16+

​Люди и книги: Никодим Павлович Кондаков

К Дню славянской письменности и культуры

Когда я впервые прочитала об этом человеке, меня охватила гордость за своего однофамильца и какое-то душевное родство. Захотелось рассказать о нём. А вдруг он был нашим далёким родственником, ведь фамилия-то одна – российская, сибирская, сургутская. Фамилия – духовная. А родословная моей семьи пошла из Подмосковья.

Кондаков Никодим Павлович - выдающийся историк искусства, археолог, писатель родился в 1844 году. Образование получил на историко-филологическом факультете Московского университета, Преподавал. Состоял профессором Петербургского университета, а также старшим хранителем отделения средних веков и эпохи Возрождения в Эрмитаже. В 1901 году был назначен управляющим делами комитета попечительства о русской иконописи.

Н. П. Кондаков был неутомимым тружеником. С научными изысканиями он объездил практически всю Европу, Сирию, Палестину, Египет. В процессе его исследований лежали и археологические раскопки, и изучение письменных источников, и непосредственное знакомство с памятниками культуры и искусства. Среди его трудов широкий охват тем: «Мозаики мечети Кахрие Джамиси в Константинопо­ле», «Византийские церкви и памятники Константинополя», «Русские клады», «Исследования древностей великокняжеского пе­риода», «Памятники христианско­го искусства на Афоне», «Македо­ния. Археологическое путеше­ствие».

Изучение культуры Византии и византийско­го ареала — Закавказья, Балканс­ких стран и особенно Древней Руси выявило и глубинные связи между ними, и их отличительные черты. Открытия ученого, как разно­цветные камешки, складывались в мозаику. Только это была необыч­ная мозаика. «Византология» — так называлась наука, основателем ко­торой стал Н.П.Кондаков. До Кондакова было принято счи­тать влияние византийского искус­ства на русское творчество тормозящим и омер­твляющим. Ученый опроверг это мнение, строя свои доводы исключительно на фактах. Он считал, что капли «визан­тийского дождя» упали не на су­хую почву, своя культура на Руси, конечно же, была. Процессы взаи­мопроникновения породили новое, и это новое начало жить полной жизнью – русская культура впитала в себя черты различных культур Запада и Востока.

Крупнейшим из исследований зрелых лет учёного стал труд «История и памятни­ки византийской эмали» (из кол­лекции Звенигородского), которая, помимо высочайшего ценного на­учного материала, содержащегося в ней, являлась еще и настоящим произведением искусства, на нее буквально боялись дышать... Что­бы посетители Императорской пуб­личной библиотеки могли любо­ваться книгой со всех сторон, не дотрагиваясь до нее, установили зеркальные витрины. А сколько слов восхищения шло в адрес ее со­здателей со всех сторон света.

Уже в преклонном возрасте Никодим Павлович написал свой главный монументальный труд «Русская икона», для которой тридцать лет систематически отбирал письменные источники, ездил и изучал древние иконы и в больших храмах, и в заброшенных деревенских церквушках.

Первоначально книгу планировалось издать в рамках Им­ператорской Академии наук, но революция смешала все планы - какие уж там иконы... А книга, за­думанная еще задолго до револю­ционных бурь, подобно проросше­му зернышку, уже выталкивала мо­лодой росточек навстречу солнцу - в Чехии уже были изготовлены цветные клише (готовая форма для бумажного оттиска) древнерусских икон, отобранных Кондаковым для этого монумен­тального труда. Выполнить заказ чешским мастерам не помешали ни первая мировая война, ни перемена вла­сти в России. Издатели обратились в Академию наук СССР, с просьбой забрать клише и оплатить работу. Советские академи­ки, уполномоченные вести перего­воры с заграницей, ответили им отказом - оплачивать заказы царского времени они не собирались. Чехи были в растерянности...

А что же сам Кондаков, как скла­дывалась его судьба в России после 1917 года? В 1918 – Кондаков, 73-летний старик, был уже в Одессе... Жена Ивана Бунина в их общем с мужем дневнике оставила запись, как они делили с Конда­ковым маленькую каюту на пароходе, увозившем их из Одес­сы в Константинополь. Ученый по­кидал Родину, нагруженный тяже­лыми чемоданами. Но в чемоданах лежали отнюдь не бриллианты. В них лежала бу­дущая книга — «Русская икона».

Сначала была Болгария — там его знали и уважали, но дела найти не удалось; одолевала край­няя нужда. Президент Чехии Томаш Масарик, кандидатуру которо­го Кондаков в 1890 году поддержал во время выдвижения на пост про­фессора славяноведения Санкт-Пе­тербургского университета, взял академика под свое покровитель­ство. Назначил ему персональную пенсию и оказал честь Карлову университету, пригласив туда Кон­дакова читать лекции по истории средневекового искусства и куль­туры. А впереди ученого ожидало избрание почетным президентом II Конгресса русских ученых за границей, награждение более чем 50-ю дипломами научных обществ, университетов и академий разных стран. И, конечно же, работа над книгой «Русская икона». Мало сказать что, он любил Иконы, он дышал ими! В книге Кондаков дал очень важное понимание русской иконы. Он писал: «Иконы пришли на Русь в X веке из Византии вместе с христиан­ством. Византийские иконы были не только предметом поклонения, но и служили образцами для рус­ских иконописцев. Постепенно стали возникать свои иконописные мастерские, в которых работали русские мастера. Веками на­капливались своеобразные стили­стические черты, складывалась русская икона. Нигде и никогда ико­на не играла такой большой роли, как на Руси. Всю жизнь, весь быт русского человека сопровождали иконы. Они были в каждом доме, в каждом храме, стояли на дорогах, на перекрестках, па городских баш­нях и площадях. С молитвы перед иконой начиналось каждое утро, каждое дело, их брали с собой в дальний путь, в военные походы. Среди них рождались, с ними уми­рали. Икона всегда оставалась жи­вым художественным организмом, в котором отражались изменения исторической жизни народа на протяжении всей истории Русско­го государства»..

Наверное, Никодим Кондаков был все-таки счастливым челове­ком, ведь не каждому было дано в то лихорадочное время занимать­ся любимым делом. А он занимал­ся. Вокруг были друзья, сподвижни­ки и ученики, которые после смер­ти ученого продолжили его дело...

Книга «Русская икона» вышла в Праге в 1928—1933 годах, а до этого на английском языке в Лондоне, в 1927 году. Чешское издание финан­сировал министр иностранных дел Чехии Эдуард Бенеш. Таким обра­зом, труд Кондакова являл собой как бы всеславянское единение. В предисловии к книге читаем: «С глубоким волне­нием приступает Семинарий им. Н.П. Кондакова к на­стоящему изданию «Русской ико­ны». На нашу долю выпало счастье сделать это большое дело, дорогое каждому русскому сердцу. Особен­но теперь, после всех испытаний, посланных нам Богом, радостно присутствовать при этом чуде — когда засияют наши сокровища, духовные и художественные». Вышедшая книга была выполнена на высочайшем полиграфическом и художественном уровне. В ней чудесно сочетались изображения древнерусских икон и замечательное исследование Н.П.Кондакова. Одно дополняло другое, и изданные вместе они явили собою громадное событие: русским — гордость, художникам — удив­ление, ученым — радость...»

Кондаков как ученый сделал многое, но самое главное, что в тот период, когда, казалось, к право­славной живописи утерян всякий интерес и она обречена на умира­ние, забвение, его усилиями все изменилось: икона была по-новому понята и оценена современ­никами как часть России, ее истории, как духовное явление русской жизни.

1928 году Никите Ильи­чу Толстому в Белграде, как пода­рок судьбы, на глаза попалась книга «Русская икона» Кондакова. Того самого! Та самая! «Время еще стояло сложное, через границу провозить такое было непросто... Но.. «безумству храбрых - поем мы песню»... И книга во второй раз пересекла грани­цу. Как когда-то, в 1920-м году с Никодимом Кондаковым. Только теперь — с Запада на Вос­ток... Книга вернулась домой. В 2007 году началось её переиздание в рамках мегапроекта «Книж­ная память России» Культурно-просветительный фонд им. С. Столярова», и может быть, когда-нибудь она поступит в нашу библиотеку, С её страниц Русь будет смотреть на читателя ликами своих святых.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


22 мая 2016 в 11:07, просмотров: 911, комментариев: 0



QR код


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Олег Владимиров

​Греческий интернационал в Сургуте

Очень многое в матче, который состоится в среду, 18 января в зале «Премьер-Арены», будет зависеть от болельщиков – мы призываем сургутян прийти и поддержать свою команду!
Олег Владимиров 16 января в 21:21
186 0
​Убийства животных продолжаются

​Убийства животных продолжаются

В Стрежевом перед Новым годом расправились с восемью собаками — стерилизованными и чипированными
Александр Твардовский 16 января в 11:10
216 1
​Место советскому мифу

​Место советскому мифу

Был ли сам народ стадом? Конечно, нет. Ведь когда коммунисты в середине 80-х ослабили оковы, снизили градус пропаганды, дали минимум гражданских свобод, от стадного состояния немедленно и след простыл.
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 16 января в 09:45
271 0
​Очаровательная ложь? // ФОТО 18+

​Очаровательная ложь? // ФОТО 18+

Зою пытали, избивали, потом повесили. Ее тело провисело еще месяц. Фашисты глумились над ней даже мертвой...
Елена Курилова, журналист 16 января в 09:10
812 26
​Псевдоисторическая возня

​Псевдоисторическая возня

Советские мифы и легенды во многом, мягко говоря, надуманны. У многих трезво мыслящих людей они вызывают раздражение одним своим напоминанием. Не понимать этого государственные пропагандисты не могут...
Саша Алексеев, читатель siapress.ru 13 января в 14:52
1035 18
​Гаражи: выйти из тени

​Гаражи: выйти из тени

Как решить проблему использования ГСК в Сургуте не по назначению
Андрей Заборщиков, читатель siapress.ru 13 января в 11:01
1012 7
​От боярышника отбоярились // ИНФОГРАФИКА

​От боярышника отбоярились // ИНФОГРАФИКА

Подавляющему большинству голосующей аудитории siapress.ru отравление спиртовой настойкой не грозит
Редакция СИА-ПРЕСС 13 января в 10:19
339 0
​Дом, площадка или «Магнит»? // ИНФОГРАФИКА

​Дом, площадка или «Магнит»? // ИНФОГРАФИКА

Что будет на месте Дома пионеров — многим сургутянам уже всё равно
Юрий Нуреев 12 января в 11:23
851 8
Сволочи

Сволочи

Как толпа мужиков глумится над мёртвой девушкой
Елена Курилова, журналист 12 января в 11:03
2639 29
Олег Владимиров

​Почему так много Америки?

Жить без Америки в информационном пространстве и скучно, и опасно. Опасно как раз потому, что скучно. «Как там в России?» – «Воруют»: тут со времен Карамзина ничего не поменялось. А когда нет изменений, становится невыразимо скучно, не правда ли?
Олег Владимиров 11 января в 17:35
862 7
​Выхожу один я на дорогу… // ИНФОГРАФИКА

​Выхожу один я на дорогу… // ИНФОГРАФИКА

Как сургутяне передвигаются по городу во время экстремальных морозов?
Юрий Нуреев 11 января в 11:03
661 0
​Рубль окреп // АУДИО, ТЕКСТ

​Рубль окреп // АУДИО, ТЕКСТ

Общая картина на рынке акций — в выпуске новостей из мира экономики и финансов
Александр Игнатов, финансовый советник Сургутского филиала БКС Премьер 10 января в 15:05
500 0
Развесистая Зоя

Развесистая Зоя

Аккуратно напомним, что доминантой государственного пейзажа были штабеля промерзлых трупов ГУЛАГа. На этом торте были и вишенки: изоляция и вой о «врагах народа». А также право власти убивать столько людей, сколько ей захочется...
Александр Невзоров, публицист 10 января в 09:26
1489 10
​Никакого праздника? // ИНФОГРАФИКА

​Никакого праздника? // ИНФОГРАФИКА

Новогоднее оформление Сургута — на троечку
Редакция СИА-ПРЕСС 09 января в 11:04
884 0
​Дети, транспорт, налоги и отпуска

​Дети, транспорт, налоги и отпуска

С чем жители Югры обращаются к властям в онлайн-петициях
Татьяна Раздрокова 08 января в 11:54
1059 0
Больше мнений