16+

«Куда в Сургуте тратились ресурсы, которые должны были обеспечивать безопасность? На привод ОМОНа на хлебозавод и рассмотрение заявлений на бывших замглавы?» // ВИДЕО, ТЕКСТ

«О чем говорят» с Дмитрием Щегловым и Тарасом Самборским

Что произошло в субботу, 19 августа, в Сургуте? Был ли это теракт или выходка сумасшедшего? Кто должен был это предотвратить и на ком отразится это ЧП?

На эти вопросы будем искать ответы в эфире проекта «О чем говорят» с Дмитрием Щегловым и Тарасом Самборским в понедельник, 21 августа, в 15.00.

Свои вопросы и предложения для эфира пишите в комментариях к этой новости.

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте уважаемые зрители, слушатели и читатели портала siapress.ru. Мы в нашей онлайн-студии, и в рамках сегодняшнего специального выпуска проекта «О чем говорят» обсудим события, которые случились в Сургуте в прошедшие выходные. А именно — нападение человека или людей на прохожих с поножовщиной и стрельбой, в результате чего нападавший был убит, а Сургут засветился во всех мировых сводках, как очередной город, который, вроде как, подвергся террористической атаке, хотя наши официальные власти пока этого не признают. Обсуждать это будем с Тарасом Самборским, издателем газеты «Новый Город». Привет.

Тарас Самборский: Привет.

Д.Щ.: Дмитрий Щеглов, главный редактор siapress.ru. Итак, восстановим немного события той субботы. Я в эту субботу сам ехал по улице Ленина, когда мне позвонил Тарас и сказал, что что-то случилось в самом центре города. Я вот до этого по кольцу проехал на Дзержинского, ну, возле Дзержинского по кольцу проехал, увидел, что там стоит очень много полиции, что везде стоит полиция. Меня тогда уже это смутило. Мне дальше сделал звонок ты, и я сразу проехал через центр города и действительно увидел, что там стоит на пересечении Ленина и Бахилова большое количество полицейских, там же были и зеваки. Было видно, что тело накрыто простыней, был некий убитый человек.

Т.С.: Мертвый. Некий мертвый.

Д.Щ.: Да, некий мертвый человек. Дальше мы начали выяснять подробности, сначала была информация о том, что бегали люди по улице, резали людей и это один из убитых, в ходе этой самой....

Т.С.: Один из убитых граждан.

Д.Щ.: Людей, прохожих. Но потом выяснилось, что все-таки... по поводу людей мы вернемся с тобой к этому разговору... то, что конкретно этот человек бегал, резал людей, наносил им достаточно тяжелые травмы, как позже опять же выяснилось. Удары ножом были не какие-то случайные, а целенаправленные и предназначенные для того, чтобы нанести как можно больше ущерба. У нас до сих пор с субботы, когда люди попали в больницу, уже прошло, условно говоря...

Т.С.: Двое суток.

Д.Щ.: Да, двое суток.

Т.С.: Больше.

Д.Щ.: Да, больше двух суток. До сих пор один человек находится в крайне тяжелом состоянии, трое в тяжелом, двое в средней тяжести. Еще один человек, которого зацепило, но не сильно, он ходит на перевязки и находится на амбулаторном лечении. Ну, так вот, тот самый человек, он убежал и резал людей, бежал от ТЦ «Северный», то есть предположительно перемещался от ТЦ «Северный» ближе к «Авроре», во дворы к «Авроре», потом по дворам в сторону Бахилова, там он, даже было видео, где видно, как выносили одного из пострадавших. Было очень много крови, он сидел на лавочке. Там он порезал еще человека и там он попался. Неизвестно пока, но мы отправили соответствующий запрос, попался сотруднику полиции, который просто патрулировал зону, либо был звонок, на который он отреагировал, что где-то что-то происходит, и он шел целенаправленно. Факт в том, что там они встретились, после непонятных действий, опять же, у нас это черный ящик, потому что непонятно, что произошло, как они друг друга заметили, как полицейский дал понять, что тот злоумышленник должен остановится, лечь на пол или что-то такое. Нам не рассказывают, нам говорят, что были предупредительные выстрелы, а после полицейский выстрелил на поражение. Мы наблюдали видео, как они выбегают со двора по улице Бахилова, бегут в сторону Ленина, заворачивают от места, где KFC, в сторону Ленина, ближе к «Авроре», и там полицейский уже стреляет в нападавшего, тот падает и происходит уже процесс, когда полицейские его осматривают. На этом конкретный инцидент завершается. Что необычного?

Т.С.: Все началось потом.

Д.Щ.: Да, все самое необычное началось уже потом. Вся эта драма с ранеными людьми и погоней заняла где-то минут 10-15, на самом-то деле. Последствия, которые весь город сейчас ощущает, продолжаются уже второй день. Не знаю, сколько они еще будут продолжаться. Опять же, почему на этом самом человеке. Как выяснилось позже, ему было 19 лет, он был раньше охранником, который работал в ЧОП «Антей» в городе Сургуте. Этот ЧОП «Антей» обслуживал магазин «Перекресток».

Т.С.: То есть то видео, которое мы разместили, показало этого человека.

Д.Щ.: Да, мы размещали, это действительно он. Он работал охранником, соответственно, в декабре был разорван контракт между «Перекрестком» и ЧОП «Антей». По слухам абсолютно, потому что пока еще не проверено, что их не удовлетворяло то, что вот этот самый парень Артур Гаджиев часто прерывался в исполнении своих обязанностей для того, чтобы делать намаз, например. То есть он был очень религиозным и разные люди подтверждают его религиозность. Значит, по слухам, опять же, он стал безработным, через некоторое время, и так как у него отец состоял на учете, как потенциальный экстремист...

Т.С.: Это подтверждено?

Д.Щ.: Об этом говорят.

Т.С.: Об этом сообщила Латынина на «Эхо Москвы».

Д.Щ.: Да, на «Эхо Москвы», но и другие СМИ об это сообщали. Суть в том, что... Так как у нас пока следственный комитет и силовики не дают вообще никаких комментариев...

Т.С.: Местным СМИ, то есть все новости мы узнаем из федеральных.

Д.Щ.: Ну, практически. Они даже толком и федералам не дают. То есть официальных комментариев от силовых структур пока никто, практически, не получает. Это только какие-то либо сливы, либо предположения. На нем был ранец, точнее не ранец, а перевязь, которая очень напоминала пояс смертника. Он был в черной одежде и в маске. Это вот три пункта, которые вызвали оживление у людей. Это, разумеется, большой интерес, потому что до этого по Барселоне бегали и резали людей.

Т.С.: Он кричал что-то, когда резал людей?

Д.Щ.: Он молчал. Никаких звуков, слов или фраз он не произносил. Это вот то, что отличает от других нападений.

Т.С.: В Турку кричал или нет?

Д.Щ.: В Турку, как раз-таки, я не помню, было это или нет. Собственно, когда это все произошло, то пошла информационная волна по городу. В чем это выражалось? Она была как бы информационно-деятельная волна. Деятельная волна была от полиции, которая немедленно ввела план «Перехват». По всему городу у нас были полицейские, у нас тормозили машины, эвакуировались торговые центры, причем забавный факт, что сначала была размещена на одном из крупных региональных ресурсов фейковая новость о якобы заложенной бомбе в «Сити Молле», после чего начал народ дергаться. Я позвонил в «Сити Молл» и узнал, что никаких бомб и ничего подобного у них не было, все нормально, они усилили охрану, они об этом пишут, но все равно приезжает полиция и начинает эвакуировать «Сити Молл». Просто на основании вот этого фейкового заявления. В соцсетях по всему городу пошла форменная истерика, она продолжается до сих пор. Были утверждения о том, что это была стрельба, на «Ауре» зарезали трех человек, в таком-то районе люди в форме полицейский ходят по квартирам, стучатся, а кто им открывает, того они режут, потому что это не полицейские, а переодетые ИГИЛовцы. То есть вот это все происходило. Если мы кратко сейчас опишем, просто чтобы целый час у нас не ушло на описание, потому что действительно целый час можно сидеть и рассказывать, что происходило. Мы это писали весь день на сайте, все это можно читать, у нас там 120-130 тысяч просмотров на той новости. Я хочу обратить наше внимание на аспекты этого дела. Как ты оцениваешь реакцию наших властей на эту ситуацию и на то, как себя повела городская и региональная власть в разрезе этого чрезвычайного происшествия, которое город так всколыхнуло?

Т.С.: Тут же все очевидно. Как повела себя власть в этой истории и ответ можно было обнаружить в субботу на улицах города Сургута. Даже несмотря на то, что это выходной день и еще считающиеся отпускными месяца, город был просто абсолютно пуст. Вот я в субботу очень много ездил по разным делам. Я таким пустым город еще не видел никогда, ну, может быть в 5 утра 1 января, когда люди уже не могут нигде находиться. Это наблюдение сделали очень многие мои знакомые, которые поделились со мной увиденным. А что это значит? Это значит, что сургутяне на самом деле не верили ни единому слову власти, которые там произносились. Собственно, мы видели два выступления главы Сургута Вадима Шувалова. Одно записанное на телефон видеообразение в кабинете, где он сказал, что преступник обезврежен, будьте спокойны, я вам, как глава города, в общем-то...

Д.Щ.: Ну, то есть сейчас он несколько более уверено дал эту фразу, нежели чем она прозвучала в том видео, если честно.

Т.С.: Второе выступление было из травматологической больницы в присутствии почему-то не его зама по безопасности Жердева, а заместителя по соцвопросам Александра Пелевина. И мы видели одно выступление, как я понимаю, из той же травматологической больницы губернатора Натальи Владимировной Комаровой. Все, что касается хоть какого-то появления властей с объяснениями того, что происходит, ограничивается вот этими тремя очень спонтанно записанными обращениями наших руководителей к горожанам. Естественно, если глава города говорит : «Все спокойно в городе, можете спокойно жить, продолжать жить привычной жизнью», а город при этом пустой, то, мягко говоря, этим словам население не верит. Если по Сургуту и региону расползаются самые невероятные слухи, а я не припомню такого случая на своей четвертьвековой карьере, когда слухи действительно распространялись с такой скоростью.

Д.Щ.: А это соцсети.

Т.С.: Неважно. Слухи ведь по-разному могут.

Д.Щ.: Соцсети позволяют это очень быстро делать.

Т.С.: Ну, раньше люди из уста в уста что-то говорили. Я не могу вспомнить, чтобы слухи носили такой фантасмагорический характер, то есть, мол, там резня началась, и травматологическая больница не справляется с нагрузкой, потому что 24 зарезанных. Вот, как раз тоже нужно проверять, сколько все-таки зарезанных. А распространяемые слухи свидетельствуют о том, что население не получает хоть какой-то достоверной информации в такой чрезвычайной ситуации. Понятно, произошла нештатная ситуация, назовем так, теракт это или это бытовуха, или это третья версия, четвертая, двадцатая — отложим в сторону. Следствие обязано рассматривать все версии, это их задача, но сегодня третий день после этого инцидента и до сих пор ни одного выступления, ни одного брифинга, ни одной пресс-конференции нет. Ни со стороны правоохранительных органов, ни со стороны местной власти, которая обеспечивает общественную безопасность по своему функционалу, ни со стороны региональных властей нет. В этой ситуации люди могут только рождать слухи. Почему до сих пор никто не выступил и не сказал: "произошло следующее" и продемонстрировать, например, восстановленную диаграмму, схему, например, передвижения этого преступника или преступников. Это тоже интересный вопрос. Нам бы так, как показывают в программе «Время». Вот авария, она произошла так-то....

Д.Щ.: Про Барселону я думаю что...

Т.С.: Это с удовольствием они делали. Покажите, где он бегал, восстановите картину произошедшего, чтобы действительно граждане хотя бы знали, что произошло чисто с логической точки зрения без выводов.

Второе — объясните населению правила поведения в создавшейся ситуации. Мы должны прятаться в своих квартирах или мы должны вести себя расслабленно, отпускать детей гулять по городу или не отпускать? Стоит ли предпринимать какие-то индивидуальные меры защиты, ходить, элементарно, с каким-то электрошокером, газовым баллончиком и прочими средствами, или не стоит? Эти все вещи сургутяне хотели бы услышать от хоть какого-то вменяемого представителя власти. Три дня прошло, этих вещей нам никто не говорит.

Третье — мы редакция, мы достаточно крупная редакция в городских масштабах, не буду делать больно тем, кто нас не любит. Но при этом все-таки мы, как я понимаю, редакция, которая сполна отработала всю эту тему, весь этот информационный повод, максимальное количество информации мы могли добыть, мы выдавали в эфир, на страницах и в соцсетях. С нашей редакции не было ни одного профессионального контакта по линии ФСБ, Следственного комитета, полиции, мэрии. Несколько было контактов, как я понимаю, со стороны губернатора.

Все это у меня в голове не укладывается, как это возможно, такого никогда не было. Всегда в случае чрезвычайным ситуации, а мы не знали на тот момент теракт это или не теракт, в любом случае она абсолютно нештатная. По линии основных средств массовой информации, по линии основных предпринимателей проводится какая-то разъяснительная политика информационной работы. Понятно, что власти заинтересованы говорить: «Не раздувайте, не разжигаете, никакого теракта нет», хорошо, но параллельно с этим идут элементарные разъяснения, что, как, по какому поводу можно делать, что нельзя освещать. Выдается какая-то информация, которая бы снабжалась достоверными сведениями, ведь всю информацию, которую мы выдали, мы добывали абсолютно самостоятельно, ни малейшей информации по линии полиции той же, хотя очень многое можно было бы уже сообщать, внести ясность в личность преступника. То его одной фамилией называют, то другой, то один возраст, то другой.

Также можно было внести ясность в кадры камер, которые появились в сети, трое преступников было или не трое. Внести ясность в тот же пояс шахида, внести ясность в поведении ППСника, который, собственно, убил этого преступника, ведь это очень важно: он убил в спину или он действительно стрелял 3 раза в воздух предупредительно. Твоя статья, которая задает вопросы, как надо себя вести представителям власти, куда надо стрелять — в голову, в ноги. Все это надо объяснять сегодня гражданам, потому что многие из них элементарно боятся выйти на улицу.

Но самый главный вывод — ощущение такое, что местные власти элементарно подставили нашего президента Владимира Путина. Президент Франции сургутянам шлет телеграмму, высказывает нам слова сочувствия и соболезнования, все мировые СМИ ставят события в Сургуте в один ряд с событиями в Турку и Барселоне. А президент РФ, будучи, видимо, проинформированный должным образом местными властями, он не знает, что в Сургуте вообще произошел теракт, о котором все говорят, и думает, что это не теракт. Все официальные лица говорят, что это не теракт, все экспертные лица утверждают в один голос, что произошедшее событие имеет все признаки теракта. И, как минимум, версия о теракте должна рассматриваться наравне со всеми остальными версиями, а не как некая второстепенная или третьестепенная.

Наконец, по реакции властей известно, что стратегические предприятия города даже не в пятницу, а накануне, еще в четверг, получали некое предупреждение о возможных угрозах. Я не знаю, как называется террористическая угроза или угроза общественной безопасности. Нам никто не комментирует эти слухи, но если это правда, если правда то, что, например, наши электростанции вообще рассматривали возможность неких взрывов, да и существующую подготовительную работу по безопасности проводили. Если правда, что накануне городская администрация подписала постановление о мерах повышенной безопасности, ну и бла-бла-бла, мы же не знаем текста. Если все это правда, то почему тогда инцидент произошел, если местным властям было известно о готовящихся каких-то беспорядках или акциях, или теракте? Почему мы имеем то, что мы имеем? Значит, на каком-то этапе и где-то обеспечительные меры не сработали. Как бы сейчас не выглядело все так, что мы наблюдаем то, как попытка спрятать концы в воду, свалить с себя ответственность, перевалить ее на другого и сделать крайним, например, не знаю, ту же администрацию города, хотя в этой истории администрация города что сможет сделать? Она может хотя бы проговорить что-то внятное.

Д.Щ.: Ну, да. Я дополню немного к тому, что ты сказал. Смотри, важно с точки зрения реакции властей это то, что, во-первых, после того, как произошли те самые события в городе, начала разворачиваться целая антитеррористическая кампания, по сути. Это была операция, которая носит в себе характеристики антитеррористических. Везде была полиция, везде были силовики, где-то задерживали людей, где-то досматривали людей, где-то эвакуировали торговые центры, то есть это было действительно полноценная городская...

Т.С.: Бастрыкин взял...

Д.Щ.: Бастрыкин взял под свой контроль.

Т.С.: Глава Следственного комитета.

Д.Щ.: Получается, что это тот самый диссонанс между реальностью и словами, которые, как мне кажется, очень сильно повлияли на развал Советского Союза. В Советском Союзе как говорили: «Вот, смотрите, вот здесь мы Америку перегоняем, у нас все хорошо», но ты выходишь на улицу и видишь, что совершенно все не так, как тебе только что рассказали по телевизору. И здесь то же самое. То есть тебе по телевизору, ну то есть, телефоном снятый глава сказал, что бандит обезврежен и все хорошо — казалось бы, иди и радуйся.

Т.С.: Зачем после этого тогда объявлять через местные телеканалы и призывает горожан не выходить из их квартир?

Д.Щ.: Горожане видят, что паника в соцсетях, им идут звонки от друзей, через мессенджеры, через звонки, им пишут, что у нас эвакуируют «Сити Молл», у нас эвакуируют «Агору», у нас эвакуируют «Вершину». Повсюду полицейские.

Т.С.: По линии травмцентра запрещено давать любые комментарии о поступающих раненых.

Д.Щ.: ...в обход окружного департамента информации общественных связей. Получается, что люди — хотя многие полагают, что люди глупые и несамостоятельные, они ничего не соображают, — люди все прекрасно соображают, они все прекрасно видят. Когда им сказали, что все хорошо, причем очень уверено сказали, а видят они, что все плохо, то они естественно понимают, что все плохо, и начинают реагировать соответствующим образом. Мне сегодня звонят люди и спрашивают: «Слушай, а что у вас происходит, что в городе происходит, можно ли вообще возвращаться из отпуска с детьми и вести их в школу 1 сентября, это вообще безопасно?» Я говорю: «Блин, ребят, я не знаю». Я думаю, что это должно быть безопасно, потому что после того, что у нас случилось, по-любому на 1 сентября уж точно вся полиция, наверное, что вся окружная полиция здесь соберется, и все будут заниматься тем, чтобы обеспечивать безопасность.

Т.С.: А где гарантия, что и здесь этого не случится? Мы же об этом и говорим. Нам что, кто-то объяснил, что произошло вообще? Где правда о том, что это действительно не теракт и проблема устранена? Все молчат в тряпочку. Ты правильно говоришь, что это подрывает доверие населения к власти, ведь людям не станет страшнее жить от того, что произошедшее будут квалифицировать как теракт. Людям станет четче, людям станет понятнее, что происходит, они смогут скорректировать свою линию поведения, они будут осторожнее, они будут задумываться, выходя на улицу, они будут, наверное, более внимательно смотреть на проходящих мимо, тем более бегущих мимо в черной одежде. В этом же нет ничего плохого.

Мир действительно опасен, терроризм, как у нас один из блогеров написал, поменял форму. Как бы не обязательно взрывать сразу бомбы какие-то, вот он, в таких формах. В этой ситуации, что могла бы сделать местная власть? Мы отложим в сторону правоохранителей, местные власти, может, ни на что в общем-то не отвечая, в силу нашего законодательства российского. Она может хотя бы на каком-то человеческом языке разговаривать со своими гражданами? Она просто должна смотреть в глаза, объяснять то, что происходит максимально политкорректно, а не мешать работать следствию, не внедряясь в эту работу, никак ее не деформируя. Она может рассказывать то, как себя вести, где быть осторожнее, к чему-то призывать.

Я помню, по-моему, в 1991 году, в Сургуте были межэтнические столкновения между одним народом и другим народом, между двумя братскими кавказскими народами. 90-й год — это была резня, не массовая, конечно, но там была поножовщина, даже, по-моему, были какие-то летальные исходы. Тогда был мэр Рокецкий, он регулярно выступал по городскому радио, раз в день точно, по-моему, даже чаще, местные газеты, в количестве одной штуки, тоже об этом писали. Он постоянно рассказывал, что происходит, он призывал, конечно же, к спокойствию, призывал людей не паниковать, но там были какие-то отчеты о том, что мы провели вот такие-то мероприятия, такие-то и такие-то. Глава сургутского МВД Василий Иванович Хисматулин, он просто работал, как главный ньюсмейкер. Мы у него сидели в кабинете сутки напролет, просто мы видели, как проводились какие-то мероприятия, какие-то силовые мероприятия, как разводили по разные стороны одних от других. Все это было в 90-м году, в режиме online.

Мы это все увидели, мы это описывали, и за очень короткое время удалось волну паники, а это была очень паническая ситуация, тогда в Сургуте загасить. Как-то люди перестали бояться выходить на улицу, но сейчас просто утрачены эти коммуникативные способности в нашей власти, она, мне кажется, вообще не умеет разговаривать с людьми. Она, при возникновении сложной ситуации не знает, что сказать вот так вот, чтобы сказать.

Ты правильно говоришь, нас привыкли считать дураками и типа мы все схаваем, нам программа «Время» покажет какой-нибудь смешной сюжет и на этом все успокоится. А самом деле не успокаивается, потому что обществу хочется понять. Нам врут сознательно, с какой целью? Просто сейчас разные ведомства прикрывают свои мундиры и спасают, перебрасывают ответственность за случившееся, или это просто желание угодить нашему главному начальнику Владимиру Владимировичу Путину, чтобы он не расстраивался, чтобы он не думал еще об этой проблеме, накануне выборов президента. Понятно же, каким комплексом сейчас движимо все наше чиновничество, как бы чего не вышло. В результате проблема загоняется внутри, она не разрешена, проблема, извините, этнических столкновений никуда не делась вообще с повестки дня, которые на всех совещаниях, посвященных этому вопросу, очень серьезно обсуждались. Проблема террористической атаки — она исчезла или нет? Мы живем в одном из важнейших городов, в стране, где сконцентрированы очень важные предприятия, тут вообще полмиллиона населения. Мы что-то, да должны понимать вот в этой ситуации, в связи с происшедшим. Три дня — абсолютно глухое молчание.

Д.Щ.: Как бы ты объяснил это молчание, почему оно происходит?

Т.С.: Я назвал две версии. Первая, как я это вижу, сейчас никому не хочется нести за произошедшее ответственность. Просто ни одной структуре силовой...

Д.Щ.: Да и гражданской тоже.

Т.С.: И, естественно, этой же гражданской местной власти вообще ничего не хочется делать, потому что мы же видим, что наша местная власть — она, когда субботники, то сразу фотографии, фотоотчет, много какой-то писанины, нелепые пресс-релизы, безграмотные при этом еще. Как только происходит ситуация серьезная и трагическая, так у нас местная власть прячется куда-то, мы не видим нашего зама по безопасности, который только и занимается тем, что «наводит порядок». Все бы хотели куда-нибудь на кого-нибудь спихнуть: «Ой, а вот это вот полиция округа виновата», например. Или «Ой, пусть это город будет виноват, пусть будет полиция виновата». И сейчас пока они будут заниматься этим перебрасыванием горячей картофелины. Но время-то уходит, нас интересует вообще не это, ребята, нас даже не очень интересует, кто там из вас будет назначен виновным. Нас интересует, что произошло и как предотвратить это в будущем. Есть ли у вас на это ответы, есть ли у вас какие-то технологии реальной безопасности, не той придуманной безопасности, когда город Сургут, буквально на днях в очередном конкурсе «безопасных городов» победил. Вот, мы видим, что город безопасный. Все опросы показывают, стал ли Сургут безопаснее, стабильнее... Как у нас опрос звучит, стабильна ли обстановка в Сургуте, после этого случая?

Д.Щ.: Там колеблется, но больше в сторону «Нет».

Т.С.: Потому что сейчас те, кто троллил всю эту тему на всех выходных и рассылал эти пресс-релизы про бытовуху, они сейчас подключатся, естественно, накрутят что надо, мы с этим уже сталкивались. А вторая причина, почему мы вот так наблюдаем такую бездеятельность публичную, подчеркну, всех вот участников этого процесса, потому что действительно они панически боятся, что Кремль может просто расценить как провал в их работе. Но я вот чего не могу понять, что Кремлю не понятно, что был теракт? Ну, если Бастрыкин этим занимается, то что это было? Ясно же, что все сводки в администрации президента, я думаю, лично у нашего президента, они достаточно достоверны. Как бы хотят событийную часть представить. Понятно, что сейчас идут проверки, пойдут сейчас чистки на фоне, кстати, чисток по Тюменской области, которые коснулись ХМАО. Наверное, все это будет как-то связанно в одно целое. Наверное, в результате этих служебных и очень серьезных проверок будут задаваться вопросы, в том числе: «А вообще у вас ресурсы силовых структур в последнее время на что были затрачены, то есть, какую систему безопасности общественности вы выстроили? Поход ОМОНа на хлебозавод мы видели, все поняли, что сюда вот тратили ресурсы. Значит, отработка многочисленных заявлений от администрации города Сургута о возбуждении уголовного дела против чиновников мы видим, сюда ресурсы затрачиваются, все это хорошо, молодцы, а что у вас тогда бегают с топорами по центру города и рубят по семь человек за 10 минут? Это почему у вас произошло?» И, когда будут, при желании, а будут обязательно искать крайних, то крайних будут находить очень много, потому что то, что произошло позавчера, говорит о том, что город Сургут нельзя считать безопасным городом. То, что это не поножовщина бытовая в 12 ночи возле ресторана, а это центр города, выходной день.

Д.Щ.: И все-таки твой прогноз, либо твое предположение. Кто, в итоге, кого, как ты сказал, назначит виновным, у кого больше шансов быть виноватым в этом происшествии и кто за это, в итоге, может понести какие-то карьерные политические последствия?

Т.С.: А тут невозможно вообще угадать, потому что тут чей аппаратный вес сейчас, какая цена выше, я думаю, что товарищ Бастрыкин лично занимается этим делом, ничего хорошего местной власти, конечно, не сулит. Понятно, что они сейчас уже этим только заняты, что они непрерывно пишут какие-то отчеты, рапорты, объяснения, то есть будут проверки. Теперь-то уж ясно, что парализована работа наших силовых структур, они вот из-за 19 августа заняты этими делами, что-то прилетит по линии города, безусловно, но я не думаю, что впрямую. Возможно, будут вопросы по правительству Югры, возможно, таких вот явных, чтобы отставка или разнос, то такого не будет. Конечно, мы же видим, что дело спускается на тормозах в части квалификации. Видно, что на федеральном уровне тоже эта тема как-то притихает, что о теракте вообще, даже гипотетически, никто не говорит.

Д.Щ.: «Вести Россия» посвятила, как написал нам бывший коллега Юрий Нуреев, 16 секунд в итоговом выпуске воскресенья Сургуту.

Т.С.: Прекрасно. Это как вулкан. Я вот месяц назад был на вулкане Этна с семьей, и наверху, на высоте где-то 3 км, дымок идет. Ты идешь, а там очень холодно, ветер дует прохладный, а вдруг из земли вырывается кусок лавы, прям в метре от тебя, может поранить очень сильно, может убить даже. Предугадать то, где это может произойти, невозможно, еще не научили сейсмологии определять точки извержения вулкана. Вот так вот более менее что-то где-то там происходит, спокойно все, тихо, но внутри клокочет. Ситуация такая, безусловно. Сейчас в системе идут вот эти клокочущие процессы. Где-то что-то произойдет, но где вылетит, никто не знает просто. Это общая ситуация, как бы уйти от обсуждения правды, максимально смикшировать, если совсем врать нельзя, то подать это в виде полуправды какой-то или вообще увести в сторону. Это как было с бандой ГТА в Подмосковье, это как было с этими партизанами во Владивостоке, то есть пока это не выходит уже на очевидный уровень, когда люди могут предъявлять это местной власти, региональной власти, даже может быть федеральной власти. Потому что соцсети гудят, а соцсети — это как бы реальные жители, это десятки тысяч человек, если не сотни. И когда ты читаешь соцсети, ты понимаешь, что они не верят власти. В этой ситуации надо что-то поменять в информационной политике.

Д.Щ.: Но, слушай, с точки зрения, ты говоришь, что местные власти подставили, могли подставить президента, который вынужден как-то думать об этом вопросе и решать для себя внутренне.

Т.С.: Они его убаюкивают, там все спокойно, ну, там бытовуха.

Д.Щ.: С точки зрения реакции региональной власти. Может ли в этой ситуации Наталья Владимировна, которую, по сути, тоже подставили — она жила себе спокойно, все было в порядке, а тут в Сургуте такое происходит, как бы с политической и аппаратно-административной точки зрения не надо никому, но приходится этим заниматься. Не вызовет ли это у нее реакцию: «Вот, ребят, я поняла, что вы тут занимались хлебозаводом, что вы занимались этими уголовками, и не занимались этим»...

Т.С.: Травой. Покосом.

Д.Щ.: «Знаете что, а не пора ли вам как-то уже позаниматься уже чем-нибудь более-менее полезным?»

Т.С.: В других регионах, в более привычных.

Д.Щ.: Может ли быть такое, что она, исходя из этой ситуации, инициирует какое-то такое внутреннее напряжение, чтобы решить какие-то моменты?

Т.С.: Я не думаю, что это произойдет так явно, я не думаю, что Наталья Владимировна Комарова каким-то образом вообще инициирует смену сургутской власти, вот так вот буквально, если от этого не будет зависеть собственно карьерное благополучие. Система власти в России построена таким образом, что всегда более сильные сваливают на более слабого. Кстати говоря, по моей информации, мы будем ее проверять, оперативник, который с ОМОНом приходил на хлебозавод, этого оперативника уже уволили, то есть там находятся какие-то крайние. Именно поэтому никто не говорит слово «теракт», именно поэтому никто даже не говорит версию теракта.

Комментарий делать рано, если бы хотя бы власти местные региональные и правоохранительные органы сказали: «Слушай, мы не знаем что произошло, так же, как и вы. Мы сейчас реконструируем все события. У нас будет информация такая-то, мы предполагаем, что это могла быть бытовуха. Это мог быть теракт, это могло быть, я не знаю, блин, инопланетянин на Землю прилетел, он просто не сориентировался. Мы рассматриваем все версии, но сейчас рано делать выводы», — это было бы принятая, как вполне сносная позиция.

Но они тут же, когда он еще лежал и не остыл, а уже везде пошла информация о том, что, возможно, он был психически ненормальным. Ну, прекрасно. Как вы у трупа определяете психическое состояние? Нормально все, мы все в полной безопасности, — думает народ, и город после этого пустеет и вымирает. Вот как вранье приводит к такому молчаливому недоверию у власти, то есть она же думает, что у нас рейтинги, у нас все прекрасно, мы проводим любые выборы, как бы все классно, но ни фига не придут люди на выборы, они просто закроются в квартирах у себя и скажут: «Мы вам перестали верить».

Господи, ну, в конце концов, действительно, не взрыв же был там какой-то, не дай бог, поножовщина как бы там, дай бог здоровья всем жертвам этого насильника, как бы. Но вы в этой ситуации, которая, еще раз говорю, если рассматривать любые возможные сценарии, не дай бог, но не самое страшное в этой ситуации, они не набрались смелости назвать вещи своими именами. Что от вас ждать? Вот как выглядит вопрос. И если в результате тех проверок, которые сейчас пойдут по линии следствия, со стороны следственного комитета, а, безусловно, параллельно же и администрация президента рассматривает все-таки инцидент, потому что это из ряда вон выходящее.

Случай, когда и он контролируется — он, безусловно, контролируется, и будут задавать вопросы по всей цепочке, вот в этом смысле, я думаю, что могут быть определенные проблемы у руководства, в связи с тем, что происходит в Сургуте, ну, последний год. Вы заводите уголовное дело, вычисляете там кого-то, преследуете бывших сотрудников администрации. ПП информации, написано заявление на проверку всех заместителей главы администрации города Сургута, на всех директоров департаментов, на всех заместителей директоров департаментов за последний десяток лет. Это просто безумие. Вот чем занимается городская власть.

На фоне того, что вы с травой, как бы уже не будем шутить, ладно, это анекдот уже такой местный, но если вы так серьезно ставите задачу наведения порядка. Условно говоря, борьба с коррупцией. Хотя она как-то странно ведется, борьба с коррупцией, потому что мы видим несколько очевидных оснований с коррупцией в недрах нынешней администрации, почему-то она не производится. Если это стратегия нашей местной власти, то отлично, мы все против коррупции, найдите преступников, и мы вам будем рукоплескать, но вы не потратили ли случайно ресурсы власти, мягко говоря, не совсем на то, что нужно? Потому что если вы обязаны соблюдать некие регламенты по обеспечению общественной безопасности, а у вас режут 7 человек в центре города в разгар выходного дня, значит, где-то эта система не срабатывает, и если кому-то придет в голову искать, почему в конкретном данном случае эта система не сработала, что сбило и не было ли потери на этом этапе какого-то необходимого контроля со стороны муниципалитета, может прилететь. Если недосуг и будут люди заниматься другими задачами, ну, тогда пронесет, но вопросы явно останутся, с моей точки зрения.

Вопрос безопасности города Сургута — это вопрос федеральной повестки дня. Это надо понимать. Кто его обеспечивает, обеспечение этой безопасности — это комплексная задача, правильно? Тут нельзя сказать: «Тут виновата полиция, тут виноват муниципалитет, а тут — округ». Так нельзя сказать, ведь это комплекс мероприятий, которые должны систематически регулироваться в режиме онлайн и не выпускаться из виду. А начнется аппаратная война, тогда будут сваливать те, кто должен будет назначен крайним. Вот и все.

Д.Щ.: Естественно. Сейчас идет процесс, сейчас выясняются подробности в жизни этого парня, который все это устроил и в процессе был ликвидирован сотрудниками полиции. Сейчас могут возникнуть еще вопросы, уже смешные очень петиции появляются на change.org, где говорят о том, что надо сделать ограничения на въезд в Сургут. Ну, это так. Это понятно. Попытка простого решения сложных проблем, которые, естественно, никак не повлияют. Но, кстати говоря, даже более-менее серьезные политические силы об этом уже заявляют, такие, как ЛДПР, они присылают информацию, что они давно предлагали сделать в Сургуте особый формат въезда и пребывания так, чтобы соблюдалось спокойствие. Не могу сказать, что мне кажется, этот инструментарий был подходящим для сургутских проблем, так или иначе мы будем этим заниматься. Что хочешь сказать?

Т.С.: Я на это хочу отреагировать. К сожалению, терроризм непобедим, ну, то есть труднопобедим. Израиль — это самая мощная страна в плане антитеррористической профилактики, но они говорят все, что можно следить, да, мы делаем и мы предотвращаем огромное количество терактов, но если он произошел, то он уже произошел, все. Ты ничего не сделаешь, не надо потом посыпать голову пеплом, потому что жизнь все равно продолжается, идет дальше, ты должен отрефлексировать из произошедшего, сделать новые выводы, вписать их в новые инструкции, и уже быть более подготовленным к следующей встрече, например. У тебя уже больше опыта и больше технологий по предотвращению. Так вот и живет весь мир, поэтому беда ведь не в том, что как бы это ни звучало кощунственно, возможно, что это произошло в Сургуте. Беда в том, что не делается пока никаких выводов, во всяком случае, даже на самом примитивном этапе — объяснение того, что случилось, не делается этих выводов. И в этом плане, конечно, мы, все граждане, себя чувствуем какими-то незащищенными. Мы опасаемся за свою жизнь, жизнь своих близких, а можно это было бы смягчить. Делать те мероприятия, о которых мы говорим.

Д.Щ.: Хочется, конечно же, понимать инструментарий, с помощью которого власть собирается предотвращать подобное в будущем.

Т.С.: В будущем он есть.

Д.Щ.: Тот же Израиль, да?

Т.С.: Нет. А что российская власть? Она умеет на эти вопросы отвечать? Просто надо его соблюдать и все как бы, зачем вы тревожите население, используйте инструментарий, говорите.

Д.Щ.: Да, но, тем не менее, видишь, вот такой вот одиночный. Уже на самом деле говорят, и справедливо на самом деле говорят, что вполне возможен такой формат терроризма, типа, как «примазался». Он не был на самом деле в ИГИЛ (запрещен на территории России — прим.ред.), он просто может быть был сочувствующим и просто пошел и сказал: «Вот, я это там сделаю». И сказал, что он сделал и вошел как бы в эту сферу, и ИГИЛ сказал: «О, отлично, мы берем на себя ответственность, молодец». Это вот просто с той точки зрения, что они просто подхватили случай, но факт того, что перед подобными вещами не защищен никто в настоящий момент. В любой стране человек может жить себе тихо и тихо, а потом выскочить на улицу с ножом. Ему не нужно собирать бомбы, ему не нужно искать сообщников, учиться летать на самолете, чтобы врезаться в какую-нибудь башню. Уже не настолько все сложно, они отошли от сложных схем, они занимаются схемами простыми. И как здесь вычислять это, тоже хочется понимать, чтобы эти занимались.

Т.С.: Для этого существуют спецслужбы. Мы, допустим, верим спецслужбам. Спецслужбы должны периодически хоть как-то выходить в народ и объяснять то, как надо себя вести в тех или иных ситуациях. В конце концов, в каждом учреждении весит большая доска, как себя вести в случае ядерного взрыва, террористической атаки. Есть же инструктаж какой-то. Так вот, по поводу того, что произошло, тоже можно давать разъяснения. Я не знаю, а может быть, нам пора на самом деле действительно с малого начать. Не город закрывать, потому что это невозможно, к сожалению, Сургут стал огромной агломерацией, как проконтролировать потоки въезжающих и выезжающих, но ведь можно действительно смотреть, кто у нас работает в ЧОПах, как туда попадают люди. Мне вот тоже странно, а почему в ЧОПах работают вот такие вот люди, которых мы видели на видео. Я имею в виду не этническую принадлежность, а уровень агрессии, который явно продемонстрирован, и это же общеизвестно. Может быть, нашим силовикам каким-то образом контролировать этот процесс? Та же система безопасности крупных магазинов, общественных помещений.

Кстати, вишенка на торте. Суббота, ЗАГС наш, вот соседнее здание, полный город кортежей, несмотря на то, что все остальные люди вымерли. Видимо, несчастные люди, которым надо было в этот день жениться, они не могли отменить процедуру. По моей информации ЗАГС не был предупрежден о существующей угрозе, опять-таки, если это так, то это совсем уже скверно. Вдруг эта угроза имела бы продолжение, не дай бог, практическое. Что делать? Вот люди, вот кортежи, десятки людей собрались в одном месте. Вы же думайте тоже, предупреждайте, люди своими силами просто выходили и дежурили, смотрели по сторонам. Выводы какие? Выводы такие, что открытость даже в таких тяжелых ситуациях со стороны...

Д.Щ.: Особенно в таких ситуациях.

Т.С.: Да, особенно в таких ситуациях, со стороны власти необходима. Не надо ограничиваться какими-то пустыми, ничего не значащими фразами, наоборот, ведь люди ждут конкретных слов, очень четких слов, которые их сориентируют в этой ситуации и которые позволяют корректировать свое поведение.

Д.Щ.: Да. Ну, что ж, время наше выходит. Мы, так или иначе, продолжаем разработку этой темы. Мы уже направили официальные запросы в городской УВД, в Следственный комитет России, который ведет разработку этого дела. Мы продолжаем выяснение обстоятельств. Мы будем публиковать у нас на сайте, у нас в пятницу выйдет спецвыпуск газеты «Новый Город», посвященный этим событиям, то есть можно будет прочитать полный дайджест, хроники, что происходило, кто и что говорил, когда стало известно, реакция в соцсетях, реакция федеральных СМИ, реакция иностранных СМИ. Я вот вчера давал интервью для швейцарского радио по этому поводу по «Скайпу», рассказывал российскому корреспонденту швейцарского радио. Им тоже интересно, как все это было, им интересно то, как мы сами это...

Т.С.: Я видел это, я написал заметку, ну, как заметку, вот такая колонка как бы была.

Д.Щ.: Да, мы сейчас еще нашли. Daily Mail еще мы нашли.

Т.С.: Да, а вот в этой ситуации, когда, в общем-то, мировая пресса отреагировала на события в городе Сургуте, когда президент Франции и еще, по-моему, чей-то, они тоже откликнулись и выразили сочувствие сургутянам. В этой ситуации хоть брифинг, хоть пресс-конференции предполагаются со стороны либо местной власти, либо правоохранительных органов?

Д.Щ.: Пока ничего не говорят. Была информация о том, что планировался брифинг непосредственно сразу после тех событий, часа через 2-2,5, но его отменили. Туда даже собрались уже корреспонденты, но там вышли и сказали: «Все, брифинга не будет, расходитесь». Это было так.

Т.С.: То есть надо пожелать силовикам быстрее разобраться в этой истории и нам, я имею в виду горожанам, рассказать о том, что было и что нам ждать в будущем. Местной власти хотелось бы пожелать перестать кошмарить местный бизнес, чем она и занимается так усиленно, а сосредоточиться на той самой настоящей безопасности, за которые им дают какие-то награды. Будет город безопасен, так и никто не будет обращать внимание на газоны, на заборчики и все остальное. Ну, и, конечно, чтобы такого больше не повторилось.

Д.Щ.: Конечно, ну, и всем, кто пострадал в ходе субботнего чрезвычайного происшествия, конечно же, скорейшего выздоровления и чтобы все у них было нормально. Мы будем завершать наш разговор, вы сможете в самое ближайшее время прочитать его расшифровку на сайте siapress.ru, а также аудио и видеоверсию посмотреть у нас на сайте и в социальных сетях. До новых встреч, до свидания.

Т.С.: Пока.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


23 августа 2017 в 10:32, просмотров: 10505, комментариев: 10



QR код


Комментарии:
Nina Nina
Как вы думаете, полицейский всё сделал правильно, застрелив нападавшего? В Финляндии, насколько известно, террориста, резавшего прохожих, за день до событий в Сургуте, ранили в ногу.
сэнсей Nina Nina
Полицейский три раза стрелял в воздух в центре города это ничего пуля от Макарова далеко летит кругом многоэтажки.Надо было стрелять в голову а потом в воздух так действуют полиция во всем мире.
Alex Ivanov
чё он там стрелял. бежал за ним, чуть за руку не поймал, но не смог догнать. судя по видео. спокойно мог и в жопу стрельнуть. херой, блин.
Nina Nina
Оказывается тема о полицейском поднимается в статье Дмитрия Щеглова "Ещё вопросы без ответов".
Nina Nina
И очень правильные вопросы он там задает
Сергей Глинских
Террористический акт потрясший наш город на прошлой недели это не только большая беда, но и экзамен для нашей власти и соответствующих служб на готовность оперативно и четко действовать в таких ситуациях. Экзамен который должны принимать жители города. А для этого нужно провести независимое расследование случившегося и восстановить события по минутам. Ключевым моментом такого расследования должен послужить временной лаг между первым сообщением в полицию и нейтрализацией террориста. Важно так же разобраться насколько быстро удавалось дозвониться свидетелям преступления в полицию, (знаю по личному опыту, что в дежурной части трубку не берут по десять минут), как быстро реагировала скорая помощь, насколько скоординировано действовали между собой соответствующие службы. Ну и конечно разобрать по косточкам действия соответствующих лиц городской администрации. Отвечали ли требованиям чрезвычайной ситуации их действия и заявления, способствовали формированию правильного поведения у жителей или наоборот способствовали дезориентации и панике.
Жители города напуганы, это не преувеличение: на работе, в магазине, в чатах в вайбере только и разговоры, что о теракте, большей частью, конечно, домыслы, у страха глаза велики. А все от того, что нет полной достоверной информации от властей и правоохранительных органов о случившемся. Вопросы множатся, а ответов все нет. Доходит до того, что начали появляться петиции на change.org президенту с просьбой обратить внимание на молчание властей. Что следует делать простому жителю города Сургут сейчас? Это глава у нас обманываться рад, но не сургутяне.
ieroglif8
Родственники спрашивают, стоит ли приезжать ли к нам на выходные. Планировали погулять по торговому центру, разумеется, сходить в детский клуб и в аквапарк с ребёнком. Что отвечать? Я не знаю.
ЛенаLena
В этой истории меня поразила эта вязкая, отупляющая информационная молчанка. Не хотят играть на руку террористам? Почему тогда неделю в подробностях обсуждают теракты в Европе, будто подталкивая наших "неадекватов"? Не доверяют своему населению? Типа будет дикая паника или кто-то устроит какие-нибудь погромы? Не было этого. Но шоковое состояние, мне кажется, было. Я через час была возле "Северного", ничего не зная. Удивилась слегка оцеплению, группам людей, которые спокойно (!) что-то обсуждали, потом услышала, как мужчина с улыбкой сказал: "Он с топором бегал, но его уже застрелили..." Люди были растерянными и какими-то наивными - мы к этому не привыкли, но в принципе не так чтобы и удивились... Побежала смотреть новости - пара строк про ЧП в Сургуте, а в соцсетях люди в шоке - кажется, еще кто-то с ножами бегает по городу. И сирены, и город после обеда опустел... И под вечер страх накатил. Я понимаю, вертикаль власти выстроена, слова боятся сказать без указаний сверху. Но нужно брать ответственность на себя и обращаться к людям, пресс-службы везде переполнены. А так, в критической ситуации власть сама по себе, люди сами по себе. Противно как-то.
arrow ЛенаLena
Дело в том, что, по-видимому, даже если молчанием чиновника будут недовольны все жители города - это все равно может ударить по нему не так больно, как если он выступил и в этом выступлении что-то не понравилось хотя бы одному из вышестоящих. Инстинкт самосохранения.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Сконачался первый архитектор и почетный гражданин Сургута Виктор Унжаков

Сконачался первый архитектор и почетный гражданин Сургута Виктор Унжаков

Похороны состоятся во вторник, 25 сентября
Редакция СИА-ПРЕСС 22 сентября в 15:21
555 0
​«Такую рыбку вы в магазине не найдете» // ФОТО

​«Такую рыбку вы в магазине не найдете» // ФОТО

Комбинат школьного питания показал родителям, что едят их дети
Анастасия Якупова 21 сентября в 17:21
770 2
​Классика не для детей? // ИНФОГРАФИКА

​Классика не для детей? // ИНФОГРАФИКА

Читатели siapress.ru высказали свое мнение о возрастном запрете на классическую литературу
Константин Шперлинг 21 сентября в 17:15
645 12
«СеверСтрой»: у нас все хорошо

«СеверСтрой»: у нас все хорошо

Сургутский застройщик рассказал о будущем компании
Анастасия Якупова 21 сентября в 14:17
1496 1
Кардиолог Елена Милованова: «В России показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 2,5 раза выше чем в Югре»

Кардиолог Елена Милованова: «В России показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 2,5 раза выше чем в Югре»

Интервью с врачом Окружного кардиодиспансера о сохранении здоровья сердца
Анастасия Якупова 21 сентября в 10:33
342 1
​ВС не считает «лайки» и «репосты» поводом для уголовных дел. Но судебную практику это не изменит

​ВС не считает «лайки» и «репосты» поводом для уголовных дел. Но судебную практику это не изменит

«Это - легкий способ сделать статистику»
Анна Богдевич 20 сентября в 15:25
517 3
Газпром VS сургутские дачники. Раунд четвертый

Газпром VS сургутские дачники. Раунд четвертый

Судебные качели пока на стороне властей и жителей Сургута, но ситуация может измениться
Артем Мазнев 20 сентября в 13:17
1154 2
Оксана Макеева: «Викторины закончились, теперь – творческие конкурсы»

Оксана Макеева: «Викторины закончились, теперь – творческие конкурсы»

Директор Центра «Открытый регион» - о продолжении цикла мероприятий к юбилею Югры
Марина Романова 20 сентября в 08:58
310 3
​Александра Жемчугова: «Макс Фадеев - гений, но человек сложный»

​Александра Жемчугова: «Макс Фадеев - гений, но человек сложный»

Покоряющая российскую эстраду певица из Сургута рассказала об участие в популярном шоу, работе с известным продюсером и новом образе Garuda
Евгения Гладущенко 19 сентября в 15:11
617 0
Иди и смотри: дороги к школам за лето не стали безопаснее

Иди и смотри: дороги к школам за лето не стали безопаснее

Депутаты Сургута вернулись к парламентской работе. Что решили на первой встрече
Артем Мазнев 19 сентября в 15:06
487 2
​Ждать у морга погоды

​Ждать у морга погоды

Бюро судмедэкспертизы уже 20 лет воюет с бюрократией. И безнадежно ей проигрывает
Анастасия Семихатских 19 сентября в 07:56
755 3
​Депутаты Госдумы обратили внимание главы МВД Колокольцева на кадровый голод в полиции Югры

​Депутаты Госдумы обратили внимание главы МВД Колокольцева на кадровый голод в полиции Югры

Сургутскому подразделению уделили особое внимание
Анна Богдевич 18 сентября в 20:53
640 0
Сургутский район признан лучшим муниципалитетом в России по качеству планирования и исполнения бюджета

Сургутский район признан лучшим муниципалитетом в России по качеству планирования и исполнения бюджета

​Глава Сургутского района Андрей Трубецкой в Москве получил награду всероссийского конкурса «Лучшее муниципальное образование России в сфере управления общественными финансами»
Редакция СИА-ПРЕСС 18 сентября в 18:51
682 6
Рекламная реконструкция

Рекламная реконструкция

В Сургуте пытаются навести порядок в одной из самых проблемных бизнес-сфер города. Каковы успехи?
Артем Мазнев 18 сентября в 17:19
577 1
​«СеверСтрой»: информация о банкротстве компании ложная

​«СеверСтрой»: информация о банкротстве компании ложная

Крупный застройщик Сургута встретится с журналистами, чтобы опровергнуть слухи
Анастасия Якупова 18 сентября в 17:15
1390 4
Больше мнений