16+

​Рома Зверь: «С каждой песней мне все меньше хочется писать…»

Группа «Звери» сменила состав, выпустила альбом «Друзья по палате», выступила на Дне работников нефтяной и газовой промышленности в Сургуте: поводов для разговора с лидером коллектива Ромой Зверем было много, но еще больше оказалось тем, которые артисту сегодня более интересны, чем музыка. О некоторых из них — в нашем разговоре.

— Рома, во многих рецензиях на последние альбомы «Зверей» говорится о том, что группа резко повзрослела, изменилась. Вам, находящемуся постоянно внутри творческого процесса, это заметно или все воспринимается вами как естественный ход событий?

— У нас выходит новая пластинка «Друзья по палате», которая записывалась с новыми музыкантами, которые пришли год назад. С приходом новых музыкантов появляется новое видение, новые идеи, это логично и закономерно. Плюс, конечно, и естественное развитие — да, каждый человек, занимающийся искусством, не стоит на месте, находит новые формы, потому что творческие люди — любопытствующие, ищущие. Обыватель может ничем не интересоваться, поглощать то, что ему представляют СМИ, соцсети — и то не всегда: даже информация, лежащая на поверхности, не всегда доходит, потому, что многие люди, увы, не любопытствующие и не интересующиеся. А люди искусства находятся в постоянном поиске — не потому, что им скучно вдруг стало, а потому, что это в них от природы заложено. Происходит постоянное впитывание новой информации, каких-то культурных слоев, их взаимодействие, изменение мировоззрения, творческих методов, рождение чего-то нового, — словом, творческий процесс.

— А реакция обывателя как раз-таки интересна? Она богата на эмоции, причем далеко не всегда положительные: вас, например, в последнее время обвиняют в том, что вы «опопсели».

— Я не принимаю к сведения точку зрения непонятных людей. Кто они, эти люди из интернета? Я же их не знаю.

— Вернемся к новому составу. Сегодня «Звери» — это ваш личный проект с музыкантами-аккомпаниаторами или сообщество, в котором каждый музыкант вносит и реализует в творчестве свои идеи?

— И нынешнему составу, и предыдущему я всегда давал возможность самовыражения. Но есть некоторые отличия. Так, в новом составе я замечаю, что у ребят нет стремления любым способом запихнуть побольше своего «я» в аранжировки, в каждую нотку, которую они играют: нет, они думают, а нужно ли играть или стоит помолчать в каждом определенном моменте, — то есть они не занимаются глобальным самовыражением, а думают в первую очередь об идее песни, о концепции, о том, где и как должен звучать тот или иной инструмент… Это здоровая атмосфера творчества, и это меня очень радует.

— Смена состава группы — это некий поиск вдохновения или усталость от общения с узким кругом товарищей?

— Скорее, и то, и другое. Когда долго общаешься и работаешь с людьми, неизбежно становится заметна разница между вами. Ты куда-то движешься, они — нет, более того, они начинают тормозить движение, дистанция увеличивается… Так произошло с предыдущим составом группы, и я долгое время пытался ребятам объяснить, что надо развиваться, меняться, два года пытался сократить эту дистанцию между нами, но не получилось. Но я честно попытался.

— Расстались без обид?

—Тут не на что обижаться: так бывает, разошлись дороги, оказались разными интересы, отношение к жизни. Я, конечно, не считаю ребят своими врагами, но мы и не созваниваемся на выходных, скажем так.

— Вы чем дальше, тем больше находите пространств для творчества. У вас вышла вторая часть автобиографии — расскажите, пожалуйста, о ней.

— Книга «Солнце за нас» рассказывает о моем переезде в Москву — спустя полтора года образуется группа «Звери». А заканчивается книга сегодняшним днем, 2017-м годом.

— То есть эта книга — для самого широкого круга читателей. Первая часть, видимо, больше для серьезных фанатов…

— Первая часть была больше про Таганрог — и до приезда в Москву, вторая — непосредственно продолжает ее.

— То есть можно прогнозировать, что лет через десять будет третья?

— Я не знаю, если мне будет интересно говорить об этом… Мне было достаточно тяжело закончить вторую книгу. Работа над ней начиналась восемь лет назад, то есть сразу после выхода первой, но она быстро заглохла, потому что мне в какой-то момент стало неинтересно, меня захватило другое, произошло много событий… Потом это оказалось даже на пользу книге, потому что и про все, что происходило, конечно, я тоже написал.

— Вы часто так переключаетесь с одного на другое? С музыки на фотографию, режиссуру?.

— Бывает, конечно, я не только музыкой занимаюсь. Более того: уже лет шесть как музыка не является для меня основным видом искусства, я больше посвящаю времени другим делам. С каждым альбомом, с каждой песней мне меньше хочется писать.

— Сейчас для вас интересна более фотография?

— Нет, живопись и режиссура.

— Но и про фото не забываете. Только что завершилась ваша выставка «Моменты» в музее современного искусства «Эрарта» — вы обычно снимаете во время гастролей. Что-то успели сфотографировать в Сургуте?

— Я, к сожалению, приехал не из Москвы, а из Санкт-Петербурга — только с телефоном, без техники. Я успел посетить в Сургуте краеведческий музей и поснимал там видео, кстати.

— То есть мобилография для вас неинтересна?

— Почему же! Моя вторая фотовыставка откроется в Москве в октябре, и она будет посвящена как раз мобилографии. Ее название —«Один год», я представлю работы, сделанные на телефон в течение года. Каждый месяц — в виде отдельного стенда, их, соответственно, должно быть 12, это порядка одной тысячи фотографий. Это полная противоположность предыдущей академически-классической выставке с аналоговыми фотографиями узкого и среднего формата, снятыми на сложные камеры, которые многие люди уже и не помнят, а кто-то и вовсе не знает.

— Снимать на пленку сложнее, количество кадров жестко лимитировано… С чем связан интерес к ней? Для вас это технические моменты — то, что не всем доступно, или это некая философия уникальности каждого момента, зафиксированного и сохраненного?

— Конечно, это совершенно иная техническая возможность, которая позволяет получить фотографию, которая похожа на работы Брессона или Робера Дуано — классиков фотографии… И когда ты снимаешь практически на те же фотоаппараты и используешь ту же пленку, получается примерно то же самое.

В то же время это творческий поиск, эксперимент: тебе что-то интересно, ты пытаешься это повторить. Эта информация тебя обогащает, и ты продолжаешь развиваться.

Впрочем, я это понял, прожил, что-то получилось, что-то — нет, и теперь появились уже новые интересы, связанные с другой формой фотоискусства.

— Если продолжить тему, так скажем, взаимоотношений с объективом: вы и клипы для группы снимаете самостоятельно, почему?

— Мы изначально снимали все видеоклипы сами — вместе с Александром Войтинским, с которым мы и создавали группу «Звери». Впоследствии наши пути немного разошлись, Саша стал режиссером, он снимает фильмы… Саша ушел, и я стал снимать видео для группы сам.

— Современный российский кинематограф, кстати, представляет интерес?

— В кинотеатры я хожу крайне редко.

— А авторское кино?

— Его очень мало в России, больше коммерческого — вторичного и зависимого от веяний Голливуда…

— Естественно, не могу не спросить о «Матильде»: каково ваше мнение не о фильме даже (в конце концов, его никто не видел еще), а о той, так сказать, дискуссии, что его сопровождает?

— Происходят не очень хорошие вещи, которые не вселяют оптимизма. Воинствующее невежество в стране, обескультуривание населения — все это очень страшно. Когда государство не выделяет денег на культуру, на образование, то только и остается ожидать сапог, скреп, армии, поиска врагов внешних и внутренних. Собственно, именно это мы и видим: люди, не смотревшие не вышедший еще фильм, зомбированы центральным телевидением, зависящим от власти, и уже имеют какое-то мнение об этой картине. Это ужасно.

— Кстати, вот человек, который на культуру получал деньги от власти, теперь под домашним арестом находится. Что вы думаете о деле Кирилла Серебренникова?

— Мне кажется, это продолжение того, о чем я говорил, — того, что происходит в стране. Дело Серебренникова — чистой воды заказ и месть определенных людей. Дело не в коррупции, не в отмывании денег через бухгалтерию театра, дело в личной мести, я считаю.

— Кстати, по отношению к Сербренникову часто высказывается такое мнение: он брал деньги от государства — и имел наглость его же ругать. То есть все-таки нельзя так?

— Почему? Все театры находятся на обеспечении государства, нет частных, а если были, то они давно уже либо отошли государству, либо закрыты. Во всем цивилизованном мире государством выделяются деньги на театр. А театр не может быть насквозь идеологическим, театр — это свобода, любое искусство — это свобода, свобода мысли художника.

Странно получается: приходит государство к автору и говорит — возьми денег, сделай, но сделай так, чтобы нам было угодно. В этом уже существует противоречие: театр должен быть свободным — на то он и театр.

— Вы занимаетесь большим количеством проектов, у некоторых читателей вопрос: вы успеваете всем заниматься?

— Успеваю все, что задумано, более того: у меня есть такое прекрасное качество, как лень, которое не позволяет мне делать какие-то глупые поступки, Нет проблем с тем, что где-то горит, где-то не горит: я все планирую сам, начиная с гастрольного графика и заканчивая отдыхом с семьей.

— Его, кстати, достаточно? Дети не страдают от отсутствия отца?

— Я надеюсь на это (смеется). Конечно, я стараюсь проводить как можно больше времени с семьей, и нет такого ощущения, что гастроли просто отняли меня от семьи и дети меня не видят.

— Еще вопрос от читателей: «О чем мечтает Рома Зверь?» Вообще-то не принято делиться своими мечтаниями, возможно, у вас есть какой-то универсальный ответ на этот случай.

— Даже не знаю. Я недавно мечтал — но это сбылось. Так получается в жизни, что мечта обычно перерастает в цель, а цель достигается. Вот такой принцип, поэтому я очень аккуратно мечтаю и думаю, чего бы мне загадать. Я счастливый человек, в том числе и оттого, что не мечтаю попусту, а просто действую, достигаю целей, ставлю новые. Этот процесс — постоянный, можно сказать, я постоянно нахожусь в состоянии счастья.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


21 сентября 2017 в 10:34, просмотров: 4009, комментариев: 3



QR код


Комментарии:
Сергей Б
Надо было так и назвать по последней фразе – «…нахожусь в состоянии счастья». А то, - «…мне все меньше хочется пИсать» - это уже к урологу.
сэнсей
звери и есть звери что тут сказать Бред сивой кобылы и это искусство?
Dochimacho
Это массмедиа.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Старые проблемы с новым вокзалом

Старые проблемы с новым вокзалом

Строить автовокзал (место скопления людей и транспорта) выгоднее и лучше всего в местах, где есть прямой выезд из города, нет сильного трафика и нет жилой застройки. Но у нас решили поместить его прямо в центр жилого микрорайона
Евгений Яровой, сургутянин 11 ноября в 21:40
514 0
Я искренне благодарен защитникам правопорядка за добросовестный труд, мужество и принципиальность

Я искренне благодарен защитникам правопорядка за добросовестный труд, мужество и принципиальность

Анатолий Сименяк, председатель думы Сургутского района 10 ноября в 10:20
691 0
Занимательная ответственность

Занимательная ответственность

Если люди хотят обособленный вход в подвал, то УК готова этим заняться, конечно, за счет самих жителей.
Артём Кириленко, заместитель председателя думы Сургута 08 ноября в 17:15
1417 8
​Остановки плюс автобусы

​Остановки плюс автобусы

Как, например, доехать до улицы Профсоюзов или Нефтеюганского шоссе, где много разных организаций, госорганов, торговых центов и окружной травматологический центр? Получается, основной выбор – маршрутки
Альберт Исмагилов, сургутянин 08 ноября в 11:25
882 12
​Рустем Юсупов: «Уголовное дело на меня выглядит очень странно. Эта история больше похожа на заказ»

​Рустем Юсупов: «Уголовное дело на меня выглядит очень странно. Эта история больше похожа на заказ»

Известный бизнесмен — об уголовном деле в Пыть-Яхе, своем отношении к «Светодизайну» и обвинениях в конфликте интересов
Людмила Осьминкина, Дмитрий Щеглов 07 ноября в 16:38
2164 9
​Сургут Сити Базар

​Сургут Сити Базар

Каждый год администрация молла уплотняет торговые площади и переводит вспомогательные территории, в первую очередь, парковки, в торговые места. Такой реконструкции я не встречал ни в одном современном ТРЦ
Сергей Глинских, сургутянин 07 ноября в 10:36
5983 17
​Как государство рушит банковскую систему, а вместе с ней топит большинство бизнесов

​Как государство рушит банковскую систему, а вместе с ней топит большинство бизнесов

Я понимаю, что у руля силовики, а не экономисты, но простые-то вещи можно понять: если нет возможности кредитоваться, то бизнес на свои деньги будет развиваться крайне медленно, а вокруг глобальная конкуренция
Тарас Криштанович, предприниматель 06 ноября в 13:23
2229 81
​Привести в исполнение

​Привести в исполнение

Да, СИА-ПРЕСС, давайте уже, все бросьте и займитесь, наконец, делом. Вам наказ дали депутатский. Свистать всех наверх! Журналистам строиться! Форма одежды парадная. Брюки навыпуск
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 05 ноября в 09:48
1815 21
Именно в единстве народа заключается основа могущества, величия и суверенности нашей страны

Именно в единстве народа заключается основа могущества, величия и суверенности нашей страны

Надежда Красноярова, председатель думы Сургута 04 ноября в 10:56
1745 2
Этот праздник не только напоминает нам о подвигах наших предков, но и обращает внимание в будущее

Этот праздник не только напоминает нам о подвигах наших предков, но и обращает внимание в будущее

Василий Юркин, директор СГМУП «Городские тепловые сети» 04 ноября в 10:33
1657 0
Благодаря подвигам предков и единению народов процветает современная Россия

Благодаря подвигам предков и единению народов процветает современная Россия

Ирина Урванцева, депутат думы ХМАО-Югры 04 ноября в 10:15
1850 6
Больше мнений