16+

Сколько стоил городу песок из уголовного дела Дмитрия Попова, что делать с газонами, парками и заборчиками в Сургуте // ВИДЕО, АУДИО, ТЕКСТ

«Особое мнение» с Тарасом Самборским и Сергеем Полукеевым

В рамках проекта «Особое мнение» издатель газеты «Новый Город» Тарас Самборский встретится с бывшим заместителем губернатора Югры Сергеем Полукеевым. Они обсудят, что и как изменилось в городской среде за последнее время.

Онлайн состоится 18 июля в 11:00.

Свои вопросы можете оставлять в комментариях.

Тарас Самборский: Привет всем — зрителям, читателям, слушателям информационного портала siapress.ru. Это очередной выпуск проекта «У аппарата!», и у аппарата, как нетрудно догадаться, я, Тарас Самборский, издатель газеты «Новый Город» и по совместительству нештатный корреспондент информационного агентства СИА-ПРЕСС. Сегодня я, как видите, вещаю из онлайн-студии информационного агентства СИА-ПРЕСС, поскольку я буду работать не один, а с гостем, которого я вам сейчас буду представлять.

Итак, друзья. В то время как вся прогрессивная часть человечества и — даже страшно сказать — нашей горячо любимой Родины боретсяя за легализацию травы, сургутяне в это самое время воюют тоже с травой, но несколько другой травой — той самой, настоящей, которая растет, как и конопля, из земли, но доставляет жителям больше неудобств, чем конопляное изделие. Попросту эта трава захламляет наш город и превращает его в глухую провинцию. Ну, и вот о том, как следить за современным, динамичным — каким считается Сургут — городом, чтобы он не превращался в ту самую провинцию; что нужно делать чтобы город выглядел импозантно и красиво и в одной ли тут траве дело, я сегодня буду разговаривать с человеком, который более чем погружен в эту тему. Передо мной эксперт в области экологии, озеленения, благоустройства; человек, практически занимавшийся этими вопросами много лет, на практике добившийся определенных, достаточно выдающихся результатов на этом поприще — бывший директор департамента имущественно-земельных отношений города Сургута и бывший же заместитель губернатора Югры, отвечавший за вопросы природопользования и экологии, Сергей Полукеев. Вот он мой сегодня собеседник, и вот это наш такой импровизированный проект «У аппарата!».

Итак, прежде чем перейти к травке, Сергей, я хотел бы вам задать короткий вопрос о вашем поза-позавчерашнем выступлении на городском суде по делу Попова в качестве свидетеля со стороны обвинения. Просто это тема, которую наше информационное агентство активно освещает, и нам интересно: пресса пишет, что вы высказали некоторые важные для суда аргументы, которые в чем-то опровергают позицию следствия. Два слова.

Сергей Полукеев: Да, добрый день, Тарас, добрый день, слушатели. Да, в двух словах, чтобы не мешать все вместе.

Т. С.: Что там они услышали нового — следствие, прокуратура, обвинение, судья?

С. П.: Я сразу предлагаю абстрагироваться от субъективизма, который, наверное, все-таки есть за эти два-три года, которые идет процесс, и сказать с точки зрения самой модели — как это было.

В какое-то время немцы, которые стали владеть ГРЭС-2, разобрались во всей документации со своей педантичностью немецкой, посчитали все и увидели, что за аренду земельного участка так называемой дамбы-3 платятся огромные деньги. Решили выйти на переговоры города и сказать, что она, с точки зрения гидросооружения как в технологической карте самого ГРЭС не нужна. Земля, которая была в аренде у ГРЭС-2, также перешла немцам. Понятно, что она стоит копеечку, потому что земля промышленности. И вот завязалась такая модель взаимодействия, где, в конечном итоге, по субъективно-объективным причинам я досконально не знаю, почему администрация приняла такое решение — безвозмездно принять этот объект — не знаю, не могу говорить, но они приняли. Причем в балансовой стоимости как чисто бухгалтерская цифра стояла цифра за куб песка или того гидротехнического песка, который используется, — 36 рублей. Но фактически, когда они передавали, это было передано по нулевой стоимости. Администрация не заплатила никакой копейки. Ни одной.

Т. С.: А продав за какую-то копейку, за 44 рубля...

С. П.: Потом было принято решение, что этот песок, так как он не используется, и начинаются поползновения подворовывть нашими жителями активными...

Т. С.: Подворовывать кем, еще раз? Этот песок начали таскать?

С. П.: Таскать, да. Кто ведрами, кто побольше.

Т. С.: А он уже был на балансе города?

С. П.: Он уже был на балансе не города — не администрации, вернее. А муниципального учреждения «Управление лесопарскового хозяйства». Я просто рассказываю досконально, потому что это важно. Я рассказываю, как это было, не больше и не меньше.

Т. С.: То есть лесопарковое хозяйство приняло на баланс у ГРЭС-2 песок...

С. П.: Да, и потом, так как она не смогла справиться, мы раздали его двум предприятиям. Передали, вернее. Это СГМУП «Северное» и...

Т. С.: «Мы» — это кто?

С. П.: Это город. Распорядительным документом.

Т. С.: Вы в тот момент были участником этих процедур?

С. П.: Да. Передачи в хозяйственное ведение этих двух предприятий. Потом была продажа и согласование процесса сделки, и продали песок по 44 рубля. Но я говорю, что это по 44 рубля — он звучит, а на самом деле этот песок передали — если с нуля — в 44 раза дороже!

Т. С.: То есть, с вашей точки зрения, здесь не то что о криминале речи быть не может, речь идет о том, что Попов и городская администрация, или муниципальные предприятия, своими действиями обеспечили...

С. П.: Поступление в городской бюджет.

Т. С.: ...дополнительных денег.

С. П.: Совершенно верно.

Т. С.: А те следователи, которые напряженно ведут много лет это дело, которых уже и след простыл, они доказывают обратное — что городу нанесен ущерб.

С. П.: Они доказывают обратное с точки зрения, что городу нанесен ущерб, потому что 44, с их точки зрения, это малая цена. Что он должен стоить 100 рублей, 150. Но, я так понимаю, до сих пор экспертизы нет, сколько он стоит.

Т. С.: Выступал же еще господин Нечушкин, главный инженер ГРЭС-1, как я понимаю, который проектировал электростанцию 50 лет назад. Который сказал, что цена этому песку не то чтобы ноль, а еще меньше чем ноль. Потому что это самая худшая фракция песка.

С. П.: Если бы это хоть какую-то ценность имело, то — ты видел немца, который бы что-то отдал нужное? Он даже ненужного не отдаст. По самой логике.

Т. С.: Хорошо. Итак. Вы там выступили.

С. П.: Я открыто рассказал всю схему, как была, и не более того. Онаа же искажается, я так понял, иногда. У каждого из нас фильтр и каждый искажает.

Т. С.: Ясно, что когда возникает уголовное преследование главы такого города, как Сургут, находится много желающих придать подобному процессу какую-то дополнительную криминализацию действиям фигуранта — в данном случае, Дмитрия Попова. И когда мы слышим в основном позицию обвинения, которое утверждает, что все дейтсивя были направлены на извлечение корыстной выгоды, и в суде выступают свидетели-эксперты, типа вас, типа Нечушкина и других людей, которые говорят, что ничего подобного, город заработал несколько десятков миллионов рублей на этом песке, то это должно общественное мнение как минимум заставить воспринимать разные точки зрения. Хорошо. Ну, с судом все понятно, будем следить дальше, как все закончится. С точки зрения большинства журналистов — работников нашей редакции, судить не за что. Надо это дело, видимо, уже заканчивать побыстрее.

Но перейдем к нашим городским делам и поговорим о траве. Почему город в зарослях сорников? И вообще, такая ли уж это проблема — трава нестриженная? Может быть, сургутяне просто от скуки балуются, пишут письма в администрацию? Хотя глава города Вадим Шувалов с ними согласился, он сказал: «Да, проблема есть, плохо стригут». Отчего плохо стригут? Это как-то технологически сложно осуществить?

С. П.: Я не знаю, что глава города имел в виду, когда сказал «плохо стригут»...

Т. С.: Я его процитировал очень вольно, он согласился с тем, что проблема существует.

С. П.: В конце 90-х годов — начале 2000-х активно создавались газоны. То есть экологи города Сургута активно каждый год создавали именно новые газоны. На это выделялись деньги, газон создавался. Была технологическая карта — как этот газон обслуживать. Туда входила и входит не только стрижка, о которой мы сейчас говорим, но и подкормки должны входить, и прополки, и подсев, и культивирование, и еще несколько процедур, которые должны входить в обязательном порядке, чтобы газоны были в хорошем состоянии. Что сейчас случилось? Просто сейчас увидели дергадацию газонов все жители. Экологи об этом били в набат давно, но мы же, когда сами не видим — нормальный же газон. Нормальный-нормальный, но если за ним не ухадивать, не делать все процедуры — вот! Теперь опа — а что мы заросли, а что как Курган, а что случилось такое? А случилось то, что на протяжении порядка десяти лет финансирование на содержание газонов не то что не увеличивалось, оно падало. Падало не с точки зрения даже абсолютных денег, а то, что газоны росли, улицы создавались, а деньги оставались те же.

Т. С.: Я помню, как какая-то дума очередного созыва боролась за 30 или 35 миллионов рублей много лет назад — лет пять или шесть.

С. П.: Еще нефтяная дума была, наверное?

Т. С.: Нет, они уже на Восходе сидели. И они так хмурили брови и кричали громко, какие деньги мы тратим на какую-то траву. И в то же время тот же департамент архитектуры и строительства кратно выше денег тратит на совершенно бессмысленные проекты, которые складываются в папочки и пылятся в архивах.

С. П.: Сравнивать несравнимое сложно, наверное, но где-то соглашусь. Просто я скажу про газоны. Итак, мы видим сейчас деградацию газонов, потому что на протяжении десяти лет, несмотря на весь набат, который били в колокола экологи, комитет экологии, департамент или еще управление экологии, никто не слышал. Ни финансисты, никто. Все как всегда у нас — денег же нет. Вот мы и пришли. Вместо того, чтобы перейти к стрижке газонов уже четыре раза в год, мы, наверное, дай бог, стрижем два или полтора.

Т. С.: Даже четыре — это мало. У меня есть маленький газончик, его надо стричь раз в неделю.

С. П.: Ну, город не сравнить с частной лужайкой, которая имеет на порядок выше паркетный газон. Тут нужно снизить чуть-чуть планку, и это будет правильно. Но помимо всех технологических процедур, стрижка должна производиться четыре раза. Подсев — каждый год. Методичный подсев каждый год. Культивирование — это чтобы аэрацию почвы делать такой каток — тоже каждый год, или хотя бы раз в два-три года. Этого ничего не делается.

Т. С.: Мы говорим о каких-то больших деньгах?

С. П.: Нет, мы не говорим о больших деньгах. Я не знаю, что сейчас точно в цифрах, ну, плюс-минус — миллионов 180 тратит город на озеленение и благоустройство. И туда же входит полностью содержание непосредственно хозяйственной службы, которая это все делает. А это и техника… Это мало.

Т. С.: 180 миллиоонов на благоустройство — это включая дворы?

С. П.: Нет, это только улицы. И это сверхмало. Примерно половина уходит на содержание людей, зарплаты, «горючка», и так далее, которая постоянно растет. То, я так понимаю, остается миллионов 90–80 на все зеленое хозяйство города Сургута. Это кратно мало, должно быть в два раза больше.

Т. С.: Чем плоха нестриженная трава, кроме неопрятности своей? В ней что-то заводится — мухи, комары?

С. П.: Мухи, комары, клещи... Ну, клещи, наверное, нет, мухи и комары, наверное, заводятся. Кому-то они нравятся, кому-то нет — это дело вкуса. Но самое страшное в этом случае — та торфяная подстилка, которую мы создаем для газонов, она и так бедна минеральными и другими веществами, и водой, и всем остальным. Но если мы траву вовремя не подстригли, у нее начинается сумашедший вынос питательных веществ в себя. Ей нужно сформировать стебель, листья, чтобы дать репродуктивный орган.

Т. С.: С огазониванием города ясно. Он создает зеленые площади, которые делают город чище, избавляют нас от пыли песочной и так далее. А как же цветочки — надо ли?

С. П.: Конечно. Это просто красота, которую никто не может оценить.

Т. С.: Почему, многи это оценивают. Мне кажется, не могут оценить чиновники и депутаты. Опять-таки, мы говорим о каких-то деньгах, критичных для бюджета?

С. П.: Нет, нет. Мы говорим не о критичных деньгах. На цветочное содержание тратится порядка 15 миллионов рублей. Это цифры для города...

Т. С.: Ну, для города это копеечная сумма. Где трава — там и бордюры, и заборчики. Наша главная, видимо уже, достопримечательность Сургута — это наши заборчики. Были они розовые, потом их сделали такими насыщенно зелеными. И вот сегодня Сургут украшается черными пластиковыми заборчиками. Нафиг это нужно, вообще? Мне кажется, это просто злам. Потому что город, в котором нормально сформировались улицы, дороги, барьер между дорогой и тротуаром или велосипедной дорожкой в виде зеленки, он совершенно не требует дополнительного разделения в виде забора. Которые надо чистить, обслуживать, менять в случае поломки. Которые просто тянут те самые пресловутые копеечки из городской казны.

С. П.: Да, смотрите. Краткая история заборов. Когда начиналось создание зеленого хозяйства города Сургута — лет 20 назад, дале 25 уже, — сама мысль про заборчики была следующая: газонов нет, ходим, как нам нравится, культуры пешеходного сообщения нет, потому что нет ни дорожек, ничего. По мере того как культура росла, дорожки росли, все обозначалось, сама мысль, сама основа этих заборчиков отпадает. Высаживается кустарник, дорожками четко обозначается, где ходит народ. Вы забыли, наверное, — а может быть и не забыли — дороги посыпались солью, и вот заборчики вдоль дороги, бордюры, когда дирекция убирала дороги, соль попадала на газон. До 80 процентов заборчики задерживали соль, и выгорала только небольшая полоска вдоль бордюра. Но сейчас этого нет, поэтому функциональное значение заборов ушло уже года три-четыре назад. Их можно убирать.

Т. С.: То есть функциональной нагрузки на них никакой нет?

С. П.: Сейчас — нет.

Т. С.: Второе — они не украшают.

С. П.: Сейчас — совершенно не украшают. Потому что зеленые насаждения в виде кустарников уже практически заменили заборы.

Т. С.: Я вот это все называю окурганиванием Сургута. Потому что это оттуда — надо заборчик перед палисадничком, надо — тут калиточка, тут какая-то штучка. Мы город делим на какие-то приусадебные участки. В то время как берешь какую-нибудь Университетскую улицу — прекрасный сформировавшийся проспект, уходящий за горизонт. Сколько там этих заборчиков натыкали! Причем участок с забором одним, потом — с другим. Потом никаких заборов. Потом перед перекрестком — они, видимо, архитектуру не могут понять, как нужно забор закончить, он же должен куда-то перейти, а там уже перекресток. И выглядит это все...

С. П.: Очень не очень.

Т. С.: Да, как будто кто-то накурился травы и навтыкал этих заборов.

С. П.: Вы продолжаете все-таки про траву, да? (Смеется.)

Т. С.: Наш сегодняшний проект называется «Трава у дома», и я обязан обыгрывать максимально эту тему.

С. П.: Я просто сейчас твою мысль закончу, с позволения. Нет общего видения благоустройства и озеленения города Сургута. Ни в администрации, непосредственно, у лиц, которые принимают решение. Почему глава города, говоря, что у нас есть проблемы, так он бы сразу и сказал — в чем проблемы.

Т. С.: Я наблюдаю, что у нас руководители городские действительно этому уделяют достаточное внимание. Во всяком случае, в своей публичной деятельности вопросам благоустройства, городской среды, урбанистики пресловутой, заборчикам, площадям, набережным, что глава города, что его заместители, которые курируют эти направления, регулярно выступают, чего-то говорят, презентуют те или иные проекты. И у меня складывается впечатление, что они достаточно самомотивированы, они довольны, и ощущение, что город занят чем-то полезным, судя по их выступлениям, у горожан возникает.

С. П.: Если бы ощущения совпадали с реальной обстановкой, то вопросов бы не возникало.

Т. С.: Но тем не менее, они же движутся в этом направлении.

С. П.: Значит надо скорость движения прибавить. Если есть вопросы.

Т. С.: Как? Можете перечислить три действия конкретных для городской власти, которые можно осуществить за какой-то короткий срок — за год, возьмем. Год — это же нормально? Это 365 дней. Которые вы бы порекомендовали сургутской власти.

С. П.: Сейчас 2019 год.

Т. С.: Что можно сделать до сентября 2020 года?

С. П.: Сейчас уже ничего нельзя сделать, потому что бюджет сформирован. Давай 2020 год возьмем.

Т. С.: Хорошо, что можно сделать в 2020 году.

С. П.: Глава города сказал, что да, проблема есть с газонами, значит что нужно? Экологи предоставляют ему калькуляцию, что нужно стричь четыре раза, и подкармливать. И сумму. Он согласовывает и защищает бюджет в думе — раз все согласны. Это раз.

Подаются схемы, где нужно снять все заборы, сколько это стоит, и где их складировать. И чтобы новые проекты улиц были уже без заборов, а с заборами их не принимать в работу.

Т. С.: Это второе. И третий — чуть повесомее какой-нибудь проект? Например, для меня снос «черкизона» на Строителей и разбивка там сквера.

С. П.: Мы говорим о решениях для всего города, а это точечное решение.

Т. С.: Еще раз. У меня складывается впечатление, что наша администрация в каком-то неустанном поиске проектов. Она хочет что-то презентовать и реализовать, вероятно, чтобы изменения в городской среде наконец-то начали происходить. Что еще можно предложить и сказать: «Парни, это делается за год. Технологически — так-то, финансово — так-то, административно-организационно — так-то. И у вас через год будет следующий проект»? Что бы вы могли им порекомендовать или сделать, если бы была такая возможность.

С. П.: Прежде чем презентовать новые проекты, которые, конечно же, нужны, и никто об этом не спорит. Я вот перечислил. Я это высказал, а это создает такую легкость — это же несерьезно. Это сверхсерьезно. Если мы ухаживаем за газоном как нужно, стрижем его четыре раза — вопросов уже нет. Сразу видно опрятность города и сразу видно, что в течение недели город подстрижен. Скорость стрижки должна быть. Заборы были? Пространство открылось, сразу все видно. Мы громоздим какие-то космические проекты — по Сайме три года уже, — которые не вылились еще никуда, даже в какое-то концептуальное проектное решение. А те вопросы, которые можем решить, не решаем. Это в течение года решается! Весной в течение месяца убираются заборы и в течение двух-трех месяцев приводятся в порядок все газоны в 2020 году.

Т. С.: Мы как-то — видимо, в силу заданной темы, — крутимся вокруг одного и того же. И я прямо вижу, как какие-нибудь чиновники серьезные могут сказать: «Ну что, у вас кроме травы больше проблем нет? А разве горд не чистый? Разве город не освещен? (В смысле, осветительными приборами.) Разве город не обеспечен надежными поставками тепла, воды и так далее.

С. П.: Мы же за 30 минут не можем галопом по Европам все темы.

Т. С.: Я просто хотел бы выяснить — в списке городских задач, которые перед мэром лежат на столе. Или стоят. Можно отранжировать пять. Кстати, он, как пишет пресса, то ли объявил, то ли собирается объявить о намерении баллотироваться на второй срок. Выдвигаться. Это значит, что у человека должен быть какой-то кейс, и он его должен...

С. П.: Выполнить.

Т. С.: Выполнить — это раз. Но чтобы выполнить, надо еще что-то предъявить публике. Что у него должно быть в кейсе, в которым он пошел так твердо и уверенно, глядя в глаза своим избирателям, горожанам, на следующий срок. Пять городских средовых проблем.

С. П.: Пять? Первое — так как он уже за три года, я так понимаю, погрузился во все проблемы и может структурировать. Первое — то, что мы обсудили. Текущее содержание всего зеленого хозяйства должно быть на достойном уровне. Это прежде чем начинать другое. Это первое. Второе — скверы и парки. За пять лет все скверы и парки — а их больше 30 — привести в порядок. И начать нужно с глобальной — в масштабах Сургута — это парковая зона, «жемчужина» — я называю ее, — Сайма. И не сужать масштаб до какой-то площади и до каких-то торговых киоскочков — что-то хотят там продавать, я так и не пойму, что, — а все-таки раздвинуть масштаб, что это будет зона, которая начинается в центре, со «Старожилов», вот здесь, где мы сидим, за загсом, идти вдоль рукава правого, где больница. Дорожка будет выходить где Старый Сургут, доходить до пешеходного моста, и переходить потом не в автомобильную однополосную дорогу — Кайдалова, а сделать хорошую пешеходную зону вдоль Саймы, до самого Пролетарского проспекта. С хорошей брусчаткой.

Т. С.: Отлично. Третий пункт. Четвертый?

С. П.: Это все, что касается среды. Туда же, даже не в четвертый пункт, а в подпункт третьего, можно включить все проблематики, которые не решены с велодорожками. Их не нужно много, они должны быть продуманы и сделаны в первую очередь, где их возможно. Потом, скейт-площадки для молодежи, которые можно поместить на Сайме. Но прежде чем приступить к Сайме, нужно решить два принципиальных вопроса, которые не решаются и не поднимаются, и ни один депутат и ни в администрации я не слышал о простейших двух шагах. Первое — убрать из генплана виадук, который рубит Сайму просто пополам и не дает проектантам принять правильное решение. Жизнь показала, что он не нужен. Никакого затора нет, а он просто Сайму, с точки зрения экологии, с точки зрения парковой зоны, разрушает. И второе — убрать одностороннюю дорогу на Кайдалова. Это нужно внести в генплан и это должны сделать и глава, и депутаты.

Т. С.: Это три позиции. Еще что-то есть?

С. П.: Это с точки зрения визуальной картинки города. Но у нас же масса энергоснабжающих, теплоснабжающих, водоснабжающих — которых в земле и не видно. Это же не расскажешь жителям, они же это не видят. Но для администрации города это важнейшие темы: теплоснабжение, водоснабжение.

Т. С.: Это повод для отдельного серьезного разговора.

С. П.: Вообще, это повод, но если человек идет на второй срок, он долежн прийти и четко сказать, что в течение пяти лет я сделаю программу или воплощу в жизнь программу, обкатанную с общественностью и со специалистами, по теплоснабжению города. Есть схема теплоснабжения, а я предлагаю вариант для дого, чтобы стройки шли, чтобы тепла хватало: первое, второе, третье. Работаю с ГРЭС, заводу газ, в два раза меньше будем платить за тепло. И так далее. Должны быть четкие и продуманные шаги, чтобы каждый житель понимал, что действительно, в этом направлении мы пойдем. Но я этого не вижу и не слышу.

Т. С.: Может, нам надо набраться терпения и подождать, и мы это увидим и услышим? Мы сегодня поговорили с Сергеем Полукеевым, который много лет занимается вопросами экологии. Я правильно понимаю, что по образованию эколог?

С. П.: По первому оброзованию я ученый-агроном.

Т. С.: Это еще круче, чем эколог? Мы разговаривали сейчас о проблеме городской среды в Сургуте с точки зрения озеленения и с точки зрения приведения ее в подрядок для активных граждан, с профессиональным дипломированным агрономом, но при этом все-таки специалистом в области имущества, земельных отношений, природоохраны, Сергеем Полукеевым. Возможно, мы в какой-то следующий раз обсудим тему, которая мне тоже очень интересна, — это управление имуществом. Насколько можно управлять городским имуществом, что городу нужно, а что не нужно, от чего нужно избавляться. Мы поговорим о том самом теплоснабжении и об обеспечении северного города инженерными системами. Мир идет далеко вперед в этих вопросах, и тут есть, по-моему, много о чем порассуждать. Но у нас время кончилось. Мы заанчиваем. Хотел я еще поставить ролик про улицу Ленина, может быть, мы его вместо заставки дадим, и на этом закончим. Он будет маленькой иллюстрацией к тому, что сегодня мы обсуждали, — каким должен быть город. Взгляд со стороны самих же сургутян, которые сами на себя посмотрели и сказали — да зачем мне все эти заборчики, это все, что мы видим? Итак, друзья, я с вами прощаюсь, спасибо!

С. П.: Спасибо!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


18 июля в 11:40, просмотров: 2328, комментариев: 8



QR код


Комментарии:
Лев Гер
А разве что-то изменилось, кроме большого количества новостроек? Разве появились современные общественные пространства, променады, локации?

Городская среда может измениться в том числе за счёт привлечения новых кадров, когда «свежие» люди смогут влиять на обстановку в городе, обществе. Нужен новый подход к управлению, вносить значительные коррективы в модель принятия решений.
Сергей Б
Комплексные районы появляются: «Новин», «4 сезона». Только непонятно – потому что, или вопреки.
Лев Гер Сергей Б
Да, соглашусь с Вами, но это единичные примеры. И то, могу отметить велодорожку, которую сделали в Новине. А в остальном мало общественных пространств. Здесь вопрос не только к какому-либо руководству, но и к общей культуре города, к бизнесу, который пока не созрел до создания чего-то не стандартного. Ну разве что ребята, которые пляж делают напротив Тайоты на Югорском тракте. В общем нужны радикальные измения, а то наша молодежь будет уезжать, а не понятные личности (с низкой культурой) приезжать.
Сергей Б Лев Гер
Уезжать и приезжать, это зависит в первую очередь от доходов. Комфорт конечно нужен, но главное, чтоб им мозги не засерали взамен доходов. Как в советские времена – за туманом и за запахом тайги – на что граждане особо не куплялись.
Сергей Б Лев Гер
Доход граждан он ведь и регулирует комфортную среду – у кого деньги есть, тот в «Новин», «4 сезона» и «Литератор», у кого нет в Сибпромстрой.

Так и с городом – либо он в «Новин» превратится, или в Сибромстрой – востребованность по возможностям.
Вот тут кипишь по поводу травы поднялся, вот пусть Серега и обоснует че почем, он кажись по этой теме спец. потом пусть про парки и скверы поведает, ведь когда то он снес к чертям собачьим вонючий шанхай за Строителем и построил нормальный скверик, правда потом к этой затее примазалось кучка всякого рода мелкого чиновничьего и около, народишка, ну да бог с ними.
Пусть слово молвит как он видит гор среду и не только с точки зрения благоустройства, но и общественного пространства.
Ну а что касается вышесказанных мнений про удержание молодежи пусть тоже мнением поделится, да только думаю дело не в общественном пространстве, а в той политике которую в отношении молодежи и создания тех самых условий осуществляют Лапотники от молодежки. пока в социалке сидят такие руководители типа Какбычегоневышло, готовые запретить всех и вся.
Да, а еще Сергей Николаич, че про Проспект Ленина скажешь, че с этим убожеством делать бум, пока тут смишники тему разгоняют нужны практические решения, мы ж с тобой вату не катаем если чё то чисто конкретно вопрос решаем....
Ну правильно, пока в адме отсутствует зам по земле и архитектуре (уже год как скоро), то походу вопрос так и будет мусолится на просторах и нета! да и только!
Лев Гер
Господа!!!! А вы видели клиппро проспект Ленина, который сняли сургутские активисты? Вышел сегодня. Это шедевр!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Сургут за неделю. Очень много трэша

Сургут за неделю. Очень много трэша

Итоги недели от постоянного обозревателя СИА-ПРЕСС
Олег Владимиров 18 августа в 17:31
1548 2
​Закон и порядок 5. Пятилетку за четыре года

​Закон и порядок 5. Пятилетку за четыре года

Как это – работать четыре дня в неделю? Да еще без потери заработка, как обещают парламентарии
Олег Владимиров 18 августа в 09:06
1040 6
​«Меня один рыбак убить грозился. Говорил, голову отсечет и в проруби утопит. У него немного не получилось этого сделать»

​«Меня один рыбак убить грозился. Говорил, голову отсечет и в проруби утопит. У него немного не получилось этого сделать»

Руководитель Сургутской рыбоохраны Олег Раевский – о югорских браконьерах, вреде от нефтяников и о том, куда делась вся ценная рыба
Илья Низовских 17 августа в 10:13
1712 2
​Больше пяти лет администрация Сургута не может демонтировать незаконное кафе с «блатным номером»

​Больше пяти лет администрация Сургута не может демонтировать незаконное кафе с «блатным номером»

Продуктовый магазин за годы разросся до двухэтажного торгового комплекса
Анастасия Якупова 16 августа в 12:29
3059 17
Владислав Иноземцев: «Власти нужно бояться слияния экономического протеста с политическим»

Владислав Иноземцев: «Власти нужно бояться слияния экономического протеста с политическим»

Интервью с известным экономистом об отношениях между Москвой и регионами, закредитованности населения и причинах, почему люди со всей России уезжают в столицу
Артем Мазнев 15 августа в 16:00
2108 2
В Сургуте дети купаются в реке, где разлиты нефтепродукты

В Сургуте дети купаются в реке, где разлиты нефтепродукты

Спецслужбы продолжают чистить Сайму, а прокуратура начала проверку из-за экологического происшествия
Анастасия Якупова 15 августа в 14:41
903 3
Обращение к депутатам и главе Сургута

Обращение к депутатам и главе Сургута

За последние полтора года я опубликовал более пятнадцати предложений по решению тех или иных вопросов, часть из них адресована главе города. И никакого ответа
Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества,. член Союза журналистов России с 1995 года 14 августа в 15:01
1295 8
​Про 2021 год

​Про 2021 год

Что может потребовать от федерального центра победившая оппозиция? Много чего по мелочи, но главное – денег. И если какой-то регион выступит с таким требованием, и ему сойдет это с рук, присоединятся другие. Возможно, в массовом порядке
Сергей Белановский, социолог, директор по исследованиям Центра стратегических разработок 13 августа в 14:29
1055 8
​Бывший куратор имущественного комплекса в Сургуте за месяц успел вернуться в администрацию и снова уволиться

​Бывший куратор имущественного комплекса в Сургуте за месяц успел вернуться в администрацию и снова уволиться

А также переехать в другой город
Анастасия Якупова, Дмитрий Щеглов 13 августа в 12:14
1468 0
Олег Владимиров

​Пакетное соглашение

Во Франции уже довольно давно в магазинах нет пластиковых пакетов – только матерчатые или бумажные. Примерно та же картина в Дании, Великобритании, Ирландии. В Финляндии в магазинах вы найдете аппараты, принимающие старые пакеты на переработку – из них делают новые
Олег Владимиров 13 августа в 08:50
899 9
​Собирайте пожелания горожан до начала дизайна. Если, конечно, они есть

​Собирайте пожелания горожан до начала дизайна. Если, конечно, они есть

Каждый раз горожанам предлагается выбрать только один дизайн из двух-трех уже имеющихся. Мне же хочется не просто выбирать порой из нескольких плохих проектов, наименее плохой, а изначально самому написать свои «хотелки»
Сергей Антонов, сургутянин 12 августа в 12:37
1015 3
Что делать, если вы стали очевидцем ДТП

Что делать, если вы стали очевидцем ДТП

До прибытия экстренных служб не стойте без дела, позаботьтесь о пострадавших. Если пострадавших в машине нет, то осмотрите кюветы, ближайший кустарник и траву
Пресс-служба МЧС России по Югре 11 августа в 13:42
777 0
Больше мнений