16+

Эдди Опп: «Россия продолжает меняться бешеными темпами»

Эдди Опп: «Россия продолжает меняться бешеными темпами»

На этой неделе редакция «siapress.ru» осталась без фотокорреспондента. Александр Онопа уехал в Екатеринбург на мастер­-класс, который проводил для внештатных фотокоров издательского дома «КоммерстантЪ» директор его фотослужбы Эдди Опп.

Коллектив «НГ» безропотно согласился с этим временным неудобством — Эдвард Опп считается одним из лучших фоторепортеров со­временности: лауреат конкурса World Press Photo за репортаж «Штурм Белого дома», лауреат  российского конкурса «Интерфото» в категориях «Лучший репортаж» («Захват Буденновска») и «Лучший портрет» (Бориса Ельцина). В 2003 г. Опп получил «Золотой глаз России» — высшую награду в отечественной фотожурналистике — за «Событийные репортажи в экстремальных условиях и неоценимый вклад в россий­скую профессиональную фотографию». Школа фотослужбы «Ъ» — пожалуй, не только самая престижная в России, но и эффективная.

Фотокорреспондент «НГ» на этом семинаре смог повысить не только свой профессионализм, но и почерпнуть жизненного опыта. Эдди Опп — очень разносторонний человек. В список мест его проживания входят Япония, Швеция, Франция, Россия и Америка, а в дипломе значатся две специальности из абсолютно разных областей науки: «Экономика» и «Французская литература». Уникальным мастером Эдди Опп себя не считает. И полагает, что вершин профессионального мастерства в документальной фотографии при правильном подходе к работе может достичь любой думающий человек.

— Творческая составляющая у русских развита была всегда. Фантазии, экспрессии, эмоций у вас — сколько хочешь. В нашем издании мы стараемся не убивать это творческое зерно, а делать его более современным. Когда фотограф понимает, что главное в его работе — это не фантазия с ее полетами, а определенные профессиональные обязательства, тогда он становится профессионалом. На свою первую профессиональную съемку в России я поехал с очень талантливым именитым мастером Валерием Щеколдиным. Мы поехали снимать музыкантов на Старом Арбате, фотографии шли срочно в номер. Три часа мы ходили по Арбату, не вынимая камер из рюкзаков. Возвращались в редакцию с пустыми руками. Валерий объяснил мне это тем, что во время прогулки он — как фотохудожник — не увидел ничего интересного. Конечно, от директора мы получили по полной программе. Фотожурналист не имеет права возвращаться со съемки без подходящего кадра, эту мысль я усвоил сразу.

— Сегодня фотокоров вы как проверяете?
— Чтобы оценить потенциал фотокорреспондента, мы отправляем его снимать на пресс­конференцию, где все сухо, нет фактуры, люди надевают маски. То есть снимать, по сути, нечего. После этого смотрим, что у него получилось. Хороший фотожурналист снимает не только то, что ему пришлось по душе. Он принесет интересные кадры отовсюду.
По большому счету журналист — это историк. Человек, которые запечатлевает сегодняшние события, и результат его труда становится свидетельством того, что было. Другое дело, что мы понимаем — любая форма выражения своих мыслей не может быть полностью объективной. Тем более что в области изобразительного искусства всегда есть и будет элемент субъективности. Хотя бы потому, что именно мы, фотографы, выбираем, снимать человека А или человека Б, черную сторону монеты или светлую, одним словом, человек снимает то, что и как он видит. Тем не менее наше дело — выражать какую­то сторону правды. Если человек отображает эту правду такой, какой он ее видит и в какую верит, то результат будет, безусловно, интереснее, чем тот снимок, который сделает человек не верящий.
— Хороший снимок — это какой?
— Недавно я был на программе Александра Гордона «Закрытый показ». Обсуждали тему — что такое «хорошее кино». И сказал, что это то же самое, что и хорошая фотография. Это то, что меняет твою жизнь, не оставляет тебя равнодушным. Либо во время просмотра (какая­то взрывная реакция), либо потом, подталкивая к размышлениям. Это относится не только к кино­ или фотоискусству, но и к литературе, музыке и др. Старые впечатления не удивляют. Удивите меня!
— А чем вас можно удивить?
— Для себя я нашел четыре категории, чем может быть интересна фотография. Первое. Фотография как факт, документ. Она может быть плохой по композиции, но сам факт, который она запечатлела, не оставляет равнодушным. Пример — фотография, сделанная на первой пресс­конференции с Басаевым. По всем критериям она не просто плохая. Она хреновая. Но в Таймсе мне за нее заплатили кучу денег. Я просто не успевал сообразить, как выстроить удачный кадр, в ней нет ни композиции, ни какой­либо даже мысли. Эта фотография хороша только тем, что это документ. Второе. Событие может быть не топовым, а просто необычным. Известные люди в непривычной обстановке, с непривычной эмоцией. Вице­спикер Госдумы на рабочем месте — в этом исторически ничего необычного нет. Но вот какую эмоцию может поймать фотокорреспондент — это другое дело. Третье. Когда фотограф начинает вкладывать в свои работы свой взгляд на жизнь. Нестандартность его мышления. Мы в «Коммерсанте» культивируем чувство юмора. Ищем жизненные несуразицы, абсурд. Крест возле Госдумы, например. У каждого, конечно, свои взгляды на жизнь, но нам показалось, что церковь и парламент — институты плохо совместимые. Кстати, в самых хороших фотографиях мало деталей и ясная мысль. Плакат с небольшим количеством объектов. Не должно быть деталей, отвлекающих зрителя от сути мысли, которую хотел донести фотограф.
— А как их убрать? Это же не картина… Камера фиксирует то, что есть в жизни, а значит — в кадре.
— Это уже ваши проблемы. Проблемы фотографа. Он не должен убирать стол. Он должен найти другую обстановку. Если фактура не сложилась, надо искать другую возможность. Всегда можно найти отговорки, почему что­то не сложилось. Но у кого­то ведь все складывается?!
— Вы не назвали четвертый критерий…
— Я помню. Четвертое — это изобразительное искусство в чистом виде. Пластика, тень, контраст… Это просто красиво. Почему — лучше объяснят искусствоведы.
— Все четыре компонента могут совмещаться?
— Это высший пилотаж. Песня, поэма. Но такое бывает. Хороший фотограф, помимо того что владеет техникой, должен быть психологом, социологом, политологом. И не только по отношению к героям своих фотографий, но и к зрителю. Должен понимать, как люди воспримут его работу. Даже если мы сами получаем кайф от результата, не стоит забывать, что мы работаем для кого­то. Снимать для себя и для родственников — это хорошо. Но когда ты снимаешь для более широкой аудитории, необходимо понимать — на что люди реагируют. Для этого надо быть довольно развитым, думающим человеком.
— Ну порой думай­не думай, но если человек (модель фотосессии) не фотогеничен или к съемкам не расположен — ничего не поделать. Насильно с него психологическую маску можно снять только провокацией. На ваш взгляд, это этично?  
— Манипулировать героем съемки можно и должно. Первое, что должен делать фотограф — разговаривать со своим героем. Один из самых моих любимых портретов — фин­ского посла. Я его снимал два часа, а он мне рассказывал анекдоты. А я рассказывал ему. Самые лучшие кадры получились, когда он хохотал. Если фотограф видит (и знает), что человек (по моральным качествам) плохой, не надо стесняться вывести его из себя. Не обязательно самому. Можно использовать других людей, которые его тоже не любят. Главное, чтобы он этих людей увидел и отношение к себе почув­ствовал. Все не так сложно, как кажется на первый взгляд. Лучше всего работать на тще­славии объекта. Ведь зачастую в нашей профессии как получается — фотокорреспондент благодарит чиновника (руководителя, проч.) за то, что он соизволил разрешить поснимать себя за рабочим столом в кабинете. Отвлекся от важных дел, чтобы попозировать. Это неправильно. Конечно, хамить не стоит, но и забывать об уважении к себе — тоже. Он может как угодно к вам относиться, но если вы сами не продемонстрируете уважение к себе, гордость к своей работе, этот человек никогда и не узнает, что к людям нашей профессии нужно и должно относиться по­другому. Это еще один довод в пользу того, что фотокорреспондент к съемкам должен готовиться. Потому что, если вы придете к человеку, зная его последние — важные для него — новости, разбираясь в его теме, отношение к вам будет совсем другое.
— Сколько лет вы живете в России?
— С 1992 года.
— Насколько, на ваш взгляд, изменилась страна за это время?
— Еще как изменилась. И политика, и экономика, и отношение людей к своей стране и друг к другу. И я не сказал бы, что этот процесс завершен. Изменения продолжаются бешеными темпами. Огромное количество людей, раньше ограниченное в правах передвижения по миру, сейчас активно путешествуют.
— Насколько я знаю, в Россию (точнее, Советский Союз) вы в первый раз приехали тоже как путешественник?
— Да.
— Если бы ваш первый визит случился не семнадцать лет назад, а сегодня, когда бы вам было интереснее?
— Это, по сути, две разные страны, которые мне обе интересны. Объединяет их одно — подход к делу, русский менталитет.
— То есть вы считаете, что семнадцать лет активных изменений в государстве на характере его народа не отразились?
— Какие­то новые черты характера русский народ отчасти приобрел. Мне очень нравится, как русские относятся друг к другу, к жизни. В России много проблем, но мне нравится русский подход к их восприятию.
— Смена политических эпох Ельцина — Путина — Медведева, на ваш взгляд, для России — это эволюция или деградация?
— Я считаю, что распад СССР был неизбежен, прежде всего — по экономическим причинам. Империям свойственно распадаться. Мир вообще по­стоянно меняется, особенно в кризисные периоды. Сейчас, в период мирового финансового кризиса, это можно наблюдать особо ярко. Не только в России. В Европе и Америке тоже.
— Сегодня некоторые историки, политологи, экономисты называют эпоху Горбачева эпохой «разбрасывания камней». А его последователей — «временем собирать камни». Вы согласны с этим утверждением?
— Изменение системы собст­венности после распада СССР было неизбежно. Но сегодняшние экономические преобразования, на мой взгляд, могли бы реализовываться и более успешно.
— С изменениями в политике и экономике государства меняются ли цели и задачи вашего издательского дома?
— Наши цели и задачи всегда были понятны: делать объективное, серьезное деловое издание, беспристрастное, насколько это возможно. И по большому счету я считаю, эта цель не меняется. Владелец есть у любого издания. Считается, что все они пытаются влиять на редакционную политику, и я считаю, что у них это получается.
— На все сто процентов?
— На сто процентов ничего в жизни получиться не может. Но по большому счету — да.

 


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


04 октября 2010 в 14:59, просмотров: 4449, комментариев: 0



QR код


Комментариев пока нет.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Сургутяне жалуются на серьезные задержки выдачи документов в регпалате

Сургутяне жалуются на серьезные задержки выдачи документов в регпалате

Представители ведомства комментировать ситуацию без официального запроса отказались
Константин Шперлинг Сегодня в 19:35
16 0
​В Сургуте произошло редкое для нашего времени событие – рождение тройни

​В Сургуте произошло редкое для нашего времени событие – рождение тройни

По статистике один такой случай приходится на десять тысяч родов
Людмила Захарова Сегодня в 12:37
720 1
«Повышение цены - один из зарекомендовавших себя методов борьбы с любой проблемой»

«Повышение цены - один из зарекомендовавших себя методов борьбы с любой проблемой»

Главный врач Центра медицинской профилактики Югры Алексей Молостов о возможном подорожании колбасы
Анна Богдевич 19 ноября в 15:24
561 4
​Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда

​Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда

Сказочная история продолжается: фильм порадует несколькими новыми, но уже знакомыми персонажами. В этот раз история не стала ждать несколько частей, а помрачнела сразу со второго фильма. И получилась некая шипучая смесь
Светлана Мосендз, кинолюбитель 17 ноября в 21:50
840 1
Необходимо помнить, что в отлове единственный сценарий для попавших туда животных — мучительное ожидание смерти и убийство

Необходимо помнить, что в отлове единственный сценарий для попавших туда животных — мучительное ожидание смерти и убийство

Ответ зоозащитников на статью «Из 50 щенков выжили восемь»
Волонтеры группы «Помощь собакам усыпалки в Сургуте» 16 ноября в 10:18
687 3
Из 50 щенков выжили восемь

Из 50 щенков выжили восемь

В сургутском «приюте» из-за нехватки волонтеров умирают вызволенные из отлова животные
Лилия Сулейманова 15 ноября в 16:14
2341 6
​Детский сад — или камера хранения?

​Детский сад — или камера хранения?

Можно ли считать дошкольные учреждения Сургута образовательными
Анастасия Якупова 15 ноября в 08:16
801 9
​В Сургуте вырастут объемы вводимого жилья

​В Сургуте вырастут объемы вводимого жилья

Разбираемся — а нужно ли оно нам?
Лилия Сулейманова 14 ноября в 17:05
1028 4
Домой — переодеваться!

Домой — переодеваться!

Может ли учитель выгнать с урока за неуставной вид или яркие волосы, и каковы главные вопросы к школьной форме у родителей Сургута
Анастасия Якупова 13 ноября в 16:52
1029 27
Валерий Соловей: «Только 20 процентов граждан считают Россию великой державой. Остальные видят, что никакая она не великая»

Валерий Соловей: «Только 20 процентов граждан считают Россию великой державой. Остальные видят, что никакая она не великая»

Интервью с историком и профессором МГИМО о том, как пенсионная реформа сплотила население, какой главный принцип в российской политике и что важного произойдет в 2020-2021 годах
Артем Мазнев 11 ноября в 19:09
21587 26
Больше мнений