16+

Крым в нынешней экономической ситуации неподъемен для России. ВИДЕО, СТЕНОГРАММА

Очередной выпуск проекта «О чем говорят»

Д.Щ.:Здравствуйте, уважаемые зрители, читатели, слушателиsiapress.ru. Сегодня пятница, 21 февраля, три часа дня. И как всегда с вами в студии «Эхо Москвы — Эхо Сургута» и siapress.ru главный редактор газеты «Новый Город»Тарас Самборский, Дмитрий Щеглов, шеф-редактор siapress.ru, и наш итоговый недельный проект «О чем говорят»

Сегодня у нас как обычно насыщенная повестка. Как обычно нам подкидывают очень много поводов для интересных бесед наши федеральные друзья. И на этот раз одной из центральных тем будет обсуждение ситуации в Украине, в Крыму, а также того, в частности, как это воспринимается в России, как это подается в России, какая информационная политика проводится в нашей стране по этому поводу.

Обсудим также некоторые идеи и задумки нашей городской власти. Это будет второй блок нашего обсуждения. Там мы поговорим про вчерашнюю онлайн-конференцию на siapress.ru, на которую приходил директор департамента городского хозяйства. Он рассказывал, какие идеи будет претворять в жизнь наша городская администрация в ближайшее время, касающиеся городской среды, жизни города и развития города в принципе. Поговорим про перспективы развития культуры. У нас в блогах на siapress.ruбыл опубликован документ от Алексея Сафиоллина, заместителя главы города, который сейчас занимается разработкой стратегии развития города до 2030 года. Ввиду некоторой, скажем так, отвлеченности внимания основной части населения на федеральные и международные события этот документ незаслуженно обделен вниманием. И вот мы сейчас свое внимание к нему проявим.

Начнем с событий, которые происходят в настоящий момент на восточных рубежах нашей родины. То есть на западных рубежах… На восточных рубежах родины украинской.

Т.С.: Ну все, вот ты и попался.

Д.Щ.: Да, вот я и попался. Ладно, про это мы еще поговорим.

Значит, Украина. С момента нашего разговора про украинские события, неделю назад, произошло много изменений. Можно даже говорить, что мир поменялся за это время кардинально. Потому что когда в субботу было сделано заявление Совета Федерации о том, что президенту разрешено использовать военный контингент на территории Украины для решения каких-то вопросов, с тех пор уже все подумали, что Россия объявляет войну Украине. Все подумали, что сейчас начнется третья мировая война. Запад объявил, что он очень обеспокоен, что будут вводиться санкции. Рухнул фондовый рынок России, начал еще стремительнее падать рубль. Потом вышел Владимир Путин и сказал, что вроде как не требуется нам проведение боевых действий в Крыму, но он оставляет за собой такое право в том случае, если на то будет потребность —для защиты русского и русскоязычного населения Крыма и стабилизации ситуации в Украине. С тех пор все немножко устаканилось, и тучи разошлись над Крымом, но тем не менее напряжение все еще висит.

И сейчас идет совершенно чудовищная информационная война в плане того, что кто-то говорит, что там все-таки русские войска находятся без опознавательных знаков. Некоторые говорят, что это на самом деле местные ополченцы. Некоторые говорят, что там уже вырезают русскоязычное местное население Крыма. Кто-то говорит, что ничего подобного не происходит. В общем, там совершенно такая информационная сумятица, и ничего толком… Ну, в целом понятно, но конкретики никакой. Это все надо видеть своими глазами, чтобы понимать. Собственно, вопрос-то в чем: каждый день у нас обновляется информация, и уже на самом деле есть такое предположение, что референдум об отсоединении Крыма от Украины уже прошел давно, просто нас не обрадовали. Так шутят блогеры из Москвы. Ну, вот скоро, возможно, Крым будет самоопределяться в референдуме и самоопределением этим отделится от Украины ивойдет в состав России. Вот такой план существует. Как тебе такой план, Тарас?

Т.С.: Я остаюсь на той же позиции, на которой был неделю назад, когда сказал, что Крым России в нынешней экономической ситуации не нужен, потому что он, прежде всего, неподъемен для нас. Экономика в России не очень-то хорошо себя чувствует. И с учетом дополнительных политических издержек, которые наша страна получает в результате обсуждаемого присоединения Крыма, это все вызовет просто колоссальные проблемы, многие из которых неразрешимы. Одна из этих проблем — это просто провоцирование сепаратистских действий в некоторых регионах внутри нашей страны. За неделю, когда с нами начали чуть ли не третью мировую войну, и все очень переживали, и я лично уже начал страдать по поводу своих личных таких неверных прогнозов… Но тем не менее мы видим уже, что вся ситуация остается в приграничном положении, но не в военном. И я не думаю, что Россия будет принимать в свой состав Крым. Вот до сих пор я так считаю. Может быть, даже Крым примет такое решение на своем референдуме, но…

Д.Щ.: Наш президент сказал, что он не рассматривает вариант присоединения Крыма в принципе.

Т.С.: Ну, президент у нас все-таки стал менять свое мнение. Мы заметили, что в последние два-три года он демонстрирует способность к изменению своего мнения. Хотя до этого считалось, что Путин никогда не возвращается к ревизии своих решений. Я полагаю так: если крымчане примут решение, или крымцы, о том, чтобы выйти из состава Украины и войти в состав какого-то другого государства, например РФ, нашему руководству это даст просто какой-то дополнительный козырь, как, видимо, руководство считает, в переговорном процессе с властью Украины новой, которую Россия пока не признает, с руководством НАТО, Евросоюза и США. Вот и все. То есть для Путина ситуация сейчас выравнивается. Потому что она для него была драматической, когда события на Майдане привели к бегству Януковича и Путин потерял там просто легитимного переговорщика. И вместе с этим он потерял контроль над процессами в Украине.

Д.Щ.: И три миллиарда долларов долга еще, которые выдал уже…

Т.С.: Ну да, да, да. Ну, то есть ситуация для нашего президента такая не фонтан. И он, с моей точки зрения, достаточно мастерски разыгрывает крымскую карту для того, чтобы вернуться в переговорный процесс и с новой властью Украины, и с международной бюрократией в качестве очень увесистого субъекта переговорного процесса. Что он и делает. Еще раз говорю: сегодня не 38-й год, и даже не 70-е годы, то есть сегодня находиться в состоянии «горячей» или «холодной» войны просто экономически бедственно. Все-таки Путин — это руководитель правительства капиталистов, которое очень серьезно относится к вопросам макроэкономики, и для нашего государства просто какая-то война — это страшное бедствие.

Многие сегодня Путину пеняют на опыт Афганской кампании, а я бы обратил внимание на Чеченскую войну. То есть Чеченская война просто нанесла по России мощнейший удар, может быть, даже сокрушительный в каких-то смыслах. Мы, россияне, претерпели просто колоссальные мировоззренческие изменения в плане того, что вот есть наша страна, насколько она мощна, какова у нее культура, как эта культура может соседствовать с другими культурами. И плюс мы понесли фантастические экономические затраты на Чеченскую войну и на ликвидацию последствий этой войны. И не зря ведь оппозиция, в лице того же Навального, на избирателя выносит тезисы типа: «Хватит кормить Кавказ». Все эти вещи не рождаются на пустом месте.

И вот достаточно курьезная, но по сути, по-моему, совершенно справедливая постановка вопроса в России сейчас, когда некоторые деятели из других регионов то ли шутя, то ли на полном серьезе обращаются к Путину с просьбой ввести войска в их регион — в Кировскую, Вологодскую, Волгоградскую область — и защитить коренное русское население в этом регионе. Какие-то регионы, опять-таки то ли в шутку, то ли всерьез, просят присоединиться к РФ. И насколько бы ни были такими эти заявления смешными на первый взгляд, на самом деле за ними кроется реальная проблематика нашей страны. Она заключается в том, что внутри России проблем с коренным населением, с русским населением, с нерусским населением в некоторых регионах огромное количество. Проблемы не решаются десятилетиями. А некоторые даже столетиями. У нас просто несколько миллионов жителей в РФ, которые на горшок ходят во дворе и не имеют, когда аппараты уже летают за пределы Солнечной системы, водопровода; большинство российских деревень не газифицированы.

То есть говорить о том, что внутри России элементарные жизненные запросы граждан решены качественно и удовлетворительно, в соответствии с элементарными требованиями современной цивилизованной жизни не приходится. И тут мы вот вспомнили о жизни русских в Крыму. В кои-то веки. Это, кстати, не говорит о том, что про них не надо воспоминать. Но давайте тогда все по-честному вспоминать. У нас еще остались русские в Латвии, в других бывших странах.

Д.Щ.: Это, кстати, является предметом волнения этих стран в настоящий момент. Поэтому…

Т.С.: Разумеется.

Д.Щ.: Если Россия посчитает, что где-то там притесняют русское население и из-а этого можно ввести войска, ну как бы те, у кого еще есть русское население, почешут репу и подумают: «Ну, ребята, а мы, кажется, попали потенциально».

Т.С.: Ну, я как бы не отношу Путина к сумасшедшим. Мне кажется, что он очень расчетливый и зачастую элементарно очень и циничный человек и политик, который очень тщательно пытается хотя бы просчитать последствия своих действий. И вот история с Украиной при всей ее трагичности просто характеризует поведение Путина как прагматика, который пытается найти свою козырную карту и просто ее использовать в этой геополитической борьбе с НАТО, скажем так, с тем потусторонним миром. Вот и все.

Поэтому, с моей точки зрения, война в Крыму невозможна, война с Украиной невозможна. Это уничтожает нашу страну. Бряцание оружием, бряцание головами наших глупых всевозможных псевдополитических фигур, которых власть сейчас специально выталкивает на авансцену и ртами которых она озвучивает многие безумные, бредовые совершенно вещи,— все это направлено на то, чтобы всему миру показать, что Россия может как-то огрызаться. Теперь уже другое дело, какой итог всей этой кампании будет. Я боюсь, что выигрывая какие-то тактические геополитические задачи, которые перед нашей страной стоят, мы можем просто потерять некоторые стратегические моменты. В частности, мы окончательно разругаемся с Украиной и потеряем ее как братский народ, как братскую страну и культурную часть самих себя. Все те, кто орет сейчас о том, что пусть они, эти несчастные «бандеровцы», куда-нибудь провалят прочь, они просто не понимают, что дело-то не в «бандеровцах» и там факта-то «бандеровцев» на самой Украине в том масштабе, котором рисует намгоспропаганда, не существует. Что Украина так же многообразна, сложна, как РФ.

Для меня вообще очень просто вопрос стоит: если здесь и сейчас в России все громче раздаются вопли ненависти к тем, кто хотя бы пытается более-менее объективно рассуждать о происходящем на Украине, то есть, собственно, уже ненавидят собственных сограждан только лишь за то, что они против войны в Крыму, против войны с Украиной, то как это может сочетаться с любовью к крымчанам. То есть мы крымчан любим, а своих, может быть, коллег, братьев, сестер, мы ненавидим за то, что они не хотят воевать. Это когнитивный диссонанс, это невозможно.

Д.Щ.: Это расщепление сознания называется.

Т.С.: Безусловно. Значит, это даже не политика, которая часто бывает двуличной, с двойными стандартами, это просто поведение необузданной, некультурной, неумной, с низкими рефлексами толпы, которой дали команду «Фас!». Завтра этой толпе дадут команду «Фас!», и она будет говорить прямо противоположное.

Д.Щ.: Главное, чтобы не дали команду делать что-нибудь. Пока говорят, это ладно.

Т.С.: Ну, еще раз: то, что называется режимом Путина, прекрасно осознает опасность этого шага, потому что если начнется исполнение какой-то практической команды «Фас!», то в результате же и режим попадет под раздачу. Собственно, что нам Украина наглядно продемонстрировала.

Поэтому я совершенно не верю в так называемую патриотику тех, кто вопит за войну с Украиной, за то, чтобы подобрать Крым. Я не верю в их патриотику. Мы одного госпатриота уже наблюдаем: наш главный госпатриот Киселев, который в прямом эфире заявлял, что сердца геев надо сжигать в печи, благополучно поехал отдыхать с семейством своим в столицу европейскую ЛГБТ, в город Амстердам. Все нормально. Ему вообще ничего не мешает — ни совесть, ни какие-то другие атрофированные чувства, — проводить какое-то свое свободное время на самом-то деле в прекрасном месте, в прекрасной стране, в прекрасном городе. На самом-то деле это как-то слабо сочетается с теми декларациями, которые он извергает, используя свое служебное положение. Поэтому я в большой печали по поводу того, что мы теряем Украину как братскую страну, как часть нашего общего культурного пространства. Но я при этом не верю, что какая-то война с Украиной возможна.

Д.Щ.: По поводу ненависти, по поводу освещения и восприятия всех этих вещей есть несколько интересных таких зарисовок.

Первая зарисовка касается предложения Госдумы о том, что СМИ, которые подают информацию неправильно… Я не знаю, как они это будут прописывать в законе, я этого закона боюсь заранее, потому что мы под этот закон уж точно попадем. Потому что под…

Т.С.: Ну, если ты говоришь, что это все происходит на восточных рубежах нашей родины, то ты-то точно попадешь.

Д.Щ.: Ну, если учитывать, что восточные рубежи моей родины — это Дальний Восток. Если говорить про историческую родину, дальнюю, то это уже другой разговор.

Т.С.: На суде будут вырывать из контекста все твои высказывания.

Д.Щ.: Да. Кстати говоря, про высказывания сейчас тоже расскажу интересную вещь. Так вот, все же получается, что альтернативная точка зрения может стать объектом рассмотрения суда, объектом уголовного дела и преследования, а затем сажания журналиста за то, что как-то не так он подал какую-то информацию.

Интересно, с точки зрения всех этих событий, и письмо, которое я получил сегодня буквально за 15 минут до эфира.Оно было озаглавлено: «Статья-бомба! Кто в Сургуте поддерживает Майдан.» Там содержалась ссылка на «ЖЖ» некоего сургутянина, я так полагаю, который говорит: «Ну вот, ребята, мы знаем, что происходит в Крыму, какая там ситуация, и вот в разрезе того, что поступило предложение принять закон, по которому будут наказывать за неверное освещение этих событий, я решил посмотреть, кто в Сургуте поддерживает Майдан». Ну, естественно, там упоминалась Анна Литвин, женщина, которая вышла с одним плакатиком в обеденный перерыв из городской филармонии и этим вызвала какую-то неистовую бурю не то что у нас в комментариях, она вызвала бурю в сургутской администрации и в администрации округа. Была очень жесткая реакция, лично для меня очень удивительная — понятная отчасти, а отчасти совершенно непонятная.

Т.С.:Просто совершенно неадекватная произошедшему. То есть это же не танковая дивизия из Львова переброшена была в Сургут…

Д.Щ.: И даже не демонстрация какая-нибудь.

Т.С.: Более того — человек просо стоял молча.

Д.Щ.: Этот товарищ, который «ЖЖшник», рассматривал самые серьезные СМИ, самые крупные электронные СМИ в городе —siapress.ru и sitv.ru,— и он там приводил цитатки. Одна из них из моей статьи, какая-то Ани Богдевич, какая-то от Маши Лебиги с СТВ.

Т.С.: Из моей не было?

Д.Щ.: Из твоей, по-моему, не было, кстати говоря.

Т.С.: Вот видишь, уже 2:0 не в твою пользу.

Д.Щ.: Зато какие комментарии были в твоей статье, да и в моей, впрочем, тоже. Я думаю, об этом можно не вспоминать.

Т.С.: Угу.

Д.Щ.: И вот в завершении своей статьи он пишет: «Я думаю, что все-таки речь идет пока что не о сознательном вредительстве…», то есть словечко, очень характерное для некоего…

Т.С.: Это словечко очень характерно для русского человека.

Д.Щ.: Да, для русского человека вообще и для одного русского человека конкретно, который распространил это словечко в 30-е годы.

Т.С.: Именно это я и хотел сказать.

Д.Щ.: Так вот пока что это не сознательное вредительство, а скорее просто результат невежества. То есть этот блогер подписал, что мы и наши коллеги из «СургутинформТВ» элементарно невежды. Мы не знаем совою профессию, наверное. Мы не знаем, как подавать информацию, мы не знаем, как правильно рассказывать людям о событиях. И он сказал: я предлагаю этим СМИ одуматься и скорректировать свою информационную политику.

Т.С.: Что же нам делать теперь…

Д.Щ.: При том, например, в числе цитат, которые подвели под поддержку Майдана и, наверное, потенциально подвели нас под уголовное дело, если бы этот закон уже работал, есть цитата, например, о том, что Владимир Самборский считает, что в настоящий момент Украине нужна Юлия Тимошенко. Там был контекст такой, что она нужна буквально на год, чтобы стабилизировать ситуацию, а потом она должна уйти и другие люди уже должны управлять страной.

Т.С.: Ага, это тоже уже за Майдан получается.

Д.Щ.: И это за Майдан.

Т.С.: Так Майдан же сказал: «Юлька, геть!» А как же это можно трактовать за Майдан?

Д.Щ.: Здесь я подозреваю…

Т.С.: Безумные комментаторы, они, значит, совсем не в зуб копытом в политике.

Д.Щ.: Вот мне кажется, что отчасти это результат нашей госпропаганды, этого воздействия на мозг. Люди не видят, у них есть белое и черное, других градиентов у них не существует как факта. Причем белое — это, безусловно, их позиция. Черное —безусловно, позиция, которая им не нравится. Есть четкая грань: либо ты с нами, либо ты против нас. Это люди, которые готовы срываться с цепи.

Т.С.: Это тоже из 30-х годов.

Д.Щ.: Да, да, да. Эта категоричность, эта неспособность к диалогу… Вот мне комментаторы пишут, начинают придираться к каким-то моим словам, выражениям, говорить, что все плохо. Я говорю: «Ребята, я выступаю за то, чтобы наши интересы отстаивались, чтобы наша страна удачно вышла из этого конфликта, чтобы при этом наш страна не скатилась в войну». А они говорят: «Нет, ты «бандеровец». Они почему-то «бендеровцем» называют. Последователем, видимо, Остапа Бендера.

Т.С.: Они не знают просто разницы между «бандеровцем» и «бендеровцем». Они считают, что «бендеровец» — это внук Остапа Сулеймана, видимо.

Д.Щ.: Да, да, да. Все мои слова о том, что я живу в этой стране, я здесь родился, это моя Родина и я хочу, чтобы в ней все было хорошо, естественно, я выступаю за то, чтобы в стране все происходило правильно и грамотно, чтобы не было войны, потому что война приведет к разрухе, к последствиям страшным, к человеческим жертвам, к политическим последствиям, это все совершенно чудовищные последствия. А они говорят: «Нет, ты предатель Родины». Ну, я думаю, что на меня уже где-то, да и на тебя тоже есть…

Т.С.: Нет, ты меня, пожалуйста, не подводи, вот. Мне пока что до сих пор все нравится, потому что цитируют тебя. Ну, это вот вторая очень серьезная вещь, которая меня просто съедает изнутри в связи с этим всем конфликтом. Первый раз я об этом задумался,когда мы воевали с Грузией. В общем-то, тоже совершенно братский народ. И русские и грузины — это, в общем-то, два неразделимых народа. Они веками живут вместе, и их история общая, многовековая…

Д.Щ.: Ну, совсем уже общая история у нас с конца XIX века, а так, конечно, жили бок о бок очень давно. Мы православные народы дружественные.

Т.С.: Да, православные народы. И когда усилиями той же госпропаганды многие русские люди начали просто ненавидеть грузин ни за что… Вот кто-то нажал кнопку «С сегодняшнего дня ненависть» — и полилась ненависть. Причем эта ненависть уже даже на уровне кухонных разговоров — вот что удивительно. Ну, где Грузия, где грузины… и вдруг Украина. Мы все начали разбираться в политике, мы все начали говорить на эти темы, и ты вот говоришь, что есть черное и белое, четкий водораздел, и невозможно выбрать какой-то полутон. То есть нельзя просто порассуждать, проанализировать. Нельзя попытаться спроектировать ситуацию: а что будет, если вот так — для нашей страны, для наших родителей, потому что у нас есть дети, и эти дети могут уйти воевать. И, наверное, не каждый родитель хотел бы отправить своего ребенка не Родину защищать, вот ведь в чем дело. А защищать что? Вот что в Крыму защищать надо? Интересы русского населения в Крыму?

Д.Щ.: Ну.

Т.С.: Ну так оно там прекрасно живет, русское население в Крыму. И продуцирование этой ненависти в таких масштабах, как это сейчас происходит, приведет просто к разрушению нашей страны, я боюсь, в таком метафизическом смысле. Когда разрушатся просто устои, когда мы будем просто ненавидеть друг друга, когда, как во времена гражданской войны, действительно просто поделили страну на красных и на белых (читай — на белых и на черных) и брат на брата пойдет из-за ничего. На самом деле проходит какая-то эпоха и выясняется, что те смыслы, которые нам были навязаны, они ничтожны, это неистинные смыслы. Люди боролись не понятно во имя чего. Вот сейчас нацию разворачивают вот таким страшным воинственным образом против самой себя, когда люди, стоящие рядом друг с другом, начинают ненавидеть друг друга на пустом месте.

Та же Анна Литвин — человек просто с плакатиком вышел и молча постоял на улице 30 минут. Это ее позиция. Она мне может нравиться, может не нравиться. Я же не вышел, ты не вышел, никто не вышел. Сам по себе поступок достаточно такой необычный и даже мужской, потому что человек работает в бюджетной сфере. То есть выкинуть ее с работы сейчас, в общем-то, ничего не стоит, по большому счету. И тем не менее она пошла, потому что она так воспринимает проблему своей родины, она так хочет высказать свое отношение к этой проблеме, к своей малой родине, к своей большой родине.

И что мы слышим в комментариях этих безумных людей, комментаторов: мы слышим, что она тут 35 лет жрала на сургутских харчах, что она, значит, пусть валит в свой Майдан. В общем-то, люди, кстати, не очень-то понимают разницу между Майданом (площадью) и деревней Майдан. Пусть она откажется от всех подачек от Путина, которые она брала все эти годы, — то есть люди несут такую несусветную чушь. Я уж молчу про то, что все это оскорбительно и любого мужика недостойно, потому что как бы 99 процентов, которые сопровождали нашу информацию про Литвин, — это просто злобные пасквили совершенно опустившихся мужчин, которые уже ничего в себе мужского не сохранили. Хотя бы потому, что они пишут анонимки и оскорбляют женщин. Вот.

И самое-то страшное то, что, мне кажется, что многие внутри себя понимают, что поступок Литвин нормальный. Он нормальный: у тебя есть позиция, иди и высказывай. То, что сегодня делается в нашей стране, в том числе благодаря госпропаганде, — это перевод любой нормальной дискуссии из содержательного пространства в несодержательное, когда мы не обсуждаем суть, а начинаем обсуждать форму: а вот Литвин, она «бандеровка», пусть туда и валит. А причем здесь это?

В городе Сургуте более половины населения не является коренными сургутянами в том смысле, что их этнические истоки неместные. Так тут надо тогда всем собраться и уехать. Мы же имеем право вообще рассуждать о том, что происходит вокруг нас. И тот уровень ненависти, который сегодня поощряется в стране, в обществе, он опасен, он приведет к тому, что мы как нация перестанем существовать. Мы готовы уже бить морды друг другу непонятно за что. Вот в чем ужас-то.

Д.Щ.: То есть это преобладание абсолютно негативных и деструктивных мотиваций, насаждаемых государством.

Т.С.: Поощряемых.

Д.Щ.: Мать Тереза, по-моему, до того довела этот тезис, что: «Я не буду вступать в общество против войны, позовите меня в общество, которое будет выступать за мир». А у нас только против. Мы ищем внутренних врагов. Я, ты, хотя ты, может быть, и нет, но я уже да, Анна Литвин, СТВшники, «Дождь», «Эхо» — все это внутренние враги. У нас есть внешние враги — у нас «бандеровцы», у нас есть американцы, у нас содомиты европейские, враги, враги, враги. Мы не ищем друзей, мы не ищем конструктива, мы ищем только врагов. И мы только и думаем, как этих врагов нахлобучить сейчас или потом.

Т.С.: Эта политика во что-то упрется рано или поздно. Сейчас она упирается уже в то, что наше общество, общество русских людей, россиян, оно стремительно деградирует, просто на глазах. Это же заметно.

Мы тысячу раз говорили о поведении наших граждан в любой бытовой ситуации: когда мы не закрываем за собой дверь в подъезд, когда мы срем в лифте, когда мы харкаем на землю, когда выбрасываем окурки и мусор в форточки, когда не уступаем старшим, женщинам, когда просто во дворе начинаешь не пропускать кого-то на машине, выхватываешь какой-то обрез и прочее. Ведь это же одичание общества. Ведь происходит это как-то так незаметно.

То есть мы еще одеваемся в одежду, мы еще не в набедренных повязках бегаем по улице, мы еще не одичали так вот внешне окончательно. Но процесс этот происходит, он заметен. Мы же не здороваемся друг с другом, мы в рамках коллектива-то не всегда друг с другом здороваемся, о чем мы говорим! И это опускание культурного уровня, оно так идет тихой сапой, и мы однажды вдруг обнаружим, что мы дикари, что мы ни на что не годны, кроме как бить друг другу морду за кусок мяса там, кусок добычи какой-то. И мы возвращаемся к совершенно каким-то первобытным инстинктам, когда нас как социума не существует. Я боюсь, что происходит именно это. И готовность многих людей беспощадно обличать любого инакомыслящего, беспощадно и пока что безнаказанно, кстати…

Д.Щ.: Причем делать это на основании совершенно любых доводов.

Т.С.: Да, домыслов. Он просто так захотел. Это как раз характеризует нынешнюю ситуацию. И смотри вот: государство тех, кто пытается гласно и открыто, не скрывая ни своего лица, ни своей фамилии высказываться, старается ограничивать. Вот сейчас не знаю, будет или не будет принят этот закон про журналистов, которые против России выступают. Ну, все эти ограничения СМИ, то есть вот легальное обсуждение проблематики в обществе ограничено. А вот анонимки, доносы, безнаказанность этих всех процессов поощряется государством.

Д.Щ.: Знакомая ситуация.

Т.С.: Но закончится это все очень плохо. Это всегда заканчивается одинаково, неважно, эта страна называется РФ, Пакистан, Румыния или как-то по-другому. Всегда финиш одинаковый, вопрос просто в сроках.

И я еще раз хочу повторить: нами не руководят безумцы, как некоторые пытаются назвать Путина. Они абсолютно прагматичные и часто циничные люди. Но как бы они сами себя не переиграли вот в этой хитрой шахматной комбинации. Мне кажется, что уже все, надо отходить на позиции не имперского мышления, так называемого. Ну, хотя какая там империя, если мы китайцам просто бесплатно под шумок подарили несколько миллионов гектаров своей земли, а тут вот мы Крым спасаем. Это не имперская позиция, а нормальная позиция капиталистов, которые занимаются деньгами. Деньгами у них заниматься получается неплохо. И я не думаю, что они доведут ситуациюдо такого состояния, когдабудет какой-то коллапс, потому что этот коллапс ударит и по ним. А может быть, по ним в первую очередь. И падение режима Януковича — очень красноречиво в этом смысле.

Д.Щ.: Поехали дальше.

Т.С.: Про развитие культуры.

Д.Щ.: Про развитие культуры, да. Один из пунктов, который мы здесь, на месте можем решить, чтобы люди не дичали, не превращались в скотов и зверей, — это формирование нашей городской среды. И по этому поводу в этой студии вчера на твоем месте сидел Вадим Кочетков, директор департамента городского хозяйства (ДГХ), и рассказывал некоторые новости, подробности про идеи своего ведомства. И о планах, которые будут реализованы в ближайшее время. В частности, про одностороннее движение на нескольких улицах — Чехова, Лермонтова и еще на каких-то. И про введение турникетов в автобусах.

Ну, расскажи свои впечатления от вчерашней встречи с Кочетковым, о том, что ты для себя вынес, о том, что интересного он рассказал, по твоему мнению.

Т.С.:Ну вообще, в городе три ведомства, которые призваны формировать нашу культурную среду и развивать нашу городскую среду. Это, собственно, ведомство Кочеткова, ДГХ, с работой которого каждый из нас сталкивается повседневно, это архитектурное ведомство и культурное ведомство. У всех у них разные кураторы. Вот я хочу сказать, что последние два — бездеятельны достаточно в Сургуте, и эффекта какого-то видимого в смысле развития духовной, культурной среды обитания нашей я не замечаю. Это такая какая-то очень конторская работа. Бумажки под сукном.

Д.Щ.: Мы об этом поговорим.

Т.С.: Вот. ДГХ, еще в бытность Владимира Базарова, а сейчас Вадима Кочеткова, все-таки демонстрирует некие телодвижения. И наличие этих телодвижений меня обнадеживает, потому что видно, что люди что-то хотят изменить в таком традиционном, шаблонном подходе к управлению многими городскими процессами. Действительно после наших многих выступлений и после, видимо, своих собственных анализов ДГХ занялся разработкой программы одностороннего движения в Сургуте.

Кстати. Сам Кочетков не называет это программой, что, кстати, хорошо. Он говорит, что мы просто в рамках рабочего процесса будем это внедрять. Потому что если начнется какая-то программа, то это все будет просто умирать. Начнутся совещания бесконечные. А так это просто их оперативная деятельность повседневная. Он назвал несколько участков, которые будут ближе к лету делаться односторонними. В материалах нашей видеоконференции можно посмотреть, он их называл. Это вот там в основном,где улицы Чехова, Энтузиастов, Нефтяников. Ну, правильные места назвал, мне так навскидку показалось. Эти куски можно было бы сделать односторонними. Дальше они пойдут куда-то, потому что у нас Восточный микрорайон, особенно 25-й, который проектировался очень регулярной планировкой, там перпендикулярные улицы и прочее, вот там тоже можно много сделать одностороннего движения. Они внедряют, они не боятся, они готовы столкнуться с недовольством населения, принять это недовольство на свой счет и делать. С точки зрения организации нашего пространства городского более разумно, это правильные ходы.

Д.Щ.: Кстати, пока ты не ушел дальше. А правда, что собираются на улице Ленина на выходных пешеходную зону организовать?

Т.С.: Да. Мне это говорил Базаров, и это Кочетков вчера подтвердил. Наверное, это скорее хорошо, чем плохо.

Д.Щ.: Для меня это важно, потому что я писал статью по этому поводу.

Т.С.: Причем Владимир Базаров ну просто очень много раз ссылался на эту твою статью, и Вадим Кочетков тоже вчера сослался. Причем это инициатива, как я выяснил, г-на Пелевина. Где-то он в каким-то городе это подсмотрел и пришел с коллегами по городской администрации обсудил, и они как бы согласились, говорят, надо реализовывать. Мне кажется, что они сейчас воспринимают этот проект очень сыро и не видят до конца смысла этого проекта. То есть перекрывать улицу Ленина на куске между памятником Основателям и кольцом перед «Сити-Центром» с пятницы по воскресенье…

Д.Щ.: Они хотят прямо перекрыть дорогу?

Т.С.: Да, чтобы там только ходили люди. Ну, возможно, там будут какие-то торговые ряды, какая-то ярмарочная деятельность. Они разрабатывают сейчас увод маршрутов на другие параллельные улицы. Если это будет сделано без необходимого преобразования как минимум этого куска улицы Ленина, то я считаю, что тогда лучше не надо этого делать, потому что мы получим очередную помойку.

Улица Ленина не является сегодня пешеходной. Она безобразна, она отравляет ауру городскую. Такой центральной улице в таком богатейшем городе, как Сургут, претендующем на некие высокие статусы в региональном значении, быть нельзя. Эта улица должна быть приведена в порядок. На это должны выделяться деньги городские и, видимо, деньги окружные. Это должен быть реальный реконструкционный статусный проект городской, его можно приурочить к юбилею нынешнему. Но уже не успеют. Но можно к чему угодно — у нас будет 425 лет, пожалуйста.

Но улицу надо приводить в порядок. И сначала ее надо, конечно, представить как пешеходную зону: поубирать оттуда всю эту рекламу ужасную, чудовищную, разделить все-таки зоны пешеходные, автомобильные, сделать там какое-то озеленение, менять фасады домов, реконструировать и с управляющими компаниями делать нормальные современные экстерьеры жилых зданий и вот этих пристроек, в которых коммерческие организации находятся. И тогда это бульвар пешеходный, даже если всего три дня в неделю работают пешеходные зоны, это прекрасно. А если перекрыть просто сейчас в том виде, в котором он есть, то мы получим просто 12 июня после 16 часов дня. У нас есть фотографии, когда просто десятки тонн мусора и помойка какая-то и кошмар. Ведь досуг горожан организовывается не тем, что им наливают по праздникам, нет. Вы создайте инфраструктуру питейных заведений, общепита доступного качественного — и проблема выпивания закроется сама собой.

Вы создайте людям возможность гулять по улицам родного города. Вы сделайте так, чтобы им хотелось пройтись пешком. А ведь у нас Масленица прошла… Оказывается, у нас была Масленица! Я вот сейчас работаю над статьей своей очередной на эту тему. То есть засунули Масленицу там куда-то в эту пресловутую площадь перед Сургутским университетом, все это осталось незамеченным в городе, никакой связи с 420-летием, ни с Годом культуры, ничего этого, естественно, не было. Все по-чиновьичьи равнодушно, тупо. Поставили галочку и все.

Давка. Причем давка была буквальная: мне вот рассказали историю, как мужики избивали друг друга, потому что они просто делили парковочное место возле ИКЦ «Старый Сургут». Ну, опять, люди, вы на Масленицу-то ногами дойдите, на улице -5, прогуляйтесь. Люди не могут вылезти из своих автомобилей, потому что, в общем-то, город не пешеходный. И вот в этом-то смысле власти не понимают пока, как же сделать Сургут пешеходным городом. Ну вот вроде бы они перестали ссылаться на нашу северность, на нашу долгую зиму, потому что понятно, что аргумент не выдерживает никакой критики. Потому что в условиях зимы живет большинство жителей на планете Земля.

Д.Щ.: Ну, не большинство в мире, но в России — да.

Т.С.: Ну, хорошо, если даже сбрехнул. Ну, большинство европейских стран… Ну, почему, большинство.

Д.Щ.: Нет, ну погоди, у нас Китай живет в нормальных условиях. А это миллиард с лишним.

Т.С.: Ну, в Китае очень суровые зимы, я тебе должен сказать.

Д.Щ.: Ну ладно.

Т.С.: Там адский холод. И люди знают, что такое зима, в очень большом количестве стан, городов, что такое сугробы, низкие температуры. И при этом они обустроили свои города, свои территории, сделали их удобными для пешеходов, для велосипедистов, для работы общественного транспорта. Ну и, кстати говоря, для частного транспорта. К решению этой задачи наша городская власть не приблизилась.

И когда сегодня тот же Вадим Кочетков говорит слова «парковочное пространство», чему я лично рад, я ликую, потому что в оборот наших чиновников начали попадать грамотные термины, которыми большинство современных мегаполисов успешно оперируют. Но опять после моих расспросов и уточнений выясняется, что на сегодняшний день власть наша под парковочным пространством понимает создание новых парковок. Ну, то есть вот есть пустырек без каких-либо сетей, давайте его заасфальтируем, будет парковка. В то время как в цивилизованном мире, который успешно решает проблему автомобильных трафиков, пробок, создания свободных от автотранспорта территорий, парковочным пространством называется то пространство, которое уже сложилось в городской инфраструктуре или часть проезжей полосы где-то. Например, есть четырехрядная дорога, дорога делается односторонней, два ряда оставляют для проезда, один ряд уходит под парковку, ставится парковочный автомат. Просто надо грамотно организовать автомобильный траффик.

Парковочным пространством в цивилизованном мире являются дворовые территории. Это факт. В мире очень много исторической застройки, вся Европа — это историческая застройка. Понятно, что там нельзя построить под каждым домом подземный паркинг, нельзя построить новый паркинг, и люди научились организовывать из существующего пространства парковки. Но это должна быть опять-таки четкая территория. Для жителей домов парковочная карта бесплатная или какие-то копейки стоит, для всех гостей — пожалуйста, ты можешь купить парковочную карту. Ну, если тебе надо приезжать к твоим родителям, которые живут в другом районе города, ты покупаешь паковочную карту. 200-300 долларов это стоит во всем мире. Все. Либо ты не покупаешь, тогда ты ставишь машину на какую-то парковку платную, где оперативно заплатил деньги. Во всем мире это где-то евро в час. Заплатил и ты стоишь столько, сколько хочешь. Вот в этом смысле парковочное пространство, как мне показалось вчера из разговора, пока не рассматривается.

А я думаю, что правильно как раз использовать уже существующие территории, а не развивать новые парковки. Потому что можно закатать весь город в асфальт, но все равно никаких парковок нам не хватить. Пример с парковкой в сквере Старожилов нам это показывает: никакой задачи, которая была декларирована властями, эта парковка не решила — посетителям больницы ставить машины негде, на эту парковку заезжают либо работники больницы, которым надо было организовать парковку внутри комплекса больничного, либо жители соседних домов.

Сейчас, по слухам, хотят уничтожить парк аттракционов на проспекте Набережном, сделать это парковкой то ли для Сургутнефтегаза, то ли для клиентов «Кедрового Лога», то ли для кого, а аттракционный комплекс перенести туда вглубь, собственно, в «Кедровый Лог». Абсолютно ошибочный, тупиковый путь, потому что машин меньше на этой улице не станет, но вы уничтожите хоть какую-то пешеходную среду. Сам парк, конечно, аттракционов убогий, это еще одно позорище Сургута, такого богатого города как бы. Вместо того чтобы реконструировать и сделать современный парк аттракционов, и, в том числе, уходить туда внутрь, то есть сделать это большим рекреационным местом, мы хотим сложившуюся зону, где люди стоят на ногах, а не сидят и не едут в машинах, уничтожить, закатать в асфальт, отдать это опять под автомобили. То есть забрать у горожан, которые проводят свое время активно, и отдать его тем, кто ездит на машинах. Если это проект, который у кого-то в головах сидит и будет осуществляться, то это очередная градостроительная ошибка. Так вот то, что сегодня ДГХ пытается внедрить, направление верное, мне кажется. А по деталям — это, наверное, какие-то такие дискуссионные вещи, которые, в том числе, на нашей площадке дискуссионной надо осуществлять.

То, что они не запускают исторический автобус, о чем вчера Кочетков сказал, печально. Хотя цена вопроса смехотворная. Но Вадим Кочетков сказал, что цена вопроса — 12 миллионов. Лично мне кажется, что цифра должна быть меньше. Я думаю, что из таких маленьких, чисто точечных проектиков, как исторический маршрут, который по Сургуту ездит, качественная, а не иезуитская реконструкция Дома пионеров, сквер Старожилов, парк аттракционов, развитие парка «Кедровый Лог», развитие парка «За Саймой», где там какие-то избушки стоят, где можно шашлыки жарить, позагорать (покупаться, к сожалению, нельзя в Сайме, потому что у тебя до костей облезет шкура), — вот из таких маленьких точечных вещиц и потихонечку будет складываться средовая политика.

А писать какую-то программу, как ты цитировал, по воспитанию мигрантов путем вовлечения их в нашу культурную среду, — это, конечно, просто бред сивой кобылы и выброшенные время, деньги на ветер. Но, к сожалению, конкретными изящными, не очень дорогостоящими, а часто бесплатными маленькими делами на сегодняшний день городская администрация не занимается, она не видит в этом смысла. Это очень плохо, конечно. Потому что так мы точно никогда не создадим никакой новой среды.

Д.Щ.: Вопрос про культуру мы перенесем на следующую передачу, он никуда не денется. Тем более он до 2030 года должен развиваться, то есть времени у нас более чем достаточно, чтобы его обсудить. Предлагаю обозреть свежий выпуск «Нового Города», который сегодня вышел в продажу и почтовые ящики сургутян…

Т.С.: Ну давайте. То есть у нас такой новый формат в рамках «О чем говорят».

Д.Щ.: Да.

Т.С.: Ну, я быстро проанонсирую.

Во-первых, мы посвящаем часть номера женщинам. И начинаем с дворника. «У дворника женское лицо» — и вот тут Тамара Малышева, 70-летний дворник, который работает на сургутян, про нее небольшой очерк, про то, как она живет в бытовке, где и унитаз, и раковина, и посудный шкаф, и кроватка в одном помещении находятся.

Кстати, Юра Нуреев вчера показал эту фотографию Вадиму Кочеткову, мы просили его обратить внимание.

Д.Щ.: Он в обморок не упал?

Т.С.: Ну, в обморок он не упал. У них все-таки сопротивляемость организма к стрессам высокая. И я надеюсь, что порядок будет как-то наведен. Тут и про вторую женщину, о которой мы много говорили, Анну Литвин. Опять-таки: это просто реакция на поступок человека. Я, кстати, как чиновника Анну Литвин всегда критиковал и считал, что она могла бы работать лучше. А вот за этот поступок — большое уважение.

Как всегда все наши традиционные рубрики: Олег Владимиров с «Доступным чтением», который пишет про войну или не войну с Украиной; Стас Пахотин написал заметку как раз для Вадима Кочеткова про уборку снега во дворах; советую прочитать Надежду Метенову, которая занимается детьми и задает вопрос: «Зачем вы, родители, заставляете своего ребенка с трех лет учить английский язык? Вы у них просто крадете детство».

Вера Куликова написала про очень узких специалистов, к которым не попадешь на прием в больницу.

Дмитрий Щеглов в своем «Имперском марше» продолжает тему Украины и выражает надежду на то, что Путин нас не подведет.

Ну, вот пока что не подводит.

Я выступил со своей заметкой под названием «Темните,ребята» про Дом пионеров.

Юрий Нуреев пишет про совершенно зверскую тему: у нас очередная инициатива власти — заселить всех в 18-метровые квартиры. Это просто адский ад ждет россиян.

Как всегда есть «Итоги недели».

Советую я прочитать интервью с Сергеем Капковым, главным по культуре в Москве. С разрешения журнала «Сноб» мы перепечатали часть интервью с ним. И он очень внятно рассказывает, зачем они меняют Москву. Они это делают для того, чтобы часть общества — в основном это люди 40, плюс минус там сколько-то лет, которых власть традиционно не замечает, не ставит ни во что, называет их вечно недовольными горожанами, — так вот Москва под руководством Собянина просто возвращает их в городскую жизнь, в городскую среду и делает это очень успешно.

Петр Налич, наше интервью с ним.

Г-жа Комарова открыла «Дух огня», мы на это дело съездили и вам даем отчет.

Надо читать про то, как пешеходов на дорогах будут заставлять в трубку дышать, — то, о чем мы с тобой неделю назад говорили; про «Безбашенную Францию». Со следующего номера мы пишем про Крым, мы соблюдаем баланс.

Дальше, значит, обзор и экспертиза зефира. Я зефир не ем, но девушки очень любят.

А вот тут про белье, какое надо подарить девушке или любимой жене на праздник. Лунный календарь для всех огородников. Вот это наш новый номер «Нового Город».

Ищите новый номер в супермаркетах «О’кей», «Лабаз», «Магнит», в киосках «Информпечати».

Д.Щ.:Пользуясь случаем, мы выражаем нашу глубокую признательность и поздравляем наших мам, девушек, жен и всех женщин России с наступающим 8 Марта.

Т.С.: И мы их любим независимо от их политических взглядов,от их профессиональной деятельности, от их возраста, внешних параметров, потому что только благодаря женщинам мы существует на белом свете.

Д.Щ.: И на этой прекрасной позитивной ноте мы завершаем наш сегодняшний выпуск проекта «О чем говорят».

С вами были главный редактор «Нового Города» Тарас Самборский и Дмитрий Щеглов, шеф-редактор siapress.ru. До новых встреч через неделю, в следующую пятницу в три часа дня.

Т.С.: Пока.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


11 марта 2014 в 11:10, просмотров: 11141, комментариев: 0



QR код


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Профессор Мальков: «Моя ЖИЗНЬ – в спасении»

Профессор Мальков: «Моя ЖИЗНЬ – в спасении»

В нашей стране ежегодно гибнет от внезапной остановки сердца 350 тысяч человек. Профессор, доктор медицинских наук Олег Мальков стремится изменить эту страшную статистику
Елена Курилова, Центр информации и связи с общественностью СурГПУ 09 декабря в 10:16
411 0
Рудион по пятницам: куда уходят деньги

Рудион по пятницам: куда уходят деньги

Ева Рудион 07 декабря в 18:26
836 0
Сильный мужчина, у которого есть семья и дети, не будет сидеть за видеоиграми

Сильный мужчина, у которого есть семья и дети, не будет сидеть за видеоиграми

Интервью с психологом Евгением Садовниковым о зависимости от видеоигр у взрослых людей: откуда берется, как распознать и бороться
Лилия Сулейманова 07 декабря в 15:22
789 3
​Ванда Болотнова: «На планерку я захожу со словами: что вы тут понаделали?»

​Ванда Болотнова: «На планерку я захожу со словами: что вы тут понаделали?»

Интервью с руководителем Городского культурного центра о работе в творческом коллективе, 50-летии учреждения и его планах
Анастасия Якупова 07 декабря в 12:57
859 0
Достойный уход // ФОТОРЕПОРТАЖ

Достойный уход // ФОТОРЕПОРТАЖ

Как коллектив единственного в Югре хосписа «Золотое сердце» оправдывает свое название
Анастасия Якупова 06 декабря в 17:51
1474 2
​Противоречивое очарование Зайчикова // ФОТО

​Противоречивое очарование Зайчикова // ФОТО

Смех, грех и бесконечное умиление — на выставке «Когда все отдыхают» в сургутской галерее «Стерх»
Надежда Макаренко 06 декабря в 11:37
352 0
​Люди голосуют за проекты по «картинке», а мы оцениваем их более детально

​Люди голосуют за проекты по «картинке», а мы оцениваем их более детально

Член «Народного совета» Сургута, председатель Молодежной палаты при городской думе Юрий Стрелец о том, как выбираются к финансированию общественные инициативы по благоустройству города
Лилия Сулейманова 06 декабря в 10:59
492 5
Максим Казарновский: «Каждый сотый или даже каждый пятидесятый человек, встреченный нами на улице – ВИЧ-положительный»

Максим Казарновский: «Каждый сотый или даже каждый пятидесятый человек, встреченный нами на улице – ВИЧ-положительный»

Интервью с лаборантом-исследователем факультета фундаментальной медицины МГУ Максимом Казарновским о том, что общего может быть у ВИЧ с чумой, как он работает и почему российские методы борьбы с инфекцией не работают
Артем Мазнев 06 декабря в 06:46
819 0
​Урок английского

​Урок английского

Нарушение межгосударственных договоров со стороны России стало практикой. Основополагающие договоры, на которых строился постсоветский мир, были просто нами проигнорированы
Атанас Атанасов, член Союза журналистов России, Председатель Сургутского Болгарского землячества 05 декабря в 14:19
1220 54
Спортсменов-активистов Сургута начали преследовать правоохранительные органы // ВИДЕО

Спортсменов-активистов Сургута начали преследовать правоохранительные органы // ВИДЕО

Обращение к губернатору Югры Наталье Комаровой
Инициативная группа спортсменов Сургута​ 05 декабря в 10:06
1761 6
​«Если бы я умел рисовать так, как я умею собирать грибы, то стал бы давно Нобелевским лауреатом»

​«Если бы я умел рисовать так, как я умею собирать грибы, то стал бы давно Нобелевским лауреатом»

Интервью с автором выставки «Когда все отдыхают», главным художником Нижневартовского драмтеатра Вячеславом Зайчиковым
Надежда Макаренко 04 декабря в 12:47
868 3
Больше мнений