16+

​Владимир Шахрин: «Когда говорят про свободу во всем государстве и мире, то я в эту фигню не верю»

Интервью с лидером «Чайфа» — о музыке, гражданской позиции и… затычках каждой бочке

Не так давно в Сургуте на площадке ДИ «Нефтяник» состоялся концерт легендарной группы «Чайф» под названием «Вместе теплее». Если кто-то помнит — именно так называлась одна из песен свердловских рокеров 1987 года. Корреспондентам «НГ» удалось побеседовать с лидером группы «Чайф» Владимиром Шахриным о семье, музыке, счастье, Соколовском, пельменях и Бобе Дилане.

Нас совершенно очаровала простота и человечность Владимира Владимировича. Знаете, есть у чайфов какое-то потрясающее достоинство, благодаря которому и через 30 с лишним лет на сцене они не превращается в латексных молодящихся клоунов, в протестующих старичков или в жалкое подобие самих себя. Кто-то язвительно скажет, что «шахринский рок» умер, но песни группы продолжают жить из года в год, находя все новых слушателей. Родители приводят на концерты своих подростков, которые, оказываются, знают тексты старых песен — это уже связь поколений.

На интервью мы пришли не с пустыми руками, принесли музыканту небольшой подарок (скажем по секрету, это была картина).

Владимир Шахрин: Спасибо, это потрясающе! Моей внучке точно понравится. Я положу вот сюда, и, если я уходить буду и забуду, вы мне напомните, чтобы я забрал, хорошо? У меня память ни к черту. Мы с женой ездим на машине, она рядом сидит и указывает: «Мы едем вот туда, ты вообще помнишь, куда мы едем?!»

Надежда Макаренко (смеется): Главное — тексты песен не забывать!

В.Ш.: Ну, тоже бывает иногда, вот 9 Мая всю программу отыграли, последней играем «Поплачь о нем», ну с 1989 года играем — и у меня в конце такой белый лист, понимаю, что ни слова не помню, последний куплет.

Н.М.: А вы микрофон в зал повернули, мол, зрители, подпевайте?

В.Ш.: Ну я так: ммм-ммм-ммм! До припева дотянул…

Юрий Нуреев: Теперь понятно, почему артисты с залом так общаются!

Очень струнные дела

Ю.Н.: Начнем с дел сегодняшних. Расскажите об альбоме «Теория струн»: как вы пришли к этому альянсу со струнными?

Н.М.: Одна обложка чего стоит! Классная.

В.Ш.: Ну да, это дизайнеры молодые, хорошие делали, стритартовцы. Мы с ними дружим, и они все время концепутально все делают. Они нам делали обложку «Кино, вино и домино», там была целая история с бетонной плитой — делали форму, месили бетон, сами ее создавали, сваркой варили надпись «Чайф», потом все отпечатки делали… На виниле смотрится роскошно.

А «Теория струн»… Мы к зимней акустике все время придумываем какую-нибудь историю. Встретились с Александром Пантыкиным — основателем группы «Урфин Джюс». Сейчас он у нас председатель союза композиторов Урала и Сибири. Много для кино пишет. И у него есть небольшой скрипичный оркестрик: это молодежь, консерватория, училище Чайковского. Зашел как-то разговор, я говорю: «Ну, с оркестром не хочу, весь этот пафос, трубы-дудки, дедушки-бабушки, которые в ноты смотрят…» А он и говорит: «Так давай я программу сделаю с этим оркестром!» И он написал аранжировки, мы собрались вместе в его бункере — а у него такой бункер военный — и студия, и штаб. И сначала компьютер играл по аранжировкам, я на гитаре играл и пел, чтобы понять, где удобно, где неудобно, где хорошо. Получились простые, прозрачные, мелодичные аранжировки, без пафоса.

Там 14-15 человек у нас было на сцене, мы к ним приходили репетировать, потом они к нам на базу приходили, и для них это интересно, круто они там посидели, чаю попили, после первого концерта коньячку выпили, мы им весь райдер спалили, консерваторкам-то! (смеется) И они прониклись все, мы же еще в Москве выступили, в Питере — и там был придуман ход, что они полпрограммы играют в классических костюмах, потом они уходят со сцены, мы играем несколько песен вчетвером, и потом они выходят — в джинсах, футболках, вот кто в чем, люди с улицы, обычные мальчишки и девчонки, начинают жечь с пританцовыванием!

На момент записи одна песня новая была всего — «Чей чай горячей», остальные старые, но они совершенно по-другому звучат. И это очень наша, уральская история. Мы записывали в Москве, на «Нашем радио», и первые две песни отдали свести московскому звукорежиссеру, который очень хорошо работает, делает звук многим — вот Ване Урганту, когда вживую у него играют, другим… Мы его очень любим, но он сделал стандартно. Стандартно хорошо.

И я говорю: «Нет», — мы забрали все материалы, и у Славы дома сами делали сведение — для того, чтобы люди, которые будут слушать альбом, понимали, что здесь — не оркестр, что это не огромный зал, что это очень такая интимная история… И мне кажется, у нас получилось. Хорошая работа, мне не стыдно за нее.

«Дедушка Дилан форева!»

Н.М.: Вас в начале карьеры Андрей Матвеев назвал уральским Бобом Диланом: это прозвище прижилось? И как вы, кстати, относитесь к тому, что Дилан получил Нобелевскую премию?

В.Ш.: Ну, Андрей Матвеев тогда, в 80-е, был молодой писатель, член Союза журналистов, еще что-то, такой эстет, интеллектуал. И он привел меня, можно сказать, за руку, в тусовку, был день рождения у гитариста Миши Перова, там как раз совсем молодые Nautilus Pompilius были, я с ними познакомился, «Трек», «Урфин Джюс» — ну вот, такой костяк… Такой в красном уголке какого-то завода джем-сейшн. И я на него с гитарой пришел, и вот он меня завел и представил: «Наш уральский Боб Дилан!» — и я все сидел и ждал, когда ж джем-сейшн-то играть будем, а они все бухают и бухают, черти. В конечном итоге я говорю: ну что, когда, и они говорят: «Ну давай уже, сыграем», — и сыграли две песни, и они мне стакан в руку: мол играть умеешь, теперь посмотрим, как умеешь пить. А я все-таки на стройке работал, человек не злоупотребляющий, но пить умею.

И в конечном итоге джем-сейшн начался: концепцию придумал Илья Кормильцев, он там тоже был, он сказал: «Давайте поменяемся инструментами, и каждый будет играть на том инструменте, на котором он играть не умеет». И он играл на скрипке тогда (смеется). И вот эта вакханалия и была этот самый джем-сейшн. Самое удивительное, что, когда прошло много лет и я рассказывал это как миф или легенду, сам начал сомневаться: было ли это? — спустя 30 лет нашелся человек, который сделал семиминутную запись на кинопленку — она без звука, но, по крайней мере, она свидетельствует, что такое действительно было! Она есть в интернете, под нее какая-то наша старая песня подложена, можно найти.

Кстати: Автором неологизма «Чайф» является поэт и музыкант, участник первого состава группы (1983—1984) Вадим (Вадик) Кукушкин. Он взял за основу два слова: «чай» и «кайф». Так называли черный чай-чифирь, в огромных количествах поглощавшийся на репетициях, поскольку изначально отношение к репетициям было не особо серьезным, и они были похожи на на вечера с чаепитием и игрой на гитарах. «Сходить на репетицию» звучало как «сходить на чайф».

Что касается Дилана, то я рад, что ему дали премию, я считаю, что он как никто заслужил это, потому что этот человек дал язык целому поколению поэтов-песенников второй половины 20-го века. Песни «Битлз» до встречи с Бобом Диланом были совершенно банальные — про «я люблю тебя, ты любишь меня», а после нее начались как раз Revolver, Sgt Pepper, человек-морж, и такие образы странные появились. То есть он некий стандарт песенной поэзии заложил! И на наш рок он тоже, конечно, повлиял, потому что мы все находились под впечатлением от поэзии Бориса Гребенщикова и Майка Науменко, а они все переводили тексты как раз Боба Дилана. Они англоговорящие были парни, и у них в Питере был доступ ко всему такому, и они переводили эти песни. И вот мы сейчас тоже имеем доступ, и тоже видим это все, и видим, что песни Бориса Борисовича и Майка — если не заимствования, то близкие переводы Дилана. Так что дедушка Дилан – форева, правильно он премию получил!

Курс на акустику

Ю.Н.: Если говорить про музыку: вас традиционно называют народной группой, и вы оправдываете это звание, стараясь не пускаться в эксперименты. Последний эксперимент со звучанием — это, если не ошибаюсь, песня «Сальто назад». С тех пор как-то заигрываний с электроникой и вообще со сменой стиля не было, почему?

В.Ш.: Я нормально отношусь ко всем жанрам: если жанр существует, то, понятное дело, должны быть те, кто станет его королями. Но в какой-то момент я понял, что мода модой, а… я иду на концерт Пола Маккартни, чтобы услышать звук его бас-гитары вот этой, которую он таскает за собой все это время, и на концерте Ростроповича я бы меньше всего хотел бы, чтобы он встал за диджейский пульт и начал пилить скретчи. Я бы хотел услышать, как он играет на виолончели. Потому что эти люди играют не так, как другие. Лучше. Я понимаю, что некий саунд группы «Чайф» — аутентичный звук рока конца 60-х, две гитары, бас, барабан, без спецэффектов. И так мало кто играет. Сейчас молодые группы играют с множеством спецэффектов, но по сути, это та же фонограмма: у них минусовки все прописаны, куча звуков, лупы, но они уже все становятся рабами компьютера, не могут подвинуть что-то, поменять, тот же темп… У нас как — как отсчет барабанщик задал, в том темпе и играем. Иногда кажется на концерте: медленно, медленно играем. Потом смотрю запись: как же быстро-то! Для меня это нормально, понимаю, что это все время разное настроение. Скажем, в зависимости от дирижера одно и то же произведение Вагнера может звучать по-разному. Или мрачно, чуть помедленне и с акцентированным темпом, — или чуть полегче, побыстрее, не столь готично, но хорошо.

Поэтому мы решили, что уж давайте мы будем делать то, что делаем хорошо.

Счастливы вместе

Н.М.: Вы пели про оранжевое настроение. А если бы сейчас пели, какое бы было настроение?

В.Ш.: Я думаю, что не менее, чем оранжевое. Оно было оранжевое от некоей беззаботности. Сейчас забот много. Когда мне говорят: «Вы свободный человек?» — я отвечаю да, я свободный, могу читать книги, какие хочу, играть, что хочу, ездить по миру и так далее. У меня есть свобода выбора. Но при этом я понимаю, что у меня за плечами такой рюкзак ответственности огромной. Я старший мужчина в доме, я отвечаю за всех — за жену, детей, внуков, за сестру, племянницу, так получилось. Поэтому оно оранжевое, я, по большому счету, счастлив. Я счастливый человек — у меня получилось многое, я рад, что вот эта школьная история вылилась в историю группы «Чайф», что есть продолжение. Что у нас крепкие семьи с хорошими отношениями… Я счастлив, что на даче два раза стенку выносил, чтобы стол расширить: там 35 человек собирается и собирается, я приезжаю на 2 дня домой, все мои девчонки с внуками приезжают, еще соседи приходят с детьми, с собакой, еще… Я понимаю, что это и есть счастье. В определенном возрасте — то, что у тебя все получилось, что ты кому-то нужен… Не то, что, когда звонишь: «Ну что же, вас тут уже три года не видел, дети, приезжайте»… Нет, тут если дней пять никого не было, уже звонишь: что-то случилось, вы где все?! Все ли в порядке?

Я счастлив, что уровень публичной популярности — такой, как мне надо: могу ходить по торговым центрам, спуститься в метро, в Москве у меня нет квартиры и машины — мне удобнее так. Уровень популярности позволяет мне не быть с утра до вечера таким Артист Артистычем и Поэт Поэтычем. То есть я приехал домой, выключил — и перестал быть кумиром молодежи (смеется). Нормальный мужик, дедушка. Если надо на огороде, на даче что-то покопать — так поехали, сделаем! К концерту приехал — надел костюмчик, раз — ты артист. Мне кажется, что с утра до вечера нести эту миссию — утомительно, это рабство, с блестками, мишурой…

Н.М.: Вы со своей группой близко общаетесь, и в этом секрет успеха — у вас нет текучки. Вы вот говорили, что и на Новый год все приходят к вам, лепите пельмени…

В.Ш.: Да, все приходят. Я знаю всех сестер, жен, детей племянников.. Да, и эти 35 человек — это моя большая семья. Есть малая семья — Шахрины, и есть большая семья — «Чайф». Последние изменения в составе были в 1996 году, когда молодой наш участник пришел, Слава Двинин, ну вот тоже 20 лет с нами. Вся техническая группа — седые все, а пришли все пацанами. Административная группа с нами с 1992 года.

Справка: Чайф (первоначально Чай-Ф) образован Владимиром Шахриным, Владимиром Бегуновым и Олегом Решетниковым в 1985 году, хотя история группы начинается ещё с 1983 года, когда Владимир Шахрин, Олег Решетников и Вадим Кукушкин начали репетиции в Свердловске.

Личина государственной машины

Ю.Н.: Но в Екатеринбурге вы все-таки столпы, патриархи, к чьему слову наверняка прислушиваются. Поэтому интересно ваше мнение о процессе блогера Соколовского.

В.Ш.: Если задавать вопрос: «Справедливо к нему отнеслись?» — можно ответить: «Несправедливо». Адекватное наказание? — Неадекватное. А жалко мне его? Нет, не жалко. Ну дурак дураком. Ну, решил он для себя: я на столько, на 20 сантиметров нарушу какие-то моральные устои, принципы для своей популярности. Ну а в ответ ему государство взяло и на полтора метра «нарушило» те же «моральные условия»! Он явно рассчитывал на реакцию, но не думал, что она будет настолько сильной: «А ногами-то чего пинать?!» Почему такая реакция властей — это тяжело понять, у нее какие-то свои интересы, свое видение — за кремлевскими стенами. Да, наказание неадекватное, он не должен получать срок за совершенное. Но мне его не жалко.

Ю.Н.: То есть здесь все выглядят не очень…

В.Ш.: А история вообще не очень хорошая — со всех сторон. Но государство… Я вообще не знаю ни одного идеального государства. Государственная машина всегда тоталитарна в той или иной степени, способна ради своих интересов надавать, придавить, и я стараюсь держаться от этого подальше: вот есть мое личное пространство. То есть когда говорят про свободу во всем государстве, во всем мире, то я в эту фигню не верю. Вот есть моя личная свобода, а когда говорят, что люди выходят на улицу, я удивляюсь. «Вот тебя лично лишили свобод?» Если да — то да. Но есть люди, которые, условно говоря, верят в какие-то свободы, и они выходят на улицы — по большому счету, это ведь успешные, вполне состоявшиеся люди, все у них хорошо… А вот если выйдут, как в 90-е годы — шахтеры, металлурги, у которых производство стоит — вот тут понимаю: государство перегнуло палку. Вы хотя бы возможность людям кормить свою семью, ходить на работу должны обеспечить, какими бы тоталитарными монстрами ни были. Вот тут бы я поддержал. А когда выходят школьники с коррупцией бороться, я не против — но поддерживать их не буду, они ж не понимаю, о чем речь.

По большому счету, мы в 80-е устраивали хип-парады, такие дни непослушания, когда подбивали всю школу, когда нам говорили приходить в форме, с галстуками, комсомольскими значками, а мы приходили в каких-то полосатых брюках, волосатыми, и нас в школу не пускали, а мы просачивались — мол, вот такой у нас протест. Вот, собственно, теперь это по-другому выражается.

А в городе меня пытаются сделать в любой дыре затычкой. Ну вот три дерева спиливают — а давайте позвоним Шахрину, спросим.

Ю.Н.: Это как с Юрием Лозой, который однажды цветасто высказался, и теперь ему по любому поводу звонят…

В.Ш.: Да. Храм на воде, собаки бездомные — что угодно. Но я уж говорю: «Ребята, ну конечно, у меня есть свое мнение по этому поводу, но я придержу его при себе, я музыкант всего лишь. Я понимаю, что иногда точно так же, как вы, я делаю выводы из информации, которая есть. Но я ж не знаю, насколько она точна. Может, я держусь за хвост слона, пытаясь определить, как выглядит слон…» Ну вот точно так же мы все судим. Поэтому я в каких-то ситуациях не высказываюсь, потому что не уверен в исходной информации.

Чайфы на Дне города в Сургуте

Что нового?

Ю.Н.: Давайте вернемся к музыке. В последнее время вы издаете на виниле альбомы старые, есть впечатление, что вы оглядываетесь назад. Каков же будет новый этап в работе?

В.Ш.: Винил — это следование моде, и оно мне нравится, потому что я люблю винил. Поэтому мы переиздали те работы, которые никогда на пластинках не выходили, новые работы делаем на виниле. Что касается нового — не знаю, какой он новый, но я не думаю, что мы сможем как-то удивить публику. Порадовать — думаю, сможем, а удивлять — это дело новых людей, дело нового времени. Я, кстати, жду: вот 17 лет нового века прошло, а ничего нового в искусстве не появилось. Мы собираем пазлы, придуманные в прошлом-позапрошлом. Должно что-то появиться, и вот оно нас и удивит. А мы просто радуем. У нас есть девять новых песен, мы их репетируем. Вот заканчивается тур, летом порепетируем, осенью будем записывать, и потом вам покажем!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


29 мая 2017 в 10:19, просмотров: 1939, комментариев: 2



QR код


Комментарии:
Молодец... «Вот тебя лично лишили свобод?» Нет? Сиди не отсвечивай, а с другими можно делать все, что заблагорассудится. Коррупция? Какая? На многие десятки миллиардов? Господин Шахрин понимает, о чем речь, и потому не то что бороться с ней не собирается, но даже поддержать тех, кто выходит на улицы против коррупции, не находит в себе сил. Спасибо интервьюерам, которые вывалили всю эту философию заскорузлого совка "лично надо мной не каплет, а на остальное плявать тягучей слюной" в исполнении "уральского Боба Дилана". Только лучше бы не упоминали имя американского рок-музыканта, который уж точно в стороне от борьбы за "чужие" по Шахрину права не стоял.
Будулай Алмазов
Да, такому в уши не надуешь. Стадному инстинкту не подвержен. Абсолютно бесперспективен для грантоедов.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Еще несколько вопросов о возможной концессии теплосетей

Еще несколько вопросов о возможной концессии теплосетей

Получается, нужно вложить больше 12 млрд.руб. Однако потенциальный концессионер предлагает вложить только 5,6 млрд.руб. Так этим концессионным соглашением мы позволяем городу развиваться или быстро ставим точку?
Артем Кириленко, зампредседателя думы Сургута 20 сентября в 17:25
661 4
Юрий Нуреев

Полнейший непрофессионализм! Только вот чей — строителей? проектировщиков? администрации?

Кусок дороги в 500 метров (!!!) в нефтяной столице региона (если не страны) построить не могут в течение четырех лет даже при достаточном финансировании
Юрий Нуреев 20 сентября в 12:04
1063 4
​Жители частных домов в Сургуте жалуются на завышенную цену за вывоз мусора

​Жители частных домов в Сургуте жалуются на завышенную цену за вывоз мусора

На решение этой проблемы понадобится минимум год
Анастасия Якупова 20 сентября в 08:27
420 0
​Приговор

​Приговор

А с этими-то что делать? С лжесвидетелями-полицейскими, которые «своими глазами видели, как Павел скандировал неприличные лозунги, кем-то руководил и вообще ожесточенно сопротивлялся»? С их командирами? С судьей?
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 19 сентября в 09:25
580 3
​Правосудие – основа государства

​Правосудие – основа государства

Защите Устинова не дали возможности представить всю доказательную базу! Это действительно несправедливо
Ринат Айсин, депутат думы Югры 18 сентября в 21:13
1252 30
Жителей ветхих домов в центре Сургута расселяют в поселок на краю города

Жителей ветхих домов в центре Сургута расселяют в поселок на краю города

Некоторые потенциальные новоселы такому решению чиновников не рады
Полина Амирова 18 сентября в 09:23
7907 8
​Справедливая судебная система. Не для всех

​Справедливая судебная система. Не для всех

Все уже привыкли к новостям о том, что люди, своровавшие сотни миллионов, избегают уголовной ответственности, в то время как кого-то сажают за булку хлеба или брошенный в силовика пластиковый стаканчик
Сергей Большов, корреспондент siapress.ru 17 сентября в 16:19
1800 30
Как завершается ремонт дорог на улицах Республики, Рабочей и Сибирской // ФОТО

Как завершается ремонт дорог на улицах Республики, Рабочей и Сибирской // ФОТО

Рабочая группа думы Сургута провела очередную выездную проверку
Редакция СИА-ПРЕСС 17 сентября в 14:12
938 0
«На матчах из зрителей только близкие люди, зеваки редко заходят»

«На матчах из зрителей только близкие люди, зеваки редко заходят»

Сургутский вратарь о футболе, детях, таланте и фарте
Илья Низовских 16 сентября в 18:00
999 1
История одной ямы

История одной ямы

О том, как лужа мешает жить целой улице
Алёна Кожевова 16 сентября в 11:09
737 0
​Государство ответило на успех «Умного голосования» разгромом ФБК Навального

​Государство ответило на успех «Умного голосования» разгромом ФБК Навального

Накануне ранним утром по всей России прошла беспрецедентная полицейская операция с привлечением всех силовых структур
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 13 сентября в 09:32
1253 15
Больше мнений