16+
Больше новостей

Да, время от времени 8.2%

Да, постоянно 1.9%

Нет 88.6%

Не знаю 1.3%

Всего голосов: 158

реже 62.7%

чаще 4.5%

как обычно 31.3%

не знаю 1.5%

Всего голосов: 134

Да 24.8%

Нет 64.1%

Не знаю 11.1%

Всего голосов: 117

Больше опросов

Иван Смирнов: «Не понимаю, что такое андеграунд в 2020 году»

Интервью о новом альбоме группы «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» «Катакомба», программных песнях и о том, как круто играть вместе

Иван Смирнов: «Не понимаю, что такое андеграунд в 2020 году»
Фото: Алёна Варапаева

Группа «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» представила новый альбом «Катакомба», который стал поводом не только для танцев, но и для беседы с лидером коллектива Иваном Смирновым об изменениях, произошедших в «Дивизии», отношении к русскому андеграунду, экономике успешного поп-проекта и других интересных вещах.

Читать рекомендуем прямо под музыку: альбом доступен на всех стриминговых платформах.

— После альбома «УВЫ» «Дивизия» пережила большой исход — ваш состав уменьшился на треть. По каким причинам ушли музыканты?

— Не очень понимаю, как тут ответить. В статье с премьерой пластинки я сказал, что ребята перестали чувствовать себя нужными. Но это тоже как-то нечестно — чтобы точно понимать, в чем причина ухода, нужно спрашивать и их тоже.

— Были мысли о том, что история группы закончена?

— В тот момент, когда я понял, что ребята точно уходят и ничего уже не вернешь, конечно, были. Думаю, и у остальных участников тоже — когда мы обсуждали, что делать дальше, было много страхов.

Но потом случилось несколько неожиданных репетиций, где стало понятно, что музыка никуда не делась, и нам всё так же кайфово ее играть вместе.

Дальше лично у меня включился режим «Какая сложная ситуация, как интересно будет создать из нее что-то новое и классное» — и всё получилось.

И да, это ужасно круто, что слушатели приняли нас так лояльно: я не почувствовал в целом какого-то разочарования с их стороны, наоборот.

— Какие-то запасные варианты прорабатывали? Сольная карьера, другой коллектив?

— Мы обсуждали идею «перезапуска», начать всё с нуля под другим названием — спорили об этом. Но для меня тут было крайне важно, что «Дивизия» — это не про маркетинг, узнаваемые лица и звук. «Дивизия» — это про то, как нам круто играть вместе. В этом и кайф — «Дивизия» может быть любой, какой мы захотим. Главное, что у нас вместе пишутся песни. И лично для меня это был вызов — всем вместе перевоплотить эту группу во что-то другое.

— Не появилось ли идеи сайд-проекта?

— Сайд-проекты у нас и так есть. У бас-гитариста Леши много лет есть параллельная группа, очень важная для него. Гитарист Саша играет еще в паре отличных проектов. Барабанщик Алексей сейчас живет и работает в Минске, приезжает к нам на репетиции и концерты — но вот совсем недавно он там собрал свой коллектив и открыл школу белорусского фанка. Вокалистка Саша тоже пишет свои песни дома, да и я потихоньку складываю какие-то отдельные идеи в копилку.

Я не думаю, что «что-то другое» может идти от безвыходности. Типа: группы больше нет, запишу-ка я витч-хаус-альбом! Нет, конечно, я его запишу, когда будет материал и острое желание — если всё это есть, то время и технические средства всегда можно найти.

— Концепция «Музыка как хобби» для «Дивизии» сохраняется?

— Так всё и осталось. У нас в группе почти нет участников, для которых работа была бы только средством подзаработать. У всех интересная и нужная работа — не уверен, что ребята будут готовы её бросить ради музыки. Ну я, наверное, готов. Знаю, что басист Леша тоже. Остальных нужно спрашивать отдельно (улыбается).

С другой стороны, после всех этих событий у нас был разговор, что музыка для нас не менее важный приоритет, чем та же работа, вроде мы пришли к общему согласию. По крайней мере, играть на фестивалях мы сразу стали больше.

— При каких условиях вы решите: все, музыка для нас теперь — основное дело, которому мы отдаем все время и силы?

— Мне как-то приснилось, что нашелся мой двоюродный прадед, сбежавший когда-то в Америку (это реальная история). Во сне он оказывается очень богатым и завещает мне миллиард. И я прямо во сне начинаю планировать бюджет — сколько стоит построить студию, купить для группы автобус и, главное, перевести ребят на постоянную основу. Сколько, думаю, им нужно платить в месяц, чтобы они решились поменять жизнь? Пусть будет тыщ по триста каждому!

Наутро прихожу на репетицию, рассказываю сон ребятам, и начинается ссора. Если у тебя миллиард долларов, говорят ребята, то платить нам в месяц по триста тысяч рублей — это просто свинство. Хотя бы 500-700. Вообще-то, отвечаю я, это не деньги группы, а то, что завещали лично мне!

Так что вот можно посчитать: 500 тысяч рублей в месяц умножить на семь — 3,5 миллиона рублей чистого ежемесячного дохода, и «Дивизия» перейдет на постоянную основу. Ну ок, мне лично хватит и трехсот.

— Альбом «Катакомба» вас к этому решению приближает?

— В смысле коммерческого успеха альбома и выхода на совсем уж профессиональный уровень? Трудно судить, он ведь только вышел. Обычно это всё неплохо измеряется концертами — после хорошей пластинки народ на концертах прирастает, а фестивали приглашают тебя приехать. Но этим летом нет ни концертов, не фестивалей — так что совсем ничего не понятно.

Денег с концертов и цифровых продаж хватает, чтобы писать новые альбомы на хороших студиях, платить за репбазу и иногда покупать какое-то оборудование на группу, и не более того — на клипы, например, уже нет. Не говоря уж о жизни — тут без основных работ мы бы не справились.

— В новом альбоме вы звучите уже не как оркестрик, которым всегда воспринимались, а как заправская поп-группа. Как пришли к новому звучанию?

— Очень сложно это раскладывать по полочкам. Обычно пишешь пластинку, выпускаешь и думаешь: ну всё, хочу, вот чтобы на следующей мы заиграли что-то тихое и полуакустическое, или, наоборот, разогнали гитары и устроили взрыв вулкана. А потом пишутся песни, и как-то всё само складывается — сложно сказать, что ты управляешь этим процессом сознательно. Но в итоге всегда есть какой-то общий знак равенства у всех песен, какой-то общий звук. И я так до конца и не понял, он правда есть, или я это всё сам сложил в своей голове и теперь транслирую на интервью.

Главный фактор — то, что у песен другой соавтор (а иногда и автор) — Саша Фролова. Понятно, что в этих песнях очень сильно слышен ее голос и подход к мелодиям, ну и остальные ребята сделали большую часть работы — очень много мелодических, ритмических и аранжировочных решений придумано ими.

— Но от «Катакомбы» есть еще и впечатление, что вы и ориентиры сменили. Стали слушать другую музыку? Что более всего впечатлило?

— Лично я стал слушать больше танцевальной музыки, наверное, это сильно повлияло — у шести песен из восьми прямая бочка. Но, опять же, это общая работа — мы все постоянно слушаем что-то новое. Очень часто на пластинке ты закрываешь какие-то музыкальные гештальты, делаешь что-то, что раньше не умел. Ну, условно, мы никогда не играли фанк и диско — и вот «Русский андеграунд» и «Танцуй и кайся». Или мы никогда не умели делать тихую медленную музыку с преимущественно электронной основой — и вот «Пространство между». При этом такую музыку мы слушали всегда, просто тут решили, наконец, попробовать.

— Обложка, как обычно, требует отдельного вопроса. Вы вроде вместе, но каждый отдельно. Как снимали?

— Есть прекрасный фотограф Маша Ястребова, наш друг и мой фотокумир. Она снимала нам обложку альбома «УВЫ», тогда вышло потрясающе, мы пригласили её и в этот раз. Как и музыка на этом альбоме, обложка — визуальный антоним к «УВЫ». Там мы грустные, нахохлившиеся, прижимающиеся друг к другу воробушки эпохи Возрождения. Тут всё ровно наоборот — мы рвёмся наружу и не жалеем пестроты и цвета.

Снимали нас всех в одном пространстве — то есть мы стоим на тех же местах и в тех же позах, что и на обложке. Но снимали каждого отдельно, потом вырезали и делали коллаж.

Как снимали обложку «Катакомбы»

— Забавно: «Что-то не качает русский андерграунд», — поете вы в одной из песен, при этом название альбома напрямую указывает на то, что русский андерграунд — это вы и есть. Собственно, что это было: самоирония или серьезное программное заявление?

— И то, и другое. В первую очередь, это самоирония над собой — я ненавижу всё скучное и очень ленюсь докапываться и искать красоту в чём-то, что мне сразу не вкатило.

Но я не понимаю, что такое андеграунд в 2020 году. Если бы существовало какое-то сообщество музыкальных групп, которые сознательно избегали хоть какого-то присутствия в соцсетях, распространяли свою музыку только на виниле и играли концерты в семь утра, приглашая туда людей с помощью Почты России — это был бы андеграунд.

А так всё перемешалось и работает по одним законам. Если у тебя группа из трех красивых мальчиков и вы умеете писать хорошие мелодии — на вас будет ходить много девчонок и вы будете играть концерты в магазине Adidas. И в этом смысле вообще не важно, выступаете вы со своим гаражным роком на фестивале «Боль» или подписаны на Blackstar. Понятно, что с точки зрения самоощущения, творческой свободы и доходов это разные планеты — но механизмы-то одни и те же. У каждого свой персональный информационный пузырь, большой или маленький — зависит от того, насколько сильно ты в него дуешь.

— Кого из коллег вы поставили бы рядом с собой в тех самых катакомбах?

— Любые имена, которые я назову, будут лишь нашими личными субъективными пристрастиями. Ну вот мы говорили про «Боль»: можно взять лайнап — там много отличных групп, которые нам нравятся. Так же как в лайнапе «Пикника Афиши», «Усадьбы Джаз» или «Дикой мяты». Хорошей музыки очень много. Лично меня греет, что мы общаемся и дружим с теми же музыкантами, чья музыка мне лично очень нравится. «Комсомольск», «Дайте танк (!)», «Спасибо», «Нотэбёрд», «Сахарный человек», «Со мною вот что», «Суперкозлы» и еще с десяток прекрасных музыкантов.

— О программных песнях. Какую песню «Дивизии» вы бы порекомендовали послушать человеку, который о вас никогда не слышал?

— Не знаю, я уже привык к тому, что людям часто заходят те песни, которые мне какими-то особенными не кажутся. Могу только сказать про свои любимые. На этом альбоме — «Прогулка», «Пространство между», «Монтерей». Из прошлых записей — «Последнее лето детства», «Трубный бит», «Песочница».

«Последнее лето детства»

Читайте также:

Краснознаменная дивизия имени моей бабушки: «У нас есть важная скрепа. Скрепа эта — угар»



28 июня 2020 в 16:56, просмотров: 4234, комментариев: 0



Топ 10

  1. Новый герб к юбилею Нижневартовска спроектировал дизайнер из Италии 956
  2. ​Из адидаса в абибас 809
  3. В Сургуте ищут хозяина для кота-путешественника 758
  4. Российский сегмент McDonald's выставлен на продажу 751
  5. ​Экологическая катастрофа на Бардаковке 609
  6. Сургутянин на иномарке протаранил байк: мотоциклист пострадал 520
  7. ​Югра может быть туристической Меккой, но без логистики она никому неинтересна 483
  8. Гендиректор компании из Югры уклонялся от оплаты более 60 миллионов рублей налогов 458
  9. ​Майская распродажа квартир: скидки до 1 миллиона 427
  10. В Ханты-Мансийске посадят 300 тысяч цветов 390
  1. В Сургуте разбился мужчина, выпавший из окна многоэтажки 2625
  2. ​Подросток угодил под колеса иномарки в Сургуте 2201
  3. Должность главного архитектора Сургута занял бывший юрист 2172
  4. Сам себе враг 1949
  5. ​Сургутянка получила премию Фонда Осаму Шимомура 1870
  6. В Сургуте врачи спасли выпавшего из окна ребенка 1769
  7. В Нижневартовске третий день подряд ищут пропавшего подростка 1628
  8. ​Россия «унитаризируется» – последние остатки власти уходят от избираемых депутатов к назначаемым чиновникам 1602
  9. ​Проверочная мания 1516
  10. Масочный режим в Югре снова продлили 1505
  1. «Самая большая трагедия — расчеловечивание человека, приведение его в состояние злобного зверя, способного всех изничтожить» 8149
  2. Имя им — легион 8048
  3. Дедушка Атанас 7343
  4. ​Вечная пилюля 5081
  5. «Мне хочется, чтобы искусство попало в Вечность, а не в какую-то конкретную действительность» 4957
  6. В Нижневартовске ночью загорелся военкомат - на месте нашли «коктейли Молотова» 4772
  7. ​Остановить вечный двигатель 4493
  8. ​Ледоход в Сургуте начался 4112
  9. ​Совесть Атанаса 3952
  10. Как и зачем голосовать за благоустройство — замдиректора ДАиГ Сургута Алексей Усов 3694