16+

«Год культуры мало чем отличается от обычного года…» // ВИДЕО

Онлайн-конференция с начальником отдела проектов культурного центра «Порт» Юрием Семенковым

Продолжаем традицию культурных разговоров на siapress.ru: о кино, музыке, выставках и перформансах поговорим с руководителем отдела проектов культурного центра «Порт», фотографом, автором нескольких арт-проектов (в том числе «Живое кино») Юрием Семенковым.

Сургут — культурный город? Сейчас узнаем.

-

Ю.Н.: Добрый день, дорогие друзья! Сегодня мы с вами поговорим о культуре. У нас сегодня высокоинтеллектуальный культурный разговор. Будем смотреть на наш город именно с этой точки зрения. Поддержит меня сегодня в этом разговоре Юрий Семенков. Вот он здесь.

Ю.С.: Добрый день!

Ю.Н.: Юрий является начальником отдела проектов культурного центра «Порт», ему есть что сказать об этом. Давайте начнем с такого вот казуса. Я пока готовился к онлайн-конференции, спрашивал у своих знакомых, друзей, какие могут быть вопросы к представителю культурной среды города. Поразительно, но чаще всего звучал такой вопрос: «Как в Сургуте вообще с культурой-то?». Но это не вопрос к тебе, на самом деле, был. Вопрос другой. О чем такая позиция граждан, горожан, о чем этот вопрос свидетельствует? О том, что у нас с культурой совсем все плохо? Или настолько хорошо, что даже вопросы не придумываются?

Ю.С.: Можно по-разному трактовать, конечно. Во-первых, нужно определиться, о какой культуре идет речь. Есть же разные культуры, например, культура общения, культура поведения. Или мы говорим об искусстве?

Ю.Н.: Именно культура и искусство, конечно.

Ю.С.: Сложно сказать. Мне кажется, в Сургуте население разделено на одну категорию, для которой, действительно, все хорошо и, в принципе, она может задавать этот вопрос с такой позиции, и на другую категорию, которые вообще, в принципе, как-то от нее отстранены. И для них тоже такой вопрос может быть актуален.

Ю.Н.: Эти категории в одной весовой... категории, скажем так? Или одна больше, одна меньше, по ощущениям?

Ю.С.: По ощущениям… Ну, поскольку я работаю сам в сфере культуры, мне кажется, что меня окружает очень много людей и к нам в «Порт» приходит большое количество людей как-то заинтересованных в этом. Но если в целом смотреть на город, возможно, что это все-таки меньшинство.

Ю.Н.: Увы.

Ю.С.: Увы.

Ю.Н.: Кстати, говоря об аудитории «Порта», за 2-2,5 года сложилась какая-то «могучая кучка» сторонников «Порта», которая всегда приходит на мероприятия или просто там кофе попить? Или это всякий раз какая-то разношерстная публика?

Ю.С.: Вообще, да. Сложилась какая-то своя аудитория, которая, в принципе, достаточно разнообразная по возрасту. Есть и взрослые, и семейная часть, и молодежь, наверное, даже в равной пропорции. Они стараются посещать практически все наши мероприятия. И многие даже какие-то творческие коллективы, в основном, конечно, музыкальные, предпочитают отыграть у нас какую-то программу, даже если они, предположим, играют каждые выходные в каком-нибудь пабе, потому что для них это новая аудитория, вот наша, она может их увидеть, и эта аудитория активная. И плюс в зависимости уже от самого мероприятия добавляется к ней какая-то часть заинтересованная конкретно этим мероприятием.

Ю.Н.: Эта часть, кстати говоря, достаточно многочисленная или нет? Часто видите в «Порту» новые лица, которые впервые пришли или второй раз?

Ю.С.: Частенько бывает, да, в зависимости от мероприятий. Например, у нас был концерт Светланы Люпп. Это участница хоровой капеллы «Светилен». Она пела романсы. И аудитория пришла очень такая сплоченная и достаточно возрастная.

Ю.Н.: Филармоническая, так скажем.

Ю.С.: Да, возможно. В принципе, большинство из них открыли для себя, можно сказать, «Порт», им очень понравилось, что тут и картины с цветочками и концерт хороший, плюс еще мы стараемся все наши музыкальные выступления сопровождать каким-то видеорядом. Это смотрелось интересно: классический романс под рояль и на фоне видеоарт. В принципе, многим понравилось. Ну и часто такое бывает: Школа рока проводит отчетный концерт, приходит их аудитория. И так постепенно многие узнают о «Порте».

Ю.Н.: Насколько я понимаю, сургутский «Порт» рассчитан на разные слои населения, возрасты. Но. Одна моя знакомая, которая считает себя дамой уже преклонных лет — года на 2 меня старше — она говорит, что, может быть, и рада зайти в «Порт», но такое впечатление, что это такое, какое-то кислотно-молодежное заведение, что она там будет странно выглядеть. На самом деле, такой имидж действительно существует. С этим как-то боретесь и, каким образом? Потому что недостаточно организовать концерт, к примеру, Светланы Люпп. Нужно, все-таки, чтобы действительно люди пришли и поняли, что это нормальное, хорошее заведение для всех.

Ю.С.: В принципе, не знаю. Возможно, такой наш формат достаточно открытый, где нет каких-то жестких рамок, типа «сдай в гардероб – получи номерок», возможно, это кого-то отпугивает. Но, мне кажется, что большинство людей различных возрастов себя чувствуют комфортно, приходя к нам.

Ю.Н.: Вы изучаете их отношение к «Порту», после того, как они его посетили? Есть какие-то недовольные, может быть, или наоборот люди, которым очень понравилось, которые и дальше постоянно приходит и говорят, что замечательное заведение и так далее?

Ю.С.: Как правило, да. Человек приходит к нам, ему нравится, и он потом начинает ходить уже постоянно на разнообразные мероприятия. По негативным отзывам, в принципе, мы может отслеживать только социальные сети, отзывы на каких-то информационных порталах и книгах отзывов. И никто ничего криминального пока не высказывал. В принципе, если у кого-то есть претензии, мы с радостью их прочитаем и примем к сведению. Поэтому, если кому-то что-то вдруг не нравится, пишите нам или приходите.

Ю.Н.: Если кто-то кое-где у нас порой, да. По поводу, так скажем, характера публики. Она готова только воспринимать что-то или у нее есть какие-то идеи в той же книге отзывов, в соцсетях подают какие-нибудь идеи по поводу новых мероприятий, вечеринок, концертов и так далее?

Ю.С.: Изначально «Порт» назывался центром культурных инициатив. То есть, идея была создания какой-то площадки, куда любой человек может прийти с какой-то своей идеей и посредством нашей помощи и самой площадки реализовать ее. Мы в этом идем на встречу и помогаем, ориентируясь, в основном, на местное население. Большинство выставок, которые у нас, к примеру, проходят, они не какие-то привозные, а поддержанные местные инициативы. Соответственно, это, в принципе, не смотря на то, что мы теперь просто культурный центр без всяких инициатив в названии, мы продолжаем поддерживать все это. К нам часто приходят люди с идеей провести, например, концерт, реализовать выставку или какое-то интересное мероприятие. Например, у нас проходил фри-маркет в декабре, по-моему. И мы людям идем на встречу, если, конечно, их идеи не противоречат действующему законодательству, нормам морали и всего прочего.

Ю.Н.: Нормы морали мы, кстати, еще затронем. Сейчас вопрос: почему отказались от инициатив в названии? Почему стали культурным центром?

Ю.С.: Это сложная история. Мы раньше относились к сургутской филармонии, являлись ее подразделением. Сейчас мы относимся к такой структуре, как многофункциональный культурно-досуговый центр. И при смене, так сказать, учредителя, смене организации, к которой мы относимся, произошла смена названия. В принципе, это ни на что не повлияло в нашей деятельности.

Ю.Н.: Смена организации с филармонии на многофункциональный центр какие-то изменения привнес в жизнь «Порта»? Или как работали, так и работаете?

Ю.С.: Изменения произошли. У нас, поскольку сейчас мы относимся к муниципальным структурам, появляется собственное муниципальное задание, где есть список каких-то мероприятий, которые мы должны осуществить. В то время как будучи в составе филармонии, в принципе, от нас сильно ничего не требовали. То есть, мы делали все, что хотели.

Ю.Н.: То есть, такая вольница была, а сейчас ее прикрыли?

Ю.С.: С другой стороны, сейчас и больше возможностей что-то реализовать. Например, проект «Волшебная гора» культурно-просветительский, в рамках которого мы приглашаем писателей, поэтов, деятелей культуры, ориентированных на литературу, он, естественно, абсолютно не окупаемый и без поддержки со стороны департамента культуры, молодежной политики и спорта, в принципе, это нереально было бы просто взять и сделать какой-то сторонней организации.

Ю.Н.: По поводу, кстати говоря, департамента. Насколько сейчас велико его влияние на «Порт»? Почему спрашиваю? Вот сейчас 2015 год – год культуры.

Ю.С.: Литературы.

Ю.Н.: Год литературы, да. Простите! Год культуры был раньше. Собственно вопрос с этим и связан. Чем отличается для «Порта» (вот для меня, видимо, ничем), 2015 год – год литературы от 2014 года — культуры? Стало больше каких-то мероприятий?

Ю.С.: Это сложный вопрос, да. Потому что, действительно, был год культуры. В принципе, он, лично мое мнение, ничем не отличался в плане культуры от 2013 или 2012 года. Культура как была, она так и осталась.

Ю.Н.: Это характерно для «Порта» или для всех заведений?

Ю.С.: Нет, это вообще в целом. То есть, какие-то выделялись средства на проекты, также они выделялись и в 2014 году, может быть, в большем объеме, но не знаю, сложно сказать. К примеру, 2013 году проходила «60-ая параллель», «Зеленый шум», «Карикатурум», какие-то выставки краеведческого музея, «Стерха» и все то же самое происходило в 2014. И нельзя сказать, что прямо на каком-то более высоком уровне. Я думаю, этот статус года культуры или литературы – это просто какая-то попытка привлечь внимание к этой сфере. Но это не значит, что когда заканчивается год культуры, культура приходит в упадок.

Ю.Н.: Логотип нарисовали красивый.

Ю.С.: Логотипы, да, присутствовали.

Ю.Н.: Вопрос из интернета. Уже подбираемся больше именно к твоей вотчине. Откуда черпаете вдохновение для своих проектов и идей? Всеобъемлющий вопрос, кстати говоря.

Ю.С.: Интересный вопрос. Черпаю из жизни... На самом деле, моя лично деятельность, помимо деятельности в составе «Порта», она еще имеет направления отдельно от этой структуры. В частности, стрит-арт и еще кое-что. У нас есть такой творческий тандем с супругой моей Кургузовой Анастасией. И наши идеи в большинстве своем у нас совместные. Как-то они рождаются. Выставки наши персональные тоже все совместно и задумывались и реализовывались. Была выставка «Несерьезный Сургут», в прошлом году «Осязаемый город» и в этом году на День города (у нас так получается два года подряд юбилей города) мы готовим выставку под поэтическим названием «Время назад».

Ю.Н.: Есть какие-то возможности приоткрыть тайну? Или пока не будете ничего говорить?

Ю.С.: Я думаю, что можно приоткрыть. В принципе, это тема достаточно не новая, когда берутся старые фотографии города, фотографируются с того же ракурса и путем нехитрых ухищрений в фотошопе совмещаются. И мы в сотрудничестве с краеведческим музеем раздобыли эти фотографии, произвели фотосъемку, совместили. И вот это будет такой фотопроект, там будет порядка 30 фотографий. Мы его представим на День города.

Ю.Н.: Ясно. А вот такой частный вопрос. Насколько это тяжело, взять и найти эту точку, с которой фотографировали 30 лет назад?

Ю.С.: На самом деле, тяжело, потому что, во-первых, не очень много фотографий города. Во-вторых, в принципе, город тогда был не особо интересный с точки зрения архитектуры, это, в основном, панельное жилье. Некоторые фотографии вообще не понятно где сделаны.

Ю.Н.: То есть, застройка совершенно изменилась.

Ю.С.: Да. Больше всего трудностей было в отборе старых фотографий, где какой-то вид узнаваемый, чтобы был. А сама фотосъемка, в принципе, поиск, съемка и совмещение не очень трудоемкий процесс. Я подобный проект делал еще, по-моему, 6 лет назад в городе Караганда. Вот там я обладал очень большим количеством архивных фотографий. Я приехал туда и за месяц сделал такой проект. Еще до того, как такая тема стала мейнстримом сейчас.

Ю.Н.: Совмещал фотографии до того, как это стало мейнстримом. Надо посмотреть, кстати, интересная штука. А рамки какие-то есть при творчестве? Такой глупый, может вопрос, но, тем не менее, есть какие-то проекты, которые вроде бы и хочется сделать, но потом думаешь, что не надо, не стоит.

Ю.С.: Рамки есть, естественно, внутренние какие-то. Они изначально ограничивают даже в плане создания идей. Вообще, все, что мне приходило в голову, никакой крамолы в этом никогда не было. Поэтому, для меня это не такой острый вопрос, как часто бывает в нынешней ситуации.

Ю.Н.: Недавно в Сургут приезжал главный редактор «Крокодила» Сергей Мостовщиков. Он говорил, что рамки, в принципе, не проблема. Нужно найти такого человека, которого можно было бы в эти рамки поставить в плане таланта. Опять же, по поводу рамок вопрос неспроста, вопрос с таким продолжением по поводу «Тангейзера». Есть ли вообще в искусстве какие-то темы, которым действительно стоит включать красный свет. Поскольку у нас сейчас интересная тема с оперой новосибирского театра, естественно, очень интересно узнавать мнения разных людей: людей искусства, людей политики и так далее. Все-таки в искусстве возможно все или все-таки нужно где-то притормозить, так скажем?

Ю.С.: Тоже сложный вопрос. В принципе, искусство на то и искусство, что там, как мне кажется, рамок быть не должно. То есть, это уже вопрос личной ответственности автора произведения перед предполагаемой публикой. С другой стороны, то, что сейчас достаточно жесткая цензура появляется, это уже тоже какой-то перебор в случае с «Тангейзером», например. Сложно сказать. По большому счету, если какое-то произведение искусства, я считаю, делается на деньги государства, то и нужно руководствоваться какими-то нормами, принятыми в обществе, уголовным кодексом или каким-то еще документом. Если человек сам делает какой-то творческий акт, акт искусства, не используя никаких капиталовложений со стороны государства, он, в принципе, может делать все, что угодно. Что, в принципе, многие и делают.

Ю.Н.: Pussy Riot — это искусство или нет?

Ю.С.: Pussy Riot… Тут искусства очень мало. Это, скорее, политическая акция, нежели… Я не думаю, что кто-то всерьез их воспринимает как музыкальную группу и исследует их творчество.

Ю.Н.: Последний клип, который они сняли, кстати, нормальный, с музыкой, со словами...

Ю.С.: Те же самые девушки?

Ю.Н.: Вот! Самое интересное, что поют совершенно другие девушки, а они просто снимаются в клипе. Тем не менее, что у нас получилось с «Тангейзером»? Вроде, суд не нашел состава преступления. Но при этом у нас как-то волшебным образом получилось так, что пришел новый директор в этот новосибирский театр и, первым делом, снял оперу, не объясняя почему, а потом и полностью закрыл от греха подальше весь театр на реконструкцию. Получается, что вроде как, действительно, официально это все дело достаточно просто и ясно не нарушает никаких законов, но при этом не идет опера. На сайте у нас был вопрос: это победа или поражение общества? Если общества, то какого, я добавлю.

Ю.С.: Возвращаясь к тому, что я говорил о каких-то нормах, получается, что действительно, с точки зрения норм, каких-то документов или вообще суда, ничего негативного опера в себе не несет, она полностью соответствует нормам морали и всего прочего. То есть, данная ситуация уже какая-то негативная, скорее. Просто у нас принято так вот: как бы чего не вышло, мы лучше все это запретим сразу, чтобы потом нам…

Ю.Н.: Почему я тебя так мучаю этим вопросом. Потому что «Порт» явно находится в такой группе риска — как любое другое культурное учреждение. Потому что в любой момент (и это сейчас не наводка, кстати) могут прийти какие-нибудь обиженные люди и спросить: «Почему вы, собственно, в день Пасхи празднуете День космонавтики? И неважно, что они просто совпали — вообще надо было бы, конечно, с приоритетами-то поработать». У вас в «Порту» и вообще в культурной среде какие-то вот такие обсуждения были? То есть, вы прорабатывали какой-то план, может быть, или это все на уровне интуитивного понимания? Как будете действовать, если завтра придет какой-нибудь церковный парень и скажет: нет, ребята, давайте праздновать Пасху.

Ю.С.: Если он придет с какой-то идеей, как отпраздновать Пасху в «Порту», то мы это, конечно, рассмотрим, обсудим и, возможно, предоставим ему нашу площадку. Просто, не знаю, если вот по данной конкретной ситуации, мне кажется, что наш формат - это немного не религиозный, не церковный. То есть, даже если мы действительно какое-то устроим празднование Пасхи у нас, это будет даже как-то смотреться не очень уместно. И скорее вопросы возникнут в этом случае: почему вы празднуете Пасху, а не отмечаете какие-либо мусульманские праздники?

Ю.Н.: Но тогда, если вы не празднуете Пасху, то, может быть, тогда не стоит и праздновать День космонавтики? Вообще не тем и не этим.

Ю.С.: Вообще, наша Конституция подразумевает то, что Россия – это светское государство, то есть, нет основополагающей религии. На самом деле, может быть, представители мусульман к нам придут отпраздновать день космонавтики. Почему бы нет?

Ю.Н.: Вообще, были какие-то конфликты с представителями общества, которым что-то не нравилось, может быть, в репертуарной политике «Порта», или это все еще пока, слава Богу, обходит стороной?

Ю.С.: Я пытаюсь вспомнить. У нас, я помню, когда открывалась одна из первых выставок, выставка, по-моему, из Нижнего Новгорода художника Валерия Барыкина, он показал советский пин-ап, там были изображены такие девушки полуголые, в стиле американского пин-апа, совмещенные с советскими плакатами. И где-то, возможно, даже на сайте siapress.ru (именно здесь — прим.ред.) или на каком-то другом информационном портале, было бурное обсуждение, что это неуместно, это развращение молодежи и все прочее. В принципе, с того момента, у нас не было каких-то таких негативных отзывов о нашем творчестве, о нашей деятельности. Ну а в той ситуации, это были частные мнения: одни люди считали так, другие считали иначе. В принципе, мы же не водим целенаправленно группы школьников и не заставляем их смотреть.

Ю.Н.: Кстати говоря, тот же самый пин-ап более-менее недавно был (по меркам города). Но климат сейчас достаточно сильно изменился. Вопрос: сейчас, если бы вам предложили выставку советского пин-апа от Барыкина, вы с легкостью б согласились или уже призадумались?

Ю.С.: Я думаю, мы бы согласились, потому что мы вообще ориентированы на какую-то, менее классическую культуру. Например, выставка у нас была про любовь, по-моему, Максима Родионова. По-моему, он был у вас. То есть, это достаточно странные картины, ориентированные не на массового зрителя, скорее, для ценителя современного искусства. В принципе, человек может узреть в них какую-то крамолу. То есть, почему автор не рисует человека в форме человека, а рисует какую-то мазню, так сказать. Что мы можем предпринять? Мы ничего не можем предпринять. Мы ориентируемся как раз таки на людей, которым интересно что-то нестандартное. Потому что в плане мейнстрима, не мейнстрима даже, а классической культуры, работают несколько других учреждений в городе: художественный музей, краеведческий музей.

Ю.Н.: Кстати говоря, в таких музеях, которые ориентированы, скажем так, на мейнстрим, наверное, все-таки попроще работать, потому что достаточно просто, так скажем, полюбить все, что ты выставляешь. Вопрос к тебе лично. Все ли проекты «Порта», выставки, инсталляции одинаково интересны и нравятся тебе, так скажем? Или же есть такие вещи, которые, скажем так, тебе не близки, но при этом они все-таки имеют место быть на вашей площадке?

Ю.С.: Естественно, у каждого человека свои предпочтения. Поскольку у нас достаточно разнообразный набор выставок по техникам, направлениям, что-то мне нравится больше, что-то меньше. Мы, кстати говоря, о мейн-стриме или классической культуре, у нас часто проходят выставки художественной студии имени Виталия Горды. На самом деле, у нас очень разнообразно представлено искусство. Да, что-то нравится, что-то меньше.

Ю.Н.: Как вы приходите к выводу, какие проекты будут работать? Так скажем, есть какой-то коллегиальный орган или, например, один человек одно решает, второй другое и в конце концов получается программа «Порта» на месяц, на год.

Ю.С.: Мы решаем, конечно, коллегиально. У нас есть какие-то долгосрочные планы на год, которые в начале года планируются, это, как правило, те, которые требуют какого-то дополнительного финансирования. Плюс периодически в течение года кто-то к нам приходит и что-то предлагает выставить свое. Например, художники, какие-то творческие группы. И у нас есть план на год основной и в него постоянно добавляется что-то по мере поступления заявок от населения.

Ю.Н.: Часто отказываете в размещении?

Ю.С.: Да, бывает. Потому что идеи у людей разные и не всегда оригинальные, которые будут интересны публике, или, например, которые просто очень сложно реализовать. Например, к нам приходил один молодой человек и предлагал поселить в «Порту» несколько черных живых лис. То есть Сургут – город черного лиса и посетитель приходит и может их погладить, посюсюкаться. В принципе, это интересная идея, но реализовать ее достаточно сложно.

Ю.Н.: Это, наверное, все-таки к юннатам больше предложение. Ну, ясно. Вернемся к вдохновению и к его источникам. Судя по интернету, ЖЖ, вы с Анастасией часто ездите по стране и за рубеж.

Ю.С.: Бывает, да.

Ю.Н.: Бывает. И наверняка ведь ревнивым глазом подмечаете, что там интересненького есть в сфере культуры. Вопрос, собственно, не в том, что интересненького, а в том, что, если представить себя туристом в Сургуте. Вот на твоем месте. Ты приехал в Сургут из Караганды. Есть какие-либо у нашего города преимущества по сравнению с остальными городами в сфере культуры или какие-то недостатки. Может быть, что-то есть в избытке, а чего-то нам не очень хватает?

Ю.С.: Сейчас же действует программа привлечения туристов в Сургут, в частности, и в ХМАО в целом. Как частный турист, я хочу сказать, что, конечно, в сфере культуры мне бы в этом городе было бы не очень интересно. Но, по большому счету, если его сравнивать с крупными городами или с Европой.

Ю.Н.: Мы говорим об обычных городах.

Ю.С.: А если сравнить, я не знаю, с каким-нибудь Ульяновском, с Саратовом, с какими-то российскими городами небольшими, в принципе, здесь есть на что посмотреть. Особенно людей, которые приезжают ко мне из других городов, я вожу на ГРЭС. Это, по-моему, крупнейшая сейчас в мире, когда третью трубу запустили, сейчас самая крупная.

Ю.Н.: Она и без третьей трубы была очень колоритная.

Ю.С.: Она была первая то ли по Европе. Ну, в общем, она очень крупная, она очень крутая. При этом из-за того, что через нее так проложена дорога на дачи, можно проехать и посмотреть. В принципе, это достаточно интересное зрелище и мало в каком городе можно проехать прям по такому крупному техногенному объекту, посмотреть его внутри, пусть не останавливаясь, конечно. И это, мне кажется, может стать изюминкой для нашего города в плане туризма.

Ю.Н.: Кстати, я подумал об этом. Раз уж нам бог не дал архитектуры и каких-то старых домов, то у нас есть такое техногенное чудо, как ГРЭС-1, ГРЭС-2 или «Сургутнефтегаз», который открыл симпатичный музей, музей моста, кстати говоря, тоже есть...

Ю.С.: В «Газпроме» есть музей.

Ю.Н.: То есть, может действительно в этом направлении работать лучше?

Ю.С.: Возможно, да. Потому что, если мы хотим действовать в каком-то стандартном поле, нужно либо очень много денег, либо это будет не очень успешно. Можно, конечно, посмотреть на нашу архитектуру. Вот, допустим, есть три интересных здания в городе.

Ю.Н.: Какие два еще? Одно я знаю.

Ю.С.: «Биг-Бэн», «Вершина» и, предположим, театр СурГУ.

Ю.Н.: Я про «Вершину» подумал, в первую очередь.

Ю.С.: А в остальном, в принципе, не смотря на то, что городу более 400 лет, как бы исторических никаких зданий нет, за исключением Купеческой усадьбы, к примеру.

Ю.Н.: Она, кстати говоря, тоже пересобрана по бревнышку.

Ю.С.: Она условно аутентичная.

Ю.Н.: О, кстати, интересное слово «условно аутентичная»! Опять же, действительно, наш город воспринимается как нечто суровое, суровый Челябинский город, суровый Сургут. И иногда бывают такие акции, которые немного удивление навевают. Скажем, автобус, в котором читали стихи. Понятное дело, что, например, в какой-нибудь Вологде (ничего, кстати, плохого не хочу сказать про Вологду) это было бы очень даже как раз аутентично и логично. У нас это, все-таки, как диковина воспринимается. На твой взгляд, это стоит вот в этом плане как-то вести работу? И если стоит, то каким образом? Просто пустить много автобусов, в которых читают стихи, или еще что-то нужно?

Ю.С.: Нужно вести работу во всех направлениях. Это хорошая идея, начинание, можно и продолжать, можно что-то делать еще. Не знаю насчет этого автобуса, насколько он нашел, так сказать, отклик информационный, например, среди населения. Я думаю, что большинство об этом даже ничего не знают.

Ю.Н.: Кстати говоря, при этом можно вспомнить, что Сургут – город, в котором первое культурное учреждение открылось раньше, чем первое предприятие по добыче нефти. Один из колледжей, если я не ошибаюсь, надо уточнить (имеется в виду Сургутский музыкальный колледж, открытый ранее нефтяного. — прим.ред) Тем не менее, такой вот имидж серьезного индустриального города у нас все-таки есть и, видимо, как-то стоит его немножечко сдвигать?

Ю.С.: Да.

Ю.Н.: Я так понимаю, что «Порт» как раз этим делом пытается заняться. Вот по поводу «Живого кино», которое будет у нас как раз 12 числа, в день космонавтики и Пасхи.

Ю.С.: Я его как раз хотел проанонсировать.

Ю.Н.: Собственно, тебе слово. А потом я вопрос и задам.

Ю.С.: Да, у нас в день Пасхи и в 54-ую годовщину полета человека в космическое пространство состоится космическая вечеринка и в проекте «Живое кино». Проект стартовал в январе. Он подразумевает показ немых фильмов из классики кинематографа под живое музыкальное импровизационное сопровождение музыкантов, играющих в различных стилях, преимущественно сургутских, но мы, в принципе, приглашаем и иногородних музыкантов. Первое мероприятие - мы показывали фильм «Шахматная горячка» в сопровождении сургутской авангард-рок-группы «Хасимото». Потом мы привозили знаменитого московского джазового саксофониста-импровизатора Сергея Летова, он озвучивал документальный фильм «Одиннадцатый». И в воскресенье у нас состоится показ фильма «Космический рейс» 1935 года, который примечателен тем, что он, в принципе, первый фильм за всю историю кинематографа, снятый с научной точки зрения, про космос. То есть там все, что происходит, что показано, все на самом деле существует сейчас, также запускаются ракеты, там присутствует понятие невесомости и всего остального. Это все объясняется тем, что одним из консультантов и соавторов фильма был Циалковский. Озвучивать фильм будет ди-джей из Екатеринбурга, который называется Juri-Jah Electro-Junkier. Он, как про него пишут, официальный защитник стиля электро в УрФО. То есть будет показываться этот фильм и вживую будет музыкальное сопровождение. Этот музыкант тем примечателен, что он, как ди-джей, не просто включает один трек, потом подгоняет под него другой и их как-то сводит, а играет на виниле и сам пишет музыку. То есть все, что у него происходит, это все его авторское исполнение. И это будет достаточно интересно. Плюс там будут еще другие музыканты (до и после кинопоказа). Поэтому я всех приглашаю 12 апреля в 17 часов в культурный центр «Порт». И еще, если нас слушают, смотрят какие-то местные музыканты, тоже хочу предложить поучаствовать. Если кому-то эта тема интересна - озвучить какой-нибудь фильм - обращайтесь к нам.

Ю.Н.: Кстати говоря, по поводу озвучки. Вы предлагаете свои какие-то идеи или можно прийти с фильмом и сказать, что я хочу вот это озвучить?

Ю.С.: Можно прийти со своей идеей. В принципе, мы никому ничего не навязываем. Просто зачастую люди, которые интересуются этим, они в немом кинематографе не очень разбираются.

Ю.Н.: Особенно, в советском.

Ю.С.: Да, особенно, в советском. Вообще, для большинства людей немое кино – это Чарли Чаплин и, вроде бы, «Броненосец Потемкин» тоже был немым, но не факт. На самом деле, сохранилось очень много фильмов еще дореволюционных. Что является новостью для многих. Не считая Веры Холодной, что является классикой. Например, по-моему, Ханджаков такой был, первый в истории кинематографа мультипликатор. Он еще до революции снимал анимационные фильмы и потом эмигрировал во Францию и там уже снимал мультфильмы. Плюс еще в период 20-ых начала 30-ых годов, когда в искусстве было многое разрешено: в архитектуре конструктивизм появился, в живописи появились Малевич и Филонов. Кинематограф тоже был очень интересным. Там было очень много снято фильмов, которые, в принципе, сейчас можно смотреть и удивляться. Например, хотя бы одна «Аэлита» чего стоит, где уровень психоделики зашкаливает. И мы хотим вот эту тему немых фильмов посредством их совмещения с современной музыкой как-то популяризировать.

Ю.Н.: А просто немые фильмы, без живого сопровождения показывать? Или это скучновато?

Ю.С.: Это, в принципе, конечно, интересно. Но гораздо интереснее, мне кажется, что-то такое совместить, создать какой-то новый, можно сказать, культурный продукт.

Ю.Н.: Причем, эксклюзивный.

Ю.С.: Да.

Ю.Н.: Вопрос по поводу музыкантов. Помнится, в конце первого сеанса «Живого кино» ты говорил, что будем продолжать, пока не закончатся сургутские музыканты. Все хорошо. Но второй уже выпуск был с Сергеем Летовым, который с натяжкой может считаться сургутским музыкантом. Все-таки наши артисты, музыканты со скрипом на это идут, может быть, долго готовятся к этому? Почему, собственно, их сейчас пока так мало?

Ю.С.: У нас есть договоренность с рядом музыкантов, которые готовят программу местных. К примеру, данной идеей заинтересовался такой интересный бойс-бенд под названием Livingstone. Они, кстати, играют у нас сегодня в «Порту» в 19:30. Так что, приходите! Мы с ними будем, скорее всего, в этом проекте сотрудничать. Плюс есть ряд джазовых музыкантов, которые тоже, думаю, у нас зазвучат под кинематограф. Так что, в принципе, работа ведется. Когда у нас появилась возможность привезти Сергея Летова, мы, естественно, не могли ей не воспользоваться, поэтому он тоже у нас в этот проект попал.

Ю.Н.: То есть получилось классно.

Ю.С.: Но это не от того, что мы не знали, кого бы еще найти, привлечь и стали привозить кого-то из других регионов.

Ю.Н.: Вопрос еще такой. Только инструментальное сопровождение или, например, джазовые группы можно привлекать с вокальным сопровождением?

Ю.С.: Я предлагаю музыкантам использовать, в том числе, и вокал. Но пока все ограничивается инструменталом. Потому что, мне кажется, это было бы интересно, чтобы в каких-то моментах звучала песня в соответствии с тем, что происходит на экране.

Ю.Н.: Понятно. Насколько долго происходит подготовка аудиосопровождения к одному из фильмов?

Ю.С.: Это зависит от музыкантов.

Ю.Н.: Летов говорил, что он там годами записывал, потому что у него там большая, серьезная…

Ю.С.: Тем не менее, если посмотреть у него на сайте, он озвучил уже порядка нескольких десятков фильмов. У него, мне кажется, тоже работа уже поставленная на поток.

Ю.Н.: Навык есть, и все — пошло-поехало.

Ю.С.: А вообще, для всех музыкантов это интересный опыт. Имею в виду тех, кто заинтересован в участии в данном проекте. Кто-то делает все быстро, кто-то готовится, репетирует, разделяя фильм на участки, где, что играть. Как правило, по-моему, все, что у нас было, импровизации там был минимум. То есть это было подготовлено.

Ю.Н.: Лучшая импровизация – это подготовленная импровизация.

Ю.С.: Конечно. А ведь может быть чистая импровизация.

Ю.Н.: Это еще интереснее будет?

Ю.С.: Да.

Ю.Н.: Повторы планируете? Те же «Хасимото», например? Понятно, что Летов вряд ли.

Ю.С.: Те же музыканты, но под другие фильмы?

Ю.Н.: Нет, даже не другие фильмы. Тот же самый фильм первый «Шахматная горячка».

Ю.С.: Возможно, мы их покажем на каких-то других площадках. Может быть, когда-нибудь мы проведем какой-нибудь вечер «Живого кино», где будет несколько фильмов, которые у нас уже в «Порту» были, под разные коллективы, где-нибудь в кинотеатре, например. Либо на каких-то других площадках мы можем что-то из того, что уже было показать. Потому что, даже если у нас «Порт» забивается под завязку, это все равно максимум 100 человек. А хотелось бы это донести до более широкой аудитории. Но мы создаем видеоверсии, в принципе, и многие их смотрят. Версию «Шахматной горячки» мы смонтировали фильм с новым саундом, выложили в интернет, и там появилось какое-то дикое количество просмотров откуда-то там из-за рубежа, то ли из Голландии, то ли из Польши, я уже не помню. То есть там какой-то шахматный портал выложил, и им это показалось интересным. То есть данный проект может быть достаточно широко освещен посредством интернета. И может быть интересен большому количеству людей по всему миру. Потому что немое кино – это немое кино. Там, в принципе, не надо ничего переводить, как правило, там текста минимум. Что понятно любому жителю планеты Земля.

Ю.Н.: И в завершение такой вопрос, опять же по местным. Его я задавал уже и руководителю культурного центра «Порт» Сергею Нестерову, ну и тебе тоже задам. Если случится так, что не то что зарубежные, а именно иногородние какие-либо гости окажутся недоступными, и придется обходиться только силами собственных местных творцов. Насколько «Порт» может потянуть все это дело и продолжать работать, как ни в чем не бывало?

Ю.С.: На самом деле, у нас большинство выставок и мероприятий, как раз делается на основе местных талантов. Привозных выставок у нас бывает, ну если в год мы делаем порядка 20-ти, то из них привозных, мне кажется, около пяти, максимум. То же самое касается и музыкантов. В основном, у нас играют местные музыканты, которые хотят представить свое творчество местной аудитории. Им площадка наша симпатична именно тем, что, с одной стороны, это не кабак, где чаще всего как раз таки у нас, получается, играют люди. С другой стороны, это и не зрительный зал, который они не соберут. То есть на них приходит аудитория, которая хочет их послушать, и они лучше всего донесут до какой-то части сургутян свое творчество. Мне кажется, что как раз таки «Порт», может быть, и выживет единственным. Ну, нет, не единственным, конечно.

Ю.Н.: Понятно. Ну что ж! Будем надеяться, что выживать не придется. Так что, с надеждой на полноценную жизнь! Пожелаем долголетия и множества интересных проектов начальнику отдела проектов культурного центра «Порт» Юрию Семенкову. Спасибо за беседу!

Ю.С.: Спасибо вам!

Ю.Н.: И 12 апреля заходите в «Порт». Все там будем, будем смотреть фильм. Всех с наступающей Пасхой, с наступающим днем космонавтики. Будьте культурны! На этом, собственно, и заканчиваем. До свидания!

Ю.С.: Всего доброго!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


31 марта 2015 в 15:20, просмотров: 3142, комментариев: 2



QR код


Комментарии:
Nastasi Kurguzi
Юрий, откуда вы черпаете вдохновение для своих проектов и идей?
Константин Поздняков
Отличный репортаж!

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​От редакции. Алексей Жердев, вы ничего не напутали?

​От редакции. Алексей Жердев, вы ничего не напутали?

Получается, что для всех крупнейших региональных и многих федеральных ньюсмейкеров наше издание – качественная и статусная информационная площадка, а для Жердева – «желтая пресса»
Редакция СИА-ПРЕСС 21 ноября в 21:03
561 7
​Сургутские депутаты не смогли получить от чиновников внятных ответов про РКЦ ЖКХ

​Сургутские депутаты не смогли получить от чиновников внятных ответов про РКЦ ЖКХ

Они, собственно, и не очень настойчиво спрашивали
Дмитрий Щеглов 21 ноября в 15:51
911 8
​Основные новости с рынка нефти // АУДИО, ТЕКСТ

​Основные новости с рынка нефти // АУДИО, ТЕКСТ

Обзор итогов недели на фондовом рынке, важных событиях на рынке нефти, перспективах рубля до конца года и о том, стоит ли сейчас покупать доллары и евро
Пятина Валерия финансовый советник Сургутского филиала БКС Премьер 21 ноября в 12:33
179 0
​Молодежь в России – это будущая рабочая сила с мутным представлением о своем будущем

​Молодежь в России – это будущая рабочая сила с мутным представлением о своем будущем

Что, соответственно, и вызывает протест в любой форме.
Сергей Бражников, читатель siapress.ru 21 ноября в 10:16
467 6
​Сургутские депутаты заблокировали попытку городских чиновников взять думу под контроль

​Сургутские депутаты заблокировали попытку городских чиновников взять думу под контроль

А сейчас парламентарии обсуждают тему «РКЦ ЖКХ» на фракции «Единой России»
Дмитрий Щеглов 20 ноября в 15:43
1066 3
​Парад народов

​Парад народов

Что читают в Республике Марий Эл, о чём писал Чингиз Айтматов и кто такой Ижик — расскажут на выставке в Центральной городской библиотеке им. А. С. Пушкина
Надежда Макаренко 19 ноября в 09:49
585 5
«Порт» Шрёдингера

«Порт» Шрёдингера

Ни жив ни мёртв? С чем встречает свой первый юбилей главная молодежная площадка Сургута
Надежда Макаренко 17 ноября в 11:00
832 5
«Не прогибаться ни под какие обстоятельства»

«Не прогибаться ни под какие обстоятельства»

Заведующий КЦ «Порт» Юрий Семенков рассказал, с какими успехами и проблемами культурный центр встречает первый юбилей
Надежда Макаренко 17 ноября в 11:56
755 2
«Канцелярия поработила здравый смысл»

«Канцелярия поработила здравый смысл»

Автор создания и куратор деятельности КЦ «Порт», бывший начальник учреждения Сергей Нестеров — о том, как возник культурный центр и какие у него перспективы
Надежда Макаренко 17 ноября в 11:38
903 3
​Наталья Куксенко: «Если перерасчёт не выгоден для пенсионера, мы его не делаем»

​Наталья Куксенко: «Если перерасчёт не выгоден для пенсионера, мы его не делаем»

По большей части обработанных нами заявлений пенсии увеличились
Лилия Сулейманова 18 ноября в 11:11
817 1
​Сила противодействия

​Сила противодействия

Борьба с экстремизмом стала одной из главных тем форума «Югра многонациональная»
Артем Мазнев 18 ноября в 10:16
465 1
​Сургутская неделя. За всё хорошее

​Сургутская неделя. За всё хорошее

И против газопроводов, пробок и мусора
Василий Мирский 17 ноября в 18:12
818 4
​Владимир Якушев: «Наше большое преимущество – преемственность в управлении регионом»

​Владимир Якушев: «Наше большое преимущество – преемственность в управлении регионом»

О жилищном строительстве, молодежи, межбюджетных отношениях и главной проблеме Тюменской области — в эксклюзивном интервью СИА-ПРЕСС
Дмитрий Щеглов 17 ноября в 14:10
921 1
Больше мнений