16+

​Люди в белых халатах

Фото из архива автора
Фото из архива автора

В «Музее сургутского здравоохранения» среди уникальных материалов, начиная с конца XIX века, есть книги предложений пациентов за давно минувшие годы. В них сердечная благодарность врачам за спасенные жизни, сохраненное здоровье. Такие записи делали больные, побывавшие в стационаре или посетившие амбулаторию районной больницы Сургута.

Старожилы добрым словом вспоминают ветеранов сургутского здравоохранения Людмилу Андреевну Менщикову, Марию Александровну Кошкарову, Алевтину Александровну Хлебникову, Марию Романовну Жеравину, Алексея Игнатьевича Бородина, Виталия Константиновича Жеравина, Александра Ивановича Вялкова, Николая Васильевича Иванова, Юрия Алексеевича Плетенева, Фарида Султановича Кагарманова, Василия Александровича Тропина и других.

* * *

Много лет работала в районной больнице Августа Ивановна Зар. Она лечила и лекарствами, и добрым словом. Как бы тяжело ни было — уходили от нее с надеждой на выздоровление. Верили ей больные. А вера врачу — великое дело.

Стоматологическую службу создавала Аида Ивановна Зырянова. Первым врачом санитарно-эпидемиологической станции стала Нина Васильевна Тверетина, первый акушер-гинеколог — Зинаида Васильевна Александрова, первый врач-рентгенолог — Александр Иванович Палилов.

Службу «Скорой помощи» организовал Михаил Михайлович Григорьев, физиотерапевтическую — Валентина Петровна Захарова и Сергей Александрович Митрофанов. Впервые лабораторные исследования начала проводить Александра Ивановна Панкина. А кто из старых жителей не знает первого зубного техника Валентину Ивановну Сорокину?!

В аптеке десятилетиями трудились Алла Константиновна Мясникова, Анфуза Петровна Бубновская.

Многие из них прошли Великую Отечественную войну.

Надо сказать, что во времена 50-х — 60-х годов медики были специалистами самого широкого профиля. К ним шли со всеми болезнями, что бы ни случилось.

То же самое можно сказать и о сельских фельдшерах. В деревне это зачастую был единственный медицинский работник. Сельский фельдшер принимал роды, лечил раны, переломы, простуду, кишечные заболевания, исцелял детей и взрослых. Одновременно он выступал и пропагандистом санитарных знаний. Фельдшера звали на помощь в любое время суток.

Давайте вспомним хотя бы немногих сельских фельдшеров, отдававших охране здоровья народа долгие годы своей жизни. Это: Клеоник Петрович Мезенцев, Петр Евдокимович Костюченко, Ивойло Ефимович Медведев, Степан Кузьмич Сулимов, Галина Александровна Москаленко, Полина Афанасьевна Кубасова, Иван Александрович Щепеткин, Екатерина Маркеловна Желанова и многие, многие другие.

Взять хотя бы фельдшера Марию Александровну Тверетину. Она в одиночку выполняла обязанности всей станции скорой помощи. Никаких машин тогда, конечно, не было, о телефонах и не мечтали. Вызовы же случались, и не редко: то ребенок захворает, то неожиданный сердечный приступ случится. Да мало ли что может произойти в семье — все бегут к Марии Александровне.

Жила она в центре села, в небольшом домике с низкими окнами. К одному окошку, чуть ближе к улице, протоптана тропинка. Прибежит, бывало, посыльный от больного и барабанит в оконное стекло, на помощь зовет. В стужу и дождь, днем и ночью идет фельдшер со своим чемоданчиком к больному человеку. И так многие годы.

Они не знали слов «не могу»

В 1930 году семья Кубасовых пополнила число спецпереселенцев. Их и еще несколько юргинских семей привезли в поселок Песчаный Сургутского района. Правда, поселком в ту пору таежную местность назвать было трудно — сплошной лес стоял безмолвной грядой с его вечными обитателями — комарами да мошками. С божьей помощью построились переселенцы, мало-мальски обжились, однако в 1931 году пришла беда: трагически погиб главный кормилец — отец. Немного времени прошло — другая страшная весть: умер старший брат Михаил от тифа. Какое же сердце выдержит все это? Слегла мать, а вскоре и ее не стало. Как выжили?

«Нас воспитывало государство, — рассказывала Полина Афанасьевна. — Помню, придем в магазин, это когда уже без матери остались, нам продавец даст продуктов. Съедим мы все, а потом обратно в магазин. Вот так и выжили».

Еще в детстве Полина мечтала быть медиком. После окончания семилетки поступила в Тобольский медицинский техникум. Быстро пролетели годы учебы. И вот уже по направлению едет она акушеркой в Усть-Балык. Через два года, в 1940 году, Полину отправили на постоянное место работы — в Угут. Вот там ей досталось: ханты здешние, в отличие от усть-балыкских, русского языка не знали совсем. Пришлось ей учить хантыйский.

Война не обошла и этот далекий край. Все, кто должен был воевать, воевали. А все прочие — от мала до велика — на трудовом фронте. 22-летняя девушка Полина Кубасова выезжала к хантам как медицинский работник и как уполномоченный по рыбной добыче, охоте.

В 1944 году перевели молодого специалиста в Сургут, предложили работу акушерки в райбольнице.

В последний военный год началась эпидемия сыпного тифа в деревне Кушниково. Кубасову и еще двух медсестер послали на ликвидацию заразы. «Поехали на лошади, был мороз, — делилась воспоминаниями Полина Афанасьевна. — В розвальни бросили сена да один тулуп. Приехали, обошли всю деревню, больных было много. Пошла к председателю колхоза просить помещение. Устроили всех больных в отдельный барак, но их количество увеличивалось. Класть было уже некуда, поэтому лечили на дому. Все белье, одежду, одеяла, матрасы «выжаривали» в банях, а потом оставляли на морозе. Страшная была завшивленность. Помощницы заразились тифом и обе заболели. Пришлось их выхаживать. Я организовала эпидотряд из колхозных девушек, которые мне помогали: измеряли температуру тела, тем самым выявляли больных, следили за дорогой, чтобы никто не заезжал. В начале марта эпидемия закончилась. Смертельных случаев не было».

После приезда в Сургут Полина Афанасьевна продолжала работать акушеркой в районной больнице и выполнять обязанности операционной сестры. Вышла замуж на здешнего парня — Ивана Кондакова, с которым прожили 61 год.

Вдали от дома отчего

В ссылку в Сургут Миша Григорьев приехал вместе с отцом из родного астраханского края. Высадили на берег Оби у Черного мыса, и, казалось, навсегда, на всю жизнь припечатали клеймо: лишенец, твердозаданец…

Черный Мыс — это был новый поселок, возведенный переселенцами, отгороженный от села Сургут «глухой неведомой тайгой». Так вот понятие «лишенец» свидетельствовало о том, что семья лишена избирательных прав, то есть не защищена конституционно. Имеет твердое задание, без всяких отговорок. Михаилу Григорьеву — старшему было положено выловить в год 130 центнеров рыбы. Это немало. Поэтому с малолетства, а Мише в ту пору едва исполнилось 12 лет, выходил с отцом на рыбалку. Числился у него весельником, моторов-то в ту пору не было. Дело у детей спецпереселенцев, как, впрочем, и вольнонаемных семей, было самое что ни на есть серьезное. По большей части на равных в упряжке со взрослыми. Со временем появились катера, и Миша в свободное от школьных занятий время выходил на рыбалку уже помощником моториста.

Усердного и работящего паренька рыбзавод отправил в ФЗО в город Тобольск. Вместо этого он подался в фельдшерско-акушерскую школу. Ее и закончил. Правда, и во время учебы успевал летом рыбачить. Тогда много работали, начиная со школьной скамьи: то утром шли на помощь старшим, то вечером, после уроков. Надо было корчевать, строить, сеять — отвоевывать у тайги место для проживания.

Дальше Михаилу учиться не пришлось, помешала Великая Оте­чественная война. На поле сражений они, спецпереселенцы, шли как равные, делить их тогда перестали.

После окончания войны до конца 70-х трудился Григорьев на ниве сургутского здравоохранения. Был, как говорится, рядовым земским фельдшером, универсалом. Долгое время работал на скорой помощи, освоил специальность дантиста. «Учился у других, учил сам, — рассказывал Михаил Михайлович. — В ту пору мы не стеснялись перенимать опыт друг у друга. Иное — сейчас. Замечаю: нередко специалист с высшим образованием свысока, а порой и пренебрежительно относится к нашему брату фельдшеру. Какой-то перекос ощущается во взаимоотношениях медработников. И конечно, уж не на пользу делу».

Инхль лекарь

Ханты присвоили этому доброму, талантливому человеку титул «инхль лекаря» — большого врача. Столь почетного звания, наверное, не носили и академики медицины.

…Дождливым осенним днем 5 сентября 1959 года к черномысовской пристани причалил белый пароход «Максим Горький». На золотистый песок обского берега сошел молодой врач, выпускник Ижевского государственного медицинского института Юрий Плетенев.

В кармане у него лежало направление на работу в Сургутскую районную больницу, а личные напутствия Юрия Николаевича Симовских (облздравотдел) и Павла Ивановича Широбокова (окрздравотдел) он помнил всегда. Ему поручили одолеть извечную болезнь народов Севера — паршу — в Тром-Аганском сельсовете.

В Сургуте инициативу области и округа, а также желание молодого специалиста поддержали, и вскоре он убыл в далекий Тром-Аган. Врачебный участок Плетенева по территории превышал некоторые европейские государства, и на этом огромном пространстве жили люди, страдающие тяжелым недугом.

Тром-Аганская участковая больница на 25 коек Юрию понравилась. С медикаментами и инструментами дело обстояло неплохо, но палаты пустовали. Ненцы и ханты лечились у шаманов, слепли от трахомы, умирали от туберкулеза. Что же делать? С чего начать? Как сломить недоверие кочевников к медицине? Выход один: нужно изучить родной язык и обычаи будущих пациентов.

Постепенно установились контакты с национальным населением. У врача оказались опытные помощники — фельд­шеры Валентина Федоровна Рябухина, Екатерина Федоровна Мордовских, акушерка и знаток малых народов Севера Ефросинья Павловна Сайгатина. У нее Юрий Алексеевич учился хантыйской разговорной речи, вписывая в тетрадку все новые слова и фразы.

Плетенев настойчиво шел по нелегкому пути. Шел не ради славы — им двигало горячее стремление помочь людям. На прием к доктору приходили мужчины и женщины с незаживающими язвами и коростами на голове, с выпавшими волосами. Потребовались целые годы напряженной лечебной и профилактической работы для того, чтобы наконец болезнь отступила. В этих целях проводилось множество разных мероприятий, в том числе по личной гигиене с санитарной обработкой жилища и одежды. Старые и зараженные вещи приходилось сжигать.

В середине 60-х в Сургутском районе с паршой было покончено навсегда.

Врач-подвижник, он кочевал по тайге, пожалуй, больше, чем его пациенты — охотники и рыбаки. Повсюду выявлял болезнь и лечил.

Четыре года проработал Юрий Алексеевич Плетенев в Тром-Агане. Был хирургом, гинекологом, окулистом, умел наложить сложную гипсовую повязку. Он первым из врачей округа начал лечить врожденные пороки опорно-двигательного аппарата у детей.

В 1964 году, когда уже опытного врача перевели в Сургут, он был единственным хирургом. Плетенев испытывал нечеловеческие нагрузки. День и ночь Юрий Алексеевич в больнице.

Так шли годы. Наконец тяжелое осложнение на сердце после гриппа заставило отказаться хирурга Плетенева от избранной специальности. Он стал судебно-медицинским экспертом, но не перестал быть врачом. Выезжая на место происшествия, доктор захватывал с собой пачку бланков для рецептов, самые необходимые инструменты. Обычный чум ханты превращался в кабинет врача. Он не оставлял в беде заболевшего человека.

Отметив 40-летие своей врачебной практики в Сургуте, Юрий Алексеевич Плетенев работал онкоцитологом в Центральной районной больнице.

10 июня 2008 года на своем рабочем месте, за микроскопом, «большой врач» скончался.

Официальными наградами, званиями да орденами его почему-то обносили, но любовь людская и уважение сургутян всегда с ним. А это превыше всего.

Николай Иванов: «Скальпель нельзя доверять случайным людям»

Николай Васильевич Иванов для Сургута — фигура знаковая. Человек-памятник. Памятник милосердию, трудолюбию и высочайшему профессионализму.

Более полувека назад приехал он в Сургут после окончания Воронежского медицинского института. Здравоохранение в районе делало только первые шаги, а единственная больница находилась в одноэтажном здании, где в одной палате получали лечение больные с самыми разными диагнозами.

Вот как рассказывает Николай Васильевич о своей первой проведенной операции: «Молодого парня 21 года с разрывом печени привезли на лодке из деревни Тундрино. А я один. Никого не было, некому было помочь, это был сентябрь 1963 года. Из дома вызвали операционную медсестру — Галину Васильевну Ачимову, которая умела делать все: накладывала гипс, дежурила в качестве медсестры, самостоятельно проводила первичные хирургические обработки различных ран, давала масочный наркоз. Была очень начитанна. Тогда она одна была за операционную сестру и за ассистента. Больного прооперировали».

Вскоре была операция, которая требовала неординарного решения: «В 1965 году лежала у нас больная с ожогом верхних конечностей. Решил я ей пересадку кожи сделать. Аппарата для пересадки не было. Взяли мы рессорную сталь, заточили, как нож. И этим куском стали сделали пересадку кожи. Скальпель для этого был слишком узкий. Все ткани прижились. Это была первая пересадка кожи в истории Сургутской районной больницы».

…Кавказские события начала 90-х. Тогда сургутский хирург Иванов отправился на войну добровольно, чтобы спасать человеческие жизни. В 1993 году в Абхазии уже шли бои, было много раненых. У врачей закончились медикаменты, антибиотики, не было хирургического инструментария. «Президент республики Владислав Григорьевич Ардзинба прислал мне письмо с просьбой помочь, — рассказывает Николай Васильевич. — Я обратился к Сидорову и Кошелевой. За сутки собрали перевязочный материал, медикаменты, хирургические наборы, шприцы, системы и прочее. Все это на двух «алках» погрузили в самолет и отправили в Сочи. А там рядом Абхазия. Со мной был Михаил Алексеевич Отроков, классный хирург. И началась работа. Там работали сорок лучших хирургов России…»

В течение суток приходилось выполнять 25-27 операций. За период лета 1993 года и зимы конца того же года — начала 1994-го выполнено 793 операции при травмах груди, живота, головы, конечностей.

Николай Васильевич Иванов — заслуженный врач России. Ныне в Сургуте трудятся сотни хирургов, и многие специалисты стажировались у Иванова, обучались в интернатуре под его руководством, считают его своим наставником.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


01 января в 16:15, просмотров: 2558, комментариев: 0



QR код


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Статья дня. Вотум недоверия

Статья дня. Вотум недоверия

Однако нужно иметь в виду, что власть не просто нарушила одно из своих обещаний – надо отдавать себе отчёт в том, что её ложь и враньё относительно пенсионной системы стало попросту тотальным
Владислав Иноземцев, экономист 19 июня в 17:19
487 1
Дело не в пенсии, дело в деньгах

Дело не в пенсии, дело в деньгах

Того, что у моего поколения пенсии не будет, я поняла еще в тот момент, когда начались игры с накопительной и страховой пенсией. Уверенность подкрепилась, когда в силу вступали поправки касательно частных НПФ, затем - когда пошли слухи, что эту систему вообще отменят.
Евгения Гладущенко 19 июня в 14:12
1019 11
​Какие автошколы Сургута лучше всех обучают вождению? // РЕЙТИНГ СИА-ПРЕСС

​Какие автошколы Сургута лучше всех обучают вождению? // РЕЙТИНГ СИА-ПРЕСС

На основе данных ГИБДД по количеству аварий, совершенных водителями-новичками
Лилия Сулейманова 19 июня в 14:06
493 0
​«Аналога этому колледжу в России нет!»

​«Аналога этому колледжу в России нет!»

Кристина Руденченко, выпускница колледжа русской культуры им. А. С. Знаменского, искусствовед, этнофристайлер и призер международных конкурсов, поделилась мнением о ситуации, сложившейся в заведении
Редакция СИА-ПРЕСС 19 июня в 10:01
587 0
Обещать - не значит жениться

Обещать - не значит жениться

Сталепромышленное производство – далеко не самый безопасный вид деятельности.Складывается ощущение, что в заботе о деловой среде власть забыла о качестве среды городской. Но особо переживать, а тем более – строить баррикады на подъездах к будущей стройплощадке, преждевременно. Потому что совсем не факт, что этот проект «Северстали» все же будет реализован
Маргарита Стройнова 18 июня в 17:25
1042 18
Priority pass в Сургуте - мягкие диваны, бесплатный Wi-Fi и шведский стол // ФОТО

Priority pass в Сургуте - мягкие диваны, бесплатный Wi-Fi и шведский стол // ФОТО

В аэропорту открылся зал ожидания повышенной комфортности
Константин Шперлинг 18 июня в 10:32
1027 1
Нам все по плечу!

Нам все по плечу!

В общем, по просьбам трудящихся деньги на все важнейшие государственные дела, без которых можно самим остаться не у дел, власть нашла в кармане... Ну... Этих самых, как их бишь там?! Которые голосовали-то недавно!
Александр Мазурин 18 июня в 10:01
1042 7
С 1 июля у россиян новая обязанность перед государством: отчитываться за поступления на банковские счета

С 1 июля у россиян новая обязанность перед государством: отчитываться за поступления на банковские счета

ИФНС также будет проверять регулярные переводы, чтобы исключить нелегальный заработок
Лилия Сулейманова 15 июня в 10:42
51999 15
Это очень большая ответственность - быть врачом

Это очень большая ответственность - быть врачом

Примите мои искренние поздравления с вашим профессиональным праздником. Счастья и здоровья вам и вашим близким
Надежда Красноярова, председатель думы г. Сургута 17 июня в 10:41
646 0
В ваших надежных руках самое ценное для всех нас – жизнь и здоровье

В ваших надежных руках самое ценное для всех нас – жизнь и здоровье

Уважаемые работники и ветераны здравоохранения, от всей души поздравляю вас с профессиональным праздником
Анатолий Сименяк, председатель думы Сургутского района 17 июня в 10:39
618 0
Благодаря самоотверженному труду медицинских работников югорское здравоохранение достигло значительных успехов

Благодаря самоотверженному труду медицинских работников югорское здравоохранение достигло значительных успехов

Дорогие коллеги, в этот торжественный день желаю вам крепкого здоровья, добра и любви, счастья и благополучия
Галина Шестакова, главный врач БУ «Сургутская окружная клиническая больница» 17 июня в 10:36
649 0
​Уважаемые медицинские работники Сургутского района!

​Уважаемые медицинские работники Сургутского района!

Андрей Трубецкой, глава Сургутского района 16 июня в 22:45
612 0
На открытии фестиваля "Высокий мыс" в Сургутском районе не было замечено ни одной гитары//ФОТО

На открытии фестиваля "Высокий мыс" в Сургутском районе не было замечено ни одной гитары//ФОТО

Барды прятали их от проливного дождя, пытаясь не утонуть. Но улыбались
Маргарита Стройнова 16 июня в 22:55
993 1
Больше мнений