16+

«Мое отношение к приватизации коммунальных активов Сургута - негативное» // ВИДЕО, АУДИО, ТЕКСТ с тематической разбивкой

Онлайн-конференция с депутатом Госдумы Александром Сидоровым

Подводить итоги политического сезона в студию siapress.ru придет депутат Госдумы РФ Александр Сидоров. Обсудим все самые интересные законопроекты, которые рассматривал федеральный парламент, а также актуальные события, которые происходят в Сургуте и Югре.

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, слушатели, читатели siapress.ru. Мы в нашей онлайн-студии и сегодня гость, с которым мы обсудим очень много интересных вещей, Александр Леонидович Сидоров, депутат Государственной думы Российской Федерации. Здравствуйте, Александр Леонидович.

Александр Сидоров: Добрый день.

«Хорошо, что были протесты 26 марта»

Д.Щ.: Поговорим сегодня обо всех самых важных событиях прошедшего политического сезона, парламентского сезона. И хочу начать с того, что в этой студии уже задавал депутатам Государственной думы ‒ с вопроса о том, как вы наблюдали, и что вы видели, когда у нас проходила вот эта череда несанкционированных, в том числе, митингов 26 марта и 12 июня. Когда достаточно много было людей на улице, когда много людей попали под достаточно сильный пресс омоновцев. Оказались в автозаках, оказались оштрафованы и так далее. То есть, как вы за этим наблюдали, и что обсуждалось в депутатской среде в то время, когда происходили эти события?

А.С.: Ну, первое, наверное, что принципиально важно, и чем отличаются события, о которых вы говорите, от прочих каких-то проявлений протеста или активности социальной, это то, что вышла молодежь.

Д.Щ.: Да.

А.С.: Которая в принципе никаких ранее, как казалось, не предъявляла особых требований, особых недовольств чем-то, чем-либо не высказывала. Вот это принципиальное различие. Второе, что вызвало негативную оценку депутатов, и об этом тоже говорилось, и об этом говорилось с парламентской трибуны, в кулуарах думы — это не всегда адекватная, а зачастую даже неадекватная реакция правоохранительных органов на вот эти проявления. То есть формальный подход: разрешено — не разрешено; санкционированное — несанкционированное проведение массовых мероприятий. Вот подобные действия, по отношению, особенно, к молодым людям, даже несовершеннолетним, безусловно, это вызывало неприятие и возмущение депутатов депутатского корпуса. Третье — это, безусловно, анализ, почему это произошло, что послужило причиной, источником, когда, казалось бы, никаких явных факторов, которые бы эту ситуацию возбудили и привели к этому, не существует. Ясно, что надо идти вглубь и разбираться в процессах, которые происходят где-то видимо глубже, за кадром, но мы не ощущаем, не видим социальные сети и что происходит в них. Состоялись слушания, куда приглашались блогеры.

Д.Щ.: А вы там были?

А.С.: Я на этих слушаниях не был, а на следующих, где речь шла о молодежных программах, где приглашали молодежь, был. То есть очевидно, что это послужит в последующем принятию каких-то решений, касающихся программ молодежных, принципиального подхода, концептуального подхода к программным вещам, которые бы давали понять молодежи, куда мы движемся, к чему надо стремиться, что есть сегодня ценности, что есть идеи, которые надо видеть как цель не только своей жизни, а может быть цель поколений. Безусловно, ну, вот это вызвало достаточно такой встревоженный, заинтересованный интерес, и я думаю, что в марте — а сегодня уже июль, а вот в марте была запущена эта вот тревога, это вот внимание к тому, что происходит, к тому, что задавлены некие процессы, которые не всплывают на поверхность, но внутри жизнь продолжается — к этому сегодня надо относиться более внимательно.

Д.Щ.: Ну, вы сказали, что как бы очевидных причин к тому, что молодежь вышла на эти самые митинги, не было, но был — это была не причина, а повод — фильм Алексея Навального, его расследования.

А.С.: Ну, да, да.

Д.Щ.: Все равно, это, так или иначе, повод. Мы все это прекрасно понимаем, потому что причины куда глубже. Но вот вы сказали, что есть какое-то понимание у депутатского корпуса о том, что нужно с этим что-то делать, и нужно как-то с молодежью работать, и даже позвали блогеров, и так далее, все это происходило. Но получается, что у нас два события было накануне завершения сессии весенней. Первое событие — это видеоблогера Соколовского внесли в список террористов-экстремистов. То есть парню молодому, который там, так или иначе, где-то нарушил закон, ну, как бы справедливость которого можно обсуждать, но закон есть закон. Он его нарушил.

А.С.: Формально да.

Д.Щ.: Да, формально он нарушил закон. Хотя многие не считают, что это как бы было страшно. То есть этому парню, просто сломали жизнь. У него проблемы там со всеми счетами, у него проблемы с деньгами, у него проблемы с трудоустройством, то есть человек просто оказался вышвырнут за пределы вообще социума, по большому счету. И второе — это вот последний день, по-моему, весенней сессии. Там были запретительные законы в отношении VPNов, торов, различных анонимайзеров. То есть эти действия, как они коррелируют с тем, чтобы повернуться лицом к молодежи?

А.С.: Вот, это как раз и есть, видимо, тот инерционный процесс. Вот вы сейчас правильно сказали, что март вроде прошел, а причин глубоких этого, наверное, не вскрыто. Так вот, вот это инерционное явление, ведь не происходит все за один день. Март, июль сегодня уже заканчивается, и вот это вот продолжение того, что послужило глубинными причинами выхода молодежи на улицы. То есть приходит понимание того, что уже нельзя так, а…

Д.Щ.: Но понимание еще не превращается в действительность.

А.С.: ...а воз идет.

Д.Щ.: Да.

А.С.:А воз идет. То есть этот массив, он же не за один день раскручивался, этот маховик. Не за один день, что называется, это движение началось. Так точно оно, видимо, не за один день и остановится. Насколько это, с моей стороны, не надо было сказать этого. Но хорошо, что это был март, когда обоз надо уже как-то либо останавливать, либо корректировать его направление движения, либо плавно куда-то поворачивать. Вот, это вот вы сейчас сказали. Как раз есть это продолжение инерционного развития в ту сторону.

На мой взгляд — я сейчас выражаю свое мнение, мне бы не хотелось, чтобы это воспринималось, как некое общее мнение депутатов всей думы.

Д.Щ.: Ну, да, это понятно. Опять же, было, — может, вы не видели, — было обращение видеоблогеров, под ним подписались люди, у которых аудитория больше 10 млн человек.

А.С.: Я неспроста обратил внимание, что это вызвало очень живую реакцию и интерес у депутатов, это абсолютно понимаемо.

Д.Щ.: Да? То есть 282 статья — есть шанс, что она каким-то образом будет либерализована?

А.С.: Я так понимаю, что да.

Сургут занимался реновацией до того, как это стало мейнстримом

Д.Щ.: То есть, есть шанс, что услышат. Ну, хорошо. Будем следить за этим. Смотрите, второй вопрос, вторая тема, которая в Госдуме звучала громче всего за последние месяцы, это программа реновации. Я здесь хочу узнать ваше мнение по поводу этой программы в принципе, и провести какие-то параллели с Сургутом, потому что у нас тоже были некоторые аналоги или попытки аналогов провести программу реновации, сносить какие-то дома и заменять их на другие. Как это процесс теперь вам видится, может быть, вы выступили какого-то рода экспертом для того, чтобы депутаты лучше поняли вообще суть происходящих событий.

А.С.: Ну, к реновации, к программе реновации, отношения самые разные, зачастую диаметральные: от резко отрицательных, до восторженно положительных, если говорить о московской программе реновации. На мой взгляд, сама по себе московская программа реновации, ну, есть благо, есть благо для города, поскольку обновит огромное количество старого, уже убитого жилого фонда, причем конструктивно, по сути, непригодной для капитального ремонта и реконструкций, как таковой его дешевле сносить и строить что-то новое взамен.

Я пытался глубже разобраться, почему некоторые люди недовольны, ну, дьявол в мелочах прячется, как в известной притче. И кого-то есть на первых этажах купленное имущество, выкупленные раннее квартиры, там созданы некие предприятия, учреждения, занимающиеся тем или иным бизнесом, подвалы и полуподвалы есть, которые тоже оборудованы... То есть это, безусловно, те люди, которые потеряют, как они полагают, хотя и по ним в последнем варианте закона, который принят в третьем чтении, сказано, что что-то есть. Мы говорим о том, что это благо для города — раз, это благо для тех, кто просто проживает в этих домах и получить гораздо более комфортные, современные, удобные и приспособленные для комфортного проживания. Жилье примерно в тех же районах, во всяком случае, в пределах того же административного округа, как заявлено в законе, при этом, что называется, по сути, не будут платить капитальный ремонт — то есть там масса преимуществ для тех, кто будет переезжать.

Отрицательная, естественно, реакция, скорее, даже не от самих москвичей и не столько от москвичей, то только от тех, кто полагает и полагал, что на месте этих домов будет построено гораздо большее количество квадратных метров, высотки, которые, безусловно, уплотнят микрорайоны, еще увеличат численность и сделают еще более дискомфортным проживание в этих районах. Во всяком случае, заявлено в программе и законом прописано, что это не произойдет.

И, безусловно, во многих регионах России где, как мы с вами прекрасно знаем, есть жилье не менее «убитое»: и бараки, и дома деревянные, давно уже сгнившие и полусгнившие постройки и 40-х, и более поздней постройки, которые, конечно же, требуют быстрого кардинального решения по их расселению. Безусловно, регионы понимают, что им подобную программу не поднять, поскольку та программа выполняется за средства бюджета города Москвы. У регионов, чтобы поднять такую программу, сегодня просто нет денег. Хотя заявлено, что эта программа является пионерной, то есть экспериментальной, даже не экспериментальной, а вот базовой, на базе которой, может быть, могут быть приняты подобные региональные программы регионов, могут быть заявлены подобные проекты субъектов федерации, с возможным финансированием и не только из бюджета субъектов федераций, но и с участием федерального бюджета.

Д.Щ.: Но скажите, возвращаясь немного к сургутскому опыту: когда вы в Сургуте, в бытность мэром, главой города, занимались расселением определенных каких-нибудь «убитых» двухэтажек и так далее. Для этого же не принимался целый закон о реновации в Сургуте, для этого просто использовалась уже существующая законодательная база о ветхом жилье, об аварийном жилье. Как это все происходит, то есть зачем нужно было городить такой огромный огород именно в Москве, именно с участием Госдумы, потому что, несмотря на то, что Москва — это город федерального значения, это столица, но это, так или иначе, субъект Российской Федерации, это не вся Россия. Зачем была сделана вот эта вся огромная информационно-законодательная акция, который сейчас превращается в проект реновации?

А.С.: Ну, если все-таки от Сургута отталкиваться, нами подобный проект был реализован. И заканчивается реализация, по сути, это микрорайоны 17, 19, плотно застроенные деревянными двухэтажными домами в период 60-70-х годов до 75 года включительно. Вы же видите, что это один к одному, то есть расселялись дома тех лет. Постройки деревянные уже достаточно изношены, по сути аварийные или почти аварийные. В соответствующей инфраструктуре, в существующих инженерных сетях, хотя, безусловно, сети пришлось, как таковые, поменять, сами трассы и сама схема разводки осталась, то есть это один к одному. Может быть, масштабы московские другие, но проект реновации...

Д.Щ.: Без законов всяких. Все работает. Все и так сработало.

А.С.: ...при этом он выполнен за деньги инвесторов, как, собственно, собирается делать Москва, в львиной его доле. Если говорить о вложениях, на которые будут этот проект осуществлен, один к одному мы этот проект выполнили. Почему вы вот говорите о том, что пришлось принять на уровне федерального закона: ну, прежде всего, потому что та нормативная база, которая на сегодня имеется, она не позволяла выполнить проект, как задумывается и реализуется сегодня в Москве. Необходимо было принять федеральный закон, который позволил сделать многие вещи, которые настоящим законодательством сегодня не предусмотрены. Ведь не секрет, что в том же Сургуте, то, что мы смогли сделать в те годы, когда заключали договор и запускали проект реновации старого жилого фонда в 17, 19 микрорайонах, в тех же 1 и 4 микрорайонах мы уже по времени не смогли сделать, потому что поменялось законодательство, хотя там один к одному двухэтажный жилой фонд тех же годов постройки, деревянный жилой фонд, который надо было, по-хорошему, по той же схеме запустить. Сегодня подобный проект реализуется, но уже несколько на других принципах, в микрорайонах 22, 23, Геологов, если с этой стороны зайти, со стороны последнего пешеходного моста через реку Сайма. Поэтому, я возвращаюсь к Москве, получилось это, что называется, огласка, озвучивание на федеральном уровне запуска этого проекта. Потому, еще раз говорю, потребовался отдельный специальный федеральный закон.

Д.Щ.: Хорошо. Давайте еще два аспекта обсудим этого момента, как бы параллели с Сургутом. Аспект первый — сургутские пятиэтажки. Мы знаем, что у нас сейчас Сургут по кольцу обстраивается новым жильем, оно высотное, как спальные районы, с ними все понятно. То есть к их проблеме мы, наверное, вернемся через какое-то количество десятков лет, но у нас есть центральные, очень уютные, тихие и классные районы, застроенные пятиэтажками. А придет ли Сургут, рано или поздно, к моменту, когда он тоже должен будет прийти к какому-то своему проекту условной реновации? То есть дойдут ли наши пятиэтажки до того состояния, когда вот нам скажут: «Нет, все, ребята, кранты. Эти пятиэтажки у нас скоро рухнут, нужно их снести, а на их месте поставить 18-этажки срочно». Давайте тогда это обсудим, и будет второй вопрос.

А.С.: Нет, здесь нельзя проводить аналогию с московскими пятиэтажками, поскольку у нас они изначально конструктивно иные. То есть, если в московских пятиэтажках коммуникации вмонтированы в панели и отопления, которые не предполагают его замены без разрушения наружных несущих панелей, то сургутские пятиэтажки, они в принципе построены иначе. Это уже другие проекты, другие серии. То, что мы не называем реновацией, и оно как таковой реновацией не считалось, это капитальный ремонт домов первых массовых серий, то, что мы выполняли в 2000-х годах, до 2010 года действовал закон, федеральный 184-ФЗ, по которому осуществлялось финансирование капитального ремонта этих многоэтажных домов.

Вы помните, финансировалась эта программа из четырех источников: федеральный бюджет, бюджет субъектов федерации, муниципальный бюджет и 5 процентов платило население. Ремонтировались пять конструктивных: лифты, кровли, фасад, инженерные сети и подъезды. То есть, по сути, так случилось, мы сумели практически, город Сургут, я имею в виду, забрать все деньги субъекта федерации Ханты-Мансийского округа, которые выделялись под эту программу федеральным правительством.

Так вот мы сумели за эти годы, пока действовал 184 федеральный закон, отремонтировать более 400 домов, по сути, забрав все деньги с бюджета субъекта федерации на один город Сургут. Ряд городов только вступили, что называется, нашли возможность или стали соответствовать каким-то образом требованиям. Там идут жесткие требования к муниципальным образованиям, которые предъявлялись этой федеральной программой, чтобы получить средства федерального бюджета. Программа уже перестала действовать, 184 федеральный закон прекратил свое действие. Это вот тот путь, по которому должен пойти капитальный ремонт панельных домов, построенных в 70-80-е годы. В которых можно заменить инженерию, отопление, канализацию, водопровод, поставить приборы учета, для учета потребления тепла и воды в каждой квартире, отремонтировать фасады, с их отеплением и облагораживанием, заменить лифты, если это девятиэтажные дома, отремонтировать кровлю, в том числе, и сделать скатные кровли там, где совмещенные кровли зарекомендовали себя плохо. Ну, что мы и делали, в принципе. И другой вариант есть, который действительно более подходит к слову реновации, но без сноса и отселения, опять же, это то, что мы, вот, попытались сделать на доме по улице Энергетиков, с устройством мансард.

Д.Щ.: Да, это был второй вопрос. Мансардизация, да.

А.С.: Но этот вопрос тоже надо глубже изучить, мы ведь его тоже не сами придумали. Мы тоже брали, что называется, с Запада, с той же Восточной Германии, когда они объединились с Западной Германией, перелопатили огромное количество жилого фонда, также построенного из панелей. Это тот путь, по которому тоже можно идти, который тоже подъемен для субъектов федерации, муниципалитетов и участие, может быть, какого-то, каким-то рублем, населения, хотя бы за счет тех средств фонда капитального ремонта, который сегодня создается. То есть, говоря о том, что вот эти прочностные характеристики этих домов, позволяет их эксплуатировать еще и десятилетия, и столетия.

Д.Щ.: Ну, то есть, если к нам кто-то придет и скажет: «Давайте вот вас, ваши пятиэтажки просто скоро рухнут, и нужно срочно строить на их месте, значит, 18-этажные свечки», значит надо им сказать нет?

А.С.: Никуда они не рухнут. Стоять будут еще века.

Д.Щ.: Хорошо, мы это запомним.

А.С.: А сделать их комфортными и современными, безусловно, ну, насколько это возможно в существующих условиях. Более удобными, комфортными для проживания и более экономичными. Мы говорили с вами об утеплении фасадов и замене инженерных сетей на более эффективные, вполне, возможно, что собственно и делалось.

«Приватизация коммунальных активов для Сургута — это плохо»

Д.Щ.: Хорошо. Вопрос от наших читателей, ну, это в принципе интересный и важный вопрос для сургутян в настоящий момент. В городе сейчас идет обсуждение, пока что на уровне слухов, но, так или иначе, слухи подтверждаются кулуарными разговорами, подтверждаются различными инсайдерскими информациями о том, что существуют определенные планы по слиянию наших коммунальных гигантов: Городские тепловые сети и Горводоканал, в одно предприятие с последующей приватизацией. Что вы думаете по этому поводу? Эта тема в Сургуте старая — приватизация коммунальных, ключевых коммунальных активов.

А.С.: Я вам скажу очень коротко и правду. Можно?

Д.Щ.: Да, давайте.

А.С.: Интерес к сургутским коммунальным предприятиям: и Горводоканалу, и Гортеплосетям, многие годы огромен. В силу того, что мы огромные средства городского бюджета вложили в их обновления, реконструкцию. Мы капитально отремонтировали, технически вооружили, перевооружили очистные сооружения по воде: и девятый промузел, и восьмой промузел, и локальные водозаборные узлы. Мы поставили принципиально новую водоочистку. Мы капитально отремонтировали очистные сооружения по хоз. фекальным стокам, сегодня они выдают в Обь воду питьевой чистоты. Мы заменили огромное количество магистральных сетей, положив уже, современным образом, заизолированную трубу и установив все необходимые технические устройства и запорную измерительную по трассам. Мы отремонтировали за счет средств фонда, за счет средств кредита Евробанка, центральные тепловые узлы, вооружили их самым современным оборудованием. И где-то с 2007-2008 года отбоя нет, я говорю по своему опыту, поверьте мне, от желающих взять эти сети в концессию. Взять эти сети в аренду с последующей приватизацией, взять эти сети в эксплуатацию и так далее. Любым способом взять.

Таких желающих, еще раз говорю, уже тогда было пруд пруди. Сейчас, уверен, что их не меньше. Заезжали с самого высокого уровня и как только интересы желающих взять эти сети и, как вы говорите, объединить и приватизировать или не объединять, не приватизировать, взять в концессию на многие-многие годы и снимать с них прибыль, после того, как они в великолепном техническом состоянии находятся. Как только интересы этих желающих совпадут с интересами администрации, это начнет происходить.

Д.Щ.: Вообще сама по себе приватизация таких активов плохо или хорошо? Или это никак?

А.С.: Для города Сургута плохо.

Д.Щ.: Почему?

А.С.: Потому что в основном суть приватизации или концессии, речь даже идет не о приватизации на этом этапе, а о концессии. Ее суть — привлечь дополнительные средства инвесторов для того, чтобы можно было реконструировать, обновить, перевооружить то городское хозяйство, коммунальное хозяйство. Ведь мы же постоянно слышим: более 50 процентов износа, 70 процентов износа, умирает, гибнет, потому что действительно средств бюджетных муниципальных образований, в городах их нет, поэтому поиск вот этого, этих возможностей, приводит к этим всевозможным вариантам, в том числе и найти инвестора, и, безусловно, у любого инвестора, у любого желающего взять концессию и приватизировать. Ну, приди ты в магазин, вы что выберете: плохой, некачественный товар, или бракованный, или который надо ремонтировать дороже, чем он стоит, изначально вкладывая в него средства? Ясно, что первое желание у них появится взять это там, где сегодня средств вкладывать не надо. Городу Сургуту такой необходимости огромной, которая бы заставляла искать подобного инвестора и ждать каких-то огромных вливаний, сегодня не существует.

Д.Щ.: Но, тем не менее, подобные приватизационные компании происходят в других городах. В той же Тюмени приватизированы достаточно такие серьезные…

А.С.: А вы проанализируйте, где концессия была взята, где эти сети были взяты, и чем она закончилась.

Д.Щ.: А чем закончилась? Ну, расскажите, я просто прям сейчас не могу проанализировать, а все-таки этот разговор хотелось бы продолжить.

А.С.: Ну, не хотелось бы глубоко эту тему развивать по другим городам, но, как правило, это заканчивается тем, что эта аренда или концессия длится какое-то время. Потом концессионеры или арендатор просто отказываются от этой аренды, то есть когда приходит время действительно отвечать за то, что было написано в концессионном, либо в арендном договоре, что мы, принимая сети в эксплуатацию, или забирая их в аренду, к этим правам, которые нам передаются в части сбора средств с населения, с потребителя. Еще и обязаны вложить вот в это, вот в это, сделать вот это, вот это и вот это. Когда доходит вот до этого места, где надо было уже что-то вкладывать и за что-то отчитываться, что-то тратить и что-то производить, интерес концессионера или арендатора, как правило, пропадает.

Д.Щ.: Но это же должно приводить его к существенным проблемам с законам, правильно?

А.С.: Конечно.

Д.Щ.: То есть, и что здесь…

А.С.: А, если я банкрот?

Д.Щ.: Ага.

А.С.: А руки вот они.

Д.Щ.: Так, понятно. Проблема то в чем? В этой системе проблема-то в чем? В том, что это недобросовестный бизнес приходит, в том, что чиновники не в состоянии проконтролировать недобросовестный бизнес, в том, что чиновники заинтересованы как-то с этим бизнесом поделить какие-то деньги? Из-за чего все это?

А.С.: Я вам сказал, как только совпадет интерес бизнеса и администрации, тогда процесс начнет происходить.

Д.Щ.: Хорошо, ну, тогда …

А.С.: Понимайте это, как знаете.

Д.Щ.: Хорошо, будем расшифровывать. Давайте продолжим. Вот, вопрос тоже от читателя по поводу. Мы уже сами затронули вопрос капремонта лифтового оборудования, вот, спрашивает читательница, почему уделяется так много внимания во время того же капремонта переделать фасад здания, но не уделяется внимание тому, что там лифт уже неисправен, а этот лифт как-бы техника, которая, ну, может в конечном итоге, при своей неисправности, может навредить людям.

А.С.: Вы правы абсолютно. Лифт — это техническое сооружение, которое еще и угрожает жизни.

Д.Щ.: Конечно.

А.С.: Случись чего, отслужив свой срок, прийти в негодность, тут две вещи. Первое, когда выполнялся капитальный ремонт по 184 федеральному закону, я уже говорил, о его, по правилам, по действующему федеральному закону, мы будем проводить только комплексно: заходить к дому и делать пять конструктивов сразу, о которых я сказал. Лифт, если он есть. Кровля, фасад, подъезд и сети инженерии. Вот, сегодня, когда ремонт домов проводится по другому закону, по такой программе, когда жильцы платят в фонд ремонту жилых домов. Действительно, это не только у нас, это по всей стране, может быть где-то еще более остро, чем у нас, в силу того, что есть дома более древних построек, чем мы застраивались в свое время, в том числе и домами с лифтами.

Встал вопрос, где многие лифты, это не секрет, не доживут до капитального ремонта, потому что они выйдут из строя раньше, не дай Бог, случится несчастье. Ну, давайте еще откровенно скажем, такое количество лифтов надо еще иметь, чтобы все разом заменять. Было принято решение о товарном кредите, который сегодня разрешено давать заводам-производителям, которые начинают производить лифты ускоренными темпами, взяв соответствующие кредиты, соответствующую поддержку финансовую, чтобы за счет средств этого капитального ремонта, который сегодня либо региональный оператор формирует, либо дома, где принято решение формировать индивидуальный отчет капитального ремонта, на том или ином доме, могли выполнить опережающий ремонт лифтов, то есть лифты сегодня можно взять в кредит, потом за них рассчитаться и, таким образом, решить проблему замену лифтового хозяйства в стране в целом, так, если говорить. В том числе и Сургут не исключение. Надо просто, чтобы региональный оператор, как бы изучив эту программу, въехал в нее, он наверняка знает предмет. Либо те дома, которые формируют индивидуальный счет, то есть вот так же поучаствовали, ежели у них есть необходимость менять лифтовое хозяйство.

Д.Щ.: То есть они вносят предоплату в лифты. Или как?

А.С.: Да.

Д.Щ.: Так, хорошо.

А.С.: То есть они берут лифт, как бы в кредит, а потом рассчитываются за него. Ровно, как и предприятиям, которые производят лифты, выданы соответствующие преференции, чтобы они, ну, не удвоили даже, не утроили, а кратно увеличили выпуск лифтов.

Д.Щ.: Это как-то обсуждается на уровне Госдумы у вас?

А.С.: Конечно, эти решения приняты.

Почему рухнул Фонд поколений Югры?

Д.Щ.: Хорошо, смотрите, есть еще одна ситуация, хотелось бы узнать ваше мнение по этому поводу. Это Фонд поколений, который у нас существовал в нашем округе. Насколько, ну, как бы известно, он создавался еще в 2000 году, когда вы еще были мэром Сургута, а Александр Филипенко был губернатором нашего региона. Как это вообще тогда происходило и как получилось, что мы сейчас подошли к моменту, что в момент, когда надо было начать уже потихоньку выплачивать деньги из Фонда поколений, который благополучно был закрыт, и вот сейчас раздают эти денежки молодежи нашего округа.

А.С.: Тут, как у многих проектов, во многих идеях, идея была хорошая.

Д.Щ.: Безусловно, да.

А.С.: Я знаю прекрасно ребят, которые инициировали создание фонда, благо, они первые начинали в Сургуте. Мы с ними договаривались, они там выполняли ряд работ для нас по исследованию и каким-то выводам...

Д.Щ.: А это кто?

А.С.: ...развиваться Сургуту. Александр Кондарев, Татьяна Вергун, еще одна Татьяна, фамилию уже могу не вспомнить. Четыре человека их было.

Д.Щ.: То есть они из какой-то структуры?

А.С.: Нет. Потом Александр Кондарев, потом они все выполняли какие-то социологические проекты, исследовали городскую среду, социальную, как называется, сферу, делали какие-то выводы, то, тогда чего тогда вообще не делали. Мы начали этим заниматься очень давно, потом Саша Кондарев, Александр Иванович Кондарев, стал первым руководителем этого фонда, выносив эту идею. Они изучали опыт Арабских Эмиратов, они изучали опыт Норвегии, где эти фонды успешно действуют и работают. Идея создания этого фонда заключалась в том, что этот фонд не должен был инвестировать средства в рисковые проекты, не должен был инвестировать средства в низкодоходные проекты.

То есть, что такое фонд? Это средства, которые зарабатывают новые средства. За счет заработанных новых дополнительных средств имеется возможность либо новых накоплений, увеличения капитализации, либо каких-то выплат, которые выступают, там, по прописанным правилам. Но, к сожалению, уже тогда, где-то 2002, 2003, 2005, надо смотреть хронологию, этим фондом, средствами этого фонда был большой соблазн изыскать дополнительные средства на целый ряд нужных и важных, как казалось, для округа проектов: картинная галерея, торговый центр и так далее. Ясно, что эти проекты должной прибыли приносить не могут, в отличие от золотых запасов, в отличие от произведения искусств. Собственно говоря, картинная галерея была построена, идея-то была в фонд заложена приобретать произведения искусств, которые дорожают. Приобретать какие-то золото, активы, которые имеют постоянную тенденцию роста, безотносительно возможных колебаний, которые происходят на рынке. Акции высокодоходных компаний…

Д.Щ.: Да, если бы тогда в Facebook вложиться так, а в итоге…

А.С.: Дальше случилось то, что случилось. Коль средства этого фонда начали использоваться не по прописанному, а по сиюминутным потребностям, по желанию, по использованию этого фонда, как дополнительного источника финансирования каких-то, как тогда полагались, значимых, важных проектов Ханты-Мансийского округа, но проектов социальных, не приносящих прибыль, которые не могли приносить прибыль, по определению. Ясно, что вот этот процесс, что называется, плавного скончания, был запущен тогда уже.

Д.Щ.: Сейчас мы просто к нему подошли.

А.С.: Ну, сейчас просто стало очевидным. Ясно, что надо было какое-то кардинальное решение принимать, потом что стало очевидно о том, что фонд этих обязательств выполнять уже не может, принятых на себя. Надо просто смотреть состав попечительского совета, как он менялся, надо смотреть какие решения этим фондом принимались. Если мы зададимся целью сделать глубокую ревизию причин, почему фонд скончался.

«Не могу критиковать новую команду администрации. Я её просто не знаю»

Д.Щ.: Так, хорошо. Есть еще вопрос от нашего читателя, он приводит частный пример, что возле вечерней школы была построена площадка для спорта, это еще было тогда, когда вы руководили Сургутом, потом, каким-то образом, она стала разрушаться и там сейчас люди пытаются пойти и найти какие-то концы разрешить эту ситуацию при помощи городских чиновников, но у них еще ничего не получается. И человек приходит к такому вводному вопросу: «Хотелось бы узнать вашу оценку качества городской власти, почему на смену сургутянам приходят варяги, и лучше ли они знают проблему нашего города?» Могут ли люди, то есть, к чему мы приходим в итоге. Могут ли люди, которые не сургутяне, в Сургуте сделать что-то такое действительно хорошее, классное?

А.С.: Наверное, вопрос, при всем том, что это интерес задавшего, для меня он некорректен. Вы что хотите, чтобы я сказал, что предыдущая власть была хорошая, а эта нехорошая? Так не бывает. Во-первых, я не могу давать оценку тем, кто пришел сегодня к руководству города, я говорю про администрацию, как бы той части, которая является руководством. Если Шувалова я сколько-то знаю, Вадима Николаевича, как минимум, то с остальными я либо так, чисто визуально, шапочно виделся, поэтому мне трудно судить. Другое дело, что этот процесс, когда люди перекатываются с одного места в другое, что имея за спиной, надо разобраться, и посмотреть, кому это интересно. Полагать, что ими двигает только интерес делать город лучше, делать его краше... Что ими могло двигать в данном случае? Трудно судить, судить можно только профессиональные качества, о профессионализме, управление в своем роде — как везде управленец это личностные задатки и качество, профессиональный опыт. Это что-то реализованное за спиной. Если с этим все нормально, то можно говорить о профессиональных качествах, а все остальное, там: любовь к родному городу, патриотизм, желание земляков сделать счастливее, это все за кадром.

Д.Щ.: Ну, хорошо. Если вспоминать, опять же, вы и ваши заместители, будучи руководителями Сургута, вы часто контактировали с депутатами Государственной думы, которая представляет наш город и наш округ в федеральном собрании.

А.С.: Когда они избирались по одномандатным округам, вот, как допустим сегодня, безусловно, мы общались и достаточно предметно. С тем же Александром Николаевичем Рязановым, с тем же самым Александром Викторовичем Сарычевым, Владимиром Михайловичем Асеевым. Потом, когда это стало происходить только по партийным спискам, когда мы уже с трудом понимаем, собственно, кто представляет наши интересы, в последние, там, два созыва. Допустим, тот же Симановский, с которым мы, безусловно, общались меньше, как бы необходимости в этом, зная, что он эту территорию постольку поскольку знает, интерес его, что называется, чисто партийный, меньше, а вот пока эти выборы происходили по одномандатным округам, мы знали наших депутатов в лицо. Наши депутаты знали предмет, конечно, общались.

Д.Щ.: Я просто пытаюсь понять, правильно ли то, что вы, фактически, знаете, именно, причем знакомы с Вадимом Николаевичем, но никаким образом не контактируете с его заместителями. То есть, это, чисто с точки зрения профессионально-управленческой, может ли условный заместитель главы быть заинтересованным в том, чтобы через депутата Государственной думы попытаться решать какие-то городские вопросы. Каким-то там, с точки зрения лоббирования правильного, с точки зрения контакта с округом. То есть…

А.С.: Может.

«За Пелевина я никого не просил. Я просил быть разумнее в кадровой политике»

Д.Щ.: Но этого пока нет. Так, хорошо. Как вы считаете, город Сургут и городская администрация много ли потеряли с того, что Татьяна Николаевна Османкина перешла в район?

А.С.: Ну, давайте я скажу, только иначе. Она была на своем месте. Будет ли человек, который придет вместо нее, столько же на месте и сумеет ли он в короткий срок выйти на тот уровень, я судить не готов. Это надо понимать, кто будет, и насколько этот человек профессионально готов к этому, насколько он внутренне готов принять это место.

Д.Щ.: Хорошо. Вот про бывшего куратора Татьяны Николаевны, Александра Рудольфовича Пелевина. Можете ли вы прокомментировать информацию о том, что говорят, будто вы попросили Вадима Николаевича Шувалова за то, чтобы Пелевин остался какое-то время на своей должности. Какое-то было у вас обсуждение…

А.С.: Я попросил?

Д.Щ.: Да, информация есть.

А.С.: Я персонально ни за кого не просил. Я просил и Дмитрия Валерьевича Попова, в свое время, и Вадима Николаевича, говорил, мол, ежели вы увидите, что у вас есть лучшие специалисты, которые будут выполнять определенную функцию, речь шла о заместителях, речь шла о руководителях департаментов, комитетов, то примите решение, поменяйте их. Ежели менять ради того, чтобы менять, и менять ради того, чтобы это был, как сегодня говорят, «старая команда», а это «новая команда». Чтобы этот человек был только новой командой, без носителя профессиональных качеств, способности управлять той или иной отраслью, тем или иным департаментом, комитетом. Вот это не сама цель. Не должна привлекать руководителя замена ради замены.

«Газпром в конфликте с дачниками на 100 процентов неправ»

Д.Щ.: Хорошо. Еще вопросы. Вот у нас есть проблема, которая в настоящее время в городе. Конфликт между компанией «Газпром трансгаз Сургут» и дачниками из кооператива, который, волею судеб, оказался, при изменении охранной зоны, газопровода, в той самой охранной зоне. Сейчас по суду идет процесс, у них требуют снести дачи, при этом, буквально недавно, у нас в прямой линии с президентом, такая же ситуация описывалась в Челябинской области. Там все точно так же. Тоже газопровод, тоже дачи, тоже расширилась охранная зона, и тоже говорят, как бы, идите, сносите. На что президент сказал: «Не трогайте людей, оставьте людей в покое». Как вы относитесь к этой ситуации, которая разворачивается в Сургуте? Может быть, вы находитесь в теме, вы принимаете в ней какое-то участие, как депутат Госдумы, в процессе защиты интересов.

А.С.: И в теме, и принимаю участие, потому что проблема касается не только Сургута, не только Челябинской области, проблема гораздо глубже, она коснулась всей страны. У меня есть такая же петиция от жителей Мегиона, но там не 600 с лишним участков, как у нас, а 42, по-моему. Если интерполировать на масштаб, то примерно тот же процесс.

Там попали в ту же ситуацию, как и многие территории по стране. Они испытывают подобные, неспроста сегодня Газпром приостановил все эти действия, связанные с отселением, приостановил действия, связанных с судебными решениями, поскольку эта проблема уже вышла на федеральный уровень. Если вы говорите о моей позиции, то я считаю, что неправ здесь на 100 процентов Газпром. Потому что тогда, когда люди размещали там свои дачные участки, огородные участки, это были, как и сегодня являются, специально отведенные земли, под, как раз, размещение кооперативных дачных участков. Никаким образом Газпром не заявлял свои права на эти территории, не объявлял их охранными территориями, попавшими либо в охранную зону, либо в землю землеотводов, которые были осуществлены под их линейное строительство.

Все остальное, что менялось в законодательстве, то, что менялись расстояния, то, что менялись подходы к техническим условиям эксплуатации газопровода — это уже постфактум, поэтому я еще зимой просил окружное руководство, с Шаповалом была беседа, Вадима Николаевича Шувалова просил обратить на этот вопрос внимание. Первое — не занимать безликую, бессловесную позицию в судах, когда их приглашают отстаивать права граждан, защищать права граждан, поскольку те — не самовольщики. Как только признают их самовольщиками и заставят сносить, вы несете убыток и обращаетесь в суд. Суд должен оставаться на вашей стороне, присуждая администрацию выплачивать компенсацию, в силу того, что она дала вам территорию под этот участок.

Просил нашу администрацию и раз, и два, но, видимо, как бы на этом уровне, что называется, каких-то кардинальных решений не было, хотя я знаю, что были и совещания, и попытки с Газпромом каким-то образом порешать проблемы через изменение трубопроводного давления в этих магистралях, строительстве нового распределительного пункта. На что потом Газпром тоже отъехал, если на жаргоне говорить, сказав, что им сегодня это экономически невыгодно, в силу того, что потребление на этом направлении не растет. Ну, вопрос пока решился вот таким образом. Там ведь дальше еще и железнодорожные отводы, тоже по стране масса таких вещей, которые попали, ну, и вы теперь сами сказали, что это прозвучало на уровне общения с президентом, с населением, в период прямой линии. На самом деле, в общем-то, команда пошла раньше. Пока ситуацию просто заморозили.

Д.Щ.: Дело в том, что администрация собирается подавать в суд на Газпром Трансгаз Сургут, чтобы понизить давление в этом самом газопроводе. Пока они не отвечают на запрос.

А.С.: Как судом заставить понизить давление, я, в общем-то, не представляю, а вот доказать в суде, что Газпром неправ, говоря о том, что эта территория сегодня принадлежит им, доказать, что они не заявляли об этом в период, когда эта территория городом отводилась под дачные кооперативы. Вот это вот вполне реально, возможно и документально, на уровне документов, которые реально существуют.

Д.Щ.: Хорошо.

А.С.: Я понимал бы, что самовольщики один, два, десять, ведь нет, они все в границах.

Д.Щ.: Да, хорошо. Вопрос от читателя. Этот год у нас Год экологии. Было ли что-то у нас интересное в плане законопроектов на экологическую тему, или же год прозвали, прожили и, слава богу? Проживем, я надеюсь...

А.С.: Нет, на базе законопроектов просто отложили еще на определенный период вот этот вот закон, который требовал принятия субъектами федерации схем размещения отходов, мусора удаления, в силу того, что многие субъекты не справились с этими объемами. То есть не схемы не приняты, не проекты не разработаны, размещение либо мусороперерабатывающего завода, либо полигонов твердо-бытовых отходов, вот эта история еще на один год отложена, но опять же, сегодня разговоров о жестком контроле, чтобы больше правительство не срывало, если мы говорим о кардинальном, как мы будем бороться с этой бедой. Других каких-то законов, вот так на вскидку, на моей памяти, которые бы говорили о том, что у нас станет чище, нет. Ну, кроме всего прочего, давайте откровенно говорить, каждому к себе надо отнести и Год экологии, и экологию, как таковую. Это мы там, в 60-70-е думали, что это все безбрежно, безгранично, и невозможно ничего испортить своей жизнедеятельностью, своими промышленными подвигами. Как оказалось, что и не безгранично, и не безбрежно, и не бесконечно. Все можно испортить. Вот, если мы будем понимать, что ежели выехали на пикничок, на рыбалку, то нужно собрать за собой все, что привез, привезти и сдать все в мусоросборник, то, что, может быть, было ранее оставлено другими людьми и не делать этого впредь. От того малого и то, что когда мы выходим из зимы, на поворотах и под окнами не возникали завалы бытового мусора. Это ведь не от Года экологии зависит, не от красивого названия, не от международного положения.

Д.Щ.: Хорошо. Вопрос от читателя, последний уже, будем им заканчивать. Наверное, кто-то из ваших избирателей хочет узнать, сколько вы средств затратили на предвыборную кампанию, из каких средств все это было, они считают, из окружного бюджета, корпоративных средств, личных сбережений. Как, собственно говоря, это дело будет окупаться?

А.С.: Окупаться это будет никак. О какой окупаемости может идти речь? Из окружного бюджета, как и из партийного бюджета, затрачено было нисколько средств, кроме тех партийных лозунгов, наглядной агитации, которые выпускались, в целом, по партийной тематике. Своих средств, по сути, я тоже не тратил, только на открытие счета, там, 50 000, ну, или 25 000, уже не помню. А это средства, которые привлекались мною от юридических, физических лиц, которые готовы были мне помочь в проведении избирательной кампании.

Д.Щ.: Спонсорские?

А.С.: Классическая схема.

Д.Щ.: Понятно. Ну, ладно, хорошо. Ну что ж, мы будем заканчивать наш разговор.

А.С.: Когда-то надо.

Д.Щ.: Спасибо, Александр Леонидович.

А.С.: На здоровье.

Д.Щ.: У нас в студии был депутат Государственной думы, Александр Леонидович Сидоров. Мы обсуждали итоги политического сезона. Видео, аудио и текстовую версию разговора вы сможете посмотреть на нашем сайте в самое ближайшее время. До новых встреч в этой студии. До свидания.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


27 июля в 09:55, просмотров: 3947, комментариев: 8



QR код


Комментарии:
Подскажите, сколько средств было затрачено на Вашу предвыборную кампанию в ГД из окружного бюджета, частных и корпоративных средств, личных сбережений?
Из каких федеральных проектов планируется вернуть затраченные средства в окружной бюджет?
Альберт Леонов
Леонидович, научи наших депутатов как нужно проверять качество ремонта дорого! Они в этом "ни му-хрю". Поделись опытом, что нужна лаборатория , которая бы но потом благополучно почила. городом управлять это не в соцсетях пиарится, и тяжелый труд. Один раз обращался к тебе с проблемой - решили ее на половину. Отчитались зато... Хочу еще раз попросить, поставьте еще две урны на перекрестен М-Карамова - Югорская, по пути моего следования они стоят, на противоположной стороне - нет. Хотя там почти ежедневно совершает пешие прогулки Госпожа председатель думы, но толи руки не доходят, может вообще мелко для ее статуса. Не видит проблему. от количества урн в городе напрямую зависит чистота в городе. И еще одна просьба на перекрестке вышеуказанных улиц , где дорогу тоже переходит госпожа председатель , лужа была, сейчас заканчивается ремонт перекрестка , а там наремонтировали так, что не лужа виде потока воды а цельное озеро лебединое. За что мы платим налоги ? что бы нас найти самые наши налоги нас и в дураках оставляли?
еще одна просьба: идет полнейшая дискриминация традиционной религии ХМАО - буддистов. Минюст отказывает в регистрации общины, не только мне но и буддистам проживающим в Ханты-Мансийски, Мы же денег не просим и не требуем, ступу просветления в Ханты-Мансийски содержат последователи учения будды, ремонтируют ее, облагораживают, скоро при моей помощи сделаем ее одним из значимых объектов на территории округа. В Сургуте тоже ничего не просим, сам все делаю ... А признать нас официально - желания нет! Они что думаю что не признавая нас официально они вычеркнут нас из истории Сургута , округа? Мы здесь жили в период Кулайской культуры и сейчас живем были при царе и при Сталине, при демократах !
Жучка
Здравствуйте!

1. Как Вы относитесь к приватизации Муниципального предприятия "Городские тепловые сети"? Правильно ли отдавать стратегический объект в частную собственность? Сделать предприятие, которое позволяет людям не замёрзнуть в -40, неконтролируемым на 100 процентов государством?

2. В Сургуте существует глобальная проблема с ремонтом лифтов многоэтажных домов. Это то оборудование, неисправность которого может привести к угрозе жизни и здоровья людей, ограничить передвижение мам с маленькими детьми, инвалидам. Почему-то ремонт фасадов домов стоит в приоритете по отношению к безопасности людей.
Вопрос: ПОЧЕМУ?! И можете ли вы каким-либо образом изменить ситуацию? Чиновники пытаются это обьяснить плохой собираемостью сборов на кап. ремонт, но эти взносы все равно рано или поздно с граждан взыскивают, в добровольном или судебном порядке, а безопасность не обеспечивают? За год все равно все деньги фонд не осваивает. Почему?
Жучка
Этот год объявлен годом экологии. Есть ли какие-либо новые законопроекты на эту тему?
Раз его назвали так, то значит за этот год в природе что-то должно к лучшему произойти?
Александр Захаркин
1.
Будучи мэром, вы относились либерально к проведению акций профсоюза "Профсвобода", и даже, не отказывали в обеспечении его работы.
НО, сейчас произошло резкое изменение в сторону "наблюдений сквозь пальцы" на нарушение прав работников и их объединений, в том числе и массовые судебные отказы и откровенные судебные ЛЯПЫ...
Чем это вызвано?
Уж не излишним ли "лизанием" властями работодателя в связи с постоянно длящимся "кризисом в РФ"?

2.
Как вы относитесь к СОУТ - "специальная оценка условий труда", которая ТИХО, но похлеще МММ ограбила работников РФ, и лишила и части отпусков "за вредность" в результате МАССОВОГО улучшения условий труда по всей РФ?

СПАСИБО

Сергей Б Александр Захаркин
Это вызвано излишним, со стороны чиновников, лоббированием интересов компаний, в которых задействованы государственные чиновники, чья прибыль сократилась, соответственно, вместе с прибылью компаний, в связи с кризисом.
Сергей Б
Не любят правозащитника Сидорова в родных пенатах. Не голубь мира.
Сергей Сухоставский
Здравствуйте, Александр Леонидович.
В бытность вашего мэрства на территории Вечерней школы была построена площадка для городошного спорта, за что вам спасибо. Сегодня, к сожалению, пользоваться ею нет возможности из-за правовых нюансов: территория образовательного учреждения, площадка нигде не числится по документам, формально её нет. Спорткомитет развел руками, в ДепОбр-я кадровые катаклизмы. Впечатление такое, что решать вопросы в нынешней администрации боятся. Раньше чиновников наказывали за бездействие, а теперь, похоже, что наоборот: ничего не трогай и тебе не влетит. Хотелось бы узнать вашу оценку качества сегодняшней городской власти. Почему на смену сургутянам приходят "варяги"? Они что, лучше знают проблемы нашего города? Или это просто чей-то пасьянс? Чей?

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Северный город – Сердце Югры: размышления о том, почему стоит посетить Сургут

​Северный город – Сердце Югры: размышления о том, почему стоит посетить Сургут

Сургут – город многоликий, где жизнь бьет ключом на фоне чарующей северной природы. Остается лишь выбрать время и посетить наш город – город, в который обязательно захочется вернуться!
Ефремова Е. В. к.и.н., старший научный сотрудник МАУ СР «ИКНПЦ «Барсова Гора» 25 сентября в 16:56
252 0
Большинство читателей siapress.ru не заметили проходящих антитеррористических учений в Сургуте // ИНФОГРАФИКА

Большинство читателей siapress.ru не заметили проходящих антитеррористических учений в Сургуте // ИНФОГРАФИКА

В границах территории Югры был условно установлен повышенный («синий») уровень террористической опасности
Редакция СИА-ПРЕСС 25 сентября в 14:52
230 3
Виктор Проскуряков: «Хвалят нас — значит хвалят Россию»

Виктор Проскуряков: «Хвалят нас — значит хвалят Россию»

Театр пластики и пантомимы «Гротеск» СурГУ триумфально выступил на Всемирном фестивале любительских театров в Монако
Надежда Макаренко 23 сентября в 12:10
605 10
Тюмени пророчат судьбу Хьюстона

Тюмени пророчат судьбу Хьюстона

Регион может стать международным экспертным нефтегазовым центром.
Никита Шаганенко 23 сентября в 11:00
557 1
Приоткрывая завесу. «НГ» побывал в гостях у семьи Куванаевых — участников городского конкурса «Семья года — 2017»

Приоткрывая завесу. «НГ» побывал в гостях у семьи Куванаевых — участников городского конкурса «Семья года — 2017»

В Сургуте уже много лет проходит конкурс «Семья года», организованный Дворцом торжеств при поддержке администрации города
Лилия Сулейманова 23 сентября в 10:40
433 0
​Сургутская неделя. Кросс эвакуации

​Сургутская неделя. Кросс эвакуации

Бежим и паникуем: Сургут не отстаёт от российских тенденций
Олег Владимиров 22 сентября в 16:30
505 0
Эти несчастные ДПСники, которые задерживали попа, боялись...

Эти несчастные ДПСники, которые задерживали попа, боялись...

Этот пьяный поп знает всех руководителей местного УВД, который абсолютно обоснованно и веско объяснял этим ребятам, что завтра с них сорвут погоны
Александр Невзоров, публицист (из эфира на «Эхо Москвы») 22 сентября в 15:27
4494 28
Цифровые баталии

Цифровые баталии

Финал Кубка главы Сургутского района по киберспорту может стать для муниципалитета началом нового направления в молодёжной политике
Артем Мазнев при поддержке администрации Сургутского района 22 сентября в 14:50
309 0
Тюменские инженеры вошли в список 100 лучших специалистов России

Тюменские инженеры вошли в список 100 лучших специалистов России

Финал всероссийского конкурса прошел в Тюменском индустриальном университете.
Никита Шаганенко 22 сентября в 14:35
281 0
Тревожные звоночки. До Сургута докатилась волна массовых эвакуаций. Почему молчат ответственные структуры?

Тревожные звоночки. До Сургута докатилась волна массовых эвакуаций. Почему молчат ответственные структуры?

Вечером 17 октября, когда спокойные выходные уже подходили к концу, Сургут накрыл вал сообщений об эвакуациях из крупных магазинов и гостиниц
Артем Мазнев 22 сентября в 14:30
704 1
Начинай сначала. Депутаты сургутской думы вернулись с летних каникул

Начинай сначала. Депутаты сургутской думы вернулись с летних каникул

Самой важной темой повестки дня ожидаемо стала готовность образовательных учреждений города к новому учебному году
Артем Мазнев 22 сентября в 11:07
675 6
​Две «Югры» сыграют субботним вечером

​Две «Югры» сыграют субботним вечером

23 сентября состоится матч Газпром-Югра (Сургут) - Югра-Самотлор (Нижневартовск)
Олег Владимиров 22 сентября в 10:12
318 0
Патриотическое воспитание

Патриотическое воспитание

Как в Советском Союзе, так и сейчас в России, это называется «патриотическое воспитание»: непомерное восхваление, гипертрофированное превознесение нашей силы и нашей роли в мировой истории
Атанас Атанасов, председатель Сургутского Болгарского землячества 21 сентября в 15:16
620 8
​Рома Зверь: «С каждой песней мне все меньше хочется писать…»

​Рома Зверь: «С каждой песней мне все меньше хочется писать…»

Интервью с лидером одной из самых популярных российских рок-групп
Юрий Нуреев 21 сентября в 10:34
722 3
Глава в районе // ВИДЕО

Глава в районе // ВИДЕО

Глава сургутского района Андрей Трубецкой стал видеоблогером. Первое видео посвящено киберспорту
Константин Шперлинг 20 сентября в 17:44
1035 14
Больше мнений