16+

«Инициативы неформальных арт-объединений в Сургуте есть, но они не поддерживаются городскими властями…» // ТЕКСТ, ВИДЕО

Онлайн-конференция с арт-группой «Прорубь» (Юрий Семенков, Татьяна и Анастасия Кургузовы)

Начало июля Сургут отметил культурно — на Арт-пикнике, который вот уже второй год подряд готовит арт-группа «Прорубь», причем, можно сказать, на одном энтузиазме.

О том, как готовится культурное мероприятие при отсутствии поддержки кого бы то ни было (за исключением заинтересованных художников и представителей творческой молодежи) — шеф-редактор siapress.ru Юрий Нуреев говорит с организаторами — участниками арт-группы «Прорубь» Юрием Семенковым и Татьяной и Анастасией Кургузовой.

Один из проектов Арт-пикника — «Лес лис». Фото Ирины Швец

Юрий Нуреев: Добрый день, уважаемые пользователи сайта siapress.ru. Начало июля Сургут встретил, можно сказать, очень культурно, было очень много культурных мероприятий, и об одном из них мы сегодня будем разговаривать. Это «Арт-пикник», который проходил 2 июля. Его организовала арт-группа «Прорубь», уже во второй раз — первый был в прошлом году. Собственно, о нюансах подготовки такого действа мы и поговорим с участниками группы. Сегодня у нас в студии Юрий Семенков. Здравствуйте!

Юрий Семенков: Здравствуйте!

Ю. Н.: И Анастасия и Татьяна Кургузовы. Добрый день!

Татьяна Кургузова: Добрый день!

Анастасия Кургузова: Добрый день!

Ю. Н.: Давайте начнём прямо с итогов «Арт-пикника». Насколько мероприятие оказалось успешным, сколько людей заявилось на мероприятие, сколько людей посетило — какая-то статистика ведётся?

Ю. С.: Конечно, мы подсчитываем все эти моменты. И я хочу сказать, что в этом году нам повезло с погодой, поэтому мероприятие прошло практически идеально, как мы его задумывали уже давно. В прошлом году погода внесла свои коррективы, а в этом году получилось идеальное мероприятие. Мы собрали гораздо больше участников, и посетителей пришло пусть ненамного, но больше. Притом что в прошлом году в связи с холодом, ветром и дождём многие приходили и быстро уходили, в этом большинство людей оставались надолго, и наполненность площадки была гораздо более заметна, чем в прошлом, хотя, повторюсь, посетителей было ненамного больше.

Ю. Н.: Некоторые мероприятия, насколько мы понимаем, будут продолжены — тот же «Лес лис» — его создавали специально для «Арт-пикника», но тем не менее сейчас в «Порту» открывается выставка. Давайте подробнее немного про этот проект — почему лисы, примерно понятно, а что с ними будет дальше? Выставятся в «Порту», и…

А. К.: И потом мы планируем презентовать лис в разных учреждениях города. Это могут быть какие-то торговые центры, музеи, «Старый Сургут», библиотеки…

Ю. С.: То есть в различных учреждениях будет представлено по одной лисе из проекта. И горожанину или гостю города будет предоставлена возможность обойти всё и найти их всех. Мы сделаем сайт, где…

А. К.: …подробно напишем про каждую лису — кто автор, описание, технику. Можно будет зайти на этот сайт и прочитать про любую лису. И даже купить.

Ю. Н.: То есть это практически Pokemon Go по-сургутски: «Собери их всех». Хорошо. А из площадок «Арт-пикника» какие-то площадки были более востребованы? Мне, например, многие организаторы всевозможных мероприятий с горечью говорят, что на фуд-кортах всё-таки народу побольше. А вот у вас фудкорт был на самом «Арт-пикнике», и где больше всего народу «толпилось»?

Т. К.: У нас мероприятие было очень хорошо расписано по программе, поэтому очень удачно получилось. Люди переходили от одной площадки к другой, и нельзя сказать, что какая-то площадка пустовала. То есть одно время была наполнена площадка-граффити, другое — площадка возле сцены, где была детская программа. Мыльные пузыри собрали вокруг себя и детей, и взрослых, и даже организаторов. То есть нельзя сказать, что фудкорт собрал всех людей, и люди пришли просто поесть. Нет, все пришли развлекаться, смотрели весь контент, который у нас был на «Арт-пикнике».

А. К.: Я скажу, что в этом году большой популярностью пользовались мастер-классы. В прошлом нам не удалось их провести из-за погоды. Мастер-класс по флористике — это просто было что-то потрясающее. Была такая толпа девочек, радостных, с этими цветочками и веночками. Плюс, как ни странно, рисование очень и очень понравилось людям. Ну и наша группа — хэдлайнеры из Екатеринбурга — собрали очень много людей, слушателей.

Т. К.: Ещё хочу отметить площадку арт-баттла, которая на время проведения собрала вокруг себя всю аудиторию «Арт-пикника». Это тоже было очень удачно, что мы его провели.

Ю. Н.: То есть больше интерактива, хорошего и разного.

Ю. С.: Ещё хочу отметить, что специфика площадки накладывает свой отпечаток — она не очень большая, достаточно уютная, компактная, и в принципе сложно представить, чтобы кто-то в один угол залез и в другие углы не залезал. Любой посетитель так или иначе обошёл всё, всё посмотрел, везде поучаствовал. То, что вы говорили про фудкорты — это, видимо, имеются в виду торговые центры, День молодёжи — конечно, когда это удалённые друг от друга места, люди могут просто уйти, скажем, в «Макдоналдс», бросив культурную программу.

Ю. Н.: Променять пищу духовную на пищу телесную.

Ю. С.: Да, а у нас, собственно, всё в одном месте, поэтому мы в выигрыше.

Ю. Н.: Кстати, следующий вопрос у меня заботливо заготовлен как раз по поводу площадки. Дом Фармана Салманова выбран вами ещё в прошлом году. Туда довольно сложно добираться, район, прямо скажем, не самый презентабельный и удобный. Но тем не менее вы в нём уже «застолбили» своё мероприятие — это настолько удачная сама площадка, или в Сургуте очень мало мест, где можно провести такие вещи?

Ю. С.: Во-первых, конечно, в Сургуте мало мест, где можно провести такие вещи. Мы коллективно считаем, что подобные мероприятия должны быть платными — во-первых, это ограничивает какой-то нежелательный контингент людей, во-вторых, это как-то приучает жителей города, что за хороший контент, хорошую программу нужно платить, пусть какие-то и небольшие деньги, как в прошлом году. Это с одной стороны. А с другой стороны, именно эта площадка нам кажется очень интересной. Во-первых, она красивая, она с историей. Она очень приятная, позитивная, и при этом про неё практически никто не знает в городе, потому что это структурное подразделение краеведческого музея, и оно работает только по заявкам, туда нельзя просто так приехать, постучаться и посмотреть, нужно формировать группу, делать заявку — а это, естественно, мало кто считает для себя комфортным. И именно посетители «Арт-пикника», приходя на эту площадку, для себя её открывали. И впечатления от неё были очень положительные, мне кажется, у всех. То есть сама площадка играет большую роль. А местоположения, в принципе, мне кажется. Что в городе большинство людей автомибилизированы, и доехать куда-то не составляет проблем. Плюс, в тот район ходит много городского транспорта. Ну и. финальный, так сказать, плюс этой площадки — что она находится вдали от городской суеты. То есть если проводить мероприятие в «Старом Сургуте», то эта магистраль, где ездят машины, создаёт другую атмосферу.

Ю. Н.: Ну, в ущерб атмосфере, конечно, но, мне кажется, трафик был бы побольше.

Ю. С.: Может быть, но там площадка проходимая, её нельзя перекрыть и сделать платный вход. Большинство площадок, которые находятся в центре города, нам не подходят.

А. К.: Да, а тут забор, и это для нас очень удобно. Плюс, свежий воздух, сосны, кедры. Плюс на территории есть животные.

Ю. Н.: Кстати говоря, сам Дом Салманова, как структурное подразделение Сургутского краеведческого музея, как я понимаю, оказывает вам поддержку каким-то образом?

Ю. С.: Нет, мы просто арендуем площадку, оплачиваем её. Такие, обычные коммерческие отношения.

Ю. Н.: Понятно. А то, о чём мы говорили в анонсе, и «ВКонтакте» нас упрекали. Речь о поддержке властей города Сургута. На баннерах ничего особо не указано, что вас поддерживает департамент или комитет по культуре. На первом «Арт-пикнике» тоже ничего такого не было, и можно было понять — может быть, чиновники «присматриваются» к вам, думают — стоит ли или нет. Сейчас вы себя уже зарекомендовали, а поддержки особой так и нет. Собственно, вопрос — а вы как-то налаживаете отношения с чиновниками? Приходите к ним, или они к вам приходят? Есть вообще какой-то диалог между вами?

Ю. С.: Мы с ними согласовываем это мероприятие, потому что оно проходит на муниципальной площадке. Взаимоотношения, конечно, есть, но в принципе мы полностью проводим это мероприятие сами, на собственные средства.

Т. К.: Конечно, мы даём администрации знать, что у нас проходит такое культурное мероприятие, но к моему большому сожалению и удивлению, ни один представитель администрации не пришёл на наше мероприятие, хотя, в принципе, они знали заранее, что в городе проходит масштабное культурное мероприятие для всей семьи, и странно, почему для них это оказалось неинтересным.

Ю. Н.: Может быть, вы как-то недостаточно намекаете? А стоит прийти и сказать: «У нас есть идея провести такое замечательное мероприятие, пригласить тех-то и тех-то, это стоит столько-то, нам бы не помешала ваша поддержка»? Прозрачно намекнуть, так сказать.

Ю. С.: На самом деле, мы участвовали в нескольких конкурсах. Один из них — на лучший проект в сфере развития внутреннего и въездного туризма в Сургуте, несколько лет назад ещё. То есть в принципе мы эту идею вынашивали давно, года четыре, много где заявляли о ней. И изначально пытались найти какие-то средства со стороны, после чего уже решили делать это самостоятельно. В том конкурсе мы ничего не выиграли. Мы заявлялись в этом году на форум «УТРО».

Т. К.: И почему-то даже не прошли на него, хотя, как известно, туда проходят почти все, кто заявляется. Но нам не удалось. Мы куда ни подавали свой проект, почему-то его обходят стороной, аккуратненько, или абсолютно игнорируют, поэтому мы подумали, что будем делать сами.

Ю. С.: В принципе, я что хочу сказать, что у нас в городе именно каких-то конкурсов по поддержке частных инициатив нет. Есть окружные конкурсы, но там выигрывают в основном из Ханты-Мансийска. В Сургуте есть проекты по поддержке предпринимательства, по финансированию общественных организаций, социальных проектов, а именно такие просто частные культурные инициативы, которые, как мне кажется, дают возможность городу считаться по-настоящему культурным, чтобы культурой занималась не только власть. То есть можно в каком-нибудь Мегионе потратить весь бюджет города на культуру, привозить балет Мариинского театра и выставки Айвазовского хоть каждый месяц, но это не будет показателем того, что уровень культуры поднялся. А именно когда в городе появляются люди, которые сами начинают что-то делать — а за последние годы помимо нас появился ряд таких людей — это и проект «Гаражи» Максима Ярового, и арт-группа Black&White Булата Сайфуллина, который проводит различные мероприятия, — то есть есть люди, которые вкладывают свои деньги в развитие культуры города. И я уверен, что никто из них особо ничего не зарабатывает, но это является показателем того, что культура в городе развивается. И мне кажется важным поддерживать именно такие проекты. Я понимаю, что в структуре администрации не предусмотрено — она же очень жёстко регламентирована — таких бюджетов, чтобы человек пришёл, а ему дали, но можно было бы просто сделать конкурс, и раз в год кому-то одному из всех перечисленных нами людей, на основе комиссии, выдавать какую-то сумму на реализацию. Причём мы оперируем бюджетами небольшими. Можно к конкурсу допускать только тех, кто уже что-то организовал — чтобы это были не люди со стороны, а именно состоявшиеся представители в культурной среде города. Мне кажется, это было бы очень хорошо и имело бы очень большой позитивный эффект, а много ресурсов на это не надо.

Ю. Н.: Кстати говоря, могу подтвердить, потому что беседовал со многими представителями и вами названных организаций, и действительно, многие из них очень дипломатично говорят, что администрация обещает помочь, но дальше разговора дело не идёт. Опять же — можно ли это связать с какими-то переменами в департаменте по делам молодёжи, культуры и спорта, который сейчас расформировывается? Это временные может быть явления? На ваш взгляд, какие-то подвижки можно ждать от городских чиновников?

Ю. С.: Я, честно говоря, не знаю. Мне кажется, можно надеяться, а насчёт ждать — не знаю. Пока что, я так понимаю, новые люди не появились в этой структуре, то есть основные изменения произойдут где-то в конце лета или осенью.

Ю. Н.: Мы вместе говорим про формализованность и регламентированность. Тут опять же возможен камень преткновения в статусе. Насколько я понимаю, арт-группа «Прорубь» официально никак не зарегистрирована? Не могу сказать наверняка того же про «Гаражи» и Black&White, но поскольку это свободные художники, люди неформальные, скорее всего они не являются даже индивидуальными предпринимателями. Может быть в этом какой-то камень преткновения? Не думали ли вы о том, чтобы официально себя как-то заявить на уровне городском?

Ю. С.: Мы поскольку в организации «Арт-пикника» всё достаточно бюрократизировано, там много документов, и аренда, и соглашение, и паспорт безопасности, мы действуем от лица ИП. Насколько я знаю, и у «Гаражей», и у Булата тоже какие-то юридические лица есть. В любом случае, на тех конкурсах, где предполагалась какая-то финансовая поддержка, куда мы подавались, всё идёт от лица организаций, потому что иначе деньги не выделяются. То есть в принципе это всё есть. Не знаю, может быть стоит это регистрировать как общественную организацию…

Т. К.: Ну тогда будут свои нюансы.

Ю. Н.: Естественно, всё будет сложнее и масштабнее.

Ю. С.: Просто мы являемся представителями творческой среды. Никто из нас в экономические, юридические и прочие дебри лезть не хочет, и некоторые даже очень сильно нервничают, при необходимости это делать, — это я про себя. А привлечь какого-то человека, которому было бы интересно это сделать за нас, тоже, мне кажется, достаточно сложно, потому что мы не отличная бизнес-идея и на нас денег не сделаешь. Поэтому всё как-то так.

Ю. Н.: А не думали об объединении? Взять несколько таких же людей, которых раздражает сама мысль о том, чтобы себя как-то «узаконить» — те же «Гаражи» и так далее — создать какую-то ассоциацию. Найти среди вас какого-то человека, который внезапно может заняться всякими юридическими тонкостями. Или вообще в принципе культурных людей вместе не пересажать никак?

Т. К.: Нет, культурных людей вместе можно пересажать…

Ю. С.: И это скоро начнёт происходить…

Т. К.: Но мы же творческие люди, у нас у всех порывы души разные — то в одну сторону, то в другую. Наверное, будет немного сложно, когда все будут тянуть в свою.

А. К.: Хотя идея неплохая, мне кажется.

Ю. Н.: Ну в творческом плане вы будете в разные стороны, главное, чтобы как юридическое лицо, чтобы подавать различные заявки на проекты. Опять же, тут нужно видимо как-то сильно деликатно подходить к этому вопросу, потому что мы помним прекрасно скандалы на официальном уровне, связанном с теми же «Портом», «Стерхом» и подобными. Вот та же самая ситуация, когда всех культурных людей пытались собрать под одну крышу и получилось довольно-таки кривовато. Собственно, опять же, по поводу летней городской жизни. У меня было такое ощущение, что июнь у нас в этом году был очень богатым на различные массовые мероприятия — и по-моему такой у нас каждый июнь. Но потом начинается июль, и всё потихонечку заканчивается, на выходных никто горожан не развлекает. На ваш взгляд, насколько это замечание корректно? Может быть, я что-нибудь не вижу, и вам, как представителям культурной сферы, известно больше?

А. К.: Наверное, да, в этом что-то есть. Потому что так заведено, что в июне проходит много мероприятий — та же администрация проводит ряд мероприятий — фестиваль красок, День молодёжи, День города. А июль — многие в отпусках.

Ю. Н.: То есть, это объективная причина?

Ю. С.: Да, мне кажется, это специфика города.

А. К.: Мы даже когда приглашали участников, многие отказывались, потому что в отпусках.

Ю. С.: Да, вот о чём я и говорил. У нас вся культура в основном муниципальная. В филармонии закончился сезон — все музыканты сразу разъехались. А хорошие музыкальные коллективы, которые у нас в городе существуют и которые к филармонии никак не относятся, при этом являются музыкантами филармонии, они играют там в симфоническом оркестре, в «Сургут Экспресс-бэнде». И вроде как сезон закончился официальный, а независимые коллективы должны остаться, но так как они являются сотрудниками официальных структур, то разъезжаются. В этом году нам было достаточно проблематично с подбором музыкантов, потому что 2 июля, и в городе практически никого не было — из тех музыкальных коллективов, кого мы хотели привлечь. Но зато мы привезли хэдлайнера из Екатеринбурга и постарались летнюю жизнь в городе разбавить чем-то.

А. К.: Весёленьким, интересным и позитивным.

Ю. Н.: Хорошо, в рамках этого лета более-менее понятно: в июне — много, в июле — чуть-чуть, а что будет в августе, ещё непонятно. А в разрезе так скажем годового цикла, в течение нескольких лет что можно сказать о массовой культуре города Сургута? Она сейчас переживает возрождение, или восхождение, или становится всё меньше и меньше, сужается? С вашей, опять же, точки зрения, как представителей культурной сферы?

Ю. С.: Как мне кажется, она развивается именно благодаря тем людям, которые начинают что-то делать сами.

А. К.: Но таких людей немного всё-таки. Их становится больше, но хотелось бы ещё больше.

Т. К.: У нас администрация ежегодно проводит какие-то фиксированные мероприятия — День города, проходят крупные мероприятия типа Дня нефтяников и Дня газовиков, но как бы и всё. А сейчас, мне кажется, начали набирать обороты именно частные инициативы, такие группы, как мы, как Сайфуллин Булат и все вышеперечисленные. Они начинают разбавлять эту обстановку своими мероприятиями, их становится больше, насыщенность становится больше. И конечно, мне кажется, что сейчас это всё поинтереснее проходит в городе.

Ю. Н.: Ещё один такой немаловажный вопрос, как взаимоотношения со спонсорами. Мы «ВКонтакте» разместили анонс, и нам тут же мудро ответили, что тут нельзя вести речь о том, что тот же «Арт-пикник» ведётся без какой-либо поддержки, потому что есть поддержка спонсоров. Этот вопрос насколько для вас лёгок или тяжёл, насколько хорошо находятся спонсоры на такие мероприятия — я даже не говорю о градообразующих предприятиях, но среди бизнеса?

А. К.: Найти спонсоров очень сложно. По крайней мере, у меня это плохо получается. Может быть, проблема в том, что я не очень хорошо работаю с ними. Как-то вот неинтересно людям. Вроде говорят — «да, хорошо», но тут же: «но денег у нас нет, денег не дадим». Даже если соглашаются, что детский и семейный досуг — это их «территория», но тем не менее.

Ю. Н.: Если не секрет, как вы их вообще ищете?

Ю. С.: Мы рассылаем предложения коммерческие, а потом названиваем и всё это рассказываем. Многих наш формат интересует, они готовы размещать у нас свои баннеры, машины, но «денег нет, вы там держитесь, хорошего настроения».

А. К.: Да, а ещё говорят, чтобы мы обратились через полгода — «вот мы как раз формируем бюджеты, сейчас мы с вами поговорим, и выделим вам денег», но через полгода то же самое.

Т. К.: Мы, конечно, запоминаем, что нам надо через полгодика обратиться, обращаемся, но… «Нет».

Ю. С.: Но в этом году, я хочу сказать, нашёлся один достойный представитель сферы бизнеса, я даже, извините, назову их — это жилой комплекс «Новые ключи» и компания «Новые бизнес-технологии», которые стали нашим генеральным партнёром и выделили определённый бюджет. Я ещё хочу сказать для всех будущих партнёров, которые у нас, возможно, появятся в дальнейшем, что мы предлагаем не просто разместить логотип, повесить баннер и раздать листовочки. Мы делаем совместно с партнёром либо сами определённую интерактивную площадку, где люди могут заинтересованно поучаствовать, а не просто увидеть баннер и пойти дальше. Людям интересно. Площадка жилого комплекса «Новые ключи» была сделана в виде больших картонных домов, которые можно было разрисовывать, дети в них могли залазить, фотографироваться, и она пользовалась огромной популярностью на протяжении всего мероприятия. Поэтому я всех призываю — обращайтесь к нам! Мы сделаем отличную презентацию.

А. К.: Это очень хороший метод рекламы на самом деле, гораздо более прогрессивный, чем все эти листовки и баннеры, нанесение логотипов на афишу. Тут просто пришёл, поучаствовал в площадке — сам принял участие, увидел, какая она хорошая, интересная, и подумал: «Молодцы, какая хорошая компания».

Ю. Н.: Действительно, это достаточно перспективное дело. Я недавно побывал в Казани, и там организовали очень неплохую площадку под названием «Цветочный фестиваль». Она уже работает без каких-либо дополнительных мероприятий, просто там очень организованное пространство, люди приходят, смотрят на различные арт-объекты. И там среди прочего на некоторых арт-объектах указаны названия предприятий, которые якобы выдумали и разместили этот объект. Люди фотографируются, и как-то ненавязчиво в кадр попадает и логотип. Вполне так неплохо, я даже пару названий запомнил. Правда, потом забыл. Но ладно, неважно.

Судя по тому, что вы говорите, чтобы спонсоры учли на будущее, видимо, есть какие-то планы по проведению следующего «Арт-пикника»? Или вы ещё от этого пока не отошли и про третий не думаете?

Ю. С.: Мы думаем, на самом деле.

А. К.: Конечно, думаем. Всё так здорово было.

Ю. С.: Вообще, у нас есть разные мнения. Одно из них — моё, например, — что мне кажется, не очень интересно делать из года в год одно и то же. Мне бы хотелось что-нибудь поменять, например, площадку. То есть, если бы у нас была большего размера площадка, можно было бы поинтереснее что-то там сделать или придумать. Привлечь больше участников, развести звук со сцены с остальным. Потому что когда идёт детская программа с пузырям и медитация в йоге — это не очень комфортно. Ну, и ещё такой момент, что это достаточно сложно — организовывать такие опен-эйры, когда ты можешь сделать всё на сто процентов, но подует ветер или пойдёт дождь — и всё пойдёт коту под хвост. То есть человек может сделать всё корявенько, у него на мероприятии пойдёт дождь, и он скажет — «Ну, дождь, извините». А выглянуло солнце, отличная погода — «Ну, и так хорошо». А меня, как перфекциониста, не устраивает, что от меня на сто процентов всё не зависит. Поэтому это сложновато. Опять-таки, если говорить о другой площадке — если там будет больше крытых зон, то может быть, может быть.

Ю. Н.: А бренд развивать, «филиалы» Арт-пикника? У нас, например, предстоит День работников нефтяной и газовой промышленности. Организовать там на тех же площадках, где идёт празднование, свои шатры, буквально с двумя-тремя зонами?

Ю. С.: У нас был такой опыт. Мы на День газовиков на Газпроме представляли выставку «Осязаемый город». Она пользовалась популярностью достаточно хорошо.

Ю. Н.: Но это как «Прорубь», а не как «Арт-пикник»?

Т. К.: Да, но «Арт-пикник» — это проект «Проруби», так что мы рады участвовать и представлять свои арт-объекты и выставки и другие разные вещи от «Проруби».

А. К.: Представлять «Арт-пикник» на таком мероприятии — это, мне кажется, немного не то. Потому что это другой формат. «Арт-пикник» — это само по себе мероприятие.

Ю. С.: По сути, День нефтяника или День газовика — это сам по себе «Арт-пикник», только другого формата. Они также привлекают разных партнёров, ставят точки питания, организовывают развлекательную программу — по сути, занимаются тем же самым, просто по-другому.

А. К.: Да, а «Арт-пикник» должен проходить сам, отдельно, потому что суть этого формата в том, что ты приходишь, и чувствуешь какой-то праздник, хотя вроде праздника и нет. А так всё весело и здорово, и так много всего.

Ю. Н.: Хорошо, ладно. Ну давайте на этом и закончим. Мы сегодня беседовали с организаторами, так сказать, праздника на пустом месте. Это арт-группа «Прорубь»: Юрий Семенков, Анастасия и Татьяна Кургузовы. Хочется вам пожелать дальнейших успехов, развития, ну и чтобы ваша группа становилась больше. До новых встреч!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


29 июля 2016 в 10:31, просмотров: 2688, комментариев: 1



QR код


Комментарии:
Просто мы не умеем правильно просить )

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Хочу – ругаю! Хочу – хвалю!

​Хочу – ругаю! Хочу – хвалю!

Увидела странное видео с мужчиной, который, запинаясь, читает мой комментарий в своем видео блоге. История настолько печальная, что я не знаю, как ему ответить, чтобы снова не обидеть.
Татьяна Малинина, журналист, писатель 16 октября в 09:08
1021 18
​АРХИ – важный вопрос

​АРХИ – важный вопрос

Уж если в XVI веке смогли составить стратегию всерьез и надолго, что мешает сделать это сейчас?
Сергей Антонов 15 октября в 14:21
517 4
​Уроки для всех

​Уроки для всех

Сургутян приглашают на занятия в армянскую воскресную школу
Лилия Сулейманова 15 октября в 10:50
537 0
​«Как-нибудь выкрутимся, Володя»

​«Как-нибудь выкрутимся, Володя»

Первая встреча с Александром Усольцевым предопределила дальнейшую судьбу Богданова
Людмила Захарова 14 октября в 14:12
2167 0
​Генералы нефтяного гиганта

​Генералы нефтяного гиганта

Сургутнефтегазом всегда руководили профессионалы, но так, как диктовало время
Людмила Захарова 14 октября в 10:23
1884 0
​Сургутская власть потратила 1,3 млн рублей, чтобы перепроектировать третий этаж администрации

​Сургутская власть потратила 1,3 млн рублей, чтобы перепроектировать третий этаж администрации

Слухи об «элитном ремонте» этой части Энгельса, 8, начинают подтверждаться
Артем Мазнев, Дмитрий Щеглов 13 октября в 17:24
2127 8
​Активисты ОНФ в Югре подвели итоги проекта «Дорожная инспекция ОНФ/ Карта убитых дорог» в Сургуте

​Активисты ОНФ в Югре подвели итоги проекта «Дорожная инспекция ОНФ/ Карта убитых дорог» в Сургуте

Сургут, всего за два года сумел сделать колоссальный рывок с 56 на 13 место
Александра Соснина 13 октября в 17:16
574 0
​Сургутнефтегаз для города — это...

​Сургутнефтегаз для города — это...

Мнения известных сургутян о том, что компания значит для Сургута
Артем Мазнев 13 октября в 16:16
1050 0
​Владимир Богданов: «Многие думают, что мы сидим на озёрах нефти и купаемся в деньгах»

​Владимир Богданов: «Многие думают, что мы сидим на озёрах нефти и купаемся в деньгах»

Интервью о том, какие цели и задачи ставил перед собой руководитель Сургутнефтегаза Владимир Богданов
Беседовала Ирина Ленькина 13 октября в 15:16
2977 1
​Строить и жить помогает

​Строить и жить помогает

От детских садов до дворца искусств: что подарил городу Сургутнефтегаз
Надежда Макаренко 13 октября в 14:49
429 1
​Рубль бережёт. Сургутнефтегаз как экономическое чудо России

​Рубль бережёт. Сургутнефтегаз как экономическое чудо России

В 2016 году Сургутнефтегаз стал единственной в мире (!) публичной нефтекомпа­нией, которая на фоне падения цен на сырье принесла инвесторам положительную доходность.
Дмитрий Щеглов 13 октября в 14:01
1964 0
Сургутнефтегаз вдохновляет на новые победы и свершения

Сургутнефтегаз вдохновляет на новые победы и свершения

Сердечно поздравляю Вас, коллектив и ветеранов ОАО «Сургутнефтегаз» с 40-летием со дня его создания!
Владимир Якушев, губернатор Тюменской области 13 октября в 13:17
398 0
Нефть и газ заложили мощный фундамент в промышленное освоение Сибири

Нефть и газ заложили мощный фундамент в промышленное освоение Сибири

Желаю Вам, Владимир Леонидович, и всему вашему огромному коллективу счастья, здоровья, успехов и исполнения самых смелых планов!
Надежда Красноярова, председатель думы г. Сургута 13 октября в 13:06
360 1
Работать в дружном коллективе «Сургтунефтегаза» всегда считалось большой честью и высокой привилегией

Работать в дружном коллективе «Сургтунефтегаза» всегда считалось большой честью и высокой привилегией

Здоровья вам и высоких профессиональных достижений!
Вадим Шувалов, глава города Сургута 13 октября в 12:58
585 0
Больше мнений