16+

Наталья Владимировна, вы просто обязаны купить «Вершину»! // ВИДЕО с тематической разбивкой

Очередной выпуск проекта «О чем говорят». Ведущие: Тарас Самборский и Дмитрий Щеглов

Онлайн-проект siapress.ru «О чем говорят?» после небольшого перерыва возвращается в эфир. Очередной выпуск программы прошел 22 мая.

Здравствуйте уважаемые читатели, зрители и слушатели siapress.ru. После небольшого творческого отпуска в эфире снова проект «О чем говорят». В эфире сегодня главный редактор «Нового Города» Тарас Самборский и Дмитрий Щеглов, шеф-редактор siapress.ru. И мы обсуждаем самые насущные проблемы уходящей недели.

Я кратко оглашу их список. Самая интересная и самая интригующая тема прошедшей недели – это то, что губернатор Наталья Комарова устроила такой своеобразный выговор заместителю главы города Сургута Александру Леонидовичу Иванову. И в начале недели он написал заявление об отпуске с последующим увольнением, глава его подписал. Соответственно, мы обсудим историю работы этого чиновника, что он успел сделать, что было хорошего, что плохого, к чему это все приведет.

Вторая новость тоже достаточно интересная. На этой неделе в думу города поступило заявление от группы инициативных граждан о том, чтобы провести референдум по ряду вопросов. Среди них, например, вопрос о строительстве церкви на пересечении улиц Островского – Мира, о различных льготах для жилищного строительства, о, например, гарантии на пять лет на строительство дорог на внутриквартальных проездах. То есть несколько таких вот довольно насущных вопросов. И мы обсудим смысл этого референдума.

Далее у нас тема о том, что у нас «Вершина» – один из самых крупных и, наверное, красивых торговых центров, архитектурная достопримечательность города – теряет стремительно свою жизненную энергию и в скором времени будет, скорее всего, продаваться, потому что в бизнес-процессах она не удержалась. И, соответственно, что можно прорывного из этого сделать, что город и округ может сделать для того, чтобы этот объект не был разрушен и не был использован неправильно, нерационально и глупо. Соответственно, обсудим вообще наличие или отсутствие денег в городском и окружном бюджетах. Потому что сегодня у нас прошло очередное заседание думы города, где, в частности, было объявлено о том, что Сургут просто не может взять в руки и освоить два миллиарда средств бюджетных для строительства перинатального центра. Вот как раз об этом и поговорим. Ну, поехали.

Т.С.: Поехали.

Замглавы Сургута Александр Иванов — герой или антигерой градостроительной политики?

Д.Щ.: Я вчера вечером писал заметку – краткую историю о том, как г-н Иванов Александр Леонидович пришел в город Сургут в качестве заместителя главы города по архитектуре, градостроительству и земельным отношениям. Я кратко повторю. Это было почти год назад: 28 мая его представили на заседании думы, а 29 мая он был утвержден в должности. Вообще, в принципе он из Тюмени. Многие говорили о том, что у него остались обширные связи именно в Тюмени. В округе он у нас непосредственно проработал недолго: где-то с 2008 года он был замдиректора по строительству, далее он перешел в НПО «Союз строителей Югры», в 2013 году, в мае, он оттуда перешел на должность замглавы города Сургута. Ну, говорили, что это то ли близкий товарищ, то ли в принципе ставленник другого заместителя главы – Сафиоллина Алексея. Очень много говорили, по крайней мере по слухам, что они то ли дружат, то ли вместе долго работали. Во всяком случае, знают друг друга. И его такая активная деятельность началась с того, что он вступил в противостояние с одним из застройщиков Югры «ЮрКорректСтрой», который сносил три дома на улице Энтузиастов в Сургуте и строил там новый дом для того, чтобы потом туда переселить жителей. Это была фактически схема со сносом ветхого жилья и переселением жителей. Де-факто он строился незаконно, хотя все документы находились в процессе оформления.

Т.С.: Ну, и де-юре он тоже был незаконным.

Д.Щ.: Да, и де-факто, и де-юре он был незаконным.

Т.С.: Де-юре он был незаконным, де-факто он строился точно так же, как и все стройки в городе Сургуте.

Д.Щ.: И вот когда обсуждался этот вопрос в городе Сургуте, многие говорили, что все хорошо и правильно, что это борьба с точечной застройкой, с незаконной застройкой, с уплотнительной застройкой. Но так получилось, что это оказался единственный дом, который попал под такую вот раздачу за незаконную застройку. Тогда же начали появляться слухи, которые так и не были подтверждены, по крайне мере в прокуратуре, что якобы г-н Иванов требовал какую-то взятку за то, чтобы прекратить преследование этого застройщика. То есть он написал это заявление, но после того как он не смог доказать его состоятельность, был вынужден отказаться от своих слов. Однако в округе, куда обратился застройщик за помощью, настаивали на том, чтобы решить этот вопрос, чтобы этот дом достроился, потому что, как мне передавали эти слова, губернатор сказала: «Много ли в Сургуте строится таких домов, которые позволяют снести старые дома-развалюхи, переселить людей и при этом улучшать наш жилищный фонд?» И когда ей сказали, что таких домов нет вообще, кроме этого на Энтузиастов, она сказала, чтобы решили этот вопрос. И это ни к чему не привело. После этого началось такое сначала не очень явное, а потом очень явное раздражение окружных властей в сторону г-на Иванова. И все закончилось вот этой вот историей, которая произошла в конце прошлой недели, когда г-жа Комарова сказала г-ну Иванову, чтобы он решил эти проблемы (у них была перепалка по поводу жилищного строительства) до их встречи в следующий раз, если он, конечно, будет в должности. Это, видимо, была последняя капля.

Т.С.: Он же там ей возражал, единственный на этом совещании, и говорил, что увеличивать темпы строительства жилья в городе Сургуте нет никакого резона, поскольку построенное жилье стоит пустое и не продается. И Сургут на грани, это я уже по смыслу заканчиваю за него, в такой стагнации на рынке жилой недвижимости, как я понимаю. Это, в общем-то, взбесило губернатора окончательно, и она свою легендарную фразу произнесла. И это такая ситуация странная.

Получается, что у нас губернатор увольняет городских чиновников. И насколько это хорошо, насколько это плохо сейчас еще судить достаточно сложно. Особенно в отношении такой персоны, как Иванов. Потому что когда он появился, многие испытывали очевидный скепсис в отношении этой фигуры, потому что, во-первых, он пришел после достаточно популярного Андрея Сурлевича, во-вторых, он являлся явной такой креатурой Алексея Сафиоллина. И многие, кто следит за событиями в наших управленческих структурах городских, были недовольны тем, что Алексей Сафиоллин начинает как-то вокруг себя формировать собственную команду. Команду такую параллельную команде главы города. Кстати, почему еще вот так вот многие Иванова восприняли негативно на фоне Сурлевича, это потому, что Сурлевич по характеру просто принципиально другой человек, то есть он такой очень…

Д.Щ.: Неконфликтный.

Т.С.: …да, неконфликтный. Я хотел сказать «не отказывающий никому», но и «неконфликтный» тоже годится. То есть он умел, ну и сейчас умеет, просто у него другой функционал сейчас, разговаривать как-то с разными группами влияния на достаточно уравновешенном языке. И в общем-то при нем конфликты в строительной сфере не приобретали таких масштабов, как это начало происходить достаточно регулярно при Иванове. Это не говорит о том, что конфликтов не было. Это не говорит о том, что лоббистские группы не давили на власть, не добивались своих каких-то интересов, и перемещение того же Сурлевича в компанию строительную «Сибпромстрой», кстати говоря, одно из подтверждений этого. Безусловно, лоббисты работали, и все эти процессы существовали. Но при этом Андрей Сурлевич, в качестве заместителя главы города, сумел обеспечить соблюдение каких-то таких балансов и как-то так вот не доводил риторику критиков городской власти до такого достаточно громкого уровня, как это стало происходить в последний год.

Потом возникла определенная надежда в отношении Иванова, потому что он действительно явочным порядком начал заниматься проблемой точечной или уплотнительной застройки. Примеров, конечно, больше, чем этот дом на Энтузиастов, 25. В частности, Иванов, видим, блокирует строительство очередного торгового комплекса на Набережном проспекте, вот который по бумажкам называется, по-моему, «Татарский национальный культурный центр». Ну, как обычно, где очень красивая картинка, где-то там кусочек татарского национально-культурного центра и несколько десятков тысяч коммерческих площадей. Вот у этого предпринимателя, насколько я знаю, серьезные проблемы: он не может оформить документы, договор аренды кончился, и Иванов противился и не подписывал, потому что… Ну, я не знаю, кстати, почему. Но объективно внешне я считаю, что это такая ситуация правильная. А чего ты выкопал в центре города яму шестиметровую и ничего не строишь? Или ты просто строй, или не строй и освобождай земельный участок. Тем более что рядом там будет идти будущая дорога, объединяющая центр города и объездную дорогу. И как-то надо перспективно смотреть на развитие этой территории.

Ну, ты правильно сказал, что борьба с точечной застройкой приобретает точечный характер.

Тот же дом на Энутзиастов, 25. У городской власти на самом деле был очень простой выход из ситуации, точнее, их было два: либо принципиально запрещать эту точечную застройку и делать это в отношении всех объектов подобных, а их много, либо, как и требовала Комарова, де-факто создать условия наибольшего благоприятствия, чтобы застройщик мог благополучно закончить свой проект.

Я не согласен с тем, что только этот застройщик переселяет людей из ветхого жилья. На самом деле это и Сторожук делает, и «Северстрой», то есть они застраивают территорию и людей расселяют. Собственно, за счет этого они и получают без аукциона большие куски земли. Но тут точно такая же ситуация: он строит и расселяет соседние «деревяшки». Зачем вообще он строит на таком хорошем месте, это другой вопрос. Потому что я в принципе против того, чтобы тот район, район НГДУ, застраивался такими гигантскими зданиями. Тут вот рядом построил Мельник свое здание, «Юграконсалтинг», которую сейчас, кстати, тоже хотят власти продавать. Ну, дело сделано, мавр может быть свободен. Зачем этого циклопа страшного строить вот в таком зеленом массиве, где можно было бы обойтись вообще другим проектом. То же самое дом вот этот вот… Как эта фирма, где Калягин?..

Д.Щ.: «Юркорректстрой».

Т.С.: Еще там какая-то похожая стройплощадка. То есть опять пошло все дело в мелкую розницу. То есть принципиально не должны власти допускать такого подхода к этой территории. Территория зеленая, очень красиво сформировалась, ее можно было просто как-то расселять спокойненько. Этих жильцов спокойно расселять в те же дома Сторожука или какие-то другие дома. А здесь просто создать зеленую зону.

Д.Щ.: Ну, или малоэтажную застройку.

Т.С.: Малоэтажное, парковая зона, культурная зона, может быть, развитие каких-нибудь тех же университетских площадей. То есть можно было сделать нормальный микрорайон. Добротный, импозантный, такого хорошего бизнес-класса. Ну, я думаю, что, безусловно, это коррупционна составляющая. Потому что чем выше этажей в стройке, тем больше интерес всех задействованных сторон. Поэтому конфликт Иванова и этого застройщика может иметь разную природу. Это могла быть и коррупционная составляющая, о чем Калягин заявлял. Как я понимаю, он сделал свое заявление о вымогательстве только для того, чтобы привлечь внимание г-жи Комаровой к своей проблеме. То есть был такой абсолютно авантюрный поступок. Он отказался от своих слов. Но, как говорится, осадочек остался. И он свою задачу выполнил. Губернатор, по-моему, только этому строительному объекту посвящала три или четыре своих публичных высказывания на селекторах, на прямых совещаниях. Два раза доставалось из-за этой стройки главе города Дмитрию Попову. Проблема приобрела, в общем-то, совершенно какой-то такой публичный контекст. А проблема техническая. Потому что другой застройщик, вот там возьмем того застройщика, который так удачно построил новое здание городской администрации – голубой дом на улице Гагарина «Еврострой-С»… Они строят точечные дома просто на гораздо меньших участках и… ничего.

Д.Щ.: Ну та штука, которая торчит возле ГОМ-1, – это просто шедевр.

Т.С.: Так такая штука уже торчит практически возле «Аквилона». И таких штук будет нормальное количество. Это просто… Это совершенный архитектурный кошмар, который демонстрирует только алчность застройщика и, возможно, каких-то чиновников в городской администрации, которые все это дело согласовывают. Все. Никакой другой истории здесь быть не может. Это просто выжимание выгоды из земельных участков, которые застройщику тем или иным образом достались. Это ситуация нехорошая. И вот если итожить, то… На этом всем фоне вот Иванов так резво взялся за пополнение городской казны от использования муниципального имущества. Опять: подход правильный, в целом и общем – он там стал «дебиторку» собирать, потому что после ухода Полукеева в этой политике наметился провал, а г-н Иванов весьма жестко и технократично к этому вопросу подходил. Наверное, это скорее правильно, чем неправильно. Как всегда, с моей точки зрения, эта политика, эти действия приобрели характер очередной кампанейщины. То есть вот давайте просто тупо будем увеличивать доходы, без разбору собирать со всех деньги, а кардинально-то ситуация с той же недвижимостью муниципальной не поменялась. Она вот нужна или не нужна, мы об этом уже сто раз говорили. Зачем нам муниципальные помещения, в которых сидят какие-то парикмахерские, какие-то там магазины. Ну, продавайте это все, избавляйтесь от этого имущества, не создавайте такой значительной нагрузки на управленческий аппарат. Ну, короче, так. И в общем-то, вот чего мы год делаем.

«Весь год мы не знали, куда движется градостроительство в Сургуте...»

Но самое показательное, я думаю, в действиях г-на Иванова заключается в том, что за год он, занимая, я думаю, ключевую позицию в структуре городской администрации после мэра, так и не сформулировал принципов городской градостроительной политики, за которую он отвечает. Мы, все те, кто следит за этими процессами, все горожане так и не поняли, куда мы движемся. По факту уплотнительная застройка в Сургуте идет мощно, она усиливается. Все больше земельных участков обносятся заборами на тех местах, где просто еще совсем недавно было трудно представить какое-либо строительство. И там не строятся библиотеки, театры и планетарии, как мы понимаем, а там строятся очередные жуткие какие-то магазины, такие же жуткие дома. Власть нам каждый раз говорит, что это неправда, что никакой уплотнительной и точечной застройки нет, а это все сидоровское наследие. Такой тезис расхожий. Но мы же понимаем, что после г-на Сидорова прошло достаточное количество лет, чтобы либо вот как-то остановить этот процесс раз и навсегда, либо в какое-то русло развернуть, если вообще можно. Но Иванов не обозначил те болевые точки Сургута как города, в котором надо заниматься строительной отраслью, перспективы его развития. Ну, вот это плохо. Все-таки если ты руководишь таким блоком, такие вещи надо объявлять. А они не объявляются. И из этого для меня напрашивается какой-то вывод: для меня лично очевидно совершенно, что эта борьба с точечной застройкой, с какими-то недостатками в этих процессах – это внешнее нечто, которое маскирует всем нам привычную деятельность чиновников. Потому что улучшения в Сургуте, с точки зрения архитектурной, градостроительной городской политики, не произошло. Последний, с моей точки зрения, только ухудшил ситуацию.

Сюда мы, кстати, прибавляем и чехарду с рекламой уличной, потому что это тоже его ведомство и его компетенция. Ну, может быть, это сделал не Иванов, но если ты руководитель, ты отвечаешь. Как минимум декларативно население обязано было услышать что-то об этом направлении. Вот мне, как горожанину, это очень важно.

Д.Щ.: Ну, вот мы проводили опрос, обзванивали чиновников, депутатов, строителей по поводу ухода г-на Иванова. И как вы видели, на сайте не появилось ни одного комментария по этому поводу, потому что никто не захотел ничего по этому поводу говорить. Это такое косвенное подтверждение твоих слов. Кому-то нечего сказать, кому-то нечего было сказать хорошего. Но так или иначе, но люди либо анонимно высказывались, либо не высказывались вообще никак. Я сейчас приведу какие-то тезисы. Говорили как раз о том, что фактически была заморожена борьба против рекламных конструкций, против всего этого рекламного мусора, который сейчас наводняет наш город. Фактически ставились препоны перед многими нашими строителями. Здесь неизвестно, может быть, они правильно ставились.

Т.С.: Может быть, он Ганину мешал строить очередной вот этот вот…

Д.Щ.: Ну, это не факт, но по крайней мере так говорили. Действительно, здесь я могу согласиться только с тем, что… Даже если шла там где-то внутри какая-то подковерная, подводная борьба против каких-то подводных течений в архитектурной, градостроительной, земельной политике, то по факту мы не увидели никакого ее результата. Даже если он и есть, то его можно констатировать как негативный.

Т.С.: Ну, все внешние признаки подтверждают только это. И в одну секунду, если заканчивать, это рекламный хаос. Неделю назад у нас в гостях был главный архитектор Алексей Фокеев, и мы его с Юрой Нуреевым пытали, задавали много вопросов. И я хочу сказать, что я остался крайне не удовлетворен ответами о политике в области рекламы в городе Сургуте. Ты вот упомянул, что остановилась борьба с уличной рекламой, с незаконной рекламой, участок городской политики, в городском управлении, который отвечает за наружную рекламу, – это один из самых коррупциногенных участков в структуре городской администрации. В этом участке не произошло ни малейших ни кадровых, ни структурных, ни нормативных изменений. А город превратился в страшную помойку. Город выглядит ужасно. Это контрастирует с любым другим городом, из которого ты приезжаешь или возвращаешься в Сургут. Все это произошло еще и на фоне нашего 420-летия. Ну, которого нет, к которому надо было элементарно готовиться. То есть это такие элементы политики, которые надо вести постоянно. А они были запущены, а может быть, даже еще больше отданы на откуп нашим коррупционерам, которые вот это все развозюкали на наших стенах, заборах и прочее и разрешают этому существовать.

Ну, едем дальше.

Референдум в Сургуте нужен. Но по каким вопросам?

Д.Щ.: Да, дальше. У нас появилась угроза референдума. Призрачная, но все же угроза.

Т.С.: В Сургуте зреет гражданское общество.

Д.Щ.: Намек на гражданское общество. Непонятно, будет ли этот референдум. До 10 июня должна дума определиться с тем, чтобы позволить инициативной группе собирать подписи для этого референдума или нет. Если да, то инициативная группа должна будет собрать 12,5 тысячи подписей. И если они их соберут, то у нас будет референдум. На него вынесли несколько вопросов. Некоторые нормальные, некоторые странные, некоторые – очень странные. Я считаю самым главным (я думаю, многие со мной огласятся) вопрос о строительстве храма на Островского-Мира. Ну, это действительно та вещь, которую нужно выяснить всем городом, потому что очень много было споров, много недовольных и с той, и с другой стороны. Были очень страшные дискуссии, в том числе и у нас на сайте происходило нечто, связанное как раз с этим вопросом. Но были вопросы как раз-таки странные. Для меня лично самым странным был вопрос о том, чтобы ввести пятилетнюю гарантию на строительство дорог во внутриквартальных проездах. То есть это вопрос уже настолько максимально технический, мне кажется, что выносить его на референдум… Я вот небольшой текстик вчера написал по этому поводу о том, что ну, ребят, ну мы же не можем обсуждать, например, какой садик ремонтировать или участок дороги и где следующую школу построить. Это те вещи, которые решаются в техническом порядке, на встречах с депутатами…

Т.С.: Ну, и в качестве какого-то иного влияния на власть, а не в качестве референдума.

Д.Щ.: Ну, в этом случае для меня представляется двоякое видение. С одной стороны, общество готово задавать вопросы, хочет задавать вопросы, а с другой стороны власть показывает, что на некоторые вопросы ей-то нужно обратить более пристальное внимание.

Т.С.: Наличие такого вопроса в предлагаемой повестке, как введение пятилетней гарантии на качество дорог, говорит о том, что на самом деле власть тупо не исполняет вот эту очевидную совершенно норму. Да, это как бы инициаторы референдума просто транслируют запрос людей на то, чтобы это так было. Я б на месте исполнительной власти взял и, не дожидаясь никакого референдума, провел бы брифинг там, не знаю, устами Владимира Базарова или главы города, и сказал: слушайте, отлично, все, запускаем это в работу. И я бы немножко пар спустил этим. Ну, ну, ну.

Д.Щ.: То есть смысл в том, что нашей власти то ли нужно каким-то образом усиливать варианты обратной связи с людьми, то ли нужно просто более жестко работать по каким-то прорывным точкам. Просто отсеивать то, что людям важно, и исполнять все эти вещи. Ну, потому что некоторые вещи и правда в том же референдуме совершенно безумны.

Т.С.: Например.

Д.Щ.: Например, о том, что надо ввести какие-то совершенно грандиозные льготы на строительство домов, если там будет до 40 тысяч квадратный метр стоить.

Т.С.: Нет, ну там какая идея, как я понял. Мы вам предоставляем земельный участок бесплатно, его не нужно выкупать на аукционе, если вы строите дом определенного параметра и продаете за 40 тысяч. То есть как идея – разумно, как повестка референдума – конечно же, смешно. Потому что это действительно как бы предмет для работы повседневной наших властей. Но ты правильно говоришь. Если бы власть имела отлаженную работу с каким-то референтным крутом экспертов, то есть мы даже не говорим об обратной связи с обществом, она, в общем-то, существует, потому что они все это читают, все это знают… Правда, закрываются при этом совершенно от общения со СМИ, обществом. Тот же Иванов, он вообще часто фигурировал в СМИ?

Д.Щ.: Ну, он пресс-конференцию давал один или два раза.

Т.С.: Нет, это было один раз после какого-то громкого случая: ему надо было как-то пойти и оправдаться. Но вот смотри, ты совершенно четко сказал, что пункт про храм – он, наверное, главный и единственный. Не потому что тема храма является какой-то такой больной темой у нас в СИА-ПРЕСС, в частности. Просто на референдум должны выноситься вопросы общегородского значения, обсуждение которых принимает уже формат, масштаб серьезной городской дискуссии. То есть тема использования пустыря в 13а мкр. стала яблоком раздора для очень большого количества горожан. Это действительно принципиальное столкновение позиций. Принципиальное столкновение позиций. И власть выбрала одну траекторию движения и пока по ней движется. И скорректировать поведение власти в принципиальном вопросе… Это вопрос развития не только этой территории, это, в общем-то, вопрос подхода к развитию дальнейшему территории, потому что это вопрос приоритетов в той самой средовой и градостроительной политике, которая властью не озвучивается. Власть ничего не может сказать на эту тему. Власть не представляет, что такое город с точки зрения урбанистики, не представляет, что такое город с точки зрения культурной среды и так далее. Мы об этом миллион раз говорили. Вот здесь вот общество интуитивно нащупало серьезную проблему, это произошло совершенно случайно. Это произошло только потому, что власть, играясь с общественным мнением, зачем-то вывела на обсуждение несколько вариантов, несколько концепций развития этого пустыря. И я думаю, что она просто переиграла сама себя. И общество, оно знать не знало ни про планетарий… ну парк и парк. И общество схватилось за эту идею и стало ее самостоятельно развивать. Власть оказалась совершенно не готова к содержательному разговору со своим городом, со своими гражданами на эту тему. То есть не было ни одного ни круглого стола, никакого сбора экспертов, никаких интеллектуальных акций на предмет проработки этого вопроса. Полный игнор, абсолютный. То есть власть ушла в себя, спряталась, обиделась на всех, сказала, что СМИ это все раскручивали специально, что это антицерковная истерия, чего и близко не было. Надо было всего лишь сесть и заинтересованной частью общества обсудить эту проблему, выработать как-то решение. А вариантов решения было несколько – были остроумные и изящные, были дорогие, были дешевые, были вообще крутые. Но были вообще, кроме храма, варианты. Инициаторы референдума, я думаю, эту проблематику уловили очень четко. Этот пункт должен быть в референдуме, я бы подписался за его проведение.

Д.Щ.: Ну, в общем, приходите к нам в СИА-ПРЕСС, мы подпишем в случае чего.

Показательная история про бизнес и власть с детским садом «Огонек»

Т.С.: Да, давайте. Там тема садиков – надо вернуть такие-то садики, и перечисляются. Ну как бы и так, и не так. Я тоже за то, чтобы муниципальная собственность, которая могла бы работать на город, оставалась в муниципальной собственности и работала на город. Все что нам не нужно, надо продать – все парикмахерские, все магазины с пивом и сигаретами. Но где-то детские садики, может быть, надо перепрофилировать и назвать детский садик. Только тема тут другая. Вернуть какую-нибудь контору чиновничью назад в детский сад – это элементарно дорого. Надо садиться и считать. Да, это можно сделать или этого не надо делать. А давайте отдадим все это частнику, пусть он сделает частный детский сад. Кстати говоря, когда строился детский сад «Огонек» несколько лет назад, реконструировался, к властям пришли строители – одна крупная строительная сургутская компания (она больше на соцкультбыте специализируется). Компания называется «Сургутгазстрой», я думаю, тут уж маскировать ничего не надо. Она предложила властям сделку: отдайте нам этот объект бесплатно, мы его за свой счет отреконструируем и сделаем там частный детский сад. То есть какая проблема? Мы же решаем городскую проблему – все равно дети многие ходят в детские сады частные.

Это будет частный полноценный детский сад. Это будет наш, безусловно, бизнес или не наш, а какого-нибудь оператора. Город получает необходимое количество мест в саду по всем вашим нормативам, разнарядкам, правилам, в очередь мы будем ваших детей брать – ну как это все в нашей структуре работает, но город не потратит ни копейки. Но город принял мудрое решение, сказал, что это нам не подходит, потратил больше 400 млн рублей на все это дело. Теперь мается с поиском персонала, естественно. Но все нормально.

Д.Щ.: Проблема решена.

Т.С.: Поэтому такой он, достаточно популистский пункт в повестке дня – возвращение детских садов. Это не самая актуальная проблема. Гораздо более актуальной проблемой является выработка нормальной политики власти в отношении детских учреждений. Почему у нас до сих пор не развивается действительно частный бизнес в этом направлении? Почему блокируют частную статью. Почему мы не создаем никаких преференций для частного бизнеса, который идет в такую тяжелейшую сферу как народное образование или просто образование. Почему школе Никитиной не могут помочь. Это же частный бизнес. Но это вообще одна из лучших школ в городе Сургуте. А у нас, значит, депутаты сидят и обсуждают, когда она вернет несколько десятков миллионов рублей долгов по арендной плате. А у нас г-н Салахов тоже отчитывается о том, когда он вернет деньги, которые вложили в Салаховскую гимназию? Я тут прошел и внимательно посмотрел на Салаховскую гимназию: а где все вот эти деньги, которые туда направляются? Какой-то огромный пустырь. Ты же на него там смотришь каждый день, ты же там рядом.

Д.Щ.: Да.

«Народ устал от бездеятельности власти»

Т.С.: Вот скажи, зачем надо было забирать какую-то детскую площадку спереди гимназии, если сзади у тебя там чуть ли не гектар пустыря. Ну, зачем? Зачем? Чтобы там магазин построили? Для чего? Или свечку? То есть вот власть должна сформулировать в этом направлении просто свою позицию и сказать: мы сами не построим никогда детских садов столько, сколько надо, потому что у нас нет ресурсов – население пребывает (тем более мы этому способствуем, как выясняется), давайте, частники, идите и стройте, есть вот такие и такие принципы, первые этажи мы готовы отдавать. Вот это нужно, это совершенно нужно. А вот такое… Вот давайте сейчас тот Дом творчества юных, детский сад «Сказка» бывший, в который я ходил, вернем опять в садик, ну как?

Д.Щ.: Никак.

Т.С.: Это популизм.

Д.Щ.: Это не только популизм, это еще и попытка ввести ручное управление, но уже вот с другой стороны.

Т.С.: Это «новгородское вече», которое будет диктовать власти, что надо делать. Это от безысходности, народ устал от этой бездеятельности нашей власти. Народ устал от беспорядка, который, к сожалению, не снижается. Людям хочется элементарного порядка. А история с любовью какой-то такой массовой, не народной, а вот строительной индустрии к тому же Иванову говорит о том, что там ничего не было заявлено, ничего не делалось, нельзя пощупать результат труда. Нету его. Взять «наружку» – ужас, строительство – никаких изменений не произошло, никакие приоритеты не меняются. И так вот по пунктам. Поэтому референдум – это очень хорошо. Надо идти на референдум. Но мне кажется, из этой всеЙ повестки останется полтора вопроса таких самых безопасных.

Д.Щ.: И еще такая ремарка: у нас буквально на этой неделе Госдума во втором-третьем окончательном чтении приняла закон об изменениях в муниципальном управлении, и теперь округ будет решать, будут ли в крупных городах выборы главы прямые или это будет какая-то схема с главой из числа депутатов.

Т.С.: Так вот этот пункт и надо вносить на референдум, правильно? Вы хотите избирать главу города или хотите, чтобы нам его назначал округ?

Д.Щ.: А если все-таки будет вариант, когда у главы будет не условных там 350 тысяч избирателей, а один или несколько, то это, наверное, будет еще большим поводом для референдумов на территории Сургута.

Т.С.: Конечно. Кстати говоря, каким бы ни был великим соблазн у губернатора назначать мэра Сургута, она же должна понимать, что она расплачивается своей репутацией политической. По большому счету, сегодня чиновники живут в этом перманентном страхе быть выкинутыми со своих мест в любу секунду и свою ответственность перед избирателями и не чувствуют. Все они живут, используя такие удобные присказки о том, что ну мы же ничего не решаем, это округ, у нас нет денег, это все округ, это Путин. На местном уровне так сложилось. И поэтому если губернатор захочет назначать сама нам мэра и внедрять какую-то странную схему в Сургутском районе…

Д.Щ.: Нет, это будет схема, когда депутаты будут избирать мэра.

Т.С.: Нет, это совершенно тупая схема, она парализует управление городское, она лишает персональной ответственности любого чиновника. Но надо понимать, что все стрелы, значит, будут против губернатора. А мэра города никто не будет замечать в упор просто – ни население, ни депутаты, ни бизнес, ни интеллектуалы. Ну, это губернатор сделал. Я хочу сказать, что вот это тоже очень опасная ситуация для мэров, для конечного звена власти, потому что, как в Китае: все очень любят верховную власть, а шкуру снимают с местных.

Д.Щ.: А у нас то же самое.

Т.С.: Нет. Вот такая система, которую сейчас нам пытаются навязать, она к этому именно приведет. Если я выбираю своего мэра, то, конечно, я иду с ним разговариваю, с него спрашиваю, я ему пишу какие-то рекомендации, я присылаю ему предложения о референдумах. Это нормально, насколько это возможно сейчас у нас, но это нормальная жизнь социума. Если губернатор готова руководить городом Сургутом (ну, руководить городом Сургутом трудно, потому что заместителя мэра г-жа Комарова не смогла уволить с первого раза, попытки эти предпринимались целый год), то тут надо сто раз подумать.

Что происходит с «Вершиной» в Сургуте?

Д.Щ.: Ну, кстати говоря, об управлении городом и масштабах принятия решений. У нас в настоящий момент торговый центр «Вершина» находится в предбанкротном состоянии или даже банкротном.

Т.С.: Нет, ну там не так…

Д.Щ.: Не банкрот?

Т.С.: Ну, ты заканчивай мысль, а я потом расскажу.

Д.Щ.: По крайней мере известно, что якорные арендаторы уже съезжают, и там все очень печально с финансовой точки зрения. Владельцы ищут, куда этот большой и красивый, безусловно, шедевральный, с архитектурной точки зрения, объект, засунуть, куда его деть, кому его отдать и под какие цели.

Т.С.: И?

Д.Щ.: Никто не знает, что с ним делать. Город может потерять его.

Т.С.: Нет, ну там и так, и не так. На самом деле «Вершина» находится уже в руках третьего владельца с момента строительства. Сначала она принадлежала компании СКУ, которой владел г-н Сафиоллин. Потом она принадлежала компании СКУ, которой владели кредиторы г-на Сафиоллина, группа г-на Никитенко, «Петрокоммерцбанк».

На сегодняшний день «Петрокоммерцбанк» продан, а «Вершиной» владеют третьи лица. И до появления «Ауры» и «Сити Молла» «Вершина» более или менее выживала. И даже на свою минимальную прибыль, которая была предусмотрена бизнес-планом, она выходила. И были все шансы на то, чтобы лет за десять-одиннадцать инвестиции формальные в этот объект отбить. Я просто занимался этой темой. Я тут пишу даже небольшой очерк о «Вершине». И там сложная схема финансирования была.

«Вершина» обошлась формально, по бумажкам, в полтора миллиарда рублей. Хотя говорят, что почти в два раза больше было денег затрачено, но они были вот какими-то личными или инвестициями каких-то других структур.

Сегодня новые владельцы «Вершины» — банкиры, москвичи. Они совершенно не хотят заниматься этим непрофильным активом, вот. Хотя формально администрация в «Вершине» еще прежняя, но это так, последние отработки, последние часы. Как я понимаю, почти готов договор с «О’кеем» на заход в качестве якорного арендатора, ритейлера продуктового. В связи с этим менеджмент «Вершины» ожидает возрождения трафика покупателей и выхода к какой-то осени на заявленную бизнес-планом мощность по оборотам, по посещаемости. При этом там неплохо работает, как я понимаю, пивной ресторан, фуд-корт есть какой-то. Вот так. Но «Вершина» действительно находится в состоянии подготовки к продаже и, может быть, уже в состоянии продажи. И ее могут в сентябре продать.

И возникает очень интересная тема. Никто из опрошенных мной… Причем там какая-то контора такая региональная то ли из Омска, то ли откуда покупает вот такие вот региональные торговые центры по стране, и никто ее не знает из профессиональных операторов этого бизнеса. Но я не верю в успех «Вершины», если она останется торговым центром. Я считаю, что это была ошибка – делать такой торговый центр в Сургуте с таким уровнем арендаторов. И так многие считают. Ну, что было, то было. Было ошибкой разрешить строительство торгового центра «Союз» через дорогу, было ошибкой разрешить строительство «Ленты», ну и так далее. То есть много и субъективных факторов, и объективных. Ну, что есть, то есть. Если «Вершину» купят, то город, я так думаю, через пять лет ее потеряет и как архитектурное сооружение, потому что сегодня она является лучшим в городе архитектурным сооружением, которое построил Эрик ван Эгераат, входящий в ТОП-10 мировых архитекторов. Она находится в таком состоянии первозданном потому, что между эпохой Сафиоллина и эпохой «Петрокоммерца» прошло небольшое расстояние временнОе. Это как инерция. То есть импульс был задан – это красивое здание, это прорыв как бы, но если будет новый владелец, он будет превращать его тупо в коммерческий объект. Никакого архитектурного значения не будет тут стоять.

Я считаю, что есть… Я хотел бы озвучить идею свою (это лично моя идея). Цена вопроса продажи «Вершины» не очень большая. Еще раз говорю, по бумажкам, она стоит полтора миллиарда. Ну, за сколько ее продадут, я не знаю. Но, как я понимаю, у «Петрокоммерца» в балансе уже стоит по этой части ноль. Ну, это какая-то такая не очень большая цифра. Как я слышал, цена вопроса – в пределах двух + миллиард рублей. То есть два-три миллиарда рублей. Это не очень большие деньги для регионального бюджета.

«Наталья Владимировна, вы просто обязаны купить «Вершину» и сделать из нее уникальный культурный объект»

Я полагаю, что Наталья Владимировка Комарова просто обязана приложить все имеющиеся у нее усилия – организационные, интеллектуальные, финансовые (я имею в виду как у губернатора, как у окружной власти) — для того, чтобы купить на баланс города Сургута «Вершину» и сделать из «Вершины» современный музейный мультиплекс, музейный кластер и тем самым убить просто тысячу зайцев.

«Вершина» спроектирована таким образом, что она практически не требует никаких дополнительный инвестиций в переоборудование под музей. Это не музей, где покрытые мхом чумы хантыйские, это экспозиционное пространство. Там 30 тысяч квадратных метров! Это галереи искусства современного и несовременного, это выставки, это, естественно, площади для краеведческого музея, художественного сургутского музей. Там очень много площадей. И там надо сохранить, как и в любом современном музейном кластере в мире, все эти ресторанные площади, тем более что они очень качественно сделаны, и кинозалы, то есть как во всем мире. То есть это музей не такой вот в паутине, с запахом антикварных книг, с этими бабушками, которые, как в «Эрмитаже», сидят на стульчиках в каждом зале, 40 лет не вставая с этого стульчика. То есть равняться на современные музеи, взять тот же музей Гуггенхайма, например, — это же центр современной урбанистической жизни мощный. Цена вопроса, как я понимаю (а я сейчас говорю совершенно неподготовленные цифры, я сейчас просто основываюсь на том, что я достаточно так вот кулуарно обсуждал с теми, кто в процессе сделки находится), — три миллиарда. Ну, пусть будет пять. Ну что такое пять миллиардов, если мы два не смогли освоить на строительство перинатального центра. Что это на фоне сотен миллионов бюджетных денег, которые мы за несколько лет потратили на проектирование всевозможных объектов, которые никогда в жизни не будут построены. Илья Кандаков в свое время приводил цифру порядка 500 миллионов. Что это на фоне совершенно обезумевших цен на строительство школ в рамках частно-государственного партнерства? То есть еще совсем недавно у нас школа типовая стоила там 300 миллионов. Теперь она стоит 800! То есть когда бюджет строил, она стоила 300, а теперь, когда государственно-частное партнерство, — 800. Это деньги совершенно крохотные на фоне того уникального объекта, каковым является «Вершина». Это просто. Построить за эти или даже в два-три раза большую сумму такое у же нельзя. Просто дураков нет. А самое главное – это готовый музейный кластер. Просто готовый. Его можно в кратчайшее время сделать одним из ярких брендов всей Югры. И это пойдет в зачет губернатору, это пойдет в зачет сургутским властям, Дмитрию Попову. Это прекрасный шаг. И вот я считаю, что они просто морально обязаны это сделать. Это вот тот самый случай, когда они это сделать обязаны. Вот это их такой административный вклад в интеллектуальное развитие крупнейшего города нашего региона. Тогда было бы круто.

Д.Щ.: Ну, тем более, что теоретически, я так думаю, этот объект можно выводить на самоокупаемость, просто чтобы он свою коммуналку поддерживал.

Т.С.: Нет. Это сложные механизмы финансирования. Что-то делает власть, потому что власть выступает заказчиком очень многих услуг у таких заведений культурных как музеи, как картинные галереи. То есть какие-то деньги бюджетные туда будут направляться, безусловно. Что-то окупается… Ну и потом, власть – это не инвестиционный банк, который дает деньги и требует их отбить за семь лет. Власть тратит деньги на развитие территории, развитие человеческого капитала. То есть эти три-пять миллиардов, вложенные в «Вершину», — это не то, что нужно вернуть «Петрокоммерцу», через который продается этот объект.

Д.Щ.: Ну, у меня прямо сейчас уже в голове звучат голоса чиновников, которые говорят: нам же придется теперь это содержать. Дом пионеров (два миллиона) содержать – это трагедия для городского бюджета.

Т.С.: Ну, если это такие чиновники, которые сегодня управляют городской культурой, то да. Но я, кстати говоря, на месте Натальи Владимировны еще и поработал бы с этим кадровым потенциалом нашей администрации, потому то мы имеем чудовищные провалы в культурной сфере.

Я вот написал свою последнюю статью, посвященную тому, что Сургут просто про…

Д.Щ.: Провалил…

Т.С.: …да, провалил просто свой юбилей по всем фронтам. Ни одной научно-практической конференции, ни одной книжки. Ну, я не говорю про всякую белиберду, а нормальные книжки, монографии, ученые – ничего. Просто ни одного! Ничего нельзя привести в качестве примера того, что нашему городу 420 лет или просто того, что наш город тут кто-то любит.

Мы выходим на улицу и видим, что это не город, это просто какая-то помойка, это заштатный город, который не претерпел на самом деле никого серьезного развития, визуального, за последние пять-десять лет. Вот. Абсолютное топтание на месте. Убрать пять руководителей ключевых культурных заведений сургутских – филармония, библиотечная система, музей один, музей второй, - и все, и культура в Сургуте просто встает. Ну, если у нас начальник ИКЦ «Старый Сургут» умудряется в год 85-летия Ивана Захарова и в год десятилетия со дня его смерти убрать его выставку в «Старом Сургуте» и повесить там какие-то тряпки из ковров и каких-то тканых полотенец...

Д.Щ.: Ее обещали вернуть.

Т.С.: Ну ладно… Ну, мы понимаем масштаб интеллекта этого человека и всех, кто им руководит. Мы понимаем, что происходит, и все.

Они мое предложение… Я, кстати, прокатал его по многим людям и хочу сказать, что реальное большинство говорит, что это просто совершенно здравая идея. Просто взять и воплотить. Она на уровне трех совещаний у губернатора и пяти бумажек – все! Она делается. Ну, если мы Дом пионеров сносим, потому что мы не знаем, как ремонтируются деревянные здания, то да, для этих людей это неподъемная задача. Ну, значит, в собственность округа, что делать…

Д.Щ.: Я говорю, что прорывные проекты как раз и делаются так…

То есть вот они делаются одной идеей, одной хорошей инициативой… Вот как Аяцков сделал в Саратове — я писал свою статью и по этому поводу в свежем выпуске «Нового Города». Я читал его интервью по этому поводу. Ему ветераны просто сказали: слушай, а вот у нас в парке Победы вот такая большая и классная территория на возвышенности, почему там не сделать экспозицию? Ну, он сказал, а почему бы и нет. И туда свезли все танки, все гаубицы…

Т.С.: То есть он не сказал: ой, да тут надо регламенты разработать, тут надо ой-ой-ой…

Д.Щ.: А потом приезжал Шойгу, который сказал: а чего это у вас тут пожарной техники нет? Один звонок Шойгу, – и какой-то его человек свозит туда кучу машин пожарных, с разных времен списанных. Был там какой-то авиатор и спросил, почему там какого-то самолета нет, - и ему пригнали туда самолет и поставили. То есть и вот из этого так собиралось…

Т.С.: Ну, а ты знаешь, почему в Сургуте нет 50-метрового плавательного бассейна? Знаешь? Ну, вот Путин дал на всю страну очень много миллиардов рублей для развития спорта (это все на фоне наших олимпиад и спартакиад), они где-то там лежат в федеральном бюджете. За эти деньги город Сургут, подготовив нормальный пакет документов, может приехать, минуя округ и эти все думы (это все абсолютно на бюрократическом уровне делается и делается элементарно), и объяснить, что нам надо, грубо говоря, возле университета сделать спортивную инфраструктуру. Естественно, город должен подготовить земельный участок и все дела — и мы получаем деньги на строительство нормального современного бассейна олимпийского. Вот. Кто-нибудь это сделал в городе Сургуте? Нет. Мы не можем подобрать бумажки, чтобы забрать два миллиарда для нашего нового роддома. В три раза нагрузка на роддом превышает все нормы, то есть люди там просто задыхаются. Мы не можем роддом оформить, а кто будет заниматься бассейном, Домом пионеров, сквером Старожилов, парком в 13а мкр-н. с планетарием или храмом? Кто? Храм, кстати, кто будет строить? Чиновники? Нет. Они не могут этого сделать. Будет сама церковь православная строить, кого-то напрягать там… Сторожука… Получается, что город, его управленческая команда совершенно не участвует в развитии территории, как некоего культурного пространства, она этого просто не понимает, как это делается. Просто не понимает. Поэтому идею с «Вершиной» надо, ты правильно говоришь, сделать прорывным проектом для городских и региональных властей. Совершенно легко осуществимый проект, нормально осуществимый проект. Там можно сделать один из лучших музейных кластеров страны. Как кластер со сменяющимися экспозициями.

Д.Щ.: Ну вот на этой ноте мы подошли к часовой отметке нашей передачи, мы будем ее заканчивать.

Т.С.: То есть «Вершина» еще не взята…

Д.Щ.: Да.

Т.С.: Давайте возьмем «Вершину».

Д.Щ.: Это будет очень хорошо.

Это был очередной выпуск проекта «О чем говорят». С вами был Тарас Самборский, главный редактор «Нового Города», и Дмитрий Щеглов, шеф-редактор siapress.ru. До новых встреч через неделю. До свидания.

Т.С.: Пока.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


22 мая 2014 в 10:22, просмотров: 12503, комментариев: 1



QR код


Комментарии:
Flyer, теперь можно послушать аудио. Стенограмма готовится.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Сконачался первый архитектор и почетный гражданин Сургута Виктор Унжаков

Сконачался первый архитектор и почетный гражданин Сургута Виктор Унжаков

Похороны состоятся во вторник, 25 сентября
Редакция СИА-ПРЕСС 22 сентября в 15:21
552 0
​«Такую рыбку вы в магазине не найдете» // ФОТО

​«Такую рыбку вы в магазине не найдете» // ФОТО

Комбинат школьного питания показал родителям, что едят их дети
Анастасия Якупова 21 сентября в 17:21
768 2
​Классика не для детей? // ИНФОГРАФИКА

​Классика не для детей? // ИНФОГРАФИКА

Читатели siapress.ru высказали свое мнение о возрастном запрете на классическую литературу
Константин Шперлинг 21 сентября в 17:15
642 12
«СеверСтрой»: у нас все хорошо

«СеверСтрой»: у нас все хорошо

Сургутский застройщик рассказал о будущем компании
Анастасия Якупова 21 сентября в 14:17
1496 1
Кардиолог Елена Милованова: «В России показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 2,5 раза выше чем в Югре»

Кардиолог Елена Милованова: «В России показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний почти в 2,5 раза выше чем в Югре»

Интервью с врачом Окружного кардиодиспансера о сохранении здоровья сердца
Анастасия Якупова 21 сентября в 10:33
342 1
​ВС не считает «лайки» и «репосты» поводом для уголовных дел. Но судебную практику это не изменит

​ВС не считает «лайки» и «репосты» поводом для уголовных дел. Но судебную практику это не изменит

«Это - легкий способ сделать статистику»
Анна Богдевич 20 сентября в 15:25
517 3
Газпром VS сургутские дачники. Раунд четвертый

Газпром VS сургутские дачники. Раунд четвертый

Судебные качели пока на стороне властей и жителей Сургута, но ситуация может измениться
Артем Мазнев 20 сентября в 13:17
1154 2
Оксана Макеева: «Викторины закончились, теперь – творческие конкурсы»

Оксана Макеева: «Викторины закончились, теперь – творческие конкурсы»

Директор Центра «Открытый регион» - о продолжении цикла мероприятий к юбилею Югры
Марина Романова 20 сентября в 08:58
310 3
​Александра Жемчугова: «Макс Фадеев - гений, но человек сложный»

​Александра Жемчугова: «Макс Фадеев - гений, но человек сложный»

Покоряющая российскую эстраду певица из Сургута рассказала об участие в популярном шоу, работе с известным продюсером и новом образе Garuda
Евгения Гладущенко 19 сентября в 15:11
617 0
Иди и смотри: дороги к школам за лето не стали безопаснее

Иди и смотри: дороги к школам за лето не стали безопаснее

Депутаты Сургута вернулись к парламентской работе. Что решили на первой встрече
Артем Мазнев 19 сентября в 15:06
487 2
​Ждать у морга погоды

​Ждать у морга погоды

Бюро судмедэкспертизы уже 20 лет воюет с бюрократией. И безнадежно ей проигрывает
Анастасия Семихатских 19 сентября в 07:56
755 3
​Депутаты Госдумы обратили внимание главы МВД Колокольцева на кадровый голод в полиции Югры

​Депутаты Госдумы обратили внимание главы МВД Колокольцева на кадровый голод в полиции Югры

Сургутскому подразделению уделили особое внимание
Анна Богдевич 18 сентября в 20:53
640 0
Сургутский район признан лучшим муниципалитетом в России по качеству планирования и исполнения бюджета

Сургутский район признан лучшим муниципалитетом в России по качеству планирования и исполнения бюджета

​Глава Сургутского района Андрей Трубецкой в Москве получил награду всероссийского конкурса «Лучшее муниципальное образование России в сфере управления общественными финансами»
Редакция СИА-ПРЕСС 18 сентября в 18:51
682 6
Рекламная реконструкция

Рекламная реконструкция

В Сургуте пытаются навести порядок в одной из самых проблемных бизнес-сфер города. Каковы успехи?
Артем Мазнев 18 сентября в 17:19
577 1
​«СеверСтрой»: информация о банкротстве компании ложная

​«СеверСтрой»: информация о банкротстве компании ложная

Крупный застройщик Сургута встретится с журналистами, чтобы опровергнуть слухи
Анастасия Якупова 18 сентября в 17:15
1390 4
Больше мнений