16+

Петр Налич: «Интересно наблюдать, как глубоко люди проникают в мое сознание!». ВИДЕО

Интервью артиста порталу СИА-ПРЕСС

Сургут впервые посетил с концертом автор-исполнитель, участник Евровидения Петр Налич. Интересно, что наш город стал для него первой точкой на карте Западной Сибири. Судя по теплому приему, устроенному ему публикой в большом зале Сургутской филармонии, можно надеяться, что музыкант приедет к нам еще не раз. Корреспонденты СИА-ПРЕСС встретились с артистом и поговорили с ним о музыке, политике, Олимпиаде и о других интересных вещах.

Бабури, бабурси и Есенин

– Петр, давайте определимся с терминами, которые вы используете, говоря о своей музыке. Что такое «бабури» и чем они отличаются от «бабурси»?

– Когда нам было лет по 20, мы с моим другом Юрием Соколовым увлекались дзен-буддизмом. Всяческие притчи, о том, как ученик спросил учителя: «В чем истина?», а учитель ударил его палкой по голове и убежал, – они приводили нас в восторг. На этой почве формировалась наша философская доктрина. Мы назвали ее «бабури» – все, что вращается вокруг нашего глаза. Чтобы его понять, нужно сделать шаг или не делать его. А бабурси – это язык, который приходит всякому поэту, когда уже смысл песни есть, все есть, а слов нет – и тогда из глубин подсознания к нему приходит бабури, а результаты вы можете слышать на концертах многих людей.

– При таком подходе к поэзии несложно угадать вашу любовь к Хармсу и Чуковскому. Вопрос от нашего читателя: вам нравится Есенин – а как вы относитесь к футуристам?

– Я с большим интересом наблюдаю, как глубоко люди проникают в мое сознание. Я очень люблю Есенина, но особого всплеска не наблюдал в своем сознании…

– Возможно, какие-то мотивы неосознанно всплыли…

– Да, видимо, в «Песнях о любви и Родине» (сольный альбом Петра Налича – прим.ред.). Хотя именно в том альбоме на меня влиял скорее эпос, эпический слог. Читал я в свое время Гете, «Страдания молодого Вертера». Я даже выписывал... Этот слог вдохновляет. В нем есть именно то чувство патриотизма – не явное, такое: «Родина, я люблю тебя!», а нечто на энергетическом уровне. В альбоме «Песни о любви и родине» я как раз и хотел передать такое настроение.

– Вам удается исполнение не только своих песен, но произведений других авторов. Не думали их включить в концертную программу или издать на диске?

– Голова кругом идет от того, что мне хочется сделать. Непонятно чему отдавать приоритет. С одной стороны, есть идеи по «Музыкальному коллективу» (группа Петра Налича – прим.ред.), есть новые песни, хочется их записать. С другой стороны, очень много эстрадных песен 30-40-х годов. Но есть камерный жанр, а есть песни военных лет, которые ближе к оперному жанру, и вместе их объединить нельзя: они поются с разным звуком.

– Вы все свои альбомы выкладываете на сайт для бесплатного скачивания. А сейчас вы собрались попробовать краудфандинг (сбор денег на запись альбома через интернет)…

– Да, мы решили поиграть в эту игру – собрать деньги на запись альбома. Впереди у нас запись «Песен о любви и родине – 2», и она окажется очень затратной, так как будет оркестр, а для его записи нужна большая хорошая студия и т.д. Мы постараемся собрать… пока не считали, какую сумму. Посмотрим. Если соберем, то сможем записать.

– Ваши песни связаны с какими-то событиями – или все мысли и чувства приходят спонтанно?

– Нет ни одной песни, которая базируется на одной истории. Все вещи получаются вдруг – на хорошем настроении: завязывается фраза, мотив, настроение, и из этого все вырастает.

«Папа, не пой так громко!»

– Вы собираетесь продолжать карьеру оперного певца? Или обучение в Гнесинке – это просто совершенствование техники пения?

– Эстрада эстраде рознь, и опера опере тоже. Есть очень много нюансов. Например, есть Муслим Магомаев, он пел эстраду. Не совсем как в опере, но почти. А есть Кристина Агилера, и это совсем не опера. Технологически это другое пение. Есть в нашем репертуаре песни, которые не противоречат оперному звуку. Есть вещи, в которых этот звук неуместен. Как бы там ни было, мне хочется развиваться и в том, и в другом направлении, мне все нравится.

– Что вы думаете о современной оперной режиссуре?

– Она совершенно разная, трудно сказать что-то определенное. Есть интересные решения, а есть и ходульные. Самое смешное, когда денег на костюмы не хватает, и возникает идея: а давайте мы все сделаем в современном стиле. Мол, именно этот сюжет сегодня очень актуален. Да любой классический сюжет в наши дни актуален. В человеческой истории ничего сильно и не меняется!

– Что для вас важнее: признание аудитории или профессионалов?

– Все важно. Каждая песня изначально делается, чтобы понравиться самому себе. Это самый необходимый посыл. Но потом, очень хочется, чтобы она всем понравилась. Это значит, что люди тебя понимают и общаются на одном языке. Это же счастье. Хочется, чтобы и журналисты и слушатели, и критики в один голос говорили, что это, черт побери, это то, что надо. Но, с другой стороны, хочется быть независимым от этого. Потому что часто где-то что-то не нравится тому, другому, и начинается неконструктивная критика. К сожалению, чаще всего происходит так: люди или говорят, что все сыграно гениально, хотя я-то знаю, что где-то была «лажа». Или наоборот, обвиняют в том, что все было ужасно. И то, и другое значит, что человек просто не слушал.

Если тебя хвалят, то автоматически возникает группа людей, которые тебя ненавидят, просто потому что о тебе говорят. Они не слушают. Эти настроения универсальны, и я им сам тоже часто поддаюсь. Но все же пытаюсь разобраться, почему мне не нравится тот или иной артист. Сажусь, слушаю его песни, пытаюсь понять. И понимаю, что те песни, которые являются обычно «визитными карточками», зачастую не говорят ничего об исполнителе!

– Вы описываете ситуацию, которая происходила как раз с вами. Когда появилась песня «Гитар», многие говорили о том, что это классно, а многие наоборот, что это ужасно. А кто-то садился и слушал другие ваши песни, которые имели с ней мало общего. Кстати, «Гитар» на концертах играете?

– У нас есть шорт-лист из 15 песен, которые мы играем, и «Гитар», конечно в него входит.

– Сейчас вас знают больше как исполнителя этой песни или как участника «Евровидения»?

– Я думал, что мы в России были известны до «Евровидения» – а оказалось, что нет. После конкурса шквал писем был такой, что я понял: нас до 2010 года мало кто и знал! «Евровидение» нашу аудиторию увеличило в 2,5 раза больше.

– Еще хотели бы съездить?

–У меня ощущение, что это конкурс более молодежный. Когда там на сцену выходят люди моего возраста, это кажется уже неорганично.

– Но это вопрос не возраста, а, скорее, определенного формата. Вас было странно там увидеть – так же, как «Мумий Тролль», например, и Аллу Пугачеву. Вы все-таки не в формате этого конкурса.

– Ну, наше дело было – хорошо вступить. Часть людей говорили, что было отлично, это было то, что надо. А другие считали, что это позор России. Поехать второй раз? Нет. Мне интереснее было бы поработать композитором, если так сложится.

– Наши читатели спрашивают: репетируете ли вы оперные арии дома? И как реагируют домочадцы?

– Бывает! Ребенок говорит: папа не пой так громко! (смеется) На самом деле дома пою редко, потому что там кажется, что все звучит потрясающе, так как пространство небольшое, и голос по нему гуляет.

– Кстати, сколько детей у вас?

– Сыну от первого брака десять лет, и от второго брака сын и дочь.

– Все они так или иначе пострадали от домашних оперных импровизаций?

– И еще не раз пострадают! (смеется)

– Вернемся из дома на сцену. Хотели бы вы спеть в дуэте с российскими исполнителями: Пелагеей, Юлией Савичевой, Ани Лорак, спрашивают читатели.

– Были предложения, но я не знаю, как сложится, потому что специального намерения у меня нет. Но если я окажусь с Пелагеей на одной сцене, и мы захотим песню спеть, то почему бы и нет. Пелагея очень музыкальный человек и спеть с ней приятно. И таких людей очень много.

Сыграть в телеящик…

– Сейчас многие артисты с удовольствием участвуют в телешоу. Вас на них не видно…

– Приглашали на разные программы, на ледовые шоу, например… Но мне часто кажется, что та популярность которая поднимется в результате этих программ, – не та, которую надо искать. Она может помешать мне как артисту: я же в этих программах не выступаю как музыкант…

– «Голос» смотрели?

– Частично. Мне понравилось Дина Гарипова. Молодой человек, который победил в этом году, пел тоже очень хорошо.

– Как вообще оцениваете это шоу для современного шоу-бизнеса? Ведь большинство участников сначала испытывают на себе огромную любовь зрителей, а после того как шоу заканчивается, они куда-то испаряются…

– Да, это риск, если у человека нет уже существующего бэкграунда... Вот есть Антон Беляев, у него есть бэкграунд, у него до конкурса уже была группа, он блестящий аранжировщик. Он даже не победил, но участие в шоу дало ему хороший стартап. И он сейчас замечательно играет с ребятами, и это здорово.

– Кстати, он не скрывает этого: говорил, что его цель была не победить и связать себя контрактом с рекорд-компанией, а приобрести некоторую популярность...

– Да, для него это свое дело, которое он давно ведет. Для него участие в таком проекте – только плюс. То же самое было у нас на Евровидении. У нас был действующий коллектив, и для нас это был только всплеск определенной известности. И после популярность у нас не опустилась до нуля – она опустилась до какой-то отметки, причем, более высокой, чем та, что была до конкурса. То же самое, я думаю, будет и с Антоном, то есть будет какой-то всплеск, потом популярность упадет, но будет выше, чем была до «Голоса». Он все равно оказывается в плюсе. А если у человека нет своей группы, нет своих песен, то ему конечно тяжело. Ему должно повезти, у него должно сложиться так, чтобы появился хороший продюсер, хорошие песни… Важно, кстати, в первый год гастролей просто не убить артиста!

– Да, если давать по несколько концертов в день…

– По несколько концертов в день – и до свидания, езжайте срезать узлы на связках. Это очень опасно. Поэтому должно повезти с продюсерами, которые не будут выжимать все соки, подберут правильный репертуар, соберут правильный ансамбль, желательно из «живых» инструментов, потому что петь под «минус» плохо, это изнашивает, трудно...

У меня есть опыт пения под «минус», и у меня ощущение такое, что эта легкость – мнимая. Вроде, все хорошо работает, хорошо звучит, но на самом деле не соответствует темпоритму записи, темпоритму концерта. У «живого» ансамбля на концерте темп песен качается, есть разгоны-торможения в соответствии с взаимодействием с залом, и это нормально, это естественная такая жизнь, когда все это объединяется в единый такой энергетический пучок, люди внимательно друг друга слушают, музыканты друг с другом играют, и получается некое соучастие на сцене, какая-то химия удивительная, волшебство, то, ради чего вообще стоит выходить на сцену. А когда ты играешь исключительно под минус, то, наверное, может возникнуть эта химия, но гораздо реже, потому что должно совпасть все, твое настроение с темпом фонограммы...

На «Евровидении», кстати, мы пели под «минус». Я считаю, что на «Евровидении» надо вернуть живую игру и вообще ввести несколько разных категорий – давать призы за лучшую песню, за лучшее исполнение, за лучший звук, потому что сейчас звук является не менее важным делом, чем игра и чем пение и чем вся основная композиция...

– «Евровидение», конечно, все-таки больше шоу, и вряд ли оно вернется к живому звуку...

– Насколько я знаю, в этом году были большие скандалы по поводу участия в конкурсе, многие страны отказывались участвовать в «Евровидении», и это звоночек не просто так, именно потому что смотреть это шоу стало совершенно скучно…

– Собственно, его можно смотреть без звука!

– Это все малоинтересно, конечно.

Олимпиада под «Дождем»

– Давайте перейдем от музыки к другим вещам – к той же Олимпиаде. Вы там были в составе группы поддержки, вас спрашивают, какие у вас были впечатления от Сочинской Олимпиады. Там действительно было все грандиозно или это всего лишь телевизионная картинка?

– То, что грандиозно, – это безусловно, количество проделанной работы впечатляет очень сильно. Я в городе был до этого два раза, по городу, как и по большинству русских городов был нанесен чудовищный удар в конце девяностых – начале двухтысячных: он был заполонен всевозможным самостроем. Там было огромное количество чудовищных построек, построенных, по всей видимости, без участия архитекторов или с участием каких-то очень плохих архитекторов, но это было по всей России так, и, к сожалению, это просто наш бич.

Касательно объектов Олимпийских: в Олимпийском парке мне очень понравились все арены, очень современные, красивые, по логистике все очень хорошо там сработанно, кто куда заходит, кто от куда выходит, я вот был до этого на трех Олимпиадах, поэтому мне есть что сравнить. То есть лучше, чем в Канаде, например!

В Канаде, выходя с хоккейного стадиона, нам приходилось проходить по узенькому мосту вдоль всего стадиона и переходить через какие-то железнодорожные пути... Ну это нонсенс просто...

В Красной Поляне я был, один раз покатался на лыжах, на горной карусели. Там была попытка сделать здания в стиле сталинской архитектуры. Увы, не получилось совершенно. Градостроительно все неплохо решено: речка, жилые зоны, дома, площадь какая-то, колокольня. Если бы это были просто макеты, я бы как архитектор сказал, что все здорово. Но сами здания оставляют желать лучшего.

А так – все подъемники современные, хорошие. Трасса, те немногие трассы, по которым я прокатился, в замечательном состоянии. Все хорошо, я надеюсь съездить туда следующей зимой.

– Два, казалось бы, не связанных объекта: Олимпиада и телеканал «Дождь». Вы участвовали в марафоне «Любить Родину», который проводил этот канал, и через какое-то время поехали на Олимпиаду. Вопрос: были ли вас какие-то знаки, намеки, типа «Петя, не водись больше с этими либеральными мальчиками, а то не поедешь больше на Олимпиаду»?

– Нет, ну какие-то тетеньки мне писали, но это чьи-то домыслы. Я как патриот своей Родины, думаю, что благом для нее будет, если будут разные мнения. К сожалению, наше современное телевидение поет все время под одну и ту же дудку – как партия приказала. Я не говорю, что они не правы, просто они освещают все с одной стороны. Телеканал «Дождь» являлся единственным телеканалом, который освещает события с другой стороны. Где-то, может, перегибает палку. Какие-то передачи, может, слишком крикливые и мне не нравятся. Но «нравится-не нравится» – это другая категория. Из-за этого не стоит прикрывать канал. Поэтому, конечно, я пошел их и поддержал. Я очень надеюсь, что после Олимпиады, когда там сверху всех отпустит, они там эту ситуацию тоже отпустят. Иначе приведет к тому, к чему уже привело в 90-е годы. Неужели это не очевидно? Для меня это загадка. Я понимаю, что все боятся, я тоже очень боюсь кровопролитий. Но чем больше закручиваешь гайки, тем больше будет кровопролитий – это правило, и оно неизбежно. Это не будет легкой революцией. Это страшно. Должны быть разные взгляды на все вопросы. Пусть встречаются и разговаривают.

По поводу Олимпиады. Я не поддерживаю взгляды наших либералов на Олимпиаду. Ведь спортсмены, наши соотечественники, они готовились к ней годами. Эти Игры у многих, может быть, это пик формы, они больше никогда на нее не выйдут. Конечно, это нужно разделять. И я очень болел за наших. Очень рад высоким результатам.

– Кстати, у нас в Сургуте в пакете кабельного ТВ вновь появился телеканал «Дождь». Но потом опять исчез. Не знаю, что это…

– Будем надеяться, что в сознании всех людей нашей страны, будет понятно, что неважно какое мнение у тебя, – главное, что человек обладающий другим мнением, мог его высказать.

И по поводу всех вопросов – экономических, политических – все должны встречаться и разговаривать. Если есть аргументация – пусть встречаются и доказывают. Вот на площади Болотной всех надо разогнать. Почему? Приведи в цифрах, фактах, на людях прямо. А шушукаться – так нельзя. Это опять приведет к чему-то очень плохому.

Музыкант не должен быть аполитичным?

– Каждый сам для себя решает, что он должен. Я не агитирую. Для меня политическая деятельность – это гигиена. Я трачу пять минут в день на чистку зубов. Так же один день в месяц я готов потратить на политику или общественную борьбу. Даже готов сходить на митинг по защите памятников архитектуры. Но основной мой род деятельности другой, и я не буду тратить на это много времени.

– То есть стоит разделять творчество и политические убеждения?

– Каждый сам решает. Лично я песни на социальные темы я не сочиняю, но в ходе моей жизни уделяю время какой-то общественной работе.

– Пара вопросов о вашем сургутском выступлении. Ваша программа – это «Лучшее, любимое и только для вас» или вы сделали упор на какой-то один альбом?

– Акцента на одном альбоме не будет. Это программа лирическая, так как выступаем в сидячем зале филармонии.

– Есть песни, которые вас просят спеть, а вы не хотите?

– Нет таких. Я все свои песни люблю. Когда просят на бис – то с удовольствием!

– Мы благодарим вас за беседу!

– Спасибо вам большое, спасибо за разговор!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


04 марта 2014 в 15:37, просмотров: 8090, комментариев: 1



QR код


Комментарии:
Вопросы можно оставлять здесь.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Может, хватит уничтожать город?

Может, хватит уничтожать город?

Помните, недавно на Энергетиков вырезали березовую рощу? Город утерся. Теперь получите еще одну варварскую вырубку
Кирилл Акинцев, сургутянин 18 октября в 09:57
2011 25
​Такие важные и стратегические отрасли, как тепло, не следует отдавать частникам-монополистам

​Такие важные и стратегические отрасли, как тепло, не следует отдавать частникам-монополистам

Должна быть конкурентная среда, а также обязательное участие и контроль муниципалитета
Александр Чепик, депутат думы Тюмени 17 октября в 13:37
936 2
​За последние два года аварийность на теплосетях Тюмени падает на 10-15 процентов

​За последние два года аварийность на теплосетях Тюмени падает на 10-15 процентов

В 2020 году мы планируем направить на строительство новых теплотрасс в областной столице 1,3 млрд рублей – на треть больше, чем в 2019 году
Корпорация СТС 17 октября в 13:34
775 0
​Концессия теплосетей в Тюмени случилась два года назад. Что сейчас об этом говорят в областной столице

​Концессия теплосетей в Тюмени случилась два года назад. Что сейчас об этом говорят в областной столице

Это интересно, потому что концессионер – та же компания, что хочет взять в управление тепло в Сургуте
Дмитрий Щеглов 17 октября в 13:30
1310 5
Впервые вижу. Джокер

Впервые вижу. Джокер

Первая половина фильма сюжетом напомнила мне «Реквием по мечте», когда с каждой минутой становится все хуже и хуже, герои несутся в пропасть из которой им уже не выбраться. Но у Джокера получается
Светлана Мосендз, кинолюбитель 16 октября в 19:53
863 0
Почему нужно ходить на публичные слушания

Почему нужно ходить на публичные слушания

Часто приходится разбираться с наследием прошлых лет. Поднимаешь документы, например, по строительству ТЦ на месте сквера или высотки в тихом дворе меж пятиэтажек. Оказывается, сами жители так решили! Народ высказал свою волю. Точнее, не высказал, ибо просто не пришел на слушания
Алексей Кучин, депутат думы Сургута 16 октября в 15:36
952 10
Скоростной спутниковый интернет для дома и офиса в Сургутском районе – теперь реальность

Скоростной спутниковый интернет для дома и офиса в Сургутском районе – теперь реальность

Спутниковый интернет SenSat доступен на всей территории страны
Антон Орлов 15 октября в 10:10
734 0
Дмитрий Щеглов

​Сбор подписей нужно отменять

Я уже вижу истошные вопли в комментариях о том, как введение избирательного залога вместо сбора подписей «сделает выборы уделом богачей» и «отсечет простых людей». Это не так.
Дмитрий Щеглов 14 октября в 16:55
1701 34
Можно ли получить выплаты на ребёнка не по месту прописки?

Можно ли получить выплаты на ребёнка не по месту прописки?

Кристина Горобченко, старший помощник прокурора Сургута 14 октября в 14:44
1284 1
​Как нам украсить проспект Мира

​Как нам украсить проспект Мира

Во-первых, я предлагаю на пересечении Мира и соответствующей писательской улицы установить памятник или бюст знаменитого соотечественника. Это восполнит почти полное отсутствие памятников в нашем городе
Сергей Антонов, сургутянин 13 октября в 11:43
1444 8
Больше мнений