалисты первой волны освоения севера
Фото pixabay.com

В Югре складывается немного парадоксальная ситуация – с одной стороны, в округ продолжается активный миграционный приток населения, но, с другой, наблюдается дефицит кадров, причем даже не самых квалифицированных. Хотя, казалось бы, в Югру как раз должны ехать за лучшей долей, которая добывается трудом. В чем причина и что с этим делать, обсудили ведущие проекта «О чем говорят» Дмитрий Щеглов и Тарас Самборский.

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели и читатели siapress.ru. Меня зовут Дмитрий Щеглов, я обозреватель этого портала. Издатель газеты «Новый Город» – Тарас Самборский – на связи. Привет, Тарас.

Тарас Самборский: Привет, Дима. Привет всем, друзья, как всегда.

Д.Щ.: Поговорим сегодня про интересные вещи. Тут у нас будет не такая, не прямо актуальная повестка, а скорее наши вечные вопросы, но в настоящий момент у нас такая ситуация сложилась. Мы сейчас будем говорить про рынок труда, про кадры, и в частности, мы здесь очень много говорим о том, что Югра серьезно прирастает миграционно. То есть у нас, конечно, есть и естественный прирост, но кто-то из Югры уезжает, как правило, это многие квалифицированные специалисты: кого-то пылесосит Москва, кто-то в Тюмень, кто-то еще куда-то. В то же время, есть активный миграционный прирост, и который там тоже пополняет каким-то образом, в том числе и кадровый потенциал нашего региона.

Но. Как ни странно, в Югре наблюдается ситуация на рынке труда, которая, скажем так, она граничит с дефицитом. То есть она не характеризуется как прямо дефицит кадров, но она находится очень недалеко от него. То есть там, например, тот же Headhunter, ну, или он же HH.ru, как они себя сами называют, приводит статистику о том, что в Югре приходится на одну вакансию 3,5 резюме, а не 4,4. То есть 3,5 – это означает, что это дефицит кадров. Это вот прямо в среднем по России. В Югре приходится 4 резюме на одну вакансию, и это, ну так – более-менее, но все равно не очень хорошо.

Кого не хватает: продавцы консультанты – 12% от общего объема вакансий; менеджеры по продажам – 8%; водители – 7%; курьеры, операторы call-центров, машинисты – там по 3%. Ну и в общем синие воротнички тоже у нас в дефиците. То есть те, кто работает руками – всякие там сварщики и так далее и так далее, можете представить, именно рабочие профессии. Вот такая вот парадоксальная ситуация. Вроде бы у нас такой приток, в том числе и не всегда квалифицированной рабочей силы, то есть те, кто как раз могут работать, например, продавцами и водителями, и многие из них так и работают, но все равно у нас наблюдается дефицит. Как эта ситуация, как ее можно оценивать, как ее можно комментировать – давай вот мы с тобой и обсудим.

Т.С.: В целом мы наблюдаем острейший кадровый дефицит практически во всех отраслях, и не только в Югре, я полагаю, во всей стране.

Д.Щ.: Да, во всей.

Т.С.: Но раз рассматриваем наш регион, то будем пытаться ограничиваться Югрой. Дефицит в нефтянке, дефицит в медиа-сфере, дефицит в медицине, в образовании, в управлении гражданском, о чем мы говорили неделю назад на примере того же кадрового голода в Департаменте архитектуры и градостроительства. И надо полагать, что дефицит профессиональных, высококвалифицированных, да и просто квалифицированных кадров основывается на ряде каких-то исторических факторов, ну, исторических, в смысле, наблюдаемых в последние... Период новейшей истории страны, когда, с одной стороны, система профессиональной подготовки кадров, то бишь система высших учебных заведений, специальных учебных заведений, техникумов всевозможных, профессиональных училищ, скажем так, пострадала, если деликатно выражаться. И из-за краха советской системы образования, и из-за последующего хаоса во многих управленческих сферах, да и, в общем-то, в целом по той причине, что в России капитально снизился образовательный потенциал, над чем, кстати, сейчас, понимая эту проблему, власти пытаются как-то думать, что-то там решать, но многие эти решения носят больше какой-то такой, политиканский характер, но это тема для другого разговора.

Д.Щ.: Но в округе очень-очень много внимания уделяют именно рабочим профессиям. Там сейчас включили программу, которая позволяет сжато и ускоренно готовить именно рабочие кадры, то есть там чтобы, условно говоря, не за три года, а за два, или там не за два года, а за один, но чтобы быстрее люди обучались, и быстрее выходили на рынок труда. То есть они там это понимают, и этим озабочены как минимум.

Т.С.: Это прекрасно, прекрасно. Но, опять-таки, это политика оперативного устранения проблемы. То есть округу, который в общем-то, напомним, является индустриальным центром страны, действительно надо что-то делать с рабочими специальностями. Потому что отсутствие рабочих специальностей, квалифицированных рабочих во всех перечисленных и не перечисленных сферах будет приводить к снижению регионального валового продукта. И, соответственно, к ухудшению экономической ситуации в целом, и социально-экономической ситуации в целом в регионе. То, что власти региона находят и нашли уже решение, оперативное решение проблемы – ну, прекрасно. Но в данном случае власти занимаются решением своей проблемы.

Потому что мы уже столкнулись с последствиями того, о чем я сказал: планомерного уничтожения, может быть, не сознательного, я здесь без обвинительного вектора, качественной, достаточно качественной системы советского профессионального образования, советской профессиональной ориентации. Вот прошло чуть больше двадцати лет, ну тридцать лет возьмем, и мы получаем закономерный результат.

Дальше идем. На этом фоне большинство регионов, и прежде всего, богатые регионы, к каковым относится Югра, все эти годы проводили очень рискованную, скажем так, демографическую политику. Она заключается в том, что, как все прекрасно знают и видят, в эти регионы ударными темпами привлекалось новое население. Опять-таки, мы много говорим на эту тему, и для той же Югры, для тюменского севера, для Сургута не является чем-то новым резкое увеличение численности населения, стремительное развитие административное, индустриальное и так далее. С началом нефтяной эпохи тюменский север и большинство его городов очень быстро выросли в своих размерах, объемах, в численности населения, но и в качественном населении.

Вот это был очень важный момент – кто ехал на северные комсомольские ударные стройки, кто ехал на освоение северных месторождений, кто ехал создавать гражданскую инфраструктуру, обеспечивающую такое бурное, быстрое развитие севера как нового индустриального центра страны и даже Европы. Ехали очень хорошо обученные нефтяники, инженеры, энергетики, дорожники, врачи, медсестры, учителя, я не знаю там, секретари райкомов, ну, и так далее, управленцы. На все это работала система огромного государства, и она работала очень планово и стабильно. И вот почему то, что сейчас предпринимают окружные власти вот с этими рабфаками, когда срочно за короткий промежуток времени надо быстро переучивать огромные массы людей, давать им хоть какую-то квалификацию, чтобы они попадали в рынок труда.

Решение антикризисное, решение правильное, но и з слова «антикризисное» и следует, вообще чем они занимаются. Они занимаются решением проблемы, которая уже создала, привела к кризису. А мы могли бы это дело проскочить, и на примере города Сургута видно очень хорошо, как, пожалуй что, только профессиональный колледж наш сохранился усилиями, единственно подвижничеством его руководителя. А так бы он пропал точно так же, как очень многие специальные учебные заведения по всей стране. Они либо совсем закрылись, либо маргинализировались настолько, как учебные заведения, что ни один здравомыслящий человек не пошел бы туда учиться. Вот, собственно, и все. В этом плане Югра не является чем-то новым. Но теперь подходим к нашей сегодняшней проблеме. Казалось бы, город Сургут. Вот 25 лет назад – 250 тысяч населения, сегодня почти 450, ну, я думаю, больше, но официальная статистика говорит, что где-то вокруг.

Д.Щ.: Ну да, официальная около 425, но скорее ближе к 450.

Т.С.: Мы предполагаем, что с учетом родственников мигрирующих жителей, конечно, больше. Наверное, все полмиллиона мы имеем. Ну вот вам, смотрите, как много приехало к вам таксистов, кассиров, продавцов, грузчиков, дворников, охранников. Чего вы не формируете рынок труда из этой огромной массы нового населения? Видимо, нельзя сформировать рынок труда из этой массы населения, потому что она не отвечает каким-то базовым квалификационным требованиям рынка.

Значит, нет образования, значит, кроме умения физически нажимать на две или три педали, переключать скорость в автомобиле своем дешевом, крутить руль влево-вправо, особых навыков у этих водителей нет. И мы, кстати, видим кризис рынка перевозок такси, пассажирских перевозок, который, скажем так, имеет тенденцию стать профессиональным рынком. Если бы власти регулировали вот этот сегмент, создавали какие-то городские приложения, как во многих городах мира это делается, то сегодня на рынке такси, который как будто бы доступен – позвонил, через секунду к тебе машина приехала – на самом деле, это, конечно, хаос, и это очень серая зона и очень криминализированная. Ну, скажем так, как сегмент экономики, которой мы пользуемся повседневно, не очень приятная, вот чисто даже эстетически. Ну, решила проблему перевозки пассажиров в северном городе в такси.

А если уже брать выше квалификацию – водитель автобуса, водитель спецтранспорта, водитель технологического транспорта в крупных предприятиях, механизаторы там какие-нибудь, ну, у нас не механизаторы, но у нас операторы тракторов, башенных кранов – где эти все специалисты? Вот они пятьдесят лет назад, шестьдесят лет назад, когда Сургут застраивался, они были. Они ехали целыми эшелонами с большой земли, с настоящими дипломами в кармане. А сегодня их нет.

Где не просто девушка на кассе алкомаркета, а квалифицированная, отучившаяся хоть на каких-то торговых курсах в каком-то торговом училище специалист, который мог бы завтра стать завидущим зала, или снабженцем, или директором торгового центра? Нет. И мы обнаруживаем, что вот эта огромная масса людей, прекрасных людей, они приехали в Сургут и в Югру за лучшей долей – это их естественное, правильное, человеческое стремление. Они должны обеспечивать свои семьи. Но вся эта масса людей не дала нашему региону такого импульса в экономическом развитии, какой наш регион и весь тюменский север получили в первые годы освоения севера.

Вот это вот должно заботить федеральные власти. Они должны понимать, каким образом, раз уж вы создали подобный миграционный поток, который привел к тому, что в сибирском, казацком, русском городе Сургут несколько лет подряд самое популярное имя, самое массовое имя при новорожденных – Мохаммед является, если вы создали подобный поток миграции, переориентировав строительную отрасль под обеспечение этого потока, и с помощью этого потока вы сумели наполнить свои бюджеты муниципальные, то следующей задачей вы должны были видеть, что будет дальше. Как теперь обрабатывать в чисто гуманитарном плане запрос от этой массы населения на жизнь. Но вот мы видим, не хотят эти люди работать в тех сферах, где сегодня Югра объявила о кадровом дефиците. Может быть, они и не хотят, кстати, умеют, но не хотят. Может быть, девочке-кассиру в алкомаркете важнее...

Д.Щ.: Может быть, хватает просто.

Т.С.: А может быть, ей надо воспитывать восемь детей, и она не видит никакой перспективы делать карьеру в том социуме, в котором она сегодня находится. Этот социум лучше, например, чем, я не знаю, ее социум в Киргизии, или в Таджикистане, или в каком-то бедном регионе России. Но это не тот социум, где можно делать карьеру. Хотя мне известны случаи, когда прекрасные люди из Таджикистана, например, покупают квартиры, меняют автомобили дорогие. Они работают на ста работах, и они растут, они умницы. Но таких единицы, и они пробиваются своей волей. Мы же говорим о серьезном социальном явлении – смена населения одного трудового качества другим населением, другого трудового качества. Мы же много об этом говорим, к чему может привести подобное замещение населения.

Люди, которые имеют образование, имеют квалификацию, стараются уезжать из Сургута и даже из Югры в другие регионы, в том числе по причине более уютного для них климата. Но, если бы последние двадцать, двадцать пять лет наше регион создавал бы такую экономическую ситуацию для реального сектора экономики, а не только для нефтяных корпораций, не только для корпораций ТЭКа, где можно было бы делать долгую, продолжительную карьеру, и, вероятнее всего, не в одно поколение, то вот подобный процесс вымещения одного населения другим, он бы был более, наверное, медленным, не таким стремительным, и не приводил бы к тем проблемам, которые мы сегодня наблюдаем.

А теперь конкретно, скороговоркой. То, что правительство Югры запустило вот эту систему рабфаков, я напомню, что такое рабфаки – когда большевики захватили власть, 90% населения страны были крестьянами, крестьяне – это, с точки зрения индустриального труда, низкоквалифицированный труд, им надо было наполнять города, заводы новым населением, и они его точно так же брали, только из деревень, и протаскивали через систему вот этих вот рабфаков и давали им какие-то новые знания, новые квалификации. Это позволило действительно в очень короткий срок, феноменально короткий срок, во-первых, сделать страну грамотной, и от повальной неграмотности буквально за десять лет Россия, к тому времени уже Советский Союз, демонстрировали одни из самых высоких показателей грамотности в наблюдаемом цивилизованном мире. Ну, а во-вторых, это позволило в последствие Сталину провести так называемую индустриализацию. Аспект использования заключенных мы сейчас не рассматриваем, но все равно, это, в общем-то, делали уже не только рабочие руки, но и какие-то головы.

Вот это интересный опыт. И сейчас, когда нам надо срочно найти какое-то количество, видимо, речь идет о тысячах людей, хороших, квалифицированных водителей и далее по списку, то это решение правильно. Дальше необходимо восстанавливать очень устойчивую, широкую сеть профессиональных училищ и техникумов, ремесленных училищ. Ведь в мире, вот в нашем цифровом мире, сегодня на рынке труда, например, каменщик, который кладет стены из кирпича, ну, или любой слесарь, или любой сантехник зарабатывают даже в сравнении с менеджерами, которые белые воротнички в офисах и в башнях стеклянных, зеркальных сидят, сопоставимые деньги, а то и больше часто. Если ты в каком-то небольшом населенном пункте, то они зарабатывают серьезные деньги – это очень востребованные специальности. Сургут и Югра – это индустриальный центр, и по этому направлению надо идти. НТЦ – это прекрасно, но кого будет выпускать НТЦ? Умниц, которые, я не знаю, при первой возможности все равно уедут работать в какие-нибудь, я не знаю, Америки и Европы, потому что там больше платят.

А вот сеть ПТУ, училищ, ремесленных училищ, это очень штука необходимая, и она работает в долгую. И сейчас, занимаясь рабфаками, мы решаем проблему сиюминутно, здесь и сейчас, но, запуская программу профессионального обучения населения в виде сети в каждом населенном пункте ПТУ, ремесленных училищ, техникумов, мы создадим базу для качественного, квалифицированного трудового населения через десять, пятнадцать, двадцать, тридцать лет. Вот такую программу, конечно, надо тоже внедрять и как можно быстрее.

Д.Щ.: Да. А пока, как ни странно, пожалуй, единственный способ восполнить тот дефицит кадров, который существует – это бороться за мигрантов определенного характера. То есть как-то этих людей все равно надо привозить, потому что своих ты вырастешь, может быть, через год, через два, через десять, через пятнадцать лет. Еще с учетом того, что у нас сейчас в рабочую стадию активной работы вступает провальное поколение, то есть те, кто были рождены в 90-х, тогда рожали не очень много. И вот они сейчас как раз входят в свою активную трудовую жизнь, и их очень мало. И поэтому придется, это придется замещать мигрантами так или иначе.

Т.С.: Ну это заколдованный круг.

Д.Щ.: Да. Внутренние ли они, внешние ли они – это уже другой вопрос, но факт в том, что здесь вот придется бороться за мигрантов. Не то, что как раньше, к нам все приедут, кого мы только не захотим, потому что у нас тут очень круто, а то что нам придется еще побороться с другими городами, с другими регионами, с другими даже странами за этих самых мигрантов.

Т.С.: Да, конечно.

Д.Щ.: Которых очень многие сильно-сильно не любят при этом.

Т.С.: Там, если так уже заканчивать еще так грустно, там есть еще одна, ну это не опасность, это ловушка. Мы понимаем, что представители миграционных, я не знаю, сил, что ли, рано или поздно, конечно же, будут вырастать до руководителей определенного уровня. И здесь мы столкнемся с еще одной проблемой – она достаточно сложная, она неприятная – этнических анклавов, когда один представитель достигает какой-то позиции в той или иной системе управления, в любой, я не знаю, управляющей компании, например, каком-то коммунальном предприятии, и он начинает, чисто это культурные коды, это так есть просто, так там устроено...

Д.Щ.: Непотизм.

Т.С.: Да. И они начинают обустраивать именно по родовому признаку все вокруг себя, всю кадровую ситуацию. И это момент очень важный, потому что, конечно же, подобные процессы сказываются негативно в целом на управленческих системах. Должен быть баланс, не должно быть никаких этнических мафий, и в это же самое время, ни в коем случае, никаких притеснений по этническому признаку. Но это очень сложный комплекс задач, которые стоят перед властями. Это надо прогнозировать все сейчас, видеть это сейчас, и понимать, что, помимо наполнения рынка труда дешевой рабочей силой, что, видимо, предполагали власти, когда вот так вот мы стремительно увеличивали наше население, надо решать еще и вытекающие из этого процесса проблемы: как работа с этническими группами, работа с этническими группами влияния, работа с этнической мафией, предупреждение возникновения анклавов подобных.

Это все очень важно, потому что кроме миграции, мы еще и получаем и какие-то криминальные вещи, мы получаем гуманитарные вещи очень серьезные. Потому что надо еще ведь эту массу населения интегрировать в традиционное население. Это должен быть один социум, это должно быть одно общество, один народ. Я народом называю в данном случае людей, которые живут на данной территории, разделяющие более-менее общие ценности. Вот это сложнейшая работа, и она многоплановая, ее надо просто как какую-то одну из самых стратегических программ реализовывать и не выпускать из своего внимания.

Д.Щ.: Что ж, будем заканчивать этот эпизод. В следующем поговорим про печальную статистику про алкоголь, которая у нас есть, которая у нас всплывает сейчас в России. Так что переходите, если интересно. И подписывайтесь на наш канал в Youtube, и ставьте лайки. Читайте нас на siapress.ru.



26 января в 16:32, просмотров: 3184, комментариев: 0


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт

	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL
	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL
	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL

	array(0) {
}
	array(0) {
}
	NULL

Топ 10

  1. ​В отставку ушел ветеран госслужбы Югры Александр Скурихин. Куда он переходит, и что будет с департаментом внутренней политики 750
  2. ​В Тюменской области реализуют импортозамещающий проект по производству чековой термоленты 586
  3. ​В Тюменской области стартовали ремонтные дорожные работы 554
  4. ​Из Тюмени отправился второй добровольческий отряд для проведения работ в зоне паводка 533
  5. ​Уютная среда убежала от дикарей 528
  6. ​Соревнования по триатлону IRONSTAR впервые пройдут в Тюмени 528
  7. ​Крыльцо мэрии Сургута отремонтируют за 20 млн рублей 477
  8. ​Мотоциклист наехал на 12-летнюю девочку в Югре 369
  9. ​Тренер из ХМАО получила условный срок за ЧП с ребенком в бассейне 361
  10. ​Строительство новой подстанции стартовало в Белом Яру 343
  1. Депутат Госдумы предложил ввести в школах уроки целомудрия 4752
  2. ​Чистый источник 2228
  3. ​Купаться в ХМАО можно лишь в пяти водоемах 2145
  4. ​Костры рыбацкие горели… 2133
  5. ​СберСтрахование объединила защиту от кибератак и экорисков в одном полисе 1982
  6. Время, вперёд! 1981
  7. ​Рейсов из Сургута в Сочи станет больше 1777
  8. Имя нового мэра Сургута станет известно 1 июля 1691
  9. Сургутян приглашают на «Ночь музеев» в исторический парк 1638
  10. ​Сургутянин погиб во время пожара на дачном участке 1619
  1. ​Как отпразднуют День Победы в Сургуте 13976
  2. Короткая рабочая неделя начнется в ХМАО с небольшого плюса и северного ветра 5922
  3. ​17-летний вартовчанин подозревается в убийстве мужчины 5878
  4. ​Рыбаки, сворачивайте сети — в Югре начинается весенний нерест 5467
  5. ​Чье имя всуе 5394
  6. ​Экс-мэр Сургута стал советником Комаровой 5391
  7. ​В Пыть-Ях приехали участники «Битвы экстрасенсов» 5296
  8. Депутат Госдумы предложил ввести в школах уроки целомудрия 4752
  9. Однако начиналось всё с маслобойки… 4607
  10. ​В Сургуте «Яндекс Карты» начали показывать движение автобусов 4192