16+

«Я верю в это, Володя»

Первая встреча с Александром Усольцевым предопределила дальнейшую судьбу Богданова

Генерального директора акционерного общества «Сургутнефтегаз» Владимира Богданова считают человеком, который больше всего любит «оставаться в тени». Он избегает шумных праздников и всякого рода политических шоу. Для большинства Богданов — тайна за семью печатями, «белая ворона» среди великого множества руководителей. Он не любит встречаться с журналистами, так как не любит пустых фраз и общих рассуждений.

…Честно говоря, такого ребята не ожидали. Вот они, молодые специалисты, с новенькими дипломами Тюменского индустриального института, с чемоданами, в которых поместился весь их нехитрый скарб, чуть ли не весь день подпирают деревянные стены конторы Нижневартовского УБР. Но никто что-то не торопится использовать их знания и полученный на практике опыт. Заместитель начальника по общим вопросам управления, буркнув что-то невразумительное — мол, и без вас тут дел невпроворот, — еще с утра убыл в неизвестном направлении. Мимо то и дело пробегали очень занятые люди в касках и без. День клонился к вечеру, а двух новоиспеченных буровиков никто не замечал. Тут, на крылечке, им и заночевать бы пришлось, да вовремя вернулся с буровой начальник ЦИТС Александр Усольцев.

— А вы тут что делаете?

— Да вот, из треста «Запсиббурнефть» к вам направили…

Именно эта первая встреча Владимира Богданова с Александром Викторовичем Усольцевым августовским вечером 1973 года на крыльце конторы Нижневартовского УБР-1 и определила их дальнейшую судьбу, накрепко связав на долгие годы. В тот вечер Александр Викторович, узнав, что никто о них не позаботился, устроил ребят в своем кабинете. На стульях они и скоротали первую ночь в своей новой взрослой жизни.

…Сургутский этап биографии Богданова тоже определил Усольцев, который приехал в 1976 году в Сургут создавать новое, второе управление буровых работ. Главным технологом, а затем главным инженером у Усольцева и стал работать Владимир Леонидович Богданов.

Слава второго управления буровых работ гремела в Сургутнефтегазе долгие годы. Именно отсюда берут свое начало многие рекорды. Опыт второго управления изучался, подхватывался и распространялся, а Владимира Леонидовича уже ждало новое назначение — начальник управления по бурению ПО «Юганскнефтегаз», куда чуть раньше Александр Викторович Усольцев был переведен заместителем генерального директора.

Команда к тому времени сложилась крепкая, человек 13. Не один год шли за Усольцевым профессионалы с нуля начинать новое дело или выводить из прорыва отстающие предприятия. Через несколько месяцев после Нефтеюганска команда вместе с Усольцевым вернулась в Сургут. Здесь, в должности заместителя генерального директора по бурению, Богданов вместе с лучшими буровыми бригадами доказывал всему нефтяному миру, что и сто тысяч метров проходки в год на бригаду — это не предел, при правильной организации работы и должной подготовке кадров.

Из воспоминаний Александра Усольцева: «…Алпатов уехал. Главного инженера такого же уровня я так больше и не нашел.

А Владимир Леонидович Богданов в новой своей должности в главке за работу взялся рьяно: он привык всегда так трудиться. Конечно, к этой поре Богданов вырос уже в классного профессионала. К тому же, ему хотелось доказать, что и как он умеет.

Мне понравилось, как он начал. Но потом подумал: для главка и для всех нас это может кончиться плохо. За 1983-м пойдет 1984 год, да и после пятилетки жизнь не заканчивается — есть же пределы сил и у людей, и у месторождений…»

В 1983 году министр освободил Александра Викторовича Усольцева от должности генерального директора — видимо, под давлением каких-то более высоких руководящих лиц в Москве. Генеральным директором «Сургутнефтегаза», по рекомендации Усольцева, стал 33-летний Владимир Богданов. Какое счастье для сургутских нефтяников, что рядом с Усольцевым вырос в мощного руководителя этот умный и талантливый человек! Если бы не он, дорого могло бы обойтись Сургуту и отрасли смещение, исполненное в среде властных чиновников, приученных к дисциплинированности и чуждых способной навредить их благополучию решимости.

Из воспоминаний Александра Усольцева: «…На совещаниях в объединении, правда, мне доставалось побольше, чем другим руководителям. Но я его понимал — это же моя школа: я сам всегда бывал требовательнее к тем, кто по-настоящему может работать. С тех, кто не может — что с них спрашивать?..»

Усольцев был уверен, что и приватизация, и акционирование были необходимы для оздоровления экономики России. Однако при этом думал: сколько малых обид, больших драм и настоящих трагедий можно было бы избежать, если бы заносчивые инициаторы процесса реформ снизошли до каждого участника этого процесса и внятно объяснили ему, что он может и что должен делать, дабы не оказаться на обочине резко изменившейся жизни.

«Нет, не снизошли, не сочли необходимым, отделались рекламными погремушками, вроде двух «Волг» за ваучер. И вскоре эти ваучеры уходили за бутылку водки людям информированным, а те несколько позднее меняли мешки ваучеров на заводы.

Уж на что я — человек многоопытный, руководивший крупными коллективами, которые успешно решали важнейшие государственные задачи, — и то, когда распределяли акции, с искренним недоумением спросил у Богданова:

— А зачем они мне?

Тот пожал плечами и сказал:

— Не знаю. Может, потом продашь…

Об одном могу сказать со всей определенностью: так уж сложилось в Сургутнефтегазе — потому что коллектив был такой, и руководство было такое, — но при распределении акций была соблюдена социальная справедливость — думаю, никого не обошли из тех, кто заслужил, никого не забыли…»

«В один из дней 1996 года я обратился к Богданову:

— Все, Владимир Леонидович, ухожу на пенсию. Одну мою просьбу выполнишь?

— Любую!

— Давай это все в сентябре, на День нефтяника, организуем? Ты же все равно буровиков, добытчиков и всех-всех-всех будешь собирать, поздравлять… Вот и меня заодно проводишь на заслуженный отдых. Зачем столы два раза накрывать?

— Ты твердо решил уходить, Александр Викторович?

— Категорически!

— Собираешься на юга?

— Да, я там дом строю, ты знаешь.

— А может, возьмешь на себя наш оздоровительный трест на Черном море? Там управляющий нужен.

В Краснодарском крае, на Черноморском побережье, у нас было уже довольно большое хозяйство — санаторий «Нефтяник Сибири», пансионат в Лермонтово, ремонтно-строительные подразделения, транспортные. Там тогда был полный раздрай. Управляющий имелся, но человек был он слабый, уступчивый — никому отказать не мог, вот и тащили все, кто сколько мог. Хороший, сильный управляющий там действительно требовался, причем начинать ему пришлось бы с жесткого наведения порядка. Но при чем здесь я?

— Нет, Володя, исключено, — сказал я.

— Жаль. Ладно, давай завтра этот разговор закончим. После обеда, хорошо? С утра у меня совет директоров.

Утром следующего дня — это была суббота — я ушел в спортзал. Вернулся к одиннадцати, и Вера Леонидовна мне говорит:

— Тебя Богданов ищет.

Ну вот, думаю, не хочет он мои проводы на пенсию до сентября откладывать — решил устроить после совета директоров.

Едва переступил порог кабинета генерального, Владимир Леонидович мне заявил:

— Александр Викторович, думаю, что тебе все-таки надо еще поработать.

— Ну я же сказал — не пойду на этот трест. Если тебе хороший управляющий нужен — назначь туда Петра Петровича Попыхайленко, ручаюсь за него. А я — извини, Володя.

— Есть другое предложение. Я, как тебе известно, сейчас совмещаю в нашем акционерном обществе две должности — председателя совета директоров и генерального директора. Оказывается, законом это запрещено. Предлагаю тебе стать председателем совета директоров.

После долгой паузы я сказал:

— Это — другое дело. Но давай договоримся сразу. За мной остаются вопросы чисто законодательные. В твои дела я вмешиваться не буду. Если все сложится так, что не будет противоречить моим взглядам, я остаюсь работать. Ну, а если нет…

Так получилось, что наши взгляды по одному конкретному поводу, после того, как я был избран председателем совета директоров, не совпали.

То было тяжелейшее время. В стране куда-то исчезли деньги: никто никому не платил — ни за поставленную нефть, ни за выполненную работу. Денег не хватало не то что на развитие производства — на зарплату даже. И Богданов решил продать пансионат в Лермонтово. За него тогда давали сущую ерунду, но и это были живые деньги.

А я сказал:

— Не стоит этого делать. Ситуация переменится — и тысячи нефтяников будут благодарны нам за то, что мы сохранили для них возможность хорошо отдохнуть у моря после трудового года. Как-нибудь выкрутимся. Мы же буровики — не из таких ситуаций умели находить выход!

Выход нашли.

Сейчас за то же «Лермонтово» нам могут предложить вдесятеро больше, чем тогда, но мы все равно не отдадим:

нефтяники не только Сургутнефтегаза — всей Западной Сибири, в том числе и те, кто на пенсии, могут отдохнуть на Черном море с конца марта по начало ноября. И Петр Петрович Попыхайленко работает управляющим оздоровительным трестом — замечательно работает, прижился, хотя сначала предложение переехать сюда встретил в штыки.

А Богданов принял решение, которое меня просто восхитило, потому что было дальновидным не только в отношении нашей компании, но и предприятия, без продукции которого мы не смогли бы работать или же работали бы менее эффективно. Это произошло, когда мы сами еще не до конца преодолели комплекс нехватки денег, однако Богданов уже заказал на волгоградском заводе «Баррикады» новую буровую установку.

И наша компания оплатила заказ…

Та давняя история с несостоявшейся продажей пансионата в Лермонтово была, пожалуй, единственным случаем расхождения во взглядах у нас с Богдановым, но его и конфликтом-то не назвать нельзя, потому что мы оба старались понять друг друга.

Не находила лада в моей душе и покупка лицензии на разработку Талаканского месторождения, но опять же — здесь не было принципиального несовпадения позиций, и мое несогласие определяли не столько экономические причины, сколько, скорее, сентиментальные.

Талакан — это уже другой регион. Если заниматься месторождением основательно, это потребует привлечения немалых ресурсов, финансовых, материальных, трудовых. Значит, они будут выключены из освоения традиционных районов работы Сургутнефтегаза. Мне очень хотелось, чтобы мы шли дальше на Север и, в конце концов, дошли своими буровыми бригадами до Северного Ледовитого океана.

— Володя, — говорил я Богданову, — когда мы выйдем на берег океана, я окончательно уйду на пенсию, а ты к этому времени просто уйдешь на пенсию и станешь председателем совета директоров.

— Заманчивая перспектива! — засмеялся Богданов. — Но ты же понимаешь: слишком много препятствий на пути к Ледовитому океану. Во-первых, слабая или отсутствующая геологическая проработка…

Это — в самую точку. Знаменитый и мощный отряд тюменских геологов подвергся таким испытаниям в ходе бесконечных реформ, что о серьезной геологоразведке сейчас и говорить не приходится. Раньше — и в трехтомнике «Нефть и газ Тюмени в документах» это замечательно отражено — Тюменский обком партии постоянно держал под контролем разведку и защиту запасов на новых площадях. Сейчас, кроме Сургутнефтегаза и, возможно, ЛУКойла, геологоразведкой — да и то лишь в меру своих сил — ни одна нефтяная компания больше не занимается.

И все же я говорю Богданову:

— Мы обязательно дойдем до Северного Ледовитого океана — я верю в это, Володя.

— Значит, дойдем».

Справка: Владимир Богданов награжден многочисленными орденами, медалями, грамотами, благодарностями, в том числе 21 апреля 2016 года за особые трудовые заслуги перед государством и народом получил звание Героя Труда Российской Федерации.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


28 мая 2016 в 12:07, просмотров: 2869, комментариев: 0



QR код


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Олег Владимиров

​Греческий интернационал в Сургуте

Очень многое в матче, который состоится в среду, 18 января в зале «Премьер-Арены», будет зависеть от болельщиков – мы призываем сургутян прийти и поддержать свою команду!
Олег Владимиров 16 января в 21:21
187 0
​Убийства животных продолжаются

​Убийства животных продолжаются

В Стрежевом перед Новым годом расправились с восемью собаками — стерилизованными и чипированными
Александр Твардовский 16 января в 11:10
216 1
​Место советскому мифу

​Место советскому мифу

Был ли сам народ стадом? Конечно, нет. Ведь когда коммунисты в середине 80-х ослабили оковы, снизили градус пропаганды, дали минимум гражданских свобод, от стадного состояния немедленно и след простыл.
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 16 января в 09:45
271 0
​Очаровательная ложь? // ФОТО 18+

​Очаровательная ложь? // ФОТО 18+

Зою пытали, избивали, потом повесили. Ее тело провисело еще месяц. Фашисты глумились над ней даже мертвой...
Елена Курилова, журналист 16 января в 09:10
812 26
​Псевдоисторическая возня

​Псевдоисторическая возня

Советские мифы и легенды во многом, мягко говоря, надуманны. У многих трезво мыслящих людей они вызывают раздражение одним своим напоминанием. Не понимать этого государственные пропагандисты не могут...
Саша Алексеев, читатель siapress.ru 13 января в 14:52
1035 18
​Гаражи: выйти из тени

​Гаражи: выйти из тени

Как решить проблему использования ГСК в Сургуте не по назначению
Андрей Заборщиков, читатель siapress.ru 13 января в 11:01
1012 7
​От боярышника отбоярились // ИНФОГРАФИКА

​От боярышника отбоярились // ИНФОГРАФИКА

Подавляющему большинству голосующей аудитории siapress.ru отравление спиртовой настойкой не грозит
Редакция СИА-ПРЕСС 13 января в 10:19
339 0
​Дом, площадка или «Магнит»? // ИНФОГРАФИКА

​Дом, площадка или «Магнит»? // ИНФОГРАФИКА

Что будет на месте Дома пионеров — многим сургутянам уже всё равно
Юрий Нуреев 12 января в 11:23
851 8
Сволочи

Сволочи

Как толпа мужиков глумится над мёртвой девушкой
Елена Курилова, журналист 12 января в 11:03
2639 29
Олег Владимиров

​Почему так много Америки?

Жить без Америки в информационном пространстве и скучно, и опасно. Опасно как раз потому, что скучно. «Как там в России?» – «Воруют»: тут со времен Карамзина ничего не поменялось. А когда нет изменений, становится невыразимо скучно, не правда ли?
Олег Владимиров 11 января в 17:35
862 7
​Выхожу один я на дорогу… // ИНФОГРАФИКА

​Выхожу один я на дорогу… // ИНФОГРАФИКА

Как сургутяне передвигаются по городу во время экстремальных морозов?
Юрий Нуреев 11 января в 11:03
661 0
​Рубль окреп // АУДИО, ТЕКСТ

​Рубль окреп // АУДИО, ТЕКСТ

Общая картина на рынке акций — в выпуске новостей из мира экономики и финансов
Александр Игнатов, финансовый советник Сургутского филиала БКС Премьер 10 января в 15:05
501 0
Развесистая Зоя

Развесистая Зоя

Аккуратно напомним, что доминантой государственного пейзажа были штабеля промерзлых трупов ГУЛАГа. На этом торте были и вишенки: изоляция и вой о «врагах народа». А также право власти убивать столько людей, сколько ей захочется...
Александр Невзоров, публицист 10 января в 09:26
1489 10
​Никакого праздника? // ИНФОГРАФИКА

​Никакого праздника? // ИНФОГРАФИКА

Новогоднее оформление Сургута — на троечку
Редакция СИА-ПРЕСС 09 января в 11:04
884 0
​Дети, транспорт, налоги и отпуска

​Дети, транспорт, налоги и отпуска

С чем жители Югры обращаются к властям в онлайн-петициях
Татьяна Раздрокова 08 января в 11:54
1059 0
Больше мнений