16+

Надежда Красноярова: «Тепло, вода и хлеб должны быть в руках города» // ВИДЕО, ТЕКСТ

27 декабря издатель газеты «Новый Город» Тарас Самборский встретился с председателем сургутской думы Надеждой Краснояровой, чтобы в режиме онлайн обсудить, чем народные избранники занимались в 2018 году, и чего хорошего (или плохого) им удалось добиться.

Тарас Самборский: Здравствуйте, дорогие наши читатели, слушатели и зрители портала siapress.ru. В студии я, Тарас Самборский, и сегодня у нас будет очень интересная встреча с председателем городской думы Надеждой Александровной Краснояровой, которая прямо передо мной сидит, — симпатичная, очень красивая женщина, и она украшение нашего сегодняшнего дня.

Надежда Красноярова: Здравствуйте, Тарас, здравствуйте, дорогие друзья, я рада сегодня быть с вами.

Т.С.: Так начнем же. 2018 год. Вот каковы ваши ощущения в сравнении с предыдущим 2017 годом, 2016-м. Ну, последними годами. В целом и в общем вы считаете, что этот год был легче, тяжелее, так себе? Кратко.

Н.К.: Знаете, я достаточно уже взрослый человек, и каждый год безусловно отличается. Чем 2018-й отличился? В 2018-м были более жесткие требования. Давайте говорить о бюджете. Это основополагающий у нас документ, по котором мы живем, да? То есть, все, что мы хотим, прописано в нем.

Т.С.: Ну это бюджет…

Н.К.: Но бюджет — это жизнь.

Т.С.: Нет, сам год-то какой был? Давайте начнем с года. Как вам жилось?

Н.К.: Мне жилось нормально.

Т.С.: Хорошо.

Н.К.: Жилось интересно, потому что 2018 год был с вызовами. Вспомните, у нас пошли выборы президента, довыборы в городскую думу. Это была проверка на прочность, стрессоустойчивость. Я не хочу показаться пафосной, но и на патриотизм сургутян это тоже была проверка. У нас в этом году наконец (уже на финише) прошла реализация указов президента. Это тоже вызвало достаточно много эмоций.

Т.С.: Или стресса?

Н.К.: Не стресса, а сил. Сил, наверное, заняло очень много. Достаточно ресурсоемкие оказались эти указы. Ресурсные не только в денежном выражении, в ход пошли физические, личные, умственные ресурсы всех тех, кто в этом процессе был задействован. В целом я благодарна 2018 году. Интересный год. Не стоит на него обижаться.

Парк в 40-м микрорайоне

Т.С.: Значит, вы как руководитель городской думы, как важная единицы в системе городского управления, затратили много ресурсов для борьбы с теми вызовами, которые вам бросил, 2018 год. Что ж мы имеем в результате? Бюджет 2019 года, вы говорите, принят. И чего в этом бюджете такого уж хорошего и необычного в сравнении с предыдущим бюджетом? Что вы можете конкретно себе, как председателю думы — ну, и отвечая еще за деятельность 25-ти депутатов, — поставить в заслуги?

Н.К.: Вы, Тарас, безусловно, правильно говорите. 2019 год принят, но принят не бюджет на 2019, — у нас трехлетний период планирования бюджета. Соответственно, основные показатели на 2019 год у нас были приняты в 2017 году. То есть, сейчас…

Т.С.: Вы скорректировали.

Н.К.: Скорректировали, безусловно. Каждый предыдущий год вносит свои предложения, наработки для планирования на следующий год. Сейчас у нас рассматривается 2019 год, 2020 и 2021. Я считаю, в 2019 году кроме реализации основных полномочий, наших расходных обязательств, публичных расходных обязательств, которые мы должны были обеспечить, у нас сегодня еще обеспечено проектирование и строительство парков.

Т.С.: Дополнительно к чему? То есть, раньше этого не делалось?

Н.К.: Нет, раньше не делалось, теперь будет сделано. Это, я считаю, заслуга депутатов.

Т.С.: Хорошо, что вы на подобных проектах заостряете внимание. Давайте так, чтобы всем понятно. Чего не было в 2018 году, и что будет благодаря новому бюджету. Не было — стало.

Н.К.: Давайте. У нас в 2018 году не было проектно-изыскательских работ, строительно-монтажных работ по парку в микрорайоне №40.

Т.С.: Так, у нас будет парк в 40 мкр.

Н.К.: Проект сделан два — почти три года назад. И он у нас лежал на полочке, поскольку мы не могли обеспечить финансирование. Хотя этот проект у нас прошел голосование среди жителей, занял второе место по приоритетности. Ведь процесс принятия бюджета – процесс определения приоритетов и компромиссов. Один взгляд хорошо, два – лучше. А 25 – намного лучше. В сегодняшнем бюджете 2019 года по парку в 40 мкр, который очень нужен и важен для жителей, у нас заложена корректировка проектно-изыскательских работ – 700 тыс. рублей. Как только будет выполнена эта корректировка, приступят к благоустройству.

Набережная у СурГУ

Т.С.: Речь идет об одном парке?

Н.К.: Нет. Это я только сказала об одном парке. Второй парк у нас — он сегодня имеет название такое расплывчатое: «Благоустройство территории возле СурГУ». В народе это можно назвать обустройством «подковы», или набережной от храма Святой Татьяны до магазина «Изида». Что оно включает. Набережная Саймы, — сама вот эта территория. То есть, не площадь возле СурГУ пока еще. А именно «подкова».

Т.С.: То есть деньги на 2019 год выделены на строительство красивой набережной вокруг стрелки, вокруг двух этих рукавов?

Н.К.: Да, набережная будет сдана в 2021. Я надеюсь на это. Но у нас все непредсказуемо.

Т.С.: Начнется эта набережная откуда? Вот с этого места, где мостик? Если идем с улицы Энгельса?

Н.К.: Входим, справа магазин «Изида», пошли по подкове, до Саймы.

Т.С.: Значит, все будет по-настоящему, не только десять погонных метров?

Н.К.: Все по-настоящему. Цена приличная — 120 млн на всякий случай. Она включает в себя не только обустройство набережной и тропиночной сети, но еще и строительство современных спортивны зон. Например, для катания со скейтами и что-то там еще. Это как раз те 40 млн, которых не было в бюджете. Они появились в плане на 2021 года, как раз на этот перечень спортивных объектов.

Т.С.: Я вас вынужден перебить. Вся эта территория ядра центра города вызывает у горожан на протяжении многих лет справедливые вопросы. Почему власти города не в состоянии предложить общественности какие-то толковые проекты по ее освоению и превращению в истинный центр такого модерного, динамичного города, каковым является Сургут. С другой стороны, почему вокруг этой территории так много слухов о том, что она давным-давно распилена на какие-то участки каким-то предпринимателям? И периодически возникают микро скандалы, связанные с приватным освоением этой земли. А депутаты нынешнего состава достаточно тщательно следят за деятельностью чиновников? Потом, если позволите, об этом тоже поговорим. О той работе, которая ведётся на уровне депутатских слушаний, комитетов, которые не выносятся в открытый эфир. Видно, что проекты, предлагаемые городскими чиновниками, у депутатов зачастую встречают критическое восприятие. Так бюджет 2019 года, по которому мы будем строить набережную, наконец, этот кусок земли, самой центральной земли Сургута, приводить в порядок — это прекрасно. Но идут ли депутаты дальше, смотрят ли они на всю эту землю: что с ней происходит? Считается, что есть какая-то станция Юннатов…

Н.К.: Хорошо, давайте поговорим об этом.

Т.С.: Скороговоркой, — какое видение?

Н.К.: Это очень интересный вопрос. Я пока не могу говорить о завершенном варианте. Вопрос обустройства сегодня стоит. По проектным документам кодовое название —«Центральная площадь Сургута». Как оно будет в действительности, не знаю.

Т.С.: Какое место? Между заправкой и университетом?

Н.К.: Да.

Т.С.: Это будет центральная площадь?

Н.К.: Да, от заправки к университету. Вот это, по сути, планируется в качестве центральной площади. Проект, дизайн проекта пока мы не видели. По-моему, у нас по срокам на первый квартал должны предложить, что планируется делать дальше.

Т.С.: Администрация города должна предложить?

Н.К.: Конечно. Нам и горожанам.

Т.С.: Чиновники с вами консультируются?

Н.К.: Конечно, потому что депутаты — представители народа, сургутян.

Т.С.: А вы по этим консультациям можете судить, предложат вам что-то стоящее или же…

Н.К.: Я уверена, что будет что-то стоящее. Но то, что предлагали на первый взгляд, депутаты отвергли. Критически.

Т.С.: Эта та, история, которая была год назад?

Н.К.: Нет, не тогда, а уже сейчас, буквально осенью, у нас была повторная история, с какими-то стенками.

Т.С.: Были какие-то музеи гигантские…

Н.К.: Да-да, что такое.

Т.С.: Те, которые требуют внимания, некие новые образования.

Н.К.: Настолько креативная урбанистка!

Т.С.: Урбанистка, оторванная от жизни.

Ботанический сад

Т.С.: Так, это мы говорим про парки. Их будет несколько. Вы сейчас сообщили, что в первом квартале года будет подставлена концепция центральной площади возле университета. Очень кратко расскажите о теме ботанического сада: вся эта история закрыта раз и навсегда?

Н.К.: Она не закрыта. На думе 20 декабря было заявление Натальи Владимировны Комаровой. Результатом стало поручение создать рабочую группу, которая разработает план мероприятий по разработке концепции территории. Но в поручении написано: «Ботаническй сад на территории парка «За Саймой». Тут у нас начались разные видения, как это будет выглядеть.

Т.С.: Чиновники начали цепляться к формулировкам, я правильно понимаю?

Н.К.: В общем-то да.

Т.С.: Искажают смысл?

Н.К.: Есть проекты, которые проходят сразу, не получая никаких препятствий. Но этот проект… Кто-то видит в нем ботанический сад, кто-то — территорию, которая просто защищена. Но она не наша, и мы должны передать ее округу или федералам, или университету. Кто-то говорит просто: давайте жить дружно, пусть растут деревья, ведь ничего дополнительно делать не надо. Нужно просто оформить документа. Но когда смотрим документы, выясняется, что они-то оформленные. Уже давно. Тогда в чем конфликт? А он в том, что в какой-то момент кто-то решил, что мы внедрим новое видение нашего парка «За Саймой», и эту территорию мы введем в общую картину. Появятся различные торговые и развлекательные объекты… Сейчас группа сформирована, она работает. Срок у них — до февраля.

Станция юных натуралистов

Т.С.: В эту концепцию будет включена зона станции Юннатов? Будет это какая-то единая территория?

Н.К.: Нет. По Станции юных натуралистов сегодня вопросы решаются. Вернее, уже есть инвесторы, которым ее отдали в концессию. Последняя экспертиза показала, что это здание не требует полной ликвидации и сноса, можно его восстановить меньшими затратами и создать современный объект. Сегодня это называется кванториум.

Т.С.: То есть, это будет Станция юннатов с неким коммерческим наполнением?

Н.К.: Там будет больше площадей и большие программы. Биологическое направление. Зоо, биология. Такого кванториума еще нет на территории Югры.

Т.С.: Отлично. А когда он будет? Это предусмотрено бюджетом 2019 года?

Н.К.: В бюджете 2019 года пока этого нет. Поскольку сейчас еще нет концессионного соглашения.

Т.С.: Кто концессионер, уже известно?

Н.К.: Известно, но я пока не будет озвучивать.

Т.С.: Хорошо. Это будет основанием для нашей журналистской работы.

Депутаты vs. Чиновники

Т.С.: Скажите, каждый год структура бюджета по большему счету не меняется, но пристальность, с которой депутаты его верстают, критичность, с которой они настроены по отношению ко многим предложениям чиновников, должна, по идее, изменить структуру этого бюджета. В нем какие-то приоритеты должны выйти на первое место. Но при этом бюджет из года в год принимается примерно в одном и том же виде. Так, может, вот эта пристальность ваша — немного игра, создание имиджа серьезной депутатской работы? А на самом деле вам все прекрасно понятно, и принципиальных претензий к работе администрации у вас не существует.

Н.К.: Тарас, знаете, этот вопрос задается ежегодно. И меня он тоже волнует, потому что я всю жизнь с связана финансами. Я подняла все свои записи. Чистая статистика. Бюджет 2012 года: перенаправлено 200 млн – необоснованные расчёты, ошибки, устаревшие данные. 2013 год — перенаправлены 257 млн. 2014 год – 236 млн…

Т.С.: Перенаправлены — это то есть? То есть, вы не дали потратить на что-то одно?..

Н.К.: Да, мы направили на другие приоритеты, за которые проголосовали депутаты. Почему это делается? За каждым депутатом стоит его округ… Так вот, 2015 год – 91,5 млн рублей бвло перенаправлено, 2016 год — 177 млн.

Т.С.: Вы снизили обороты?

Н.К.: Снизили. Это то, что мы ужесточили. Я бы была рада, если через несколько лет мы дойдем до того, чтобы этого не было. Это бы тогда показало ту конструктивно работу, к которой мы стремился. Если мы не допустим завышения объектов, не допустим других расчётов.

Т.С.: Скажите откровенно. Я знаю вашу позицию по поводу пресловутого конфликта думы и администрации города. И я знаю вашу позицию в соответствии с думой, возглавляемой вами, и предыдущей. То, что работать надо не на телекамеры. Хорошо. Внешне все спокойно. И тем не менее, вы, честно сказать, доставляете серьёзные неудобства чиновникам. Вы — большое препятствие для чиновников (хорошо, я разойдусь до конца), которые хотели бы что-то украсть. Вот вы – насколько уверены в том, что бюджет города Сургута не разворовывается?

Н.К.: Такие термины – украсть, разворовывается – не наша лексика. Это дело правоохранительных и надзорных органов. Наше дело какое – определить приоритеты. Я начала с парков. Мы не согласились с тем, что администрация предложила парк в 40 мкр начать обустраивать с 2020 года, мы нашли деньги, перенаправили, и начнем обустройство в 2019-м. Еще мы нашли 7800 тыс. рублей на проект Мемориала славы. У нас в этот раз чистый остаток, который перенаправился – 62,5 млн. рублей.

Мы задали вопрос: у нас у каждого депутата на округе по 1-2 ТОСа. То есть люди приходят, реализуют свои инициативы, участвуют в капремонте домов, в организации досуга. У нас количество ТОСов увеличивается, а сумма на них сохраняется несколько лет. Почему?

Т.С.: Я не знаю.

Н.К.: Вы замечательно отвечаете: Не знаю. Вот мы и договорились, что еще 7 млн. На ТОСы.

Цена образования

Т.С.: Ну, это миллионы. А у нас 70 процентов бюджета – народные образования. Большая часть.

Н.К.: Образование — всего 13 млрд.

Т.С.: Хорошо, 50 процентов от бюджета. Еще недавно у нас образование в администрации Дмитрия Попова стоило порядка 7 млрд.

Н.К.: Оно растет. Объясню, почему. У нас была стоимость обучения и содержания одного ребенка в тех же пределах и остается. Но повысилась зарплата учителей и воспитателей по указу президента. У нас количество детей в дошкольных учреждениях запланировано на 10 тыс. больше, чем было. Такова наша демографическая ситуация. У нас количество школ растет. Не десятками, как нужно, но растет. У нас растет количество учителей. Потому что в некоторых школах две, три смены.

Т.С.: Вы сказали, что демографическая ситуация является причиной раздувания городского бюджета.

Н.К.: Это не раздувание. Образовательные стандарты финансируют из окружного бюджета. Наши городские доходы в районе 2 млрд. идут на содержание объектов.

Демографический бум

Т.С.: Во всей структуре роста расходов на образовательную систему Сургута – сколько именно демографический фактор составляет? Я почему спрашиваю: одним из вопросов жителей города к власти, к администрации и к губернатору является проблема демографического характера. Рост населения города в последние годы спровоцирован не естественной рождаемостью — она как раз стабильная, — а именно фактором естественной миграции. Думают ли городские депутаты об этой проблеме?

Н.К.: Но мы же не изменим с вами Конституцию. К нам не приезжают с вами из-за границы.

Т.С.: Правительство ХМАО ввело возрастной ценз, тем самым сбив эту социальную волну.

Н.К.: Да, но вы понимаете, мы все равно остаемся привлекательной территорией. Как бы мы ни сбивали наличие возрастного ценза, какие-то льготы, — основные гарантии по Конституции мы обязаны предоставить в независимости от того, где родился ребенок. Сургутянин он или приехал из республики средней Азии. Это можно отследить не по структуре учеников, а по по статистике нашего перинатального центра. Кто сегодня является роженицами? Сегодня мы видим, что это приезжие молодые женщины, они становятся сургутянками, мы им оказываем полную помощь. Их дети пойдут в наши школы. Это прирост. Я не вижу отсюда каких-то действий кому-то что-то запретить. Но коренных сургутян в этом приросте учеников достаточно мало.

Мигранты и налоги

Т.С.: Парадоксальная и неприятная ситуация: вы утверждаете бюджет, в котором появляются парки, набережные; в котором решаются проблемы Станции юннатов, других инфраструктурных, рекреационных проектов. А выходит, что мы повышаем привлекательность нашего города для мигрантов из других стран или из других регионов страны, одновременно уменьшая эту привлекательность для коренного населения. Все равно эта пробелам, как я знаю, обсуждается на всех уровнях власти. И каким-то образом все равно нужно искать пути решения. Или вы будете только ссылаться на Конституцию?

Н.К.: Я, наверное, не вправе это обсуждать, и вы не вправе задавать мне такие вопросы. Мы с вами жители Сургута. Наша цель – сделать Сургут комфортным городом, благоустроенным, отремонтировать дороги, обеспечить работу инфраструктуры. У нас девять месяцев зима и всего два месяца на то, чтобы отремонтировать трубопроводы. Мы обязаны создать всем живущим в Сургуте рекреационные зоны для отдыха. Все должны отдыхать. Мамочки наши должны безбарьерно с детскими колясками гулять возле дома. Дети должны посещать детсады, которые находятся в шаговой доступности от дома. То же самое со школами. Поэтому говорить, что мы кого-то не пустим или не привлечем, — я думаю, мы не имеем на это право. С другой стороны, а почему мы должны этого бояться?

Т.С.: Я вам должен сделать одно уточнение. Во-первых, я не задавал вопрос в таком контексте – что не пускать нельзя. Мир, к сожалению, не имеет границ, — или к счастью. Я имел в виду другой аспект, который напрямую связан с бюджетом. Смотрите. Мы наблюдаем рост численности жителей Сургута. Основным источником доходной части бюджета является налог на доход физлиц – НДФЛ. С ростом населения, причиной которого в значительной степени является миграционная политика и миграционные процессы – увеличился ли, в соответственной пропорции этот источник дохода? Вы можете назвать цифры?

Н.К.: Конечно. Тарас Владимирович, я прошу прощения. Видимо я, зная это, не обратила внимание. Как формируется бюджет? Он формируется по душевому нормативу. То есть, у нас не дают, допустим, по тем же школам – на школы, независимо от количества учеников. Дают на количество учеников.

Т.С.: Да, но дает округ. А я имею в виду доходы в собственный бюджет

Н.К.: Если у нас есть десять зданий школ, то они и будут — десять зданий школ. И они не требуют дополнительных расходов из нашего городского бюджета независимо от того, сколько будет учеников – 100, 200, 2000… Школа должна получить тепло, освещение, вентиляцию, безопасность. Но от количества учеников зависит стоимость образовательной программы, которая финансируется из окружного бюджета. Здесь я не вижу таких меркантильных рисков для городского бюджета.

Т.С.: Но мы же говорим о качестве населения.

Н.К.: Ну, о качестве. Мы создаем населению инфраструктуру городскую. Еще никто не сказал, что те, кто приезжает, хуже сургутян.

Т.С.: Нет-нет. Все ли являются источником наполнения гор бюджета — вот простой политический вопрос и ни в коем случае не дискриминационный.

Н.К.: Ни в коем случае, а то нас обвинят сегодня.

Т.С.: Ни в коем случае. Это вещи технические. Вот вы сидите и ищете источники пополнения бюджета.

Н.К.: Если открываются новые объект – например, «Ситимолл» – 4000 рабочих мест. Они все налог на доход платят в городской бюджет. Почему нет? Приезжайте, работайте.

Т.С.: Это я и имею в виду – рост населения. Любая территория заинтересована в росте населения

Н.К.: Те, кто приезжают балбесничать, или от них ни на нашей территории, нет никакого толку, мы с ними должны прощаться. Те, кто не зарегистрирован, не получил вид на работу, то у нас такому человеку предлагают уехать обратно.

Автобусы

Т.С.: Хорошо, вы ответили. Идемте дальше по бюджету. Конец города сотрясает наш город скандалом — спор об общественном транспорте. Вдруг оказалось, что в бюджете нет денег на его содержание в том объёме, в котором было до этого. Почему вдруг на содержание городского транспорта потребовалось не 700 с чем-то млн., как до этого каждый год мы видели в бюджете, а практиче в три раза больше – 2 млрд. рублей. Что произошло?

Н.К.: Эта ситуация сложилась не сегодня и не вчера. Мы ее просматривали, стратегически знали, что мы к ней придём годом раньше годом позже. Каждый нормальный экономист, который видит расходы, это понимал. Какое у нас было субсидирование. Рассчитывалась себестоимость перевозок. За счет роста цен на топливо, за счет роста на запасные части, на ремонт и облуживание. Самое интересное, что зарплата в этой части у водителей и кондукторов не индексировалась. У нас на СПОПАТ остановилась зарплата… я уже могу запутаться в годах. Наверное, в году 2012 или 2014. Когда мы сделали рывок, поменяли парк автобусов, оптимизировали расходы, поменяли базу на более компактную, а большую продали. Подобрали все хвосты. Водители у нас практически в 2,5 раза повысилась доход, у кондукторов также. Тогда мы вышли на ноль, ушли из банкротства СПОПАТа. А как рассчитывалась субсидия – бралась вся себестоимость, отнимался доходы, которые по каждому маршруту, остальное субсидировалось из городского бюджета.

Т.С.: То есть вдруг вы посчитали снова и образовалась дыра в два млрд.?

Н.К.: Откуда появилась сумма. Принято новое постановление Минтранса, оно обязательно. Методические рекомендации для расчёта начальной цены контракты. Администрация сделала запрос – возможно ли нам не применять эту методику. Нам ответили, что нельзя. Мы ее применили согласно той методике на тот объем, который у нас субсидировался. Выяснилось, что мы должны 1900 млн. рублей. Их нет. Брать мы их не будем, перераспределять неоткуда.

Т.С.: Вывод какой?

Н.К.: Из 40 основных маршрутов, которые нас закрывались по регулируемым тарифам, 13 мы отдали на нерегулируемые тарифы. Значит, на них будет стоимость 30-35-40 рублей.

Т.С.: То есть это частные оператор будут делать?

Н.К.: Так и раньше частные операторы делали.

Т.С.: И СПОПАТ?

Н.К.: Да.

Т.С.: Он тоже может менять свой тариф?

Н.К.: В равных условиях все игроки рынка. Потому что у нас СПОПАТ – это акционерное общество, остальные четыре игрока также акционерные или ООО. У нас рынок не поменялся.

Т.С.: Два вопроса в связи с этим: СПОПАТ приносит дивиденды в гор бюджет?

Н.К.: Пока они были на нуле.

Т.С.: Ну, не приносит, будем говорить. Рассматривается ли возможность с другими муниципальными предприятиями или контролируемыми городом предприятиями его последующая продажа в рынок?

Н.К.: Кого?

Т.С.: СПОПАТа.

Н.К.: А зачем его продавать? Он уже в рынке.

Т.С.: Он зависим сегодня?

Н.К.: Он независим и никогда не был зависим. На бюджетной игле, которая называется субсидированием.

Маршрутки

Т.С.: Хорошо, второй вопрос. Может, это, конечно, не к вам, но раз говорим о транспорте городском… А вообще маршрутные такси в том виде, в котором они есть, не подлежат изгнанию с наших дорог, как элементарно негигиеничный, небезопасный транспорт?

Н.К.: Я с вами здесь соглашусь на 100 процентов, потому что мы этот вопрос тоже постоянно ставим. О контроле этих… их сложно назвать автомобилями. Этих механизмов. У нас есть и хорошие маршрутки, современные. Но есть и старые. Я против старых, и мы постоянно об этом говорили и говорим администрации города.

Т.С.: И?

Н.К.: Часть вытесняется, часть остается. Требования, стандарты, как они проходят техосмотры…

Т.С.: Этот вопрос мог быть отрегулирован на уровне муниципалитета?

Н.К.: Это наше право.

Т.С.: Вы можете их вытеснить и заставить операторов приобретать настоящие автобусы?

Н.К.: Безусловно, да. При разыгрывании контракта есть техзадание, каким должен быть автобус. Они должны быть оснащены ГЛОНАССом, по нему идет расчет…

Т.С.: Большее волнует соответствие элементарным техническим условиям.

Н.К.: Есть большой вопрос: как сами водители соблюдают свой режим труда и округа в этих старых газелях.

Т.С.: Для этого существует трудовая инспекция.

Н.К.: Правда она работает только избирательно. Наверное, есть над чем тут еще поработать. Да, кстати, и люди обращаются. Спрашивали на встречах, я объясняла, как будет формироваться тариф. Никто не против платить деньги в маршрутом такси, главное, чтобы они были в приличном состоянии, и чтобы в них была обеспечена безопасность.

Троллейбусы

Т.С.: С этим разобрались. Вопрос вам как в экономисту может быть смешной. А вот проект Вячеслава Новицкого почти 20-летней давности по созданию троллейбусного парка? Он по-прежнему кажется неправильным? Или об этом уже даже никто не говорит? Был бы сегодня электрический транспорт более экономичным, чем автобусы, которые требуют топливо.

Н.К.: Я не думаю. Нынешней зимой появится или нет – электрический автобус, который у нас в августе в Сургуте проходил апробацию. Да, в жаркое время это хорошо. Инспектировали даже наши дороги, где ремонт проводился. В таком автобусе работает кондиционер, работает вентиляция, условия благоприятны. Этот автобус — по сути, тот же троллейбус — в Санкт-Петербурге в зимнее время не особо прошел, потому что когда был мороз, он не показал себя.

Т.С.: Я вот думаю: летают же ракеты в космосе, где холодно. Наверное, это вопрос отработки…

Н.К.: Возможно это первые шагию. Но, может, нам не стоит основываться на этих троллейбусах.

Т.С.: Хорошо, тем более, что их нет.

Н.К.: И нету дороги. У нас сегодня для автобуса нет ни кармана, ни своей полосы, чтобы он…

Т.С.: Это удивительный случай. Город с самыми широкими улицами в стране…

Н.К.: К сожалению это как. Посмотрите, как в Тюмени это сделано? Они сделали отдел полосу для автобусов

Т.С.: Это мой следующий вопрос про организации гор пространства. Вы заговорили о парках, набережной. Это замечательно. Но город задыхается от организованных внутриквартальных проездов, от отсутствия одностороннего движения, парковочных зон и вообще политики в этой сфере. И мое ощущение, что чиновники боятся гнева жителей и тянут с этими очевидными реформами. Вы в думе это обсуждаете? Есть ощущение, что это очень важная, первостепенная задача, которую нужно решать?

Н.К.: Это, безусловно, первостепенная задача. В понедельник у нас была презентация законченной работы. Нам Санкт-Пеьербургский институт разработал комплексную программу транспорт инфраструктуры города. Основное требование, которое было выдвинуто – чтобы они дали предложения по ликвидации наших пробок, заторов. Это тема для отдельного разговора. Есть кураторы, есть исполнители. Я-то все равно смотрю на эту программу как пользователь.

Приватизация

Т.С.: Я вас снова спрошу как распорядителя бюджета. Продажа тех активов муниципальных, которые висят каким-то бременем на бюджете — будет ли осуществляться приватизация муниципальных предприятий, продажа объектов собственности, недвижимости?

Н.К.: Она была и проводится. У нас есть план приватизации муниципального имущества. Какие объекты вас интересуют?

Т.С.: Я, например, с удивлением узнал, что БТИ, муниципальное предприятие, является проблемой для городского бюджета с точки зрения денег.

Н.К.: Кстати, нет. По БТИ. В прошлом июне мы ставили вопрос, почему БТИ нам приносит убыток. Ну, не нам, себе. Муниципальные предприятия не финансируется из городского бюджета. Мы были удивлены. Это необходимая для всего населения работа.

Т.С.: Она как кладбище, она вечная.

Н.К.: Она вечная. Это так же как хлеб.

Т.С.: Очень интересный вопрос про хлеб, мы его тоже с вами обсудим.

Н.К.: БТИ за год работы отчиталось тем, что они пересмотрели свой подход, мы сделали внушение куратору в администрации города: как вы планируете, следите, почему не вмешиваетесь в управленческий процесс? Сегодня у нас БТИ уже планирует прибыль, они открыли свое окно в МФЦ.

Т.С.: Разобрались с БТИ. Мой вопрос несколько шире. Есть ощущение, что депутаты сургутские со скепсисом относятся к теме приватизации, сбрасывания с городского балласта всевозможного имущества. Может, в силу вашего корпоративного восприятия, потому что у вас большая часть депутатов – выходцы из Сургутнефтегаза и из крупных предприятий, где определенная корпоративная политика в этом вопросе. Может, вы что-то такое знаете, чего не знают горожане? Почему бы не избавиться от всего лишнего? Фактически, вы эту политику проведите с городским транспортом. Но здесь вы рассказываете, как хорошо заставили работать с прибылью БТИ. Пускай работает как хочет, не будучи городским предприятием. А зачем БТИ городу? Или городской рынок:

Н.К.: А почему мы должны от них избавиться?

Т.С.: Вот я вас и спрашиваю. В чем логика городских депутатов: Хозяйство держать?

Н.К.: Хозяйством нужно управлять правильно. Продать муниципальное предприятие мы не можем. Его нужно либо ликвидировать, либо преобразовывать, отпускать на вольные хлеба. Преобразовать в АО, ООО. С нашей долей, либо без нашей доли. Смысл не в этом. Сегодня чем вам мешает муниципальное предприятие БТИ? Совершенно ничем. И жителям Сургута.

Т.С.: Хорошо, а рынок?

Н.К.: Давайте продадим рынок. Что там будет? Не знаю. Там может быть все, что угодно. Я и депутаты считаем, что…. Есть полномочия у городской администрации. И у нас соответственно. Есть поддержка предпринимательства, организация сельско-хозяйственного производства, есть фермерские хозяйства.

Т.С.: Простите, перебью. Мне подсказывают коллеги, что мы перешли весь норматив…. Это будет вам новогодний подарок. Смотрите, мы поддержку с/х так осуществляли, что лишили известного совхоза. Но мы держимся за рынок…

Н.К.: Потому что он нам нужен как площадка для реализации продукции под крышей и по нашим низким ценам. Безусловно, вопросы к рынку есть. И немалые вопросы. Здание уже достаточно изношенное. Освещение сейчас наладили, мы ждем от них бизнес-стратегию. В принципе, готовы были рассмотреть концессию, но муниципальное предприятие не сдашь в концессию. Понимаете, в каждом городе есть рынок, и я не уверена, что он должен быть в частных рука. Если будут надежные частные руки – ради бога.

Т.С.: Я чествую, что в вас говорит…

Н.К.: Хозяйственник.

Т.С.: «Такая корова нужна самому.»

Н.К.: С детства уверена, что хлеб вода и тепло должны быть в одних руках. Рынок обеспечивает это.

Т.С.: По этой причине депутаты не позволили свершиться атаке на Хлебозавод?

Н.К.: Возможно, да

Т.С.: Именно по этой причине можете ли вы сейчас как председатель городской думы сформулировать свою позицию в отношении ключевых муниципальных предприятий– ГТС и Горводоканал.

Н.К.: Я ее уже сформулировала однозначно. Хлеб вода и тепло – стратегические объекты, они должны быть в одних руках.

Юбилей города и юбилей думы

Т.С.: Вот мы в 2019 году будем встречать юбилей Сургута. Он не очень круглый, но дело приятное. Плюс еще и 25 лет думе города Сургута. Это будет что-то с чем-то, или вы скромно все переживёте без помпы? Больше интересует юбилей Сургута. Не хотели бы власти поменять что-то в этом формате и сделать празднование дня города по другому сценарию?

Н.К.: Это обсуждается. Для этого у нас сегодня заложены деньги в резервном фонде в размере 47 млн. Пока четкой программы нет. Потому что это будет рассматриваться рабочей группой – представители депутатов, общественности, представители администрации. Для того, чтобы провести праздник хорошо, — он должен быть для горожан. Нам нужно оборудование долгоиграющее, чтобы это было не только на юбилей: купили – забыли, положили на склад. Нет. Сегодня первое совещание было – купить оборудование, большой экран. Примерно 56 кв. метров на площадь. Закупить тысячу складных стульев для граждан, чтобы можно было сидеть.

Т.С.: В Икее дешевые – 400 рублей штука.

Н.К.: В магазине их не купишь, нужен серьёзный подрядчик, который пройдет сертификацию. Это же у нас все забюрократизировано. Сегодня согласовано приобретение оборудования – стулья, сцена, экран, звуковое оборудование, которое будет использоваться не один год. Далее программа мероприятий праздничных разработана будет. Безусловно, будет не один день. Я полагаю, что юбилейный год должен продолжиться. 9 мая запланирована реконструкция, так же как в прошлом году.

Т.С.: Я бы продолжил с огромным удовольствием и дальше с вами разговаривать, но боюсь, что мы должны сворачиваться. И я хочу сказать, коллеги, что разговаривал последние 50 минут с Надеждой Александровной Краснояровой, председателем думы. Мы выяснили, что 2018 год был для нее и для думы Сургута позитивным скорее, чем негативным. Многие вызовы были брошены, на эти вызовы депутаты нашли все необходимые ответы. Мы выяснили и подтвердили, что отношение депутатов к работе городских чиновников сохраняется критическим. Но при этом депутаты стараются не политизировать свою работу.

Н.К.: В конструктивном русле.

Т.С.: Мы выяснили, что решение по изменению финансирования общественного транспорта воспринимается городскими властями как неизбежное, но правильное. И мы выяснили, что приватизация городских предприятий и объектов собственности скорее воспринимается как нежелательное, особенно это касается ГТС, Горводоканала и Хлебозавода. Ну, и наконец мы узнали от председателя думы, что в ближайшие годы в Сургуте будет усилена работа по благоустройству и развитию городской среды, в частности мы получим набережную возле университета и всю прилегающую территорию. Много новых парков и даже что-то нам обещают со Станцией юннатов. На этом, если позволите, мы закончим. От нашего лица мы желаем городским депутатам в вашем лице продолжать свою работу, оптимизировать гор бюджет в пользу горожан.

Н.К.: Спасибо большое, Тарас Владимирович, за интересную беседу, вопросы. Вы мне позволите воспользоваться эфиром и поздравить горожан с наступающим Новым годом, пожелать успехов, терпения, мудрости, чтобы в домах был свет, было тепло. Чтобы домашний очаг всех согревал, чтобы все были здоровы и счастливы. Ну а Сургуту — процветания, надеюсь, мы все приложим для этого все усилия. С Новым Годом и наступающим Рождеством.

Т.С.: Спасибо.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


26 декабря 2018 в 15:11, просмотров: 5138, комментариев: 9



QR код


Комментарии:
Сергей Б
Если послушать так вроде и нужны, а если убрать так ничего и не изменится
альберт леонов Сергей Б
Правильно говорит, все бы разблзарить... Вспомни мол завод. Северное..
Сергей Б
С сельским хозяйством как-то не складывается.
Ринат Кадыров
Че частнику ушло, все и умерло. Мясной завод решеток исключение
Ринат Кадыров
Редкое т9
Сергей Б
Хотя, надо отдать должное Тарасу, вопросы поставлены так, что задумаешься, зачем нужны депутаты. При, мягко говоря, неэффективном управлении городом хоть какая-то оппозиция. Ущербность некоторых муниципальных предприятий из той же оперы – неэффективное управление. Из чего больше следует не приватизация таких предприятий, а смена управленцев, начиная с главы. И даже сказал бы, что кое-что еще можно вернуть в муниципальное лоно. ЖКХ например. УКС вроде собирались воссоздать. Только топ менеджеров нужно подыскать вместо шоуменов. Это ведь тоже задача депутатов?
Сергей Б
Которую они не исполняют.
beavis Сергей Б
Обратного хода нет, не раздербанили бы то что осталось. Топ-менеджеров тоже не недо, эти только ярды осваивать способны
Сергей Б beavis
Можешь называть, как хочешь – топ-менеджер, сити-менеджер, управленец – дело не в названии, а в способности эффективно управлять за оговоренную оплату труда.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Опасно ли в Грузии? Отдыхают ли там сейчас там сургутяне? Что с ними будет?

​Опасно ли в Грузии? Отдыхают ли там сейчас там сургутяне? Что с ними будет?

СИА-ПРЕСС узнал, как там наши земляки и кто потеряет деньги из-за запрета на прямые перелеты
Ева Рудион 24 июня в 16:13
794 5
«В этот раз Сургут получит полноценную арт-инсталляцию от уличных художников»

«В этот раз Сургут получит полноценную арт-инсталляцию от уличных художников»

Руководитель школы граффити «Гаражи» и организатор «Гаражи фест» Максим Яровой — о новом проекте и актуальности искусства граффити
Лилия Сулейманова 24 июня в 13:17
616 0
​В Сургуте Ленин живее всех живых

​В Сургуте Ленин живее всех живых

Уверяю вас, новые поколения, если захотят, с легкостью найдут в названиях «Захарова», «Билецкого», «Показаньева» что-нибудь крамольное и запрещенное. Надо жить со всей историей, какая у нас есть
Сергей Антонов, сургутянин 22 июня в 10:01
1395 24
​Неделька зимнего лета

​Неделька зимнего лета

За минувшую неделю, помимо климатических причуд, я бы выделил три группы событий. Назовем их условно «мошенники, как клещи», «Путин нам поможет» и «инициатива наказуема». Давайте по порядку.
Олег Владимиров 21 июня в 17:47
1360 3
В Сургуте дети вынуждены с пяти утра занимать очередь возле МАУ «Наше время», чтобы найти работу

В Сургуте дети вынуждены с пяти утра занимать очередь возле МАУ «Наше время», чтобы найти работу

Всего в городе в год создается порядка трех тысяч рабочих мест для подростков, но их не хватает
Лилия Сулейманова 21 июня в 14:25
1509 21
​Может, вернём практику СССР: отучили врача и отправили работать на несколько лет куда государство укажет

​Может, вернём практику СССР: отучили врача и отправили работать на несколько лет куда государство укажет

Посмотрел прямой эфир вопросов президенту, но после обсуждения медицины нервов смотреть не хватило...
Эдуард Логинов, председатель МРОО инвалидов, ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Содружество» 21 июня в 12:46
942 5
«Молодежь созрела для самостоятельного решения своих проблем, потому что власти уделяют этому мало времени»

«Молодежь созрела для самостоятельного решения своих проблем, потому что власти уделяют этому мало времени»

Общественник Сергей Мелашенко — о переходе «Зарницы» в интернет
Лилия Сулейманова 20 июня в 16:51
2417 9
​Плата за тепло: очередной бред

​Плата за тепло: очередной бред

На верхних этажах настолько тепло от всего здания, что люди не отапливают квартиры. И они, получая дармовое тепло от нижних этажей (где хотят включить повышенный тариф!), оказываются в привилегированном положении
Тарас Самборский 20 июня в 16:14
1609 6
​Говорят, что центральный рынок Сургута могут сдать в аренду на 25 лет. Кому сдать? Зачем? Что город получит взамен?

​Говорят, что центральный рынок Сургута могут сдать в аренду на 25 лет. Кому сдать? Зачем? Что город получит взамен?

Пять главных вопросов о «почти концессии» главного рынка
Дмитрий Щеглов 20 июня в 15:04
1037 4
Олег Владимиров

​С мертвой точки

Погодите возмущаться. Морг – это тишина, чистота и порядок. Детский сад будет бесить вас куда больше, уж поверьте.
Олег Владимиров 19 июня в 15:16
1224 6
Особое место

Особое место

В Сургуте продолжаются споры о том, восстанавливать Дом Пионеров или сносить. Есть разные мнения и среди депутатов городской думы. Мое мнение – восстанавливать!
Артем Кириленко, заместитель председателя думы Сургута 19 июня в 10:45
1207 19
Больше мнений