16+

​Руслан Бозиев: «Государство бросило учителя»

Главный редактор журнала «Педагогика» Российской академии образования — о том, что творится в школах, колледжах и университетах России

Фото: Пресс-центр СурГПУ
Фото: Пресс-центр СурГПУ

В Сургуте на базе СурГПУ проходит большая международная научная конференция «Русский язык в глобальном и локальном измерениях». В качестве эксперта на форум был приглашен главный редактор журнала «Педагогика» Руслан Бозиев. Шеф-редактор портала siapress.ru встретился с ним, чтобы поговорить о том, кто и зачем обесценивает статус российского учителя, и почему на самом деле ни в России, ни в СССР никогда не было достойной системы образования.

Нет педагогов — нет нации

— Вы – доктор педагогических наук, кандидат филологических, учитель русского языка и литературы. Образование — не просто какая-то часть вашей биографии, а вся ваша жизнь. На ваш взгляд, его развитие происходит логично или в определенные моменты вызывает у вас определенные вопросы?

— Практически весь советский период образование развивалось достаточно логично и продуманно. И в научном плане, и в методическом. В 90-е годы государство ушло из образования. Совсем. Его оставили на выживание. Мгновенно появились авторские школы, гимназии, лицеи… И в этом ничего плохого не было бы, если все это было бы продуманно. Любая система образования должна иметь цель — это подготовка выпускника. Для средних специальных учебных заведений — это технический работник. Для вузов — инженер, педагог, врач и так далее. Но в 90-е годы эта система практически разрушилась. И процессы разрушения были настолько сильные, что мы еще не выбрались из этого. Некоторые вузы каким-то образом продолжили существовать, но больше всего пострадал сегмент педагогического образования. А ведь если состояние здоровья нации определяется его отношением к старикам и детям, то состояние интеллекта нации определяется уровнем развития педагога.

— Вы хотите сказать, что все профессиональные сферы — продукт педагогических университетов?

— Именно. Если педагогический вуз слабый, то все остальное тоже будет слабым. У инженеров будут рушаться мосты и дома. Врачи будут калечить и убивать людей. Потому что они такое образование получили. Потому что если база не была заложена с самого начала, то дальше человека обучить уже практически невозможно. Психологи говорят, что самая серьезная часть образования – это начальная школа. Если там в ребенке не развили то, что должно быть развито, то дальнейшее обучение уже не сможет это исправить. Система бакалавриата, система ухода от педагогических институтов, попытка их включения в классические университеты – это постепенное убивание интеллекта нации.

Вузы-монстры

— То есть, объединение классических вузов с педагогическими губительно для последних?

— Я сам оканчивал классический университет, получил диплом учителя. И я вижу разницу между выпускниками педвуза и мною. Насколько они, как педагоги и психологи, выше меня.

— Вы говорит о выпускниках каких лет?

— Я говорю о советском времени. А сейчас в России беда. Министр Ливанов, а до него Фурсенко практически на ноль свели систему образования. Например, вот эта попытка создания вузов-монстров. Недавно был в Казани. Там уничтожили пединститут, — второй по старшинству после Санкт-Петербургского. Его включили в классический университет, — и все!

— В Сургуте о подобных инициативах тоже часто говорят с переменным успехом.

— Да, и я могу привести немало таких примеров. Во многих регионах вижу попытки. Хорошо, что в какой-то момент этот процесс остановили, — после ухода Ливанова. Остановились на Волгоградском социально-педагогическом университете. Тогда была сказана такая фраза: Сталинград еще раз выстоял.

Я вообще не знаю каких-то реальных оснований для подобных объединений. И это не только мое мнение. Мы в Российской академии образования часто говорим на эту тему. Потому что если этот процесс не остановить, мы потеряем педобразование. Последние несколько лет идет откат в сторону нормализации. Но 90-е годы и реформы, которые шли после них одна за одной, нанесли непоправимый урон.

Славим человека труда?

— Если с вузами боле-менее все понятно, то со средне-специальными учебными заведениями вопрос только накаляется. Их мало, и, соответственно, проходной балл для поступления в них очень высокий. То есть, выпускник заканчивает школу, не может поступить в университет, но и в ссуз его тоже не берут. В итоге он оказывается за бортом образования.

— В свое время Сергей Батышев, академик, говорил, что мы уничтожаем систему подготовки рабочих кадров. Он начал говорить об этом в конце 80-х. Сейчас есть какие-то шаги в этом направлении. Тем более, что президент обозначил, что надо среднее специальное образование развивать. И я не буду плохим оракулом, если скажу, что лет через 15 мы будем иметь развитое профобразование. Которое, правда, уже не будет никому нужно.

Слуга на полставки

— Давайте поговорим о средней школе. Наших выпускников часто упрекают в том, что в университеты они приходят со слабыми знаниями. Чье это упущение? Ученическое или все же педагогическое?

— Это очень многослойная причина. Во-первых, изменились родители, изменилась среда. Она стала агрессивной в плане внедрения в мозг, в том числе и в мозг детей. Когда ребенок в два года уже сидит в соцсетях или в пять лет говорит взрослому: «Ты не имеешь право…». На фоне всего этого учитель стал бесправен и беззащитен. Государство бросило учителя. А когда он не уважаем государством, он перестает быть уважаем обществом. Он унижен и загружен работой настолько, что вы себе и представить не можете. Такой объем макулатуры они готовят, плюс еще эти электронные дневники… Я однажды звонил учительнице, которая занимается с моими внучками, а она говорит: «Позвоните после десяти вечера». Я ей говорю, что неприлично это как-то. А она отвечает: «Нам запрещают до 12 ночи отключать телефон». И вот в этих условиях, когда учитель не удовлетворен своим социальным статусом, своим материальным обеспечением, жизнью, которой он живет, происходит профессиональное выгорание.

— Но ведь оно произойдет в любом случае?

— Да, но в норме это происходит для учителя через 18-20 лет. А сейчас выгорание случается через 5-7 лет. Учитель становится истериком.

— Неудивительно. С таким-то давлением.

— Да! Его окружают дети, которые привыкли не слушаться даже родителей. А чужого человека им чего слушать? Они все равно знают, что их доведут до девятого класса и поставят нужную оценку, — никуда не денутся. Потому что сейчас результат профессиональной деятельности учителя стали проверять по оценкам учеников… Настя, а вы когда-нибудь спрашивали у учителя, имеет ли он право читать?

— В каком это смысле?

— А вы спросите. Он вам скажет: «А когда?». И неважно, какую литературу: профессиональную, художественную, методическую. Но учитель, который не читает, – это беда для школы. Потому что он перестает развиваться и становится «урокодавцем». Так что да, качество образования сильно упало. Я вижу тех, кто приходит в вузы. Один из моих племянников учится в престижном московском университете, студент четвертого курса. Я его спросил, что он читал за последний год. Ответил, что ничего. Причем ведь когда-то прилично закончил школу, поступил вуз. Это вина и учителя, и родителя, и общества. А еще телевидения и Интернета со всем их мусором.

Я часто люблю повторять фразу, — и ее не любят, — что у нас самая плохая система образования – была и есть. Спрашивают, почему. Потому что мы выпускаем из школы людей, которые потом становятся во главе государства и начинают школу ненавидеть. Они просто забывают, что у нас есть школа. Хуже всего обстоит дело с финансированием, и эта проблема сохраняется со времен СССР.

Я тут был в Нальчике. В одной из школ говорили о цифровизации образования. Я спрашиваю у директора школы: «Вы хотя бы имеет представление, что такое цифровизация? Потому что даже академики из Российской академии образования пока не знаю, что это такое. А вы уже ее реализуете». А кто реализует? Учителя. Хребет не сломайте учителю.

Фото: И.Швец

Преступление в формате ЕГЭ

— Каково ваше мнение по поводу Единого госэкзамена, который год за годом продолжают усовершенствовать и делать его все сложнее и насыщенней?

— Мое мнение? ЕГЭ —это убожество, которое в ноль свело нашу систему образования. Я говорил это еще когда его внедряли. В США формат ЕГЭ используют в школах гетто и отсталых районов, где просто проверяют детей на грамотность: на умение писать, и читать. И этот формат в России сделали главным критерием оценки знания детей. Они ведь прекращают учиться в десятом классе, потому что с этого момента их натаскивают на ЕГЭ. Это преступление.

— Против образования?

— Против нации! Это преступление против государства. Потому что все эти полуобразованные люди становятся чиновниками. Я их часто вижу в коридорах Минобразования. Этих людей с хваткими глазами. Начинаешь говорить с ними и сразу видишь, что не специалисты они совсем, они даже не полупрофессионалы. Но я не хочу драматизировать. Сейчас каким-то образом идет попытка эту систему тестирования трансформировать, но когда это будет – пока не знаю. Единственное достоинство ЕГЭ в том, что любой ребенок из любой окраины может получить свои баллы и ехать в столичные вузы. Но не более того.

Нужны ли Сургуту свои педагоги?

— Вы несколько дней находились в Сургуте, смотрели наши школы, наш педагогический вуз. Как можете оценить то, что увидели?

— Действительно, я поездил, посмотрел обеспеченность сургутских школ учителями. И думаю вот что: на самом деле, большое благо, что у вас есть педуниверситет.

Я много езжу по стране. И, простите, всегда в первую очередь захожу посмотреть их туалеты. И я могу сказать, что в СурГПУ туалет чище, чем аудитории многих российских вузов. А ведь то, в какой обстановке растет будущий учитель, — это то, с чем он пойдет в школу. Потому что если учитель воспитывается в свинарнике, он и в школе сделает свинарник. А если он привык быть дисциплинированным, чистым, думающим – он и там будет культивировать то, в чем рос.

Но для меня парадокс – почему даже при наличии педвуза в Сургуте такая жуткая нехватка учителей. Я говорил с Надеждой Васильевной [Коноплиной, ректором СурГПУ, — прим. ред.], она отвечает: «Не нужно нам увеличивать контрольные цифры приема (КЦП), потому что мы их не потянем». Поступают плохо на педагогические специальности. При этом в СурГПУ студенты на уровень выше, чем учащиеся некоторых ведущих вузов страны. Особенно магистры, да и бакалавры тоже. Уровень высокий, студенты любят этот вуз. Но учителями быть не хотят. Я вот был в Красноярске, так там дерутся за эти КЦП! А здесь Надежда Васильевна говорит, что, например, не может принимать иногородних, потому что общежитий не хватает.

— Что, по-вашему, с этой тенденцией можно сделать?

— Нужен комплексный подход. Педвуз надо культивировать, поддерживать. Как систему, которая воссоздает педагогические кадры. Значит, нужно строить общежития для иногородних. Если не хотят идти в учителя — значит, нужно вести профориентационную работу. Предприятия тоже должны оказывать будущим педагогам целевую помощь. Мотивировать, давать хорошие стипендии. Мы же государство цивилизованное. Если, конечно, не убегаем назад, за религией.

Лишение вузов аккредитаций

— Сейчас регулирование высшей школы происходит не вполне очевидными методами. То и дело появляется информация о том, что где-то вуз лишают лицензии, где-то отзывают аккредитации по нескольким направлениям обучения. То есть, студент пребывает в постоянном напряжении — получит он свой диплом или нет. Сейчас та же история происходит в СурГПУ и в СурГУ.

— Я слышал об этом. И я вам озвучу вопрос, который буду задавать Кравцову – председателю Рособрнадзора. Его организация работает на оптимизацию образовательной системы или на ее дестабилизацию? Например, в опасности находится направление журналистики в СурГПУ. Я не понимаю — почему? Если есть люди, которые хотят это образование получить, значит, эту специальность надо сохранять. А у нас единственная структура, в которой происходит расширенное воспроизводство — это чиновничий аппарат.

Почему отнимают аккредитацию? Потому что некачественное образование, или потому что какие-то документы не соответствуют? Если второе, то подскажите, как их надо оформить, пусть люди продолжают учиться. Проведите срез профессиональных умений и навыков выпустившихся журналистов. Если не боитесь, что они вас потом съедят в своих СМИ. Качество образования должны проверять специалисты. У журналистов — журналисты, у юристов — юристы. А не какой-то Вася Пупкин, который приехал с большим набором функций кого-то проверить и непременно закрыть.

Документы — это просто бумага. Если что-то не соответствует, это надо исправлять, а не ломать судьбы людей. Потому что ни Кравцову, ни Рособрнадзору — никому не дозволено этого делать.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


25 ноября 2018 в 05:35, просмотров: 2380, комментариев: 4



QR код


Комментарии:
Сергей Б
Короче говоря, все начинается с головы, то есть, с системы образования. Так и есть. Соответственно систему образования можно оценить по тому как мы живем. А о том, как мы живем хорошо сказал Артем Мазнев: «Каждое утро просыпаешься с ожиданием, что сегодня нас ждет еще больше ада».
Сергей Б
Только не государство бросило учителя, а совершенно конкретные лица – госчиновники. Они, госчиновники, вообще занимаются кидаловом россиян в целом и ясен пень образованные россияне им не нужны.
сургутянка
Учителей выживают...
Марина Соболевская
А может быть, ларчик проще открывается? По зомбоящику начали на все лады расхваливать дистанционное обучение и обучение на дому. Готовят почву к исчезновению общеобразовательных школ??? И еще. Есть учителя, которых можно только презирать. Это те, кто является членами избиркомов во время выборов, где они мошенничают, всячески продвигают единоросов во власть. Жульничая и угождая власти, они не думают о будущем своих учеников. Даже о себе не думают, извлекая сиюминутную выгоду. Прогнулись, сделали нужный процент и довольны. Противно даже думать от таких "учителях". Ну а власть своим верным и преданным рабам платит их же монетой. За что таких "учителей" ценить и уважать??? Жаль только, что мошенничают и жульничают единицы, а негатив идет на всех их коллег. А ВЫПУСКНИКИ ПЕДВУЗОВ ПРАВИЛЬНО ДЕЛАЮТ. ЧТО НЕ ИДУТ В ШКОЛЫ. СЕЙЧАС ТАМ АД, А НЕ РАБОТА.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Как сделать сургутский театр прибыльным

Как сделать сургутский театр прибыльным

Важный шаг – включение обязательного похода каждого школьника в театр на соответствующую его возрасту постановку в программу средней школы
Сергей Антонов, сургутянин Сегодня в 14:03
84 0
​Учет и контроль

​Учет и контроль

СИА-ПРЕСС – об итогах прошедшей недели
Олег Владимиров 17 мая в 22:24
1206 3
Для кампуса в Сургуте уже сделано очень много

Для кампуса в Сургуте уже сделано очень много

Но еще можно передать свои идеи и видение функционирования объекта разработчикам для анализа и учета в концепции
Артем Кириленко, зампредседателя думы Сургута 17 мая в 17:16
1582 16
​Александр Фокеев: «Некоторые выходят после спектакля со словами: «А кто такой анчар?»…

​Александр Фокеев: «Некоторые выходят после спектакля со словами: «А кто такой анчар?»…

Интервью с руководителем молодежной студии Сургутского театра и режиссером премьеры «В часы забав…» — об учениках и учителях, прогрессивном преподавании и о том, зачем хулиганить с Пушкиным
Надежда Макаренко 17 мая в 16:46
1456 0
​Артем Кириленко: Проблемы дольщиков ЖК «Уютный» не новы для Сургута и всегда находятся на особом контроле губернатора и правительства Югры

​Артем Кириленко: Проблемы дольщиков ЖК «Уютный» не новы для Сургута и всегда находятся на особом контроле губернатора и правительства Югры

Зампредседателя думы Сургута о вкладчиках «Северстроя», которые боятся остаться без квартир
Артем Кириленко, зампредседателя думы Сургута 16 мая в 17:09
1555 14
​Недострой в центре Сургута может стать социальным объектом

​Недострой в центре Сургута может стать социальным объектом

Городская администрация и застройщик обсуждают возможность выкупа или аренды здания на пересечении улиц Майская и Декабристов
Анастасия Якупова 16 мая в 15:37
5310 8
​Силиконовая пойма

​Силиконовая пойма

Техзадание разработано, торги разыграны, сто двадцать миллионов бюджетных денег выделено, и «Сколково» уже приступил к разработке концепции «Кампуса».Или не кампуса? Или все таки кампуса? Давайте разберемся.
Сергей Глинских, сургутянин 16 мая в 10:54
1236 11
Олег Владимиров

​Разговаривайте с нами

Большинство граждан в интернете, как и в жизни – хоть и пассивные, но все же адекватные, и они, поверьте, ценят, когда власть с ними общается
Олег Владимиров 15 мая в 21:14
1185 10
​Соучастники

​Соучастники

Денег нет в нефтяной столице России на самое необходимое, на детей, но ни слова о том, куда эти деньги исчезли, никто не проронит. Молчок. Омерта. Нету. Пропали куда-то, и все
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 15 мая в 17:23
1364 10
​Правда ли, что по полису ОМС теперь можно бесплатно поставить светоотражающие пломбы? // СИА-ПРЕСС ОТВЕЧАЕТ

​Правда ли, что по полису ОМС теперь можно бесплатно поставить светоотражающие пломбы? // СИА-ПРЕСС ОТВЕЧАЕТ

Информация об этом распространяется из-за публикации одного из федеральных СМИ
Лилия Сулейманова 13 мая в 15:41
1411 3
​Может ли работник увеличить время обеденного перерыва для кормления ребенка?

​Может ли работник увеличить время обеденного перерыва для кормления ребенка?

Также отвечаем, как в таком случае оплачиваются рабочие часы
Анастасия Варвулева, старший помощник прокурора 13 мая в 13:55
823 0
​Сталина повесили

​Сталина повесили

СИА-ПРЕСС – об итогах прошедшей недели
Олег Владимиров 13 мая в 09:30
684 5
​Чужая грязь

​Чужая грязь

Интервью с основателем группы «Я за Чистый город Сургут»
Анна Антипина 11 мая в 12:08
1846 2
Больше мнений