16+

Борис Свириденко: "Никакие дворники не уберут за нами весь мусор..." // Интервью с учеными НИИ ЭС СурГУ// ВИДЕО, ТЕКСТ

1 июня siapress.ru пригасил в студию ученых из СурГУ для решения экологических проблем Сургута. Директор НИИ ЭС, доктор биологических наук и профессор Борис Свириденко (на фото), а также ведущий научный сотрудник, кандидат химических наук, заведующий научной лабораторией биохимии и комплексного мониторинга окружающей среды НИИ экологии Севера СурГУ Юрий Мурашко в преддверии Дня эколога рассказали, как обстоят дела с окружающей средой у нас в городе.

Как влияет на нашу экологию нефтяной промысел? Насколько загрязнен воздух, которым мы дышим? Какова судьба реки Саймы? Как влияют на экологическую ситуацию в Сургуте свалки мусора? Все это мы обсудили в прямом эфире.

-

Надежда Макаренко: Здравствуйте, уважаемые посетители портала siapress.ru. Сегодня в преддверии Дня эколога (5 июня) мы поговорим о городской экологии — . У нас в гостях сегодня директор НИИ экологии Севера, доктор биологических наук, профессор Борис Федорович Свириденко. Здравствуйте!

Борис Свириденко: Здравствуйте!

Про нефть

Н.М.: А так же с ним за компанию пришли ученые, представители НИИ экологии Севера: заведующий научной лаборатории биохимиии комплексного мониторинга окружающей среды Юрий Александрович Мурашко и Сергей Васильевич Соколов, старший научный сотрудник лаборатории биохимии и комплексного мониторинга НИИ экологии Севера СурГУ. Здравствуйте! Первый вопрос у меня по поводу того, как влияет нефтяной промысел на наш город и на район. Вопрос очевидный, так как у нас здесь нефтяная столица. Какова ситуация в настоящее время? Сообщите нам как экологи.

Б.С.: Вся наша страна живет за счет недропользования, в том числе и добычи нефти и газа. Безусловно, в последние несколько десятилетий эта отрасль очень интенсивно развивалась, и понятно, что это отразилось на природе Западно-Сибирской равнины, о которой мы сейчас говорим, где находится наш округ и наш город. Понятно, что не использовать недра наше общество не может. Оно будет расширять эту добычу. Но есть некоторые негативные последствия от нефтедобычи. И задача всех форм деятельности – снизить негативныепоследствия. Над этим и работают специалисты во всех областях, связанных с недропользованием. А мы ведем наблюдение за отдельными параметрами среды и за отдельными компонентами биоты.

Общеизвестные негативные воздействия на окружающую среду в результате добычи нефти, газа, строительства дорог – это разливы нефти, которые пытаются снизить специалистыРазвивают новые технологии. Это, в частности, вырубка лесов, потому что требуется строительство дорог, технологических площадок, площадок по добыче, переработке, транспортировке нефти. Строительство линий электропередач – конечно, без вырубки лесов здесь не обойтись.

И есть некоторые негативные последствия косвенные: например, при отсыпке дамб меняется гидрологический режим территорий. С этим связано вымокание лесов. Происходит застаивание воды, которая стекала естественно в реки, происходило дренирование. При неправильном планировании строительства вот таких линейных объектов, как дороги технологические, нарушается гидрологический режим. Это известно. Меняется флора и фауна региона. За этим тоже приходится вести наблюдение. Отчасти наш институт работает и над этой проблемой.

Пожары участились в регионе. Связано это с тем, что сейчас многие ранее отдаленные районы стали доступны для человека. Источники возгорания различные. Это не только, скажем, необдуманное отношение людей к разведению огня. Брошенная банка стеклянная, полиэтилен могут выполнять функцию призмы, улавливая солнечные лучи, вызывая возгорание сухой, моховой части лесной экосистемы, лишайника, листвы. Такие случаи участились, потому что сейчас замусоренность территории очень сильно возросла. Эти негативные последствия надо каким-то образом учиться минимизировать, делать возможным недропользование с минимальным ущербом для природной среды.

Н.М.: Ситуация с добычей нефти сейчас удовлетворительная?

Б.С.: Вы имеете в виду по показателям?

Н.М.: Да.

Б.С.: Достаточно высокий уровень поддерживается. Недавно была в СурГУ конференция, где выступали очень представительные личности, которые объяснили, какова ситуация с добычей нефти. Запасы нефти имеются, разрабатываются новые технологии по добыче той нефти, которая раньше не поддавалась извлечению, ведется поиск новых месторождений. Работа по недропользованию на территории Западной Сибири планируется еще на многие десятилетия. Другое дело, как это будет влиять на окружающую среду. Безусловно, окружающая среда будет сильно меняться. Задача – сохранить особо ценные объекты природной среды, ландшафтные выделы, сделать их заповедными, сохранными на протяжении всего периода нефтедобычи. Это задача в том числе и экологов.

Н.М.: Профанский, может быть, вопрос, но есть заявление, что через 50 лет у нас кончится нефть.

Б.С.: Специалисты заявляют, что пока это не произойдет. Мы сами не специалисты по ресурсам нефти, но мы знаем их мнение. Это будет развиваться здесь стабильно еще многие десятилетия.

Про воздух

Н.М.: Спасибо. Сергей Васильевич, скажите, насколько загрязнен воздух, которым мы дышим, какие исследования проводятся в этой сфере? В интернете можно встретить много статей о том, что у нас огромное содержание формальдегида в воздухе и прочих вредных элементов. Объясните эту ситуацию как специалист.

Сергей Свириденко: Насчет загрязнения воздуха вопрос риторический. Можно сказать, что да, особенно в придорожной полосе. У нас очень возросло количество транспорта. Немножко не продумана система так называемой естественной очистки воздуха – создание поясов зеленых насаждений. В принципе, ситуация, если посмотреть в деталях за последние 30 лет… Был пик где-то в районе 90-х годов и в начале 2000-х. А сейчас все пошло на убыль. Если тогда, допустим, формальдегида концентрация была где-то 3-3,5 ПДК, то сейчас – 1,7 ПДКПрогресс идет за счет того, что качественно стали подходить автолюбители. В принципе, источник формальдегида один – это дизель. И фенол, и формальдегид идет оттуда. У нас так называемых искусственных источников нет. Нет у нас производства той же ДСП в черте города. Политика, которая проводится сейчас нашим мэром – вывод промышленных предприятий за черту города, — это эффективность и есть. Расширение дорог. Работать надо. Насчет исследований. Вы знаете, ситуация была очень интересная. Был у нас пост наблюдения, который потом передали в Ханты-Мансийск. Сейчас этот пост наблюдения средненедельных данных, то есть нет оперативности, поэтому трудно говорить о чем-то. Но если, допустим, посмотреть с точки зрения расчета, как обычно делается, то бывают всплески.

Но в целом, если сравнить с аналогичными городами европейской части, у нас ситуация намного лучше. За счет чего? За счет того, что у нас средняя скорость ветра – полтора-два метра в секунду То есть режим проветривания обеспечивает полностью очищение. Мало того, осадки.

Н.М.: У нас по статистике в городе на каждого человека по две машины приходится. Как это отражается?

С.С.: Эта проблема была решена в Париже. Так называемый «Чет-нечет». У нас количество транспорта на единицу площади города больше, чем людей. Территория маленькая, а количество транспорта большое. Я думаю, что в «Стратегии-2030» этот вопрос поднимался, и либо изменение скоростного режима нужно, либо, как крайняя мера, «Чет-нечет».

Н.М.: Расскажите, пожалуйста, про эту систему.

С.С.: Четные номера, допустим, сегодня, а завтра нечетные, а четные стоят на месте. Получается, в два раза уменьшается поток.

Про Сайму

Н.М.: Опять вопрос к Борису Федоровичу по поводу водохранилища на ручье Сайма. Какая судьба у него? Почему предложенное вами решение по урегулированию проблемы не воплощено было в реальность? В чем загвоздка?

Б.С.: Я обследовал биоту этого водохранилища и гидрологический режим. Это техногенный водный объект, который построен в долине небольшого ручья, и существует он только за счет того, что весенние воды Оби, которые заходят в ручей, задерживаются потом на все лето искусственной дамбой со шлюзом. Но эти шлюзы нельзя вмораживать в лед, поэтому технологически предусматривается сброс всей воды из водохранилища, ручья Сайма в течение октября-ноября, когда возникает угроза вмерзания шлюзов при охлаждении воздуха. Поэтому водохранилище существует в таком эфемерном режиме. Летом это водохранилище, зимой вы видите обнаженное дно

Многие водные объекты просто погибают или уходят вместе с водой в течение одной ночи из водохранилища в Обь. Гидрологически очень тесно водохранилище связано с долиной Оби. То есть это фактически вода Оби. Здесь не могут развиться сложные экологические системы. Это система в постоянном катастрофическом состоянии. Такие системы называют начальными стадиями восстановления водоемов в течение лета или суши в течение зимы. Поэтому там находим те объекты, о которых я раньше писал в статьях, в частности, там много простейших форм жизни, которые выдерживают такой напряженный экологический режим. И нет более сложных форм жизни. Например, нет пышной водной растительности, которая тоже участвует в процессах очистки воды, самоочищения водной среды. Естественно, это сказывается и на пейзажной ценности водохранилища. Мы видим голые берега и воду. Ну и плюс водохранилище занимает депрессию земной поверхности, то есть долину ручья. Конечно, туда попадает мусор. Проблема очистки от мусора важна. Такой техногенный водоем для городской среды вполне приемлем, но в момент осушения надо проводить очистку дня от бытового мусора. Это очень важная проблема

Н.М.: У нас такое ощущение, что никакой очистки, конечно же, нет.

Б.С.: Видимо, это решаемая проблема. Если такую задачу поставить, то ее можно решить, так же как очищаются парки. И плюс еще мы обратили внимание, что в воду водохранилища производятся сбросы загрязняющих веществ, в частности, нефтепродуктов в достаточно больших количествах. Такой сброс был отмечен в прошлое лето. Юрий Александрович детально изучал состав воды и даже участвовал в одной из передач на телевидении. Он расскажет об этом.

Про сброс отходов

Юрий Мурашко: В прошлом году была очень интересная инициирована программа по анализу состояния водных объектов в черте города Сургута. Начиналась история с того, что жители города обращались за разъяснениями, обеспокоенные состоянием воды на водохранилище ГРЭС, где оборудована такая импровизированная зона отдыха горожан. Они очень волновались о том, какой вред здоровью может причинить вода технологического объекта или процесса ГРЭС-2.

Мы туда выезжали со своими сотрудниками, делали замеры, брали пробы не только на самом водохранилище ГРЭС, но и выше по течению реки Черная, в устье которой это водохранилище исуществует. Как и следовало ожидать, отмечено было, что вода там достаточно высокого качества. Это объяснимо, так как любое предприятие серьезного энергетического профиля заботится прежде всего о своем собственном здоровье и благополучии, они не заинтересованы в том, чтобы загрязнять воду чем-то, им вода нужна чистая, от этого будет зависеть срок службы их агрегатов. Автоматически создаются условия для благополучного отдыха горожан, разведение определенных биологических видов, рыб, еще чего-то.

Здесь хочу сказать, что злоупотреблять отдыхом на водохранилище ГРЭС не нужно, потому что кроме того, что там вода чистая, это водохранилище имеет совершенно измененный гидрологический режим и температурные зоны, поэтому проблема у человека может возникнуть не из-за воздействия вредного вещества на организм, а на уровне физиологических процессов, когда, скажем, очень теплая вода – а там вода намного теплее, чем в верхнем слое, на границе может смениться очень резко И тогда судорожные явления и все что угодно. Это всегда нужно помнить. Это водохранилище – не место для отдыха. Это технологический водоем прежде всего. Можно, но осторожно. В это же время возникла другая проблема, которую мы не заказывали, мы ее просто застали. В это время был произведен несанкционированный сброс, проникновение большого количества нефтепродуктов в один из рукавов речки Саймы, когда она была достаточно полноводной. Даже трудно было сначала найти причину загрязнения, потому что прямого сброса туда никто не делал, но зафиксирован разлив, который говорил о том, что разовая порция попавшего туда нефтепродукта составляла несколько тонн по самым грубым расчетам с погрешностью в сторону уменьшения, так как мы могли учесть четко и корректно только то, что находится на поверхности. То, что захвачено грунтом, забилось в систему растений или уже осело на дно, оно поддается труднее учету, тем более хоть и небольшое, но течение есть. По самым скромным подсчетам речь шла отоком количестве. Естественно, что такое состояние не может не отразиться на благополучии водохранилища на реке Сайма. Вода, взятая нами для анализа, показывала в сотни раз превышение норм содержания нефтепродуктов в объеме, чем это предполагается для объектов культурно-бытового назначения. И уж тем более превышает все мыслимые нормы, если опираться на законодательство в области рыбохозяйственной деятельности – там более жесткие требования и более минимизированная порция содержания нефтепродуктов. Те процедуры, которые делались в момент ограничения распространения сброса, конечно, сдерживали ореол распределения нефтепродуктов по нижнему течению Саймы. Была сделана попытка минимизировать влияние и на реку Обь, чтобы нефть не уходила со сточными водами. Но, естественно, это не гарантирует распространение. Сделан нами мониторинг в месте разлива в среднем течении этого рукава Саймы, в районе улицы Университетской, хорошего района. Он развивается, люди обустраивают свой быт. Иметь под боком зону экологического бедствия вряд ли кто-то хочет даже из эстетических представлений, не говоря уже о здоровье людей, детей, животных.

Н.М.: Но купаться там точно не стоит?

Ю.М.: Купаться там не стоит по разным другим причинам, в частности, из-за того, что там такие вещи происходят. И содержание нефтепродуктов распределилось достаточно равномерно от места сброса и до впадения этого рукава в основное русло Саймы, которое идет непосредственно в водный объект следующего порядка. Повышенное содержание нефти наблюдалось практически до конца лета. Мы проводили трижды выход на эту территорию, брались пробы в фоновых рукавах, где не было нефтесброса, и в рукаве, где разлив был зафиксирован. Те рукава, в которые нефть не попадала, так и остались чистыми. Там ситуация достаточно стабильная с точки зрения присутствия нефтепродуктов. А этот рукав до конца лета хорошо, качественно снабжал окружающий мир нефтепродуктами, в том числе и реку Обь. Когда осенью вода была сброшена, большая часть этих нефтепродуктов ушла вместе с водой. На сегодняшний день разлив произошел с новой силой. Мы проводим мониторинг этого же объекта и смотрим, насколько существенно была загрязнена почва, грунты и окружающая территория, как это повлияет на содержание нефти в этом же русле. Пока материал находится в работе, уровень паводковых вод по-прежнему растет, поэтому пока еще рано делать контрольные замеры. Через некоторое время можно будет к этому вопросу вернуться.

Н.М.: Настолько большие последствия у одного разлива?

Ю.М.: Это даже не разлив, а сброс, нарушение санитарных норм и правил. Мы проводили некоторое изучение причин, нам помогли наши молодые ученые. Есть малое инновационное предприятие на базе нашего института, Дмитрий Ковалев его возглавляет. Используя свои технологии, они смогли достаточно оперативно найти место, откуда был произведен сброс, то есть просканировать подземные коммуникации и убедиться в том, что причина всего лишь в «грамотном» использовании ливневых колодцев. Нашли колодец, в который можно незаметно для окружающих сбросить нечто, и оно куда-то уходит из колодца. И это как раз оказался этот рукав речки Саймы. Было обнаружено место, колодец, в который и сбрасывался регулярно нефтепродукт. И были привлечены соответствующие органы, службы, СМИ, была очень подробная информация, разбор этого случая. Надеюсь, что этот колодец больше не будет источником ни нефти, ни каких-то еще нечистот. Хотя этот нашли, а сколько их еще?

Про Обь

Н.М.: Это вопрос. Какую опасность в себе таит промышленная деятельность человека для реки Обь?

Ю.М.: Если начинать с того, о чем мы только что говорили, то, как видите, влияние оказывается на реку Сайма. Это единый водосток, циркуляция в конечном итоге сводится к тому, что все, что пролито, помещено, захоронено в водных объектах, рано или поздно попадает в основное русло со всеми вытекающими последствиями. Представить жизнь региона без реки Оби практически невозможно. Такая водная артерия имеет очень важное значение для судоходства, перевозки грузов и так далее. Но обращаться с ней нужно максимально бережно, эксплуатируя ее, и уж тем более исключить возможности загрязнения ее за счет таких необдуманных действий.

С.С.: Я могу добавить. Просто эта история, как говорится, с бородой. Еще лет 15-20 назад аналогичные ситуации прослеживались. Тогда был поставлен вопрос. Поскольку с восточной и северной промзоны ливневая канализация имеет конечный выпуск Сайма-Обь, тогда был поставлен вопрос о локальных очистных сооружениях именно по ливневке. Сейчас этот вопрос снова подняли. В «Стратегии-2030» прописана сеть очистных сооружений. Там есть и нефтехранилище, и ражи. Повышайте культуру, смотрите за тем, что вы делаете. Бесхозяйственность. Куда идти? Не знаю. Вы же потом туда же пустите своих детей, и дети заболеют.

Про мусор

Н.М.: По поводу бесхозяйственности и всего прочего. Наверное, здесь и тему мусора грех не упомянуть. Жители сами жалуются, что у нас очень грязный и замусоренный город. По вашему мнению, это действительно так? Какс этим бороться и как это влияет на здоровье людей?

С.С.: Вопрос очень интересный. Те хранилища, которые есть на территории микрорайонов и в промзоне, конечно, хорошо сделаны, но режим хранения должен соблюдаться. Уборка места хранения должна соблюдаться. УК должны этим заниматься четко. Вторя проблема – необходимость решить вопрос о сортировке. И третье – это, опять же, культура проживающих, то есть не надо быть временщиком, надо думать об этом, потому что то, что хранится, дождевые осадки смывают. Куда оно идет дальше? В водоемы или где-то отстаивается, идут испарения, гниение. Здесь должна быть работа УК и ответственность повышенная. И требовать со стороны нашего руководства города.

Ю.М.: На самом деле хорошо, когда система сборки, переработки и утилизации мусора работает. Но нельзя забывать, что классической стала фраза: «Чисто там, где не мусорят, а не там, где всегда убирают». Поэтому на первом месте должны быть программы, связанные с воспитанием экологической культуры, понимания и самосознания граждан города. И если бригады дворников наводят изумительный порядок в городе, все сияет, когда проходят массовые уборки, то через некоторое время рядовые граждане, мы с вами, те, кто рядом с нами, превращают их работу в ничто в кратчайшие сроки.

Б.С.: Я могу только поддержать своих коллег. Проблема комплексная. И главные виновники замусоривания города – это мы, потому что мусор этот наш. Никакие дворники не уберут за нами весь мусор. Надо воспитывать поколение. Очевидно, это растянется на несколько поколений. Это делалось во всех странах, в том числе и СМИ подключались к этой проблеме и ее решению.

Ю.М.: Есть замечательный подход, так называемая социальная реклама.

Б.С.: Это очень важная форма воспитания.

Н.М.: То есть она действительно помогает?

Ю.М.: Она работает!

С.С.: Второе и последнее – это административный ресурс города. Почему в развитых странах за то, что куда-то не туда выбросил, наказывают рублем? Почему у нас за то, что ты куришь в неположенном месте, наказывают, а за то, что бросил бутылку, нет?

Н.М.: У меня как раз был вопрос о том, что наш корреспондент Станислав Пахотин считает, что город грязный, потому что в нем нет хозяина. Это вообще имеет значение?

Б.С.: Если под хозяином понимать жителей… А ведь здесь еще и транзит очень мощный. Здесь не только жители с постоянной пропиской. Сургут – транзитный город, где идет огромный поток грузов и человеческий поток. Много людей приезжает на вахту. Это не только жители Сургута. И все это приводит к тому, что за субботу-воскресенье идеально убранные скверы, улицы оказываются чрезвычайно замусоренными. Это мусор, который мы, жители, оставляем там, где его не должно быть. Просто должна быть общая культура. Возьмите не только город, возьмите территорию района, всего ХМАО. Даже отдаленные территории, места, доступные для туризма, рыбаков, охотников, чрезвычайно замусорены. В более южных регионах, где есть старые города и очень много поселений, часто не найдешь столь замусоренных мест отдыха, как на территории округа. Здесь надо воспитывать и молодежь, и даже более старшее поколение в плане уборки мусора за собой.

Ю.М.: На самом деле это становится нормой. Мы много ездим по мониторинговым объектам. Род деятельности обязывает ездить в достаточно отдаленные места района, округа. Удивляешься, какчеловек умудряется добраться, казалось бы, в дикие места и устроить там хорошую свалку. Все, что он привозит с собой, он там и оставляет.

Про разработки

Н.М.: Как ученые могут помочь в решении вопроса?

Б.С.: Во-первых, надо принимать различные виды упаковки для переработки. Они стоят больших денег. Когда мы платим за товар, мы оплачиваем эту упаковку. Но если бы ее можно было сдать за хотя бы небольшую часть этой стоимости, то люди бы, скорее всего, сдавали. Нашлись бы люди, которые специализировались бы на приемке и переработке. Сюда везутся со всей страны различные виды товаров в упаковке, но обратно эта упаковка никуда не уходит, она остается здесь в виде бытового мусора в долине Оби, на водоразделах. Эту упаковку никто не принимает. Мне кажется, это серьезная проблема – экологическая, социальная проблема, которую надо решать. Организовать прием стекло-, металлической, пластиковой тары.

Ю.М.: Здесь нужно отметить, что ученые давно включились в решение экологических проблем. Очень много опыта накоплено. Если всерьез подходить к этому вопросу, уже предложены материалы по технологии производства, которые идут как упаковка, расходный материал, которые легко утилизируются и не представляют собой угрозы окружающей среде. Наверное, вы обращали внимание на то, что часто уже классического пластика не встречается. Встречаются его эквиваленты, которые имеют гораздо меньший срок хранения в реальных условиях, когда становятся отходами, и разлагаются более легко и безопасно. В том числе возвращается обратно бумажная упаковка взамен полиэтилена. Даже простой пример: рулоны туалетной бумаги. Куда девать сердечник? Все просто: научились делать так, что его можно бросить в ту же самую чашу, и она спокойно растворяется и уходит. И таких технологий много. Сейчас уже давно настал момент, когда их просто нужно внедрять. Их нужно использовать.

Про финансирование

Н.М.: Достаточное ли финансирование выделяется вашему НИИ? Может быть, есть какие-то проблемы, с которыми вы сталкиваетесь при проведении дальнейших исследований?

Б.С.: Вы знаете, денег всегда не хватает. Но сейчас появилась новая форма. Правительство округа заключило договор с Российским фондом фундаментальных исследований, и впервые в этом году был объявлен конкурс грантов. Многие сотрудники университета, в том числе и нашего НИИ как маленькой структуры, подавали заявки. Мы выиграли такой грант. Этот грант будет в равных долях поддержан правительством ХМАОи Российским фондом фундаментальных исследований. У вас тут есть один из вопросов: чем мы будем заниматься? Как раз эта тематика должна быть актуальной и в рамках округа, и иметь фундаментальное значение. Мы запланировали экспедицию по территории округа на это лето, где как раз будем изучать состояние водных объектов, их нефтезагрязнение, загрязнение другими компонентами, химическими элементами, тяжелыми металлами, и состояние биоты, в частности, ее макроскопические водные растения, которые служат индикаторами состояния водной среды и могут участвовать в процессах самоочищения водной среды. К концу года мы должны подготовить отчет, который будет подвергаться экспертизе из ФФУ. И если наша работа будет заслуживать какого-то продолжения, то, возможно, мы получим финансовую поддержку на следующий год или даже на третий год. Мы заявляемся на три года. Есть такие серьезные подвижки. Сейчас объявлен конкурс РФИ для молодых ученых, и мы надеемся, что наши молодые ученые (в возрасте до 30 лет) могут подавать на индивидуальные гранты.

Про "Династию"

Н.М.: Не могу не спросить про ваше отношение к ситуации с фондом «Династия». Несколько, может быть, абсурдная ситуация.

Б.С.: Я не совсем понимаю, в чем абсурдность.

Н.М.: В том, что фонд, занимающийся просветительской деятельностью, вдруг приравнивают к агентам, усматривают политические намерения…

Б.С.: Видимо, есть закон соответствующий. То есть фонд, который финансируется другими государствами, является иностранным агентом. Ничего тут сложного нет. Это как бы нормально, просто объявляется, что этот фонд финансируется не российской стороной, а какими-то другими государствами. Что это означает для нас как для научных работников? Это означает, что за деньги, полученные из этого фонда, те люди, которые поддержаны данным фондом, должны перед ним отчитаться. То есть полученную в России по своей проблеме информацию они должны предоставить фонду. Вот тут, мы считаем, есть определенная негативная сторона. Таким образом, за небольшие деньги такие фонды просто получают передовую научную информацию от самих авторов. Что такое наука? Это получение новых данных о явлениях природы, новых фактах. Эти факты напрямую поступают за границу. Я считаю фонды должны быть, но желательно, чтобы они были нашими, российскими, по крайней мере, по ведущим отраслям науки. Я посмотрел, кто является членами жюри по биологии данного фонда. Одни иностранные специалисты. По молекулярной биологии не нашлось в стране достойного представителя в это жюри – это удивительно. Хотя по другим направлениям много российских специалистов. Да, мы отстаем по молекулярной биологии на десятилетия, наверное, от ведущих стран, но у нас тоже хорошие специалисты.

Н.М.: В Москве ученые просто в шоке пребывают: Александр Марков и Владимир Сурдин говорили по телефону, что это ужасающая ситуация. Владимир Сурдин стоит с одиночным пикетом. Все-таки насколько разное отношение у коллег по цеху к этой ситуации с фондом...

Б.С.: То, что фонд есть, это хорошо, это надо приветствовать, но хотелось бы, чтобы этот фонд был российским.

Н.М.: То есть в целом вы поддерживаете решение Минюста?

Ю.М.: Я обратил внимание на небольшой нюанс: ни научное сообщество, ни государственные органы не имеют ничего против создания такого рода фондов. Есть определенный момент, который является нарушением правил игры, которые устранили не ученые, а органы юстиции и правопорядка. Был проведен мониторинг этого фонда, где было обосновано нарушение правил игры фонда. И тот момент, что фонд так резко начал реагировать на это замечание вместо того, чтобы просто откорректировать свои финансовые потоки и начать играть по правилам, начинает какие-то резкие заявления давать: «Да мы лучше закроем». Мы все-таки живем в правовом государстве или у нас каждый себе художник? Если окажется, что одному фонду можно использовать для своих целей финансирование из-за рубежа, а другому нет, это будет несколько неэтично, некорректно. Нужно привести в порядок свои финансовые дела и процветать дальше. Думаю, ни один из учителей физики или естествоиспытателей, которые получили поддержку из этого фонда, не заинтересован в том, чтобы этот фонд прекратил существование.

Н.М.: Все-таки вы считаете, это будет потерей, если этот фонд закроют?

С.С.: Нет, не будет потерей... Понимаете, создавать можно хоть что, но цель создания фонда этого какая?

Н.М.: Насколько я понимаю, целью было просвещение и финансирование молодых ученых, публикация научно-популярных книг.

С.С.: Проведем аналогию. Вот эти секты, которые создаются, по деторождению, корректировке – это тоже фонды. Но что за цель у них? Не во благо государства, а наоборот. Я понимаю, что у тебя есть деньги – ты хочешь что-то получить. Но ты получаешь и транзитом туда. Мало того, уходит информация по так называемым талантливым ученым. А эти талантливые ученые потом уходят туда. Поэтому надо или работать для страны, или сказать: «Да, я занимаюсь оппозиционной деятельностью».

Ю.М.: На самом деле у любого региона, даже меньшего масштаба, чем страна, всегда есть задача воспитание, закрепление молодых кадров, которые способны перенять уже существующую технологию, а еще лучше привнести улучшение именно в эти технологии. И поиск продукта этого идет во всем мире очень жестко. Конкуренция за квалифицированные кадры очень жесткая. Кому как не сургутскому региону об этом не знать? Сейчас идет программа инженеров 21 века, где правительство ХМАО, губернатор колоссальные усилия прикладывают, чтобы воспитывать молодых людей в духе технических достижений, чтобы они не озирались на Запад, а творили свое, улучшали. Но это нужно делать здесь и сейчас. Поэтому фонды, которые существуют и работают в этом направлении, должны максимально корректно выполнять свою функцию. Все двумя руками за и заинтересованы в том, чтобы в любой стране к передовым технологиям были допущены именно грамотные люди, умеющие ими пользоваться и грамотно их развивающие. Но правила игры! Дружба дружбой, а табачок…

Н.М.: На этой ноте я предлагаю завершать нашу онлайн-конференцию Спасибо большое, что пришли, ответили на все вопросы, рассказали о ситуации в городе, заодно немножко подискутировали о насущных вопросах. Спасибо вам большое!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


31 мая 2015 в 19:07, просмотров: 3230, комментариев: 3



QR код


Комментарии:
Уважаемые господа экологи, хотелось бы задать следующий вопрос: не несет ли угрозы экологической среде города короткая труба новых энергоблоков ГРЭС?
Eugene Stallionov
Какой транзит? Процитирую немного условия получения грантов от фонда "Династия": "Грантополучатель информирует Фонд в случае отъезда из России на срок более двух месяцев в течение текущего года, при этом выплата стипендии приостанавливается на соответствующий срок. При отъезде на срок свыше четырех месяцев выплата стипендии прекращается". (http://www.dynastyfdn.com/grants/postdoc)
Eugene Stallionov
И еще, фонд "Династия" финансируется не _иностранными государствами_, а с иностранных счетов самого Зимина.
Да и в чем, собственно, состояла политическая деятельность фонда (необходимая для получения статуса иностранного агента), я так и не понял.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​На рынке недвижимости Сургута фактически не осталось экономичных новостроек

​На рынке недвижимости Сургута фактически не осталось экономичных новостроек

Компания «Сибпромстрой» уже третий раз в этом году повышает цены на жилье в своих домах.
Марина Романова Сегодня в 17:54
179 0
​Лидер группы Dánjal: «Я не думаю, что обещал написать какую-то песню о Сургуте»

​Лидер группы Dánjal: «Я не думаю, что обещал написать какую-то песню о Сургуте»

Фарерский музыкант опроверг появившуюся в местных СМИ информацию
Надежда Макаренко Сегодня в 16:40
171 0
Музею не быть

Музею не быть

В Сургуте продали станцию «Орбита»
Лилия Сулейманова Сегодня в 14:14
331 4
Отделка здания нового перинатального центра закончится весной 2019 года

Отделка здания нового перинатального центра закончится весной 2019 года

Причина восьмимесячной задержки — в изменении законодательства и грунтовых водах
Редакция СИА-ПРЕСС Сегодня в 12:21
347 0
Конституция – это основа всей правовой системы России

Конституция – это основа всей правовой системы России

Надежда Красноярова, председатель думы Сургута Сегодня в 11:31
205 1
​Поздравляю вас с Днем Конституции Российской Федерации! 

​Поздравляю вас с Днем Конституции Российской Федерации! 

Вадим Шувалов, глава Сургута Сегодня в 11:30
201 1
​С ОСОБЫМ ПРОЧТЕНИЕМ: рецензия на «Звёздную бабочку» Бернара Вербера

​С ОСОБЫМ ПРОЧТЕНИЕМ: рецензия на «Звёздную бабочку» Бернара Вербера

Космос, Библия, мясо динозавров и кое-что ещё — в новом издании книги французского фантаста
Надежда Макаренко 11 декабря в 16:53
407 0
В 2018 году на улучшение жилищных условий сургутян потрачено почти 180 млн рублей

В 2018 году на улучшение жилищных условий сургутян потрачено почти 180 млн рублей

Большую часть из этих средств — 125 млн рублей — выделил бюджет Тюменской области
Лилия Сулейманова 11 декабря в 15:26
506 2
Пионер не готов

Пионер не готов

Единственное историческое здание Сургута вновь собираются реконструировать. Но денег на это по-прежнему нет
Артем Мазнев 11 декабря в 07:02
544 3
Окружные чиновники рассказали, что будет, если Югра лишится единственного хосписа 

Окружные чиновники рассказали, что будет, если Югра лишится единственного хосписа 

Специалисты депздрава о ситуации с частной медорганизацией «Золотое сердце»
Анастасия Якупова 10 декабря в 18:14
668 1
Жительница Белого Яра боится, что чиновники через суд лишат ее квартиры

Жительница Белого Яра боится, что чиновники через суд лишат ее квартиры

Пенсионерка не соглашается на предложенные для расселения варианты из-за своего внука
Лилия Сулейманова 10 декабря в 17:14
814 22
Участки для многодетных семей, новые школы и дороги

Участки для многодетных семей, новые школы и дороги

Сургутские депутаты обсуждают бюджет департамента архитектуры
Редакция СИА-ПРЕСС 10 декабря в 15:54
736 1
Больше мнений