16+

«Новая сургутская власть хочет позитивных перемен в городе, но имеющийся кадровый ресурс интеллектуально эту задачу не потянет» // ВИДЕО, АУДИО, ТЕКСТ

Проект «О чем говорят» с Дмитрием Щегловым и Тарасом Самборским

Очередной выпуск итогового проекта siapress.ru «О чем говорят?» пройдет на сайте в прямом эфире: издатель газеты «Новый Город» Тарас Самборский и ее главный редактор Дмитрий Щеглов обсудят самые яркие события в жизни города и страны в январе.

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели, читатели siapress.ru. Мы в студии СИА-ПРЕСС и проект «О чём говорят» проводим я, Дмитрий Щеглов, главный редактор портала siapress.ru, и Тарас Самборский, издатель газеты «Новый Город». Привет, Тарас. Давненько в нашей студии не появлялся, давай обсудим наши текущие дела, всё самое новое и важное.

Завтра будет у нас важная дата, которую на самом деле многие может и не заметили бы, если бы не спецвыпуск газеты «Новый Город», который мы подготовили специально по этому поводу — это юбилей авиакомпании «ЮТэйр». 50 ей исполняется завтра, во вторник, 7 февраля. Вот. У тебя, насколько я знаю, очень давняя история дружбы, отношений с руководством «ЮТэйра», потому что «Новый Город» помогал в своё время «ЮТэйру», находящемуся в глубочайшем кризисе, когда он ещё был «Тюменьавиатрансом». Расскажи какую-нибудь историю взаимоотношений с «ЮТэйром», что там интересного вообще может быть.

Тарас Самборский: Ну, хорошо. Если мне удастся завтра сказать какой-нибудь тост, то я скажу следующее — просто предваряю события. Андрей Мартиросов, с моей точки зрения — это не тост, это преамбула, тост будет потом. Вот. С моей точки зрения, Андрей Мартиросов — один из выдающихся менеджеров, конечно же, региональный, а может быть даже в масштабах страны.

Я понимаю, что многим сейчас покажутся мои слова каким-то подхалимажем, однако, мне кажется, ни Мартиросов не нуждается в этом, да и мне как-то бессмысленно этим заниматься. Просто мало кто уже помнит, что была такая фирма «Сургутавиа» в 1997 году, да?

Д. Щ.: Ну, в 1996-м он был назначен директором.

Т. С.: Ну, середина 90-х годов. Мало уже кто помнит, как мы покупали билеты — через бомбил в аэропортах, как невозможно было улететь. Мало кто помнит, как — ну, вот я лично летал однажды «зайцем», за взятку экипажу. Мне надо было из Москвы в Сургут прилететь или Екатеринбург. Это не «Сургутавиа», но это типичная ситуация для гражданской авиации того времени. Я летел с тремя ещё мужиками здоровыми, в «тушке», Ту-154, в этом отсеке, где тележку с едой они вставляют. То есть тележку они убирали, стюардессы, и туда три мужика — я (ну, я-то ладно, я был маленький такой ещё, парень молодой), и два мужика таких вполне приличных фасончиков, рядом со мной туда они упихнули. Нам даже дали что-то поесть так вот — «нате, поешьте».

Это реалии середины 90-х годов, это полный развал, это правда так. Улететь было очень трудно. Люди самолёты брали штурмом. Ну, чтобы просто по трапу зайти в самолёт — не было мест, билетов, это кто сел на свободные места. Ты вот можешь представить, что такое рассадка по свободным местам? Это не понять, потому что у тебя сейчас есть посадочный, номер, ты садишься, и попробуй ты занять какое-то чужое место.

20 лет назад просто всё было не так. Самолёт мог не улететь. Он мог улететь, мягко говоря, в не очень кондиционном техническом состоянии. Это были достаточные риски. А самое-то главное — экипаж мог летать месяцами без какой-либо зарплаты. Денег не было. Не было денег на топливо, не было денег на техобслуживание. Сами самолёты были преимущественно старые. Сейчас говорят «старые самолёты» — они старые-то старые, но они поддерживаются в технически исправном состоянии, а тогда — ну, это всё было очень печально.

И вот на этом фоне Сургутский авиаотряд, который переименовался и преобразовался в фирму «Сургутавиа», как самая мощная единица производственная во всём «Тюменьавиатрансе». Он просто лежал в руинах, мы об этом очень много писали. И вот Мартиросов, молодой юрист, ему было 30… Нет, меньше даже лет… Да, конечно, ему было меньше 30 лет, так вот где-то, плюс-минус. Вот, какой-то молодой юрист из Тюмени был поставлен на эту «Сургутавиафирму».

Мы просто были свидетелями того, как к нему врывались в кабинет, открывая, выбивая ногой дверь, несчастные эти лётчики, которым ну просто по полгода нету зарплаты, вообще никакой. Денег нету, их просто не существует, фирма в долгах, фирма в бартах, фирма зашита-перешита взаимозачётами, которые невозможно распутать и развязать. Вот на этом фоне появляется Мартиросов и медленно, шаг за шагом, за какой-то там осязаемый срок, за несколько лет, два-три года, он потихонечку вытаскивает «Сургутавиа» из этого кризиса. Люди начинают получать зарплату. Он, значит, бьётся за ооновские контракты. Они и раньше были, это безусловно, не Мартиросов придумал на вертолётах возить ооновские миссии за конвертируемую валюту. Но эта работа при нём приобрела смысл, перестали воровать, то есть деньги пошли на экипажи, деньги пошли в авиакомпанию.

Ведь что такое был «Тюменьавиатранс», тюменский этот объединённый… Как это называется, я не знаю, к сожалению. Это была абсолютно разворованная коррумпированная структура, где никто вообще не знал, что делать с тем менеджментом, который привёл к такому состоянию предприятия. Поэтому я лично снимаю перед Мартиросовым шляпу за то, что он сделал. Ведь уже опять-таки забыли мы, как очень быстро привыкли мы к тому совершенно фантастическому сервису, который Мартиросов внедрил на бортах своих рейсов. Как кормили?

Сейчас не так, сейчас авиакомпания в новом кризисе, но кризис-то «ЮТэйра» является следствием девальвации рубля. Если ты строишь авиапарк крупнейший в стране, а он строится только через валютные контракты, если ты зависишь от курса национальной валюты. И ты под этот курс и под веру в этот курс приобретаешь, делаешь лизинги на сотни миллионов долларов, то дураку понятно, что если национальную валюту девальвируют, причём кратно, не на проценты, а кратно, в два раза минимум. А когда мы долетали до 120 рублей за евро — так это была трёхкратная девальвация. В этой ситуации «Трансаэро» просто обанкротился, несколько авиакомпаний исчезли с рынка, «Пулково» исчезло. Правительство провело ряд мероприятий по спасению своих базовых официальных перевозчиков. «Аэрофлот» имеет гигантские преференции от государства, включая, кстати говоря, все доходы Российской Федерации от транзитного пролёта над нашей территорией иностранных воздушных судов. Несколько лет назад это было около 300 миллионов долларов, я не знаю, какая цифра сейчас, а они идут в бюджет «Аэрофлоту». Они не распределяются между другими авиакомпаниями.

То есть в этих условиях «ЮТэйр» всё равно выживает. Но они сократили всё, что могли. Они отказались от многих излишеств, но они держат доступную цену авиаперелётов — 5 000 рублей всё-таки билет стоит, это же не 25 000, как доходило у нас, до Москвы. Я думаю, что вся история «ЮТэйра», особенно её новейшая история, последние 25 лет, это такой очень интересный эпизод вообще в истории нашего города, нашего региона. Так что.

Д. Щ.: Тост. Ты хотел тост сказать.

Т. С.: Да! Вот. Вот в те годы мы достаточно поддерживали «ЮТэйр». А однажды был кризис в СИА-ПРЕСС. Ну, немножко так случилось. И нас поддержал Андрей Зарменович. Когда я попросил, по-моему, контракт какой-то годовой с предоплатой — мы просто остро нуждались в деньгах. И он помог, он это сделал, он сказал: «Хорошо, потому что хорошую газету нужно не только читать, но и поддерживать». Это был мой тост. Вот на этой формуле как-то мы и существуем. Сейчас наши отношения немного такие, более формальные. Нету таких вот сильных дружб. Просто уже по-другому развивается история «ЮТэйра» и СИА-ПРЕСС, но тем не менее я отношусь к «ЮТэйру» с большим почтением.

Ну, вот такая моя история. Так что поздравляем.

Д. Щ.: Ну, хорошо. Завтра поздравим.

Т. С.: Я считаю, что все сургутяне, конечно, благодаря авиакомпании «ЮТэйр» чувствую себя полноценными жителями нашей страны, и не жителями в отрыве от остальной территории нашей огромной родины. Всё-таки за несколько часов из Сургута можно попасть практически в любую точку страны, да и не только страны. Согласитесь, не было этого 20 лет назад, о таких возможностях нельзя было даже мечтать.

Д. Щ.: Угу. Ну, хорошо. Про юбилей «ЮТэйра», как это будет происходить, мы напишем. Можно будет прочитать и в «Новом Городе», и на siapress.ru.

А продолжим такой темой. У нас в городе происходят определённые подвижки и в городской политике, и особенно в кадровом плане. Вот в самом конце уходящего 2016 года Александр Шатунов, замглавы города, покинул свой пост. После этого стало известно, что Ирина Шевченко покинула пост руководителя комитета по земельным отношениям. Она сейчас перешла в Сургутский район. Как говорят активно.

Кстати говоря, у нас не один уже чиновник перешёл в Сургутский район, у нас ещё Юлия Королёва, которая заведовала экономикой, тоже находится в соседнем здании. Переехала.

Т. С.: Ну, человек по фамилии Шевченко вообще это уже добрая традиция в Сургутском районе, это уже не первый работник с фамилией Шевченко, который курирует в том числе и земельные отношения. Посмотрим, чем закончится второе пришествие этой фамилии. Это разные люди, но симптом, как говорится, на лице.

Д. Щ.: Ну, смотри. Расскажи, по твоему мнению, вот, как это назвать… Синдром Шатунова, или что. То есть был молодой зам, который вызывал восхищение у всех, у передовой части нашего сургутского и общественности сургутской, и прессы. Он был активен, он проявлял инициативу, он говорил столько умных, хороших, правильных слов, предлагал такие определённые планы действий.

И вот постепенно, постепенно, постепенно это всё дело сворачивалось до момента его, собственно, увольнения из администрации. В чём, почему так произошло, что не так, что не получилось, что?.. Или это какие-то силы воспротивились желаниям Шатунова сделать всё хорошо, или у него самого что-то с этим желанием как-то они трансформировались, по ходу в его нахождении в бюрократической машине? Что случилось за эти четыре года?

Т. С.: Ну, во-первых, мне кажется, что про Шатунова говорится излишне много уже. И не по масштабу этой фигуры. Но поскольку вопрос задан, и действительно он витает в воздухе, на фоне последующих чисток, курируемых Шатуновым департаментов и управлений, то, ну, есть смысл ещё раз на эту тему высказаться.

Поэтому во-вторых. Я не могу сказать, что Шатунов вызывал восхищение. Он вызывал определённые надежды, позитивные. Он вызывал желание его даже как-то поддержать, потому что, как ты правильно сказал, он произносил много давно ожидаемых, нужных, давно необходимых слов и фраз о тех или иных путях развития нашего города, его реконструкции, его реформирования, как осмысленной территории. И когда молодой человек, сидящий в ключевом кресле в структуре власти местной, говорит о том, что точечной застройки не будет, что мы наведём порядок со всеми самостроями, что у нас не будет Шанхаев, ну, и так далее. Что мы будем развивать инфраструктурные проекты, мы будем строить по 17 развязок, вот. Мы так вот по щелчку пальцев позовём Ротенбергов, и они нам построят лучшую спортивную школу. Он демонстрировал восприимчивость к каким-то идеям здравым и он вообще вёл себя не как типичный чиновник с отмороженным ленивым выражением лица. Вот этим вот он как бы часть публики и очаровал, обаял, стал её симпантом.

Но, в-третьих, как теперь совершенно очевидно, у него, с моей точки зрения, на самом деле никаких ни интеллектуальных, ни организационных причин подобную симпатию вызывать. Потому что, ну, мне представляется, что его появление в Сургуте было следствием такой средней длины цепочки событий, когда его тесть попросил своего знакомого — возьми к себе молодого человека, перспективный, пусть посидит там, может быть мэром станет. В эту историю многие поверили, и самое смешное, что сам Шатунов по-моему очень сильно поверил, что он будет следующим главой города Сургута, при том, что на тот момент никаких проблем у Дмитрия Попова не возникало, да и, как мне представляется, их бы и не было, если ли бы вот, сам Шатунов в нашей администрации не появился бы. Вот. И уверенность Шатунова в том, что он возможный следующий глава Сургута, основывалась не на действительно способностях и на организаторских способностях и возможностях это кресло занять в силу своей квалификации как чиновника, как управленца, как специалиста, который сгенерировал какие-то идеи и проекты, реализовал их, и с этим портфолио он может претендовать на такую интересную ответственную позицию.

Нет, он был уверен в своей такой карьерной перспективе только лишь потому, что у него родственники, у него партнёры по Корпорации развития, у него друг семьи или детства, как он сам нам тут рассказывал, Александр Ким, первый вице-губернатор правительства ХМАО. Вот и всё. Ну, а если долго повторять, что я будущий глава, при живом и здравствующем главе, наверное, это начинает просто раздражать тех людей, которые в действительности определяют кадровую политику региона и, в частности, нашего города. Вот такая вся и история.

То есть почему его нету? Опять-таки, мне представляется, что руководством Югры перед новым главой Сургута. Вадимом Шуваловым, когда летом прошлого года он занял эту должность, была поставлена задача зачистить кадровое поле городской администрации от всех ключевых работников предыдущих администраций. Там ещё и от Сидорова многие ключевые позиции были заняты, его как бы ставленниками, ну, и от команды Дмитрия Попова. То есть, благодаря собственным действиям кадровым, благодаря стечению обстоятельств, в общем-то задача практически выполнена. То есть мы на сегодняшний день наблюдаем, что на уровне топ-менеджмента администрации все, кроме Александра Пелевина, заместители покинули свои должности.

Д. Щ.: Шерстнёва ещё. Она тоже ещё на месте.

Т. С.: Да, но я её не воспринимаю как полноценного заместителя. Её, в общем-то, как-то так накануне перевели в статус зама. Вот. Управление финансов, оно всегда было таким, неполитическим, бесконфликтным, так что в общем-то это так, бухгалтерская канцелярия, где, в общем-то, одна функция — проводить бюджет в соответствиями думы, отчитываться. Ну, Шерстнёва в этом плане специалист квалифицированный, вне политических подозрений.

Вот. А всё остальное — да, это зачищено как бы. То есть, ну, Базаров — это стечение обстоятельств, Шатунов — это увольнение, инициированное исключительно главой и той командой новой, которую Шувалов привёл с собой. Причём, как я знаю, ему был инкриминирован прогул, просто элементарный прогул, и на вот этом формальном основании его просто попросили написать заявление. Конкретно с Шатуновым — да, это было выработанное решение.

Кто у нас там ещё остался? Наталья Алешкова? Да, это программа зачистки сидоровско-поповской администрации. Может быть, к ней никаких претензий, но это задача по зачистке.

Д. Щ.: Слушай, вот в таком случае возникает вопрос. Есть ли, и видишь ли ты повестку, или, может быть, обсуждал с кем-то ту повестку, которую новая команда сейчас готова либо презентовать, либо уже презентует, либо обсуждает, потому что зачистка команды, понятное дело, это процесс, который, ну, он правильный: всё там, решили, что мы сейчас здесь поменяем принципиальные фигуры. Ну, потеряли Базарова — скорее, наверное, плохо, чем хорошо. Ушёл Кочетков — тоже как бы не совсем понятно, плохо это или хорошо, так или иначе, был квалифицированный управленец. А ушёл Шатунов, который вызывал много вопросов у бизнеса, у общественности, своими решениями и так далее, своими словами в том числе. Но всё равно команда продуцирует повестку. Какая повестка была вот у поздней поповской команды, по-твоему, и какая повестка се1йчас должна встать вот от новой команды Шувалова? Что это должно быть?

Т. С.: У поздней поповской команды — интересный термин — была повестка консервации того состояния, того статуса кво, которое при позднем Попове, в общем-то, сформировалось. После его весенней реформы, когда он распределил полномочия между Базаровым и Шатуновым прежде всего, да, вот в этом заключалась его реформа. Когда он фактически Базарова сделал своим первым заместителем, по набору функций, за которые тот отвечал. Аппарат уже окончательно успокоился и понял, что вот, видимо, вот тот формат управления администрацией, который на какую-то среднесрочную перспективу утверждён. И аппарат успокоился, начал просто уже под это подстраиваться, под новые центры влияния, каковыми были Попов, Базаров и немного Шатунов, потому что, я-то думаю, что та реформа предусматривала всё-таки расставание с Шатуновым, да, конечная задача была именно эта. И вот под эти центры влияния аппарат начал свою перегруппировку. Наверное, дело бы дошло до более глубокой чистки департамента архитектуры и градостроительства, бывшего ДИЗО, как самых коррупциогенно ёмких и опасных структур городской администрации; до правового управления, которое, как я понимаю, совершенно не устраивало ни поповскую администрацию, ни нынешнюю администрацию не устраивает, и которая занимается имитацией правовой безопасности управленческих решений, а по факту мы видим, что очень многие решения просто опасны для работы в городской администрации. Ну, дело Попова, и этим всё сказано. Но это надо всё правовое управление просто всё дисквалифицировать и немедленно выгнать с работы. То есть вот поздняя поповская команда, она была вот такой: всё нормально, все остаются на своих местах, и даже госпожу Грищенкову Дмитрий Валерьевич как-то всё-таки готов был оставить в том виде, в каком это всё.

Д. Щ.: Но он всё-таки расформировал её департамент и её сократили.

Т. С.: Ну, ей отводилась определённая роль где-то так, в околокультурных кругах. Так сформулирую, если можно. На этом, мне кажется, Дмитрий Попов свои структурные реформы, кадровые реформы, готов был закончить. И вот до конца того срока, который был бы у него вторым, в таком вот виде и досидеть, возможно, без Шатунова. После того, как Ким был отправлен в отставку и после неприятностей, случившихся с господином Масловым, который владелец Корпорации развития, и ставленником которого принято считать Александра Шатунова. Понятно было, что рано или поздно произойдёт замена его на какого-то другого заместителя. Но. Вот, зачищена администрация, уровень замов зачищен. Кроме Александра Пелевина, которого, по моей информации, попросил немножко оставить Александр Леонидович Сидоров. Вот, надо было его спросить об этом, правда это или нет. Вот. А теперь, конечно же, пойдёт кадровая реформа на уровне Б. Я имею в виду, чиновники. И, как я понимаю, тоже бывшее ДИЗО, вот этот вот КУПИ — комитет по управлению имуществом.

Д. Щ.: Там Пешков на месте.

Т. С.: Да, пока.

Д. Щ.: Да. А Прилипко — он, как бы, из старой команды.

Т. С.: А Пешков на каком месте?

Д. Щ.: Это управление имуществом.

Т. С.: Да, он на имуществе, не на месте. Он на имуществе. Ты просто сказал «Пешков на месте». Мне кажется, это оксюморон. Пешков не на месте, моё личное место.

Вот, и мне представляется, что недовольство этими структурами существует у нового главы. Я даже не думаю, что выдам какую-то тайну, я это из разговоров с ним понимаю. То есть, он не может декларировать открытым текстом то, что могу сказать я как журналист, но на эти темы мы разговариваем с ним на одном языке. То есть проблема формирования концепции развития города как полноценного города, а не набора «школы, тротуары, чищеные дороги, поданная вода в краны», она Шуваловым и его заместителем Жердевым она формулируется. Они пытаются её сформулировать. На этом фоне архаичность решений, которые выдают такие структуры как ДАИК, как ДИЗО вот это вот объединённое, что имущество, что земля. Она не позволяет предложить ни публике, то есть нам, гражданам, ни руководству Югры, ни одного интересного нового проекта, который бы спозиционировал Сургут как соответствующий своему статусу «лучший в том-том-том», «столица того», «мы культурный центр», «мы научный центр». А департаменты ключевые. Кстати, в этом ряду и департамент экономической политики находится. Который кроме пресловутой смехотворной «Стратегии-2030» ничего за последние годы не родил.

Д. Щ.: Ну да.

Т. С.: Так что что? Будем смотреть. Но есть кадровые решения, которые вызывают некоторые вопросы, например, начальник управления культуры…

Д. Щ.: …и туризма

Т. С.: Культуры и культуризма.

Д. Щ.: И туризма тоже, наверное.

Т. С.: Культура — культуризма, прекрасно.

Д. Щ.: Хорошее название, так.

Т. С.: Начальник управления культуризма, замечательно. Как бы, может быть, это такой парадоксальный ход — я поставлю человека, который не чиновник (Это, кстати, правильно, я считаю, что чиновник не должен руководить культурой. Вот всё-таки там другие немного подходы.), а который сейчас со своим прошлым руководителя клуба, ну, учреждения культуры, будет выдавать нетривиальные идеи. Если это сработает — будет прекрасно. Лишь бы эти идеи не были на уровне клуба. Тут надо понимать. Потому что управление культуры чем должно заниматься? Оно должно заниматься брендированием Сургута. То есть город должен звучать дальше, чем кабинет главы города Сургута, то есть о городе должны знать в регионе и стране. Для этого существуют, ну, например, просто навскидку, всякие фестивали, типа пресловутых «60-й параллели», «Зелёного шума» и так далее и тому подобное. Я когда перечисляю их, я не иронизирую, а на самом деле просто показываю, что в Сургуте созданы отличные культурные продукты, которые можно транслировать шире, дальше наших границ. Вот. Но брендирование этим не заканчивается, надо заниматься музеями, а это очень интересная творческая задача. Её надо делать, выполнять очень квалифицировано. Надо заниматься театром. Тяжёлая проблема в Сургуте с театром во всех смыслах. Надо заниматься… Культурой надо заниматься, вот и всё.

То есть если мы формат управления культурой а-ля Галина Грищенкова заменим на формат а-ля клуб посёлка Солнечный, где…

Д. Щ.: Ну, в Нефтеюганске он был, но неважно.

Т. С.: Нет, в Солнечном он тоже был, заведовал клубом. Вот, какими бы прекрасными продуктами там ни славились эти учреждения культуры, но мы говорим, что нет, тут должен быть уровень просто другой. Нам остаётся только исключительно ждать и наблюдать. Кроме того, что сказать «желаем тебе удачи, прекрасный человек».

Д. Щ.: Ну, он обещал прийти к нам в эфир, и я надеюсь, что он придёт.

Т. С.: Нет, ну всё отлично. То есть если он не закомплексованый, не боится отвечать на вопросы и, самое главное, если в голове рождаются идеи, которые можно не бояться реализовывать, вот без этой чиновничьей постоянной оглядки «закон не разрешает», «а тут мне по башке даст мэр», «а тут мне округ не согласовал». Вот если человек будет лишён этих шор, то, может быть, действительно это как бы, я не знаю, новый Яков Черняк, который заставит говорить о Сургуте всю страну.

Д. Щ.: Но насколько я знаю, если говорить о повестке. О формировании того, с чем новая команда хочет выступить, продемонстрировать себя, всё-таки речь идёт о некотором — по крайней мере, как мне рассказывали люди, — речь идёт о некотором благоустройстве, прорыве в этой части города. То есть. А задачу перед собой первые лица, которые сейчас пришли в администрацию, они ставят именно… вот, есть пример Москвы, который определённый образом при Собянине сделала рывок вперёд, именно в плане городской среды, её формирования, понимания, несмотря, опять же, как это делает Собянин — не смотря и не оглядываясь зачастую на просто тупую критику, а разведя содержательный разговор с людьми. Вот, с такой повесткой хочет выступить новая команда, но, опять же, у неё какие есть ресурсы. Условно говоря, хочет определённый назначенный Шуваловым человек сделать прорыв в городской среде, кто у него есть для этого? У него есть Фокеев, у него есть все эти товарищи…

Т. С.: Фокеев — это тот человек, который лет пять назад на мой вопрос, когда вы ядро центра города — ну, это, скажем так, территория между нами и Газпромом, вот эта часть, квартал № 6 он называется, — приведёте в порядок? И он ответил: «Ну, лет за десять мы напишем концепцию». Вот этот, да? То есть это очень долгий срок — за десять лет реформируются государства. Не строятся 30 гектаров земли, а строятся государства по-новому, перестраиваются инфраструктурно.

Д. Щ.: Ну, да. И вот Фокеев, у него последние полтора года — это у него работа с урбанистикой, он очень часто это слово произносит, к нам приезжают эксперты федерального уровня по урбанистике, что-то делается. Единственное, что ему нельзя поставить в заслугу, к сожалению, вот пока что эти слова не трансформируются в изменения реальности.

Т. С.: Да они никогда не трансформируются. Вот моё убеждение. Я немного перебил, но вот ты говоришь, кто будет поставщиком идей новой команде? Я правда не знаю, новая команда для меня — это Шувалов, Жердев… Я пока не вижу новых.

Д. Щ.: Ну, Кривцов, я не знаю. Мы их пока ещё не оценили.

Т. С.: Ну, хорошо, да, допустим. Вот. Потому что Усова трудно назвать «новой командой», это был, по-моему, какой-то вынужденный кадровый шаг из-за отсутствия как раз тех самых новых креативных лиц, которые могли бы подавать идеи. То есть интеллектуально та часть городской власти, которая отвечает за средовую политику, она не способна выдать никаких продуктов. Мы же видели все эти концепции. Мы видели концепцию того же ядра центра города — у них там была не концепция, там было нечто, что пытались, видимо, под видом обсуждения концепции протащить, чтобы дума города Сургута, не разбираясь в этом вопросе, утвердила какие-то правила землепользования, где потом вдруг возникнут новые заправки, автосалончики, магазинчики.

Д. Щ.: Как оно случилось возле поймы Оби на объездной?

Т. С.: Да-да-да. Когда мы видим какие-то очередные общественные слушания с мямлящими, бормочущими какими-то странными архитекторами, вот, словами, надо понимать, что это делается не для того, чтобы обсудить данную концепцию, фигня это, это делается для того, чтобы через год мы вдруг, увидев очередной автосалон, могли сказать не моргнув глазом: «Ну, это же всё по закону, видите, дума… А где вы были, товарищи?» Вот, поэтому ситуация с архитектурной властью в Сургуте, на самом деле, она очень печальная и трагическая. Когда Собянина обвиняют в том, что он авторитарным совершенно способом меняет Москву и где здесь демократия, многие другие мэры боятся этой критики — «вот, меня сейчас заклюют, забросают тухлыми яйцами». На самом деле, все города в мире — красивые города и лучшие города в мире, — они преобразовывались только авторитарным способом. Потому что перестроить город демократическим способом, к сожалению, невозможно. Нельзя. То есть это ломка, это очень больно. Попробуйте внедрить в Сургуте одностороннее движение во всех жилых кварталах. Попробуйте. Не парковки платные, нет! Одностороннее движение. Попробуйте. Сколько мы говорили с тем же Базаровым на эту тему. Я просто чувствовал, что у человека страх к этому подступаться. Страх даже не перед гражданами, которые будут с дубинками выбегать и убивать всех, а страх перед тяжелейшей работой с прокуратурой, с дорожной дирекцией, с полицией, с ГАИ, потому что это всё надо увязывать интересы, везде сопротивление, везде драки, везде споры. А такую реформу можно провести ну, быстро, но для этого должна быть воля команды. Ну, вот, нету сегодня в городской власти такой цементированной команды, которая в состоянии подобную реформу провести. А это далеко не самая тяжёлая реформа.

Д. Щ.: Слушай, да. Я говорил как раз про интеллектуальные возможности потенциала власти, которая сейчас находится… Задачи стоят масштабные, задачи стоят действительно вывести город из болота. Вытаскивать город из болота…

Т. С.: Я перебью — никто не считает, что город в болоте, все считают, что город прекрасен, замечателен, он светится. Если ты летишь на самолёте над ним, он просто прекрасен. Какое болото? Это поклёп. Пойди и скажи да тому же Усову, что город в болоте, что ты услышишь в ответ? Город функционирует, город качественно спроектирован. Прости, я перебил.

Д. Щ.: Ну, да. Зажигательной речи от Алексея Васильевича мы, к сожалению, не услышим на эту тему, но набор дежурных фраз — это понятно. Я к другому говорю. Недавно прочитал на Стрелке одну тему — ты сейчас держись за стул покрепче. Ты знаешь, есть такой город, называется Сатка. Ты знаешь, где он находится?

Т. С.: В Ханты-Мансийском автономном округе?

Д. Щ.: Нет, слава богу. Он находится в Челябинской области. Там тысяч 40 человек, это такой типичный, абсолютно типичнейший моногородок, там что-то раньше было, какое-то производство, сейчас оно куда-то отваливается. Ну, что-то такое. Городок, я не знаю, Мегион, такого примерно уровня. Так вот. Читал я материал про то, как они занимались…

Т. С.: Мегион неплохой городок, я хочу сказать. Откуда Фокеев, кстати говоря, к нам прибыл.

Д. Щ.: Что странно, да. Значит. И вот этот город Сатка, что они сделали? Я просто когда читал, мне действительно было плохо.

Т. С.: Господи, да что же они сделали? Я держусь за стул, а ты всё молчишь и молчишь.

Д. Щ.: Они разрабатывали себе концепцию развития как раз городской среды. Но разрабатывали её, знаешь, не центр прикладной урбанистики города Сургута, или там не… В общем, у них была Высшая школа экономики в сотрудничестве с какой-то швейцарской конторой. И вот они для этого самого городка 40-тысячного разрабатывали концепцию развития городской среды, городских пространств и как это всё будет происходить. Швейцарская контора.

Т. С.: Мэра посадили уже?

Д. Щ.: Ну, вот я не знаю, вроде, живой пока.

Т. С.: Но они будут реализовывать?

Д. Щ.: Да, у них там какие-то процессы.

Т. С.: Я выдам, наверное, тайну. Потому что она абсолютно, как модно говорить на одном известном радио, в пандан нашему разговору. Вот. Я буквально сегодня разговаривал с главой нашего города, с Вадимом Николаевичем Шуваловым. И мы, вот в том числе, прямо на эту тему разговаривали. Больше часа. И он говорит: «Но ведь определять городскую политику, средовую, ведь должен не такой архитектор, как из чиновников, это, наверное, какой-то привлечённый, это, наверное, какие-то внешние должны быть интеллектуальные силы». То есть я вот вам практически дословно процитировал нашего мэра. Ну, знаете, меня это хотя бы обнадёжит. Хотя бы мысль идёт в верном направлении. То есть понимание того, что на Сургут, как на один из ключевых городов вообще нашей страны, надо посмотреть вообще с другого ракурса, свежим мозгом. Как Эгераат приехал, посмотрел и построил «Вершину». То есть по-другому посмотреть. И если всё-таки так рассуждает глава города, это уже неплохо. Я не знаю, уйдёт ли это рассуждение в какую-то практику, какая дистанция будет между рассуждением и хотя бы первым каким-то проектом стоящим. Но понимание того, что в нынешнем своём виде Сургут — это позавчерашний день. Не надо радоваться тому, что у нас — о боже! — асфальтовые дороги, которые мы научились чинить за 700 миллионов в год, вот, и которые мы научились чистить зимой. Это просто смешно об этом говорить. То есть, действительно, сегодняшние современные задачи даже не урбанистические, потому что уже ведь и от термина урбанистика отходят в мире, потому что она сужает несколько задачи. Вообще, просто мы говорим «среда», «средовая политика», то есть просто территория, где мы обитаем, независимо от того, город это, мегаполис, Мегион, Сургут или деревня какая-то. Так вот, эти задачи не формулируются в Сургуте. На уровне Сургута — нет, они не формулируются. Они не формулируются, например, управлением культуры — а от него тоже очень многое зависит. От тех же музеев. Это только управление культуры. А музеев должно быть, я не знаю, десятки, сотни. Вот на такой город, как Сургут, их должно быть сотни. Музей кедрового орешка, музей лисицы, музей рыжей лисицы, музей, я не знаю, горводоканала. Такая выставочная галерея, такая, такая. Музей советского быта. Ну, круто? Взять, там, пятиэтажку, подъезд пятиэтажки. Расселить людей. Или в каком-то доме. И сделать в квартирах музей советского быта. Или балок какой-нибудь сохранить. Вон, за ручьём полно у нас этого бардака. Сделать там балок. Вот как жили люди 50 лет назад, первые переселенцы сюда, которые осваивали Западную Сибирь. Вот. Так это только по линии несчастного управления культуры. Им вот так вот работы, на сто лет. Только бери и заказывай швейцарцам концепции. Ну, и сам немножко чего-то соображай своей головой. Вот. И на этом фоне тогда проблема пресловутого Дома пионеров, она решается сама собой — сносить, не сносить, что мы там сделаем? Ребята! В мире вообще таких вопросов не задают, просто. Сам факт наличия дискуссии на эту тему, он просто очень нехорошо квалифицирует наш город просто. Ладно общество, да, но власть должна быть квалифицирована в таких вопросах. Если у вас есть последний и какой-никакой, но сохранившийся объект, вот такой вот, «первая школа». Там никакой архитектуры, это дураку понятно. Но просто это последнее здание, которое имеет свою историю. И эту историю можно расписать. И на этой истории можно многие интересные делать продукты для нынешнего поколения. Вопрос не должен стоять — «мы будем его сносить?» или «это гниль или не гниль?». Вы его должны просто в том или ином виде сохранять, как смысл, а в какой это форме будет — это уже другой вопрос. Есть технологии реконструкции, реставрации, интеграции старого в новое, когда деревянный фасад, а над ним построен суперсовременный стеклянный павильон, и это там такой взрыв мозгов совершает у публики. Вот. Эти подходы, они очевидны и они на поверхности. Но когда ты смотришь на наше управление культуры — я не знаю, как это сейчас с новым руководителем будет выглядеть; когда смотришь на наш департамент архитектуры, когда смотришь на этих людей, наполонивших ДИЗО, земельный комитет, и понимаешь, что с ними вообще ничего нельзя родить! Они не выдадут никогда никакой идеи, просто никогда. Они могут только придумывать, как брать по миллиону за установку киоска или снос киоска за то, что миллион не дали. А других идей мы не можем от них дождаться. Поэтому город Сатка — благ ему и процветания, городу Сатка.

Д. Щ.: Да. Слушай, ты, может быть, я думаю, ты следил за процессом — мы продолжаем немного строительную тему, нужно будет скоро заканчивать эфир — Сургутский железнодорожный вокзал. Вот. Он действительно «взорвал» у нас и блогосферу, и публикаций было очень много, отзывов в социальных сетях. По этому поводу пишут, и сакраментальная фраза у нас появилась по этому поводу про модерн. Вот, что ты думаешь по поводу ситуации с вокзалом и как она по идее должна решиться?

Т. С.: Я про вокзал наш написал статью. Не знаю, когда любимая редакция поставит её, видимо, на днях.

Д. Щ.: Скоро поставим, да.

Т. С.: Вот. Значит, она называется «Модерн и психиатрия» или «Модерн как психиатрия» — простите, забыл собственное название. Вот. А смысл следующий. Действительно, здание нашего вокзала неплохое. Более того, оно стильное. Стильное от слова «стиль». Оно построено в стиле модерн, и это прекрасный стиль. Он не пошлый, он очень интересный. У него гигантская история и, действительно, вся страна, начиная от сургутского вокзала и заканчивая любой пятиэтажкой в любом городе, хрущёнка, это стиль модерн. Надо только понимать, что стиль стал настолько массовым, что люди собственно как стиль перестали его воспринимать. Как табуретку Тона или румынскую стенку. В Сургуте немного таких зданий концептуальных, которые построены не просто в определённом стиле, они ещё построены целевым образом под конкретную задачу. Вот здание вокзала сургутского — а у него есть брат-близнец, это вокзал в Павлодаре, — два таких вокзала в стране было, в нашей большой и великой, в Советском Союзе, построено. И второе здание с удивительной архитектурной историей — не с собственной историей, а с архитектурной историей — тоже его можно отнести к модерну — это был ДК «Энергетик». Я всю историю не буду рассказывать, просто прочитайте статью, я там всё подробно описываю, что тот же ДК «Энергетик» имеет прямой отсыл к архитектуре Третьего рейха, это Гитлер строил такие здания, а мы как всегда содрали у них всё, и у нас клубы строились по подобным проектам, там всё описано. И когда его запечатали в этот керамогранит, понапристроили побрекушек всяких диснейлендовских с колоннами нелепыми, и уникальное здание потеряло себя. Я про здание филармонии. К счастью, там внутри всё хорошо с содержанием этого здания и всем, что там делается, но город потерял — памятник — не памятник, — но здание с очень интересным архитектурным базисом.

Так вот то же самое наш вокзал. Очень странно, что дискуссия свелась к тому, говно это или модерн. Это модерн, точка. Это просто здание. Красивое здание. Его надо отшкрябать, обновить, естественно, фасад. Убрать всю эту гадость, которая на привокзальной площади. Сделать логистику привокзальной площади, с парковками и местом для таксистов. Расчистить всё то, что как раз на букву Г вокруг вокзала — вот эти странные постройки. А самая-то главная реформа — это же не реформа фасада, когда нам какие-то художники из РЖД — я так понимаю, это они вот это всё нарисовали, это не наш департамент?

Д. Щ.: Узоры?

Т. С.: Да, вот эта какая-то серо-буро-малиновая вот эта вот порнография. Опять, выдаю подробность нашего разговора с господином Шуваловым. Мы говорили про вокзал. И я сказал, что реформа вокзала должна заключаться в том, чтобы внутри всё сделать безбарьерно и, второе, безусловно, всё в рамках XXI века — вайфаи, кнопочки, освещение, правильная мебель, правильный общепит, которого очень много. В общем, должна быть большая рекреационная зона и торговая, видимо, зона. Но самое главное, человек должен везде безбарьерно от такси до купе своего проходить. Это означает, что надо встроить один или два тоннеля закрытых, над путями — это я тоже, кстати, в своей статье пишу. С тоннелей траволаторы, эскалаторы и большие лифты, куда с тележками человек может войти, опускаются к каждому перрону. И оказывается, РЖД не рассматривает вообще такой реконструкции вокзала! Вся реконструкция вокзала свелась к тому, что навесить на красивый фасад нашего вокзала, который надо просто помыть и поменять ему стёкла на современные системы, они хотят повесить вот эту каловую кучу испражнившегося мамонта, и выдать это нам как за нечто новаторское, за прорыв. Это, конечно, жуткая жуть. Но жуть ещё большая в том, что Шувалов мне говорит: «Ну, слушай, я выставил в соцсетях проекты, и народ-то говорит, что вот, не надо нам никакой реконструкции, надо нам…», ну, в общем, за картинки за эти. И как теперь быть, типа? Что, против общественного мнения идти? Ну так вот, теперь я уже отскакиваю и к собственной позиции перехожу — значит, идти против общественного мнения. Потому что власть для того и нужна ведь нам, чтобы она товарищам из РЖД в данном конкретном случае сказала: «Знаете что, мы тогда вообще ничего не будем делать с нашим вокзалом, раз вы не хотите делать то, что там необходимо. Необходимо — это безбарьерная среда. Необходимо — это попадание из тепла и без ступенек прямо в купе вагона, прямо на перрон. А раз вы этого делать не хотите, к чему тогда все эти ваши фасады и к чему вся эта дискуссия про фасад?» Да? Поэтому если они вокзал наш вот так вот изуродуют, это будет очень печально, это будет нехорошо. Потому что вокзал узнаваемый. Таких зданий мало в стране осталось, их надо сохранять.

Д. Щ.: Ну, хорошо. У нас время нашего разговора подходит к концу. Запись нашего эфира вы сможете посмотреть на нашем канале на «ютьюбе», а также на siapress.ru, а также скачать аудиоверсию — если вам так удобнее, либо прочитать расшифровку в скором времени. С вами были Дмирий Щеглов, Тарас Самборский. До новых встреч.

Т. С.: Пока.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


07 февраля 2017 в 15:59, просмотров: 4846, комментариев: 29



QR код


Комментарии:
Surgutman
Тема номер РАЗ! До каких пор депутаты избранные от конкретного территориального избирательного округа будут больше " интересоваться" вопросами гордского значения в оообщем , а не в масштабах своего округа? Надо как участковые полицейские работать а не политиков из себя лепить ! К земле поближе , к дворам , помойкам, и сараям!
Аванес
В администрациях города и района продолжаются кадровые зачистки, зачастую бессмысленные и беспощадные. При этом многие чиновники переходят на работу в соседнюю администрацию. На ваш взгляд, какой из муниципалитетов быстрее деградирует, либо наоборот выиграет?
Tatyana Malinina Аванес
Этот вопрос Ванге надо задать.
vladimir Аванес
Какой смысл брать Шевченко Ирину управлять землей в районе, если она в городе себя плохо проявила. За год ее руководства горкомземом города ситуация с оформлением землепользованием ухудшилась. Идет разваливать район. Интересно почему замом у Прилипко не осталась, ей это больше нравится
Аванес vladimir
Вот я и предлагаю как тему для обсуждения...
Boden123 Аванес
Великие спецы ликвидированных департаментов города Шевченко и Королева внедрились налаживать работу района. Если они в городе не смогли, на что надеются в районе? Стиль и методыиработы человека не изменятся, тем более в таком возрасте .
скоч Boden123
Странно, что Королеву район взял на должность зама. Неспроста в городе ликвидировали возглавляемый ею департамент, а для нее места не нашлось. Практически всех работников оставили, значит проблемы были только с ней.
v.max555 скоч
Королеву убрали с подачи Шерстневой из-за должности зама главы, умело использовали стиль Попова, если кто-то неугоден, нужно убрать с помощью процедуры ликвидации. Королева пришла из бизнеса, современно мыслит, быстро адаптируется, не боится новшеств. Город потерял хорошего спеца , но обеспечил продвижение по карьере Шерстневой. Потянет ли?
Шмондер Boden123
Для начала Королева измененилась только внешне. В городе она была с взьерошенными волосами в колхозных платьицах, а в районе выглядет солидно и шикарно, значит стимул нашла.
Интересно как изменится Шевченко? Для нее это трудная задача. Надеемся на чудо.
Швондер Шмондер
Комментарий удален модератором из-за нарушений правил сайта.
Швондер
Комментарий удален модератором из-за нарушений правил сайта.
Королева и Шевченко антагонисты. Одна гибкий управленец и новатор, вторая закоренелый бюрократ, избегающий любой ответственности. Интересно понаблюдать, либо приспособятся, чтобы должности не потерять либо затеят возню , где одна начальник, а вторая все только по регламентам.
shpargalo@gk.ru
Тарас, Дмитрий подымайте вопрос о незаконных ларьках в городе, во дворах, придомовой территории, магазинах продуктовых в наших домах. скоро весна опять овощные под окнами будет ли когда порядок. жильцы не разрешают а кав....на нас .....больше говорит надо писать. администрации надо работать...а то и звоз и ныне там... а так вы молодцы СПАСИБО...
Аванес скоч
а в районе с новым главой всё странно...как в психушке!
Швондер
Комментарий удален модератором из-за нарушений правил сайта.
Аванес
Администрация района как тема была обойдена, контракт заключён?)
Марина Соболевская
Хорошие кадры- это проблема века. Жизнь показывает, что каждый последующий хуже предыдущего. Уникумов брать для нашей переферии просто негде. Вывод - учить тех, что имются, спрашивать строже, ставить конкретные задачи, чаще проводить конкурсы идей и проектов. И, конечно, привлекать профессионалов со стороны, не жалея для этого средств, используя любые возможности. Только тогда и возможен Сургут - город мечты, город - сад. Так думаю...
Уважаемый Тарас Владимирович, все что вы говорите потрясающе верно. Помните как у Исаака Эммануиловича Бабеля, пока не познал жизни - писать не начал. Вот то же и с городом, пока не видел ничего, что ты можешь сделать?

Есть целая плеяда детей сургутской элиты, которая не стала рейдерами (как в известном случае нашей бывшей власти), не осталась в сургуте в фирмах папиков (как в известном случае наших строителей), а получили или получала образование зарубежом или столицах, сделали свою жизнь в крупных городах, почти все выходцы из Салаховской Гимназии. Вот этих ребят и надо привлекать к управлению городом. Я знаю многих, очень успешные и интересные, современные, открытые. И это новая волна!
Ёж В тумане
осталось спросить у этих успешных ребят- насколько им это интересно?
Большой
Вот который раз замечаю, Вам ребята "а поговорить" главное!
Сколько злободневных тем Вы уже поднимали, но ни по одной, по моему, не было результата, потому что всё "по закону", а Вы дальше не идёте! Много и справедливого, но много и бла-бла.
Нужно понимать, что чиновник ограничен ФЗ и иными НПА, и сравнивать Собянина - федеральный округ и ОМС глупо!
Любой губер примет решение и будут исполнять, а уж если посидеть (при нарушении закона) нужно будет, найдут Фунта!
Город ограничен 131-ФЗ и больше не моги!
Вот ознакомьтесь и предложите варианты!
Вы, кстати, много средств уже собрали на содержание "памятника"?
okanda Ёж В тумане
Зашевелились извинилины. У Валерия Шейховича (в бытность вовсе не Шейховича), слава ему и почет, в Гимназии воспитывались очень свободные люди. Чего один предмет летней школы "Нестандартное мышление" стоил. А как насчет умения говорить - "Нет". Этому тоже учили детей, надеюсь и сейчас учат.

Заинтересовать - это и есть задача руководителя. Заинтересует одного, а потом друзья по Альма-матер разберутся. Каждый знает кто есть кто. Кто ради денег рубится, кто ради власти, а кто уже все это познал. Город - это не кормушка для тупых чиновников, а отличная возможность реализации. И начинать надо с кадров.

Большому - бла-бла, кто не хочет ищет отговорки, а кто хочет - возможности. Воровать им ни один закон не мешает, а вот развивать помешает. АЗАЗА
Большой
Okande - Так приходите и рулите (хотя бы к Главе с идеями и их реализацией с учётом соблюдения законов)!
Если воруют - пишите заявление в полицию, а не имеете фактов не "бла-бла"!
Помните - "на вору и шапка горит"
Швондер
походу оканда - Савенков. Или как его там щас в салаховке
okanda Швондер
Глубокоуважаемый Швондер, Сав-ков плохо образован чтобы быть мною. А вот вы точно не такой уж и шут, как тут представляетесь.
Большой
Д. Щеглову - я же написал, что много справедливых упрёков к Администрации!
Ваше издание, полагаю, достаточно уважаемое, поэтому можно не только освещать, но и предлагать варианты (понимая возможность их осуществления)!
Не зря же я спросил - много средств собрано у защитников школы №1? Или Вы только возбуждаете массы?
Tatyana Malinina
Комментарий удален модератором, так как не по сути материала.
Dochimacho Tatyana Malinina
Комментарий удален модератором, так как не по сути материала.
Tatyana Malinina Dochimacho
Комментарий удален модератором, так как не по сути материала.
сургутянка Большой
А много средств собрано на покупку гипермаркета Рост? И почему жители Киртбая остались без школы? Почему жилищный комплекс сдается без озеленения, как это было при сов. власти? Посмотрите какие аллеи выросли в старых микрорайонах! И посмотрите, что теперь. За то строители теперь меценатством занимаются.
сургутянка
Адекватен ли округ? Берут сомнения. Но вот на Шувалова можно надеяться. Впервые на площади Мира как то по хозяйски, как для себя обустроена площадь, качественно залит каток, добротное помещение предоставлено для проката. Единственное "но". Каток должен заливаться ни к Новому году, а гораздо раньше. Вспомните, что было раньше.....
Швондер
Точно раньше. В августе, чтоб к первому сентябрю уже замерз
Большой Д.Щеглов
Дмитрий, понимаете в чём проблема, Тарас же озвучил её - большинство горожан за новый облик вокзала, а Тарас называет это дерьмом! И так во многих вопросах. Он тут и Черняка упомянул, но подзабыли все наверное плавучий фонтан, приобретённый за бюджет (около 100 тыс $)?
Дело в том, что даже на Вашем сайте среди 10 пишущих нет единства мнений, а в городе как этого достичь?
Силовой метод приводит к обратному эффекту (иногда со смертельным исходом), кому это надо?
Вот извечна проблема - парковки машин где попало!
Почему кто то (Адм) обязана предоставлять паркинги?
Да еще и за 2 рубля (все так хотят, иначе не пустовали бы существующие, при забитых рядом дворах)!
Почему единицы понимают, что прикупив средство за 500 тыс и выше, ТЫ ОБЯЗАН РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ ПАРКОВКИ!
Как примирить всех в данном вопросе?
Почему я оплатил ещё 500 тыс за гараж и не мешаю никому, а 80% горожан "пофигу мороз" и всё завалено машинами-сугробами?!
Ёж В тумане
Большой. Тут речь с Вашей подачи шла о ГОСТах, СНиПах и других НПА... Интересно, опираясь на какие НПА обустроены проезды вдоль построенных СПС многоэтажек?. Никакие НПА не предполагают запрета жителю дома припарковать авто, не загоняя его в гараж во время обеда. А если пожар- проедет ли пожарная машина? Вряд ли. А микрорайоны без школы- какие НПА позволяют это? и множество подобных примеров, указывающих на то, что когда нужно- администрация и чиновники отдельные успешно кладут с прибором накаждый НПА по отдельности и на все оптом. И только что-либо действительно нужное всегда упирается в НПА. Это нормально?
Швондер
Комментарий удален модератором, так как не по сути материала.
Аванес Большой
Задумаете родить ребёнка, вы БУДЕТЕ ОБЯЗАНЫ решить проблему чистого воздуха и чистой воды в ХМАО-Югре...и не тупите больше)
Большой Аванес
Тупите Вы!
Тем более, если рожаете детей, обрекая их на отсутствие чистого воздуха и воды!
Если есть что включить, то подумайте как решить проблему, из-за которой, в том числе и экология ухудшается - парковка машин везде!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Сконачался первый архитектор и почетный гражданин Сургута Виктор Унжаков

Сконачался первый архитектор и почетный гражданин Сургута Виктор Унжаков

Похороны состоятся во вторник, 25 сентября
Редакция СИА-ПРЕСС 22 сентября в 15:21
552 0
​«Такую рыбку вы в магазине не найдете» // ФОТО

​«Такую рыбку вы в магазине не найдете» // ФОТО

Комбинат школьного питания показал родителям, что едят их дети
Анастасия Якупова 21 сентября в 17:21
768 2
​Классика не для детей? // ИНФОГРАФИКА

​Классика не для детей? // ИНФОГРАФИКА

Читатели siapress.ru высказали свое мнение о возрастном запрете на классическую литературу
Константин Шперлинг 21 сентября в 17:15
642 12
«СеверСтрой»: у нас все хорошо

«СеверСтрой»: у нас все хорошо

Сургутский застройщик рассказал о будущем компании
Анастасия Якупова 21 сентября в 14:17
1496 1
Кардиолог Елена Милованова: «В России показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 2,5 раза выше чем в Югре»

Кардиолог Елена Милованова: «В России показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 2,5 раза выше чем в Югре»

Интервью с врачом Окружного кардиодиспансера о сохранении здоровья сердца
Анастасия Якупова 21 сентября в 10:33
342 1
​ВС не считает «лайки» и «репосты» поводом для уголовных дел. Но судебную практику это не изменит

​ВС не считает «лайки» и «репосты» поводом для уголовных дел. Но судебную практику это не изменит

«Это - легкий способ сделать статистику»
Анна Богдевич 20 сентября в 15:25
517 3
Газпром VS сургутские дачники. Раунд четвертый

Газпром VS сургутские дачники. Раунд четвертый

Судебные качели пока на стороне властей и жителей Сургута, но ситуация может измениться
Артем Мазнев 20 сентября в 13:17
1154 2
Оксана Макеева: «Викторины закончились, теперь – творческие конкурсы»

Оксана Макеева: «Викторины закончились, теперь – творческие конкурсы»

Директор Центра «Открытый регион» - о продолжении цикла мероприятий к юбилею Югры
Марина Романова 20 сентября в 08:58
310 3
​Александра Жемчугова: «Макс Фадеев - гений, но человек сложный»

​Александра Жемчугова: «Макс Фадеев - гений, но человек сложный»

Покоряющая российскую эстраду певица из Сургута рассказала об участие в популярном шоу, работе с известным продюсером и новом образе Garuda
Евгения Гладущенко 19 сентября в 15:11
617 0
Иди и смотри: дороги к школам за лето не стали безопаснее

Иди и смотри: дороги к школам за лето не стали безопаснее

Депутаты Сургута вернулись к парламентской работе. Что решили на первой встрече
Артем Мазнев 19 сентября в 15:06
487 2
​Ждать у морга погоды

​Ждать у морга погоды

Бюро судмедэкспертизы уже 20 лет воюет с бюрократией. И безнадежно ей проигрывает
Анастасия Семихатских 19 сентября в 07:56
755 3
​Депутаты Госдумы обратили внимание главы МВД Колокольцева на кадровый голод в полиции Югры

​Депутаты Госдумы обратили внимание главы МВД Колокольцева на кадровый голод в полиции Югры

Сургутскому подразделению уделили особое внимание
Анна Богдевич 18 сентября в 20:53
640 0
Сургутский район признан лучшим муниципалитетом в России по качеству планирования и исполнения бюджета

Сургутский район признан лучшим муниципалитетом в России по качеству планирования и исполнения бюджета

​Глава Сургутского района Андрей Трубецкой в Москве получил награду всероссийского конкурса «Лучшее муниципальное образование России в сфере управления общественными финансами»
Редакция СИА-ПРЕСС 18 сентября в 18:51
682 6
Рекламная реконструкция

Рекламная реконструкция

В Сургуте пытаются навести порядок в одной из самых проблемных бизнес-сфер города. Каковы успехи?
Артем Мазнев 18 сентября в 17:19
577 1
​«СеверСтрой»: информация о банкротстве компании ложная

​«СеверСтрой»: информация о банкротстве компании ложная

Крупный застройщик Сургута встретится с журналистами, чтобы опровергнуть слухи
Анастасия Якупова 18 сентября в 17:15
1390 4
Больше мнений