16+

​Владимир Богданов: «Многие думают, что мы сидим на озёрах нефти и купаемся в деньгах»

Фото А. Андриенко
Фото А. Андриенко

Посвятив 40-летию крупнейшего предприятия в Сургуте этот выпуск «НГ», мы, конечно же, не могли не оглянуться назад. О том, какие цели и задачи ставил перед собой руководитель Сургутнефтегаза Владимир Богданов, — в его интервью, посвященном 20-летию компании и опубликованном «Новым Городом» в октябре 1997 года.

4 июля 1984 года новый генеральный директор производственного объединения «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов приступил к исполнению своих обязанностей. С 1980 года Владимир Леонидович живет в Сургуте постоянно. У него много регалий: заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности РФ, Почетный нефтяник Тюменской области, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и Знака Почета, медали «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири», в этом году Богданов стал лауреатом премии Андрея Первозванного… Мы постарались задать Владимиру Леонидовичу максимальное число вопросов, интересующих сургутян: и про акции, и об экологии, и о перспективах развития, и о многом другом.

— Каково ваше впечатление от визита министра топ­лива и энергетики Бориса Немцова? Вы были с ним знакомы ранее?

— Близко никогда не был знаком. В то время, когда я был народным депутатом России, мы иногда сталкивались по депутатским делам. Но официальное знакомство — как с министром топлива и энергетики — состоялось здесь, в Сургуте. Когда Немцов прилетел, он сказал, что приехал посмотреть, кто генеральным директором в Сургутнефтегазе работает. Это, конечно, шутка, но доля истины в ней есть. Я в Москве в командировках редко бываю. Почти все «генералы» до поездки Немцова в Сургут уже перебывали — кто с «челобитными», кто с предложениями…

— А почему вы не пошли, у вас челобитных нет?

— У нас нет. Ряд предложений был высказан на совещании, состоявшемся в Сургуте.

— По-вашему, Немцов к ним прислушался?

— Сейчас ситуация в экономике сложная: идет переломный момент, особенно в налогообложении, меняется финансовая политика государства. Многие сегодня думают о будущем, в том числе и первый вице-премьер Борис Немцов. Надо понимать, что если сегодня развалить промышленность — наверстывать через пять-шесть лет будет сложно.

Чувствуется, что Немцов разбирается в том, за что отвечает. Часть экономических структур ему подчинены (в частности, антимонопольный комитет), он работает с естественными монополиями — это тарифы, а по-нашему — косвенные налоги. Борис Немцов — не специалист-топливник, но он быстро схватывает суть профессиональных проблем. Это была ознакомительная поездка, потому что многого до визита в Сургут он просто не понимал.

Допустим, многие думали и думают, что мы сидим на озерах нефти, которая сама собой бежит, а мы купаемся в деньгах. Я рассказывал о технологическом процессе, объясняя, что мы добываем не нефть, а жидкость, что добыча нефти вызывает большие затраты и материальные вложения. Очевидные вещи, думаю, Немцов понял.

— Может быть, поговорим, касаясь экономики, о прогнозируемой прибыли, о перспективных месторождениях, если их можно назвать.

— С точки зрения экономики, я могу сказать, что не хватает в полной мере средств на инвестиции. Более усиленными темпами нужно вести, прежде всего, геологоразведку, потому что мы приращиваем в два раза меньше, чем добываем. В этом году где-то на 16 миллионов тонн нефти выйдем, а это только половина. Надо же в будущее смотреть. Сейчас нам оставляют шесть процентов из десяти от налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы, четыре уходят в округ и Федерацию. Если бы нам оставляли все 10 процентов, положение можно было бы улучшить. В этом году геологоразведка силами акционерного общества составит 130-140 тысяч метров проходки, а в доперестроечные времена объемы разведочного бурения достигали 300-350 тысяч метров. К этим показателям надо стремиться.

Вторая цель — по 30-40 миллионов тонн нефти ежегодно вводить в разработку. Сегодня мы вышли на крупные месторождения — это Тянское, Конитлорское. Они пока позволяют оптимизировать эти затраты, а вот что касается ввода новых месторождений… есть загвоздка. Тром-Аганское, Назаргалеевское, Хорлорское месторождения нефти из-за большого налогообложения нерентабельны. Большие начальные затраты, месторождения не имеют больших запасов нефти (даже ниже средних — пять-семь миллионов тонн в год). Ставка должна дифференцироваться. В начальный период ресурсные платежи должны быть минимальными, потому что идут самые большие вложения. Когда зарегистрирован максимальный объем добычи, в период стабилизации добычи нефти можно максимальную ставку взимать. А у нас все под одну гребенку…

— Действительно ли добыча газа экономически невыгодна Сургутнефтегазу?

— В 1995 году на попутный газ государством были установлены фиксированные ставки — 55 тысяч рублей за тысячу кубометров газа. По такой цене мы поставляем его на Сургутский газоперерабатывающий завод. А себестоимость добычи попутного газа — 190 тысяч рублей. Еще стали заставлять на 55 тысяч ресурсные платежи накручивать, а это тоже налог. То есть газ легче сжечь, чтобы он ничего не стоил, тогда и налогов не платить. Это же дурь!

Я понимаю, что сжигать газ было бы преступлением. Это ведь невозобновляемые запасы, но с точки зрения рынка, добывать газ нам невыгодно. Такова сегодня налоговая и ценовая политика государства.

— С таким положением дел можно как-то бороться?

— Третий год мы обращаемся к правительству. Головой машут, сочувствуют, дают поручения (знаю, что был такой документ за подписью Черномырдина), но сдвигов нет.

— Коснемся нефтесбыта, еще одного направления деятельности вашей компании. Планируете ли вы расширять сеть АЗС, в частности, в Сургуте?

— Вообще-то, у меня есть такая задумка — открыть в Сургуте две-три современные заправки, оборудованные всем необходимым, в том числе мойками.

— Сколько сейчас АЗС у Сургутнефтегаза?

— Всего 462. Там еще нужно наводить порядок. Я бы не сказал, что они приносят много прибыли. Сначала нужно неф­тедобычу поддержать. Вторая задача — выйти на перевалку нефтепродуктов, третья задача — глубокая переработка нефти, а уже потом можно развивать сеть заправочных станций.

— Как идут дела на дочерних предприятиях Сургутнефтегаза?

— Практически везде — неплохо. Нормально работает Киришский завод, отметил бы «Калининграднефтепродукт». Он выкарабкался, мы там руководство недавно поменяли. Довольно эффективно работает «Псовнефтепродукт», у «Новгороднефтепродукта» есть трудности, но их стараются преодолевать. Все названные предприятия на единой акции. Это не АО, а ТОО.

— Вы можете своим приказом снять директоров этих фирм?

— Да, могу. «Леннефтепродукт» и «Онеганефть» пока остаются акционерными обществами, хотя контрольные пакеты акций — у нефтяной компании. Если сейчас перевести их на единую акцию компании, отвечать по их долгам придется Сургутнефтегазу. Что касается петербургских предприятий, где имеется доля нефтяной компании и где сильно влияние криминальных структур, дело обстоит иначе. Чтобы снять руководство, надо созывать совет директоров, проводить собрание акционеров, а в это время начальник уже все растащит и разворует… Как у нас с «Ручьями» произошло.

— Речь о нефтебазе «Ручьи»?

— Да. Мы снимаем директора, а у него задним числом уже были заключены договоры на аренду на самых льготных условиях — на 20 лет за мизерную плату. Право на аренду получила Петербуржская топливная компания, у которой учредитель — мэрия.

— «Лукойл» много тратит на рекламную кампанию. Их логотипа нет, по-моему, только на туалетной бумаге. Складывается впечатление, что генеральный директор Сургутнефтегаза в этом отношении как-то жмется. У меня на памяти только два примера — это поддержка футбольной команды в 1997 году, и уже несколько лет вы помогаете Вахтанговскому театру. Жалко на рекламу?

— Рекламой можно заниматься в каком плане? Когда выходит новый товар. Многие занимаются рекламой, когда дела плохо идут. «МММ» много денег на рекламу тратил…

— В общем, Сургутнефтегаз в рекламе не нуждается?

— Нет.

— У акционерного общества несколько престижных международных наград. Это «Факел Бирмингема», «Европейская награда за качество», «Золотой глобус», «Золотой Меркурий». Что они для вас?

— Они в моем кабинете стоят, я на них смотрю иногда.

— Душу греют?

— Это, конечно, престиж фирмы. Они влияют на моральную сторону дела. Не все же деньгами меряется… Эти награды — признание высокого уровня Сургутнефтегаза.

— Продолжим тему фондового рынка. Сообщалось, что Сургутнефтегаз участвует в выпуске депозитарных расписок. Работа продолжается?

— Да, в прошлом году мы вышли на выпуск АДР. Где-то около пяти процентов обыкновенных акций Сургутнефтегаза вращаются на международном рынке. У нас есть и иностранные акционеры. Они когда-то (возможно, и через подставных лиц) приобрели акции Сургутнефтегаза, часть попала за рубеж во время чековых аукционов. «АДР-ки» — это депозитарные расписки, влияющие на повышение котировок акций. Кстати, на Западе цены на наши акции выше, чем в России.

— Вас не беспокоит, что работники продают акции?

— В общей массе акционеров 86 тысяч — физические лица. Я не думаю, что все они намерены избавиться от акций.

— Среди сургутян сколько акционеров осталось?

— Примерно тысяч 40 осталось. Когда шли чековые аукционы по всей стране (а у нас 89 территорий), а мы переходили на единую акцию. Так случалось, что нашими акционерами стали жители Камчатки, Украины, Казахстана... Кстати, недавно прошла последняя эмиссия акций Сургутнефтегаза. Устaвный капитал компании был увеличен почти до 30 триллионов рублей. Курс акций Сургутнефтегаза еще выровняется и будет расти.

— То есть многие потеряли, продав свои акции?

— Люди, так поступающие, сами себя наказывают. Я понимаю, есть проблемы: кому надо машину, комy — квартиру, кому на лечение... По большому счету, многие распорядились своим капиталом неразумно: он пришел бесплатно, так надо быстрей продать.

— Деньги руки жгут?

— Так получается. Я все время говорю: «Не продавайте». Сравните, кто продал свои акции два года назад, и кто вчера. Есть разница? Кто на этом наварил?

— О промышленном потенциале мы поговорили. Недвижимость тоже входит в уставный капитал. У Сургутнефтегаза есть представительства в Петербурге, Москве, главный офис в Сургуте. А за рубежом?

— За рубежом нет.

— Одним из учредителей Сургутнефтегазбанка является акционерное общество. Это выгодно? Вы берете там льготные кредиты?

— Очень строгие правила, установленные центральным банком, в отношении кредитования. Существует лимит. У Сургутнефтегазбанка это всего 12 миллиардов рублей, а больше нельзя под страхом инструкции ЦБ.

— А с какими банками вы сотрудничаете?

— Их несколько. С Московским Международным банком, Инкомбанком, Мосбизнесбанком, Онэксимбанком, Рос­внешторгбанком. В этих банках кредитуемся. Могу сказать, мы выгодные клиенты, так как вовремя выполняем свои обязательства.

— Раз мы коснулись финансов, расскажите, как у вас с зарплатой?

— У нас с зарплатой все нормально. Средняя — около трех миллионов 800 тысяч руб­лей. Кто работает на добыче, у того повыше. В принципе, сегодня зарплата в Сургутнефтегазе (это касается в первую очередь добычи) зависит от производительности труда: какую-то сумму мы гарантируем, есть надбавки за сверхплановую работу.

— Кстати говоря, реорганизация АО «Сургутнефтегаз» закончилась?

— Еще идет. В этом году 4,5 тысячи работников сократили. Избавились от части вахтовиков, уволили много конторских работников, перекладывавших бумаги. Ушли люди, выполнявшие бестолковую работу...

— Поговорим об экологических программах общества. Расходы на их внедрение не будут свернуты?

— Нет. Мы тратим на экологические мероприятия довольно много. За прошлый год — около 300 миллиардов рублей, в этом году освоим не менее 400 миллиардов. В этом году закуплены три завода по переработке шламов, которые обошлись нам где-то в 20 миллионов долларов. Сейчас это оборудование поступает, и начнется его монтаж в Лянторе, Федоровке, а также в районе Западно-Сургутского месторождения. В этом же году примерно три с половиной миллиона долларов мы истратили на технологическое оборудование английской фирмы «Вайком» — нефтесборщики. Помимо таких крупных приобретений, покупаем ингибиторы, делаем капремонты… Недавно приобретен технический центр для диагностики транспорта.

— В одном из предвыборных интервью вы сказали: «Если мы не пойдем в Думу, наши места займут крикуны и демагоги». Прошел почти год работы Думы автономного округа, в ней много депутатов-нефтяников. Вы удовлетворены своей работой?

— От всякой работы получаешь удовлетворение, если делаешь ее не из-под палки. С точки зрения эффективности, возможно, удовлетворение есть не всегда. Хотелось бы, чтобы те или иные законы принимались быстрее. С другой стороны, часть законов в округе не может быть принята, так как отстает законодательство РФ.

— Владимир Леонидович, быть генеральным директором и президентом нефтяной компании сложно, престижно и, наверное, приятно?

— Не знаю, престижно ли, я привык. А вообще, конечно, и престижно, и приятно: у нас высокие показатели, слаженный коллектив. Не какая-нибудь контора «Шараш-монтаж»... (Смеется.)


Визит Бориса Немцова в Сургут, 1997 г. В. Богданов: «Когда Немцов прилетел, он сказал, что приехал посмотреть, кто гендиректором в Сургутнефтегазе работает»


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


13 октября в 15:16, просмотров: 3267, комментариев: 1



QR код


Комментарии:
Сергей Б
А воз и ныне там, - тот, кто сидит на озерах нефти в деньгах не купается.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Владимир Богданов дал сургутским чиновникам завуалированный и неприятный сигнал

​Владимир Богданов дал сургутским чиновникам завуалированный и неприятный сигнал

На юбилейном вечере Сургутнефтегаза он сказал, с кем «создал этот город»
Дмитрий Щеглов 17 октября в 17:37
2091 8
Шанс получить травму в аэропорту примерно такой же, как и просто в обычной жизни

Шанс получить травму в аэропорту примерно такой же, как и просто в обычной жизни

Об инциденте в «Пулково», где полуторагодовалая девочка упала с трапа
Евгений Дьячков, генеральный директор ОАО «Аэропорт Сургут» 17 октября в 16:07
477 4
Как Сургутнефтегаз влияет на город? Читатели siapress.ru считают, что еще как! // ИНФОГРАФИКА

Как Сургутнефтегаз влияет на город? Читатели siapress.ru считают, что еще как! // ИНФОГРАФИКА

Голосующая аудитория полагает, что компания по-прежнему главенствует в Сургуте
Редакция СИА-ПРЕСС 17 октября в 15:00
304 0
​В случае возвращения анти-иранских санкций баррель Brent подорожает до $70-75

​В случае возвращения анти-иранских санкций баррель Brent подорожает до $70-75

Каких-то значительных факторов, которые бы позволили рынку резко пойти вниз, не просматривается. А вот в пользу вероятного роста говорят и наметившаяся динамика в нефти, и позитивный внешний фон в целом
Александр Игнатов, финансовый советник Сургутского филиала БКС Премьер 17 октября в 12:10
245 0
Статья дня. ​Дневники клерка

Статья дня. ​Дневники клерка

С чего офигевают свеженазначенные губернаторы-технократы
Ростислав Мурзагулов вице-мэр Красногорска, бывший замглавы администрации Башкирии 17 октября в 09:33
541 1
​Хочу – ругаю! Хочу – хвалю!

​Хочу – ругаю! Хочу – хвалю!

Увидела странное видео с мужчиной, который, запинаясь, читает мой комментарий в своем видео блоге. История настолько печальная, что я не знаю, как ему ответить, чтобы снова не обидеть.
Татьяна Малинина, журналист, писатель 16 октября в 09:08
1374 21
​АРХИ – важный вопрос

​АРХИ – важный вопрос

Уж если в XVI веке смогли составить стратегию всерьез и надолго, что мешает сделать это сейчас?
Сергей Антонов 15 октября в 14:21
605 4
​Уроки для всех

​Уроки для всех

Сургутян приглашают на занятия в армянскую воскресную школу
Лилия Сулейманова 15 октября в 10:50
631 1
​«Как-нибудь выкрутимся, Володя»

​«Как-нибудь выкрутимся, Володя»

Первая встреча с Александром Усольцевым предопределила дальнейшую судьбу Богданова
Людмила Захарова 14 октября в 14:12
2424 0
​Генералы нефтяного гиганта

​Генералы нефтяного гиганта

Сургутнефтегазом всегда руководили профессионалы, но так, как диктовало время
Людмила Захарова 14 октября в 10:23
2105 0
​Сургутская власть потратила 1,3 млн рублей, чтобы перепроектировать третий этаж администрации

​Сургутская власть потратила 1,3 млн рублей, чтобы перепроектировать третий этаж администрации

Слухи об «элитном ремонте» этой части Энгельса, 8, начинают подтверждаться
Артем Мазнев, Дмитрий Щеглов 13 октября в 17:24
2361 8
​Активисты ОНФ в Югре подвели итоги проекта «Дорожная инспекция ОНФ/ Карта убитых дорог» в Сургуте

​Активисты ОНФ в Югре подвели итоги проекта «Дорожная инспекция ОНФ/ Карта убитых дорог» в Сургуте

Сургут, всего за два года сумел сделать колоссальный рывок с 56 на 13 место
Александра Соснина 13 октября в 17:16
628 0
​Сургутнефтегаз для города — это...

​Сургутнефтегаз для города — это...

Мнения известных сургутян о том, что компания значит для Сургута
Артем Мазнев 13 октября в 16:16
1139 0
​Владимир Богданов: «Многие думают, что мы сидим на озёрах нефти и купаемся в деньгах»

​Владимир Богданов: «Многие думают, что мы сидим на озёрах нефти и купаемся в деньгах»

Интервью о том, какие цели и задачи ставил перед собой руководитель Сургутнефтегаза Владимир Богданов
Беседовала Ирина Ленькина 13 октября в 15:16
3266 1
Больше мнений