16+

​«Меня один рыбак убить грозился. Говорил, голову отсечет и в проруби утопит. У него немного не получилось этого сделать»

Руководитель Сургутской рыбоохраны Олег Раевский – о югорских браконьерах, вреде от нефтяников и о том, куда делась вся ценная рыба

«Жить одним днем, преследуя корыстные цели и вылавливая рыбу из Красной Книги России, или оставить уникальные виды нашим потомкам – это каждый решает сам. А инспекторы рыбоохраны лишь фиксируют осознанный выбор граждан».

Это слегка перефразированный текст из публикации Олега Раевского, в прошлом журналиста и педагога, а в настоящем – инспектора рыбоохраны. Точнее сказать, старшего инспектора рыбоохраны и руководителя Сургутского подразделения отдела госконтроля по Югре Нижнеобского территориального управления Росрыболовства.

Корреспондент СИА-ПРЕСС поговорил со старшим инспектором и узнал, насколько опасна эта работа, как нефтяные компании компенсируют вред водоемам округа, куда делась ценная рыба, как ее вернуть и какой он – югорский браконьер? И немного о черном рынке.

– Заметил у вас на столе фотоаппарат. Служебный?

– Да какой там!.. Зарплата пришла – пошел да купил на свои деньги. А как же это, не фотографировать? Я же член союза журналистов с две тысячи какого-то там года, это уже образ жизни. Много красивого или забавного попадает в кадр: рыбак с огромной рыбиной на рассвете, удивленные лица браконьеров, когда их берут с поличным на рейде, и природа красивая у нас. Ездил как-то в Хабаровский край на Амур в командировку, думал, что природа там совсем другая… Ан нет! Все то же самое, только на горизонте сопки видно.

Фотоаппаратом этим однажды поймал пешню (лом для выдалбливания прорубей – прим. авт.). Ей меня один рыбак убить грозился, говорил, голову отсечет и в проруби утопит. У него немного не получилось это сделать, но вот по фотоаппарату попал. А я его только купил! (бьет себя ладонью по лбу) А он ничего так, работает, все нормально.

– И часто такие опасности случаются?

– Есть профессиональные риски, как у любой профессии. Бывает, нападают на инспекторов, а потом граждан привлекают. Было и такое, что стреляли по нам из ружья мужики пьяные с берега. Попугать хотели и удаль свою показать. Но чтобы прям убить – такого умысла у людей нет. Из 100 процентов 99 и девять – абсолютно адекватные люди.

Все сильно упрощается, когда с нами люди из ОМОН плавают. Все буяны, только увидев людей в броне, сразу находят документы и совсем не хотят ссорится.

– Вы Амур упоминали. А там как?

– Браконьеры там другие, конечно. Там ситуация круче. Был случай, например. Идет кета осенняя на нерест, за один плав с сеткой браконьеры выловили 137 рыбин. Почти все с икрой. По тем расценкам – 200 тысяч рублей. Вот так, буквально за час деньги делаются.

– А как браконьеры сбывают это дело?

– Я не знаю. Там длинные пищевые цепочки. По берегу ездят черные машины и скупают у рыбаков что они наловили. Мы их, конечно, ловили, наказывали, хорошо тогда поработали, но что дальше – не знаю, этим другие люди занимаются, наша работа другая. Да и в целом в Хабаровском крае у инспекторов работа опаснее. У нас в области единичные случаи, когда инспектора убить хотят, а там мужики каждый день с таким сталкиваются.

Сибирские рыбаки не такие, конечно. Бывает, переклинивает людей от нервов. Помню, был один «Илья Муромец», огромный мужчина, очень уверенно шел к своему ведерку, чтобы избавиться от стерлядок. Инспекторы его схватили со всех сторон, а он дальше идет. Ноги в воде, по пояс в воде, уже почти по плечи. А он идет! Неудивительно, что он такой сильный – рыбаки же тросы тягают, тяжелые сети с рыбой, у них пальцы как сарделины, огромные, вот такие!

– И как, получилось у него рыбу выкинуть?

– Не-а…(хитро улыбается, затем мы смеемся)

– А зачем он рыбу пытался выкинуть? Чтобы улики уничтожить?

– Совершенно верно. Нет тела, нет дела. Задача инспектора не только поймать браконьера, но и не дать ему избавиться от вещественных доказательств. Люди стараются сети бросать, рыбу прятать, хитрить как-то, на жалость взять.

Как я люблю говорить, если тебя взяли в плен – подними руки. Пойман с поличным – не надо хитрить. Конечно, могут вспылить и в горячке наговорить разного, но потом извиняются. Это понятно – расстроился, распсиховался. Мы людей успокаиваем, объясняем, что дальше делать, какое наказание будет и какие последствия, никого не обманываем. Согласись, неприятно будет, если у человека в возрасте сердце остановится, когда он разволнуется?

Обычно, когда узнают о наказании, сразу успокаиваются и начинают прикидывать как минимизировать затраты. Лучше заплатить штраф и признать вину, чем упираться, просить что-то доказать и грубить, а потом лишиться лодки с мотором на пять миллионов рублей или дорогого внедорожника.

Мы не любим идти на конфликт и стараемся до него не доводить, но если ты хочешь, чтобы мы доказали твою вину, то мы докажем. У Росгвардии беспилотники над реками летают, они с высоты могут определить, какая у тебя рыба в руках. Летают квадрокоптеры и дроны. У инспекторов камеры есть, регистраторы.

Уголовка – это дело такое, перейдет на твоих потомков и родных. Дети не должны страдать из-за необдуманных действий родителей. И с этим обычно все согласны.

– Мне всегда казалось, что многие рыбаки без задней мысли рыбачат, не зная, что что-то нарушают, а потом на статьи попадают. Это так?

– Интерент есть. Все о всем знают, а если не знают, то лукавят. Некоторые браконьеры закон лучше меня знают.

– А старики? У них нет интернета.

– А старики и подавно. Они всю жизнь рыбачат по 50 лет, они замечательно знают законы, уловки и умеют прикидываться. Да, понятно, люди в возрасте, но никто же с голоду не умирает. Они просто привыкли рыбачить, чтобы помногу. Это страсть, адреналин. В горы люди ходят, до вершины на руках ползут. Тут так же. Плохо ему будет, если он на рыбалку не сходит.

– С каким поколением больше проблем?

– Преемственность поколений теряется. Раньше рыба нужна была, отцы детей учили о том, как рыбачить, это знание долго передавалось. А сейчас последнее поколение просто выбилось. Они рыбачить не умеют и вреда от них больше всего. Приехали на воду, погуляли, напились, сетей повсюду расставили, а утром уплыли. За собой не убрали, сети не сняли, и они потом набиваются хорошей рыбой. Она тухнет, задыхается. Километры брошенных сетей находим – столько мертвой рыбы!.. Ну зачем, зачем так делать?! Вот такое отношение к природе у людей. Берут больше, чем могут съесть, и потом половина рыбы просто портится.

Далеко не все такие, конечно. Нельзя говорить огульно. На самом деле почти все сибирские рыбаки идейные. Кого угодно приструнят и реки стараются беречь. Они не любят нефтяников, потому что думают, что рыба исчезает из-за них.

– Это так?

– Не совсем. Есть много факторов, почему рыбы становится больше или меньше. Есть техногенный фактор, есть человеческий и есть природный. Конечно, техногенный сильно влияет, но это не единственная причина.

К тому же нефтяные компании проводят компенсационные мероприятия. Специалисты из особых государственных комиссий устанавливают, какой ущерб был причинен рыбному фонду после стройки и работы того или иного объекта. Потери высчитываются в килограммах ихтиомассы, а потом компания занимается зарыблением и выпускает миллион мальков такой-то рыбы. Это их обязанность. Есть даже специальные рыбоводческие предприятия, которые рыбу для них разводят.

Нам часто говорят что-то вроде «вот я сети поставил, рыбу поймал, но какой ущерб нанес я, а какой нефтяники, какой – газовики?!». Ну, дорогой мой, давай посчитаем. Вас около десяти тысяч человек. Каждый ставит в среднем десять сетей. Каждая где-то под 100 метров. Вы по весне, когда рыба нерестится, все своими сетями заставляете, все поймы. Рыба просто размножаться не успевает, вы же все вылавливаете, даже мелочь. Да, бесспорно – урон от нефтяников огромен. Но они и компенсируют, не полностью, но идут в правильном направлении. А браконьеры? Ни одного малька в воду никто из них не выпустил.

А потом говорят, что рыбы нет.

– А что, реально рыбы нет? Говорят, муксуна почти не осталось.

– Я раньше работал в Тюменской области. Там от половины такого количества рыбы как у нас в восторге были бы. Ребята, да вы просто зажрались. Тобол, Тура, там реки намного беднее в плане рыбы. Тут люди язя отпускают, когда он сети забивает, а там такое представить никак нельзя.

В 70-ых и 80-ых, когда ценной рыбы было в изобилии, муксуна сопровождали отряды инспекторов до мест нереста, потому что муксун просто забивал все сети.

– Так может поэтому муксуна сейчас почти не осталось, потому что не охраняют его?

– Это не только связано с людьми. Как я уже говорил, есть природный фактор. Меняются кормовые базы, течение, температуры, протоки меняются. Рыба по природным механизмам адаптируется и уходит туда, где ей лучше. Сейчас же рыба, которой мало, не ощущает конкуренции, ей хорошо – за еду не надо локтями биться.

В природе не все идеально сбалансированно, но все же некий баланс есть. Популяции восстановятся, просто не надо ей мешать.

– То есть нужно просто соблюдать законы рыболовства? И тогда муксуна, стерляди и осетра станет как раньше?

– Нельзя заставить людей делать все по закону. Есть много законных способов рыбачить, если ты хочешь. Еще больше незаконных. Должны быть какие-то нравственные, внутренние ограничения. Понимание. Был случай. В садке нашли у рыбака лобариков (молодые осетры – прим. авт.). Спрашиваем, почему не отпустил, чего ему с них будет, они же по 200 грамм, ну совсем ни о чем. А он говорит: «Да я курей ими накормлю»... (качает головой в расстроенных чувствах, заметно, что ему неприятно вспоминать этот случай) А могли бы вырасти красивые большие осетры…

Чтобы не стать «клиентом» Олега Раевского и его коллег из рыбоохраны — почитайте правила лова рыбы в Югре.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


17 августа в 10:13, просмотров: 1895, комментариев: 2



QR код


Комментарии:
Мономах
Как он лихо перемножил рыбаков на сети и на рыбу разделил! А нефтяники у него хорооошие! Понятно кто ему хлеб в будку кидает!
вера
Веселая рыбалочка

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Наджа-Лига здорового футбола 5х5

Наджа-Лига здорового футбола 5х5

Анна Калугина 23 августа в 17:12
418 0
​В Сургуте на месте шиномонтажки, где убили чиновников, возводят новое здание

​В Сургуте на месте шиномонтажки, где убили чиновников, возводят новое здание

Горожане считают, что строительство незаконное
Анастасия Якупова 23 августа в 11:48
717 1
Не использовать новую технологию было бы преступлением

Не использовать новую технологию было бы преступлением

Применение холодного пластика увеличивает затраты на дорожную разметку в два раза, но при этом осмотр показал, что благодаря такому методу разметка остается в почти неизменном состоянии весь год
Рустем Юсупов, эксперт регионального штаба ОНФ в Югре 23 августа в 09:11
441 7
Выборы всякие нужны, выборы всякие важны

Выборы всякие нужны, выборы всякие важны

Если горожанам не интересна судьба своего двора, близлежайшего сквера, убогого ларька перед домом, то также горожанам будет не интересен и выбор нового главы, депутатов и других представителей, что в общем-то не раз показывала явка муниципальных выборов
Сергей Антонов, сургутянин 21 августа в 10:21
1641 44
Сургут за неделю. Очень много трэша

Сургут за неделю. Очень много трэша

Итоги недели от постоянного обозревателя СИА-ПРЕСС
Олег Владимиров 18 августа в 17:31
1817 2
​Закон и порядок 5. Пятилетку за четыре года

​Закон и порядок 5. Пятилетку за четыре года

Как это – работать четыре дня в неделю? Да еще без потери заработка, как обещают парламентарии
Олег Владимиров 18 августа в 09:06
1154 6
​«Меня один рыбак убить грозился. Говорил, голову отсечет и в проруби утопит. У него немного не получилось этого сделать»

​«Меня один рыбак убить грозился. Говорил, голову отсечет и в проруби утопит. У него немного не получилось этого сделать»

Руководитель Сургутской рыбоохраны Олег Раевский – о югорских браконьерах, вреде от нефтяников и о том, куда делась вся ценная рыба
Илья Низовских 17 августа в 10:13
1894 2
​Больше пяти лет администрация Сургута не может демонтировать незаконное кафе с «блатным номером»

​Больше пяти лет администрация Сургута не может демонтировать незаконное кафе с «блатным номером»

Продуктовый магазин за годы разросся до двухэтажного торгового комплекса
Анастасия Якупова 16 августа в 12:29
3372 17
Владислав Иноземцев: «Власти нужно бояться слияния экономического протеста с политическим»

Владислав Иноземцев: «Власти нужно бояться слияния экономического протеста с политическим»

Интервью с известным экономистом об отношениях между Москвой и регионами, закредитованности населения и причинах, почему люди со всей России уезжают в столицу
Артем Мазнев 15 августа в 16:00
2236 2
В Сургуте дети купаются в реке, где разлиты нефтепродукты

В Сургуте дети купаются в реке, где разлиты нефтепродукты

Спецслужбы продолжают чистить Сайму, а прокуратура начала проверку из-за экологического происшествия
Анастасия Якупова 15 августа в 14:41
979 3
Обращение к депутатам и главе Сургута

Обращение к депутатам и главе Сургута

За последние полтора года я опубликовал более пятнадцати предложений по решению тех или иных вопросов, часть из них адресована главе города. И никакого ответа
Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества,. член Союза журналистов России с 1995 года 14 августа в 15:01
1395 8
​Про 2021 год

​Про 2021 год

Что может потребовать от федерального центра победившая оппозиция? Много чего по мелочи, но главное – денег. И если какой-то регион выступит с таким требованием, и ему сойдет это с рук, присоединятся другие. Возможно, в массовом порядке
Сергей Белановский, социолог, директор по исследованиям Центра стратегических разработок 13 августа в 14:29
1132 8
Больше мнений