16+

«Самая большая угроза для власти в России — не оппозиция, а политика правительства» // ВИДЕО

Онлайн-конференция с депутатом Госдумы Вячеславом Тетёкиным

Гостем онлайн-студии siapress.ru в очередной раз стал депутат Государственной думы фракции КПРФ Вячеслав Тетекин. С ним мы обсудили вопросы капремонта, назначения губернаторов, а также расходы на оборону, противостояние с Западом и ситуацию на Украине.

-

Дмитрий Щеглов: Здравствуйте, уважаемые зрители, читатели, слушатели портала siapress.ru. У нас утро пятницы, в гостях у нас депутат Госдумы Вячеслав Николаевич Тетекин, член фракции КПРФ, член комитета по обороне. Мы обсудим самые интересные события нашего округа. Начнем с международных новостей, в которые Вячеслав Николаевич отчасти посвящен. Самая свежая новость в нашем регионе: президент России в среду подписал закон о том, что в сложных субъектах теперь можно назначать губернаторов. Скорее всего, эти поправки будут внесены в наш окружной устав. Ваше отношение к этому всему? Скорее всего, вы были свидетелем обсуждения этого закона в Госдуме.

Вячеслав Тетекин: Наша фракция не поддержала этот закон. Перед тем, как привести аргументацию, которую мы использовали, должен сказать, что речь идет не о назначении, а об избрании главы региона путем голосования всех избирателей. Косвенно, через окружную думу. То есть формально, внешне выборы сохраняются. Технически это выглядит так, что сначала губернатор Тюменской области представляет президенту пять кандидатур, президент выбирает из них три, представляет на выбор Ханты-Мансийской окружной думе. И после этого дума ХМАО выбирает из трех одного. То есть вроде бы выборы есть.

Д.Щ.: Но мы все понимаем, как это делается.

В.Т.: Конечно же, наша фракция, когда не поддерживала этот документ, исходила из нашей принципиальной позиции: народ должен иметь право выбирать сам себе руководителя. По Конституции РФ власть в стране принадлежит народу. Народ должен иметь возможность выбирать своих руководителей путем прямого волеизъявления, а не косвенно, как нам предлагается в данном случае. Это наша общая позиция. Исходя и нее, мы не поддерживали эти изменения. Дело в том, что мы видим непоследовательность в поведении власти. Какое-то время назад, скажем, до 2004 года, были выборы. Потом, воспользовавшись трагическими событиями в Беслане, вдруг президент внес предложение об отмене прямых выборов губернаторов и о назначении их президентом. Потом вдруг повеяло ветром демократизации, и губернаторов снова стали выбирать. И сейчас происходит некий откат в обратную сторону. Я не думаю, что он зайдет слишком далеко, и всех губернаторов будут выбирать путем косвенных выборов. Сама по себе тенденция не очень приятная. Мы исходим из того, что если глава региона избирается прямым голосованием, то в этом случае губернатор чувствует ответственность перед избирателями, а не перед вышестоящими властями, которые выдвинули его кандидатуру. В этом случае население чувствует, что это их губернатор, а не ниспосланный им сверху. Какие-то рюшечки-оборочки в виде того, что и политические партии имеют право предлагать кандидатуры, суть дела не меняют. Это будет некий бюрократический процесс. Конечно же, решения будут приниматься на самом верху. Будет не соперничество программ кандидатов, а соперничество различных башен Кремля. Будет иметь место некий элемент манипулирования. К демократии это, на наш взгляд, никакого отношения не имеет.

Д.Щ.: Такие действия — это признак силы власти или ее слабости?

В.Т.: Я не очень понимаю логику этих процессов. Сейчас у нас в стране под маской "демократии" уже отлажена достаточно эффективная машина получения необходимых результатов любого голосования. Мы, не скрывая, говорим о том, что имеет место фальсификация. Власть на самом деле способна обеспечить любой результат голосования. Если в некоторых регионах, в той же Самарской области, Меркушкин получает под 98 процентов, то нет никакой проблемы в любом другом регионе, чтобы тот кандидат, который поддерживает Кремль, получил больше 50 процентов. Технически все это отработано железобетонно. Работают административные, финансовые, информационно-пропагандистские механизмы. Власть все равно добивается нужного ей результата.

Д.Щ.: Я из ваших слов делаю вывод, что вы считаете это скорее слабостью власти, потому что она не уверена в себе даже в условиях своей сильнейшей позиции, своего превосходства. Она все равно перекручивает систему так, чтобы назначать губернатора.

В.Т.: Может, это действительно свидетельствует о слабости власти, но, скорее, это отражает некую борьбу элит на самом верху. Конечно же, Ямал, ХМАО и Тюменская область в целом занимают особое место в экономической и политической структурах нашей страны. Общеизвестно, что основная часть доходов госбюджета, особенно валютных, формируется за счет поступлений от газа Ямала и нефти ХМАО. Значение этих округов намного выше, нежели любого другого региона? за исключением Москвы. Здесь очевидно: в Кремле идут некие невидимые миру явления, которые определяют эту не вполне понятную для меня конструкцию.

Д.Щ.: Одна из самых горячих тем в нашем округе — тема капремонта. Взносы на капремонт... Я не знаю, насколько плотно вы следите за этим процессом в нашем округе. Власть отстаивает очень жестко то, что это должно быть в том виде, в котором предложено. Оппозиция — малая часть населения — выступает против, аргументируя тем, что в Югре самый высокий в России взнос на капремонт. Совершенно непонятно, как вся эта система будет работать. В Сургуте, если вы не знаете, только 30 процентов населения платит взносы на капремонт. То есть Сургут пока что не верит этой системе. Как в Госдуме на это смотрят, что вы по этому поводу думаете?

В.Т.: К сожалению, в Госдуме голосуют, не отталкиваясь от точки зрения населения или даже здравого смысла, а следуя указаниям, которые поступают с самого верха. Так что здесь полагать, что народные избранники тщательно проанализировали ситуацию и, тяжело вздохнув, нажали кнопку в поддержку закона, было бы совершенно неверно. Конечно же, это очередная инициатива, которая спустилась с самого верха, из правительства. Чем она объясняется? Она объясняется очередной попыткой залезть в карман налогоплательщиков. Очевидно, правительство считает, что в карманах людей завелись большие деньги, а в бюджете большие дыры. Нам не хватает денег на престижные проекты типа сочинской Олимпиады или грядущего чемпионата мира по футболу. Сейчас, видимо, правительственная кубышка оскудела, а карманы народа полны. Дело в том, что расходы на капитальный ремонт всегда закладывались в квартирную плату. И вдруг нам говорят, что на капитальный ремонт денег нет, собственники должны складываться, чтобы накопить на капитальный ремонт. Здесь возникает масса вопросов. Прежде всего, жилье очень разнообразное. Есть ветхое жилье, которое нуждается в немедленном ремонте, а есть современные многоквартирные дома, каких много в Сургуте, которые только-только построились, и еще 30 лет будут стоять без всякой необходимости капитального ремонта. И есть еще одна ситуация. Бывает так, что жители складываются в свой собственный фонд накоплений. И есть государственный фонд, который аккумулирует эти средства и потом решает, кому сколько дать, кому проводить этот самый капитальный ремонт. Возникает коллизия. Как правило, аварийное жилье — это небольшие двухэтажные дома, в которых живут 15-20-30 семей. Разумеется, они не потянут ремонт своего дома, ибо расходы большие, а плательщиков мало. С другой стороны, с больших многоквартирных домов за 30 лет собирается до 250 млн рублей — за эти деньги можно новый дом построить. Здесь возникает масса диспропорций. С народа требуют уже сейчас определяться, где они хотят копить: в своем фонде или государственном. Люди недоумевают:что будет с деньгами, которые пойдут в общий фонд? Как они будут распределяться? Кто будет руководить этими деньгами? Тем более, как я понимаю, право распоряжаться этими деньгами, определять объекты и нанимать подрядчиков будет тот же самый фонд. И опять же диспропорция в стоимости вноса на капитальный ремонт. На юге Тюменской области — 7 рублей, в Якутии — 6 рублей. Люди вправе задавать вопрос, с какой стати с них берутся дополнительные деньги. Так что это необдуманный и неотработанный шаг. Если уж на то пошло, нужно было провести эксперимент в одной-двух областях, посмотреть, как это работает, и только потом вносить изменения в закон. А здесь шарахнули, так сказать, в очередной раз дубиной по голове. Поэтому наша фракция была против этого закона.

Д.Щ.: Но все-таки что делать сейчас?

В.Т.: Я бы не советовал не платить. Я как член законодательного органа не могу советовать не соблюдать закон. Но с другой стороны практика показывает, что гражданское неповиновение — это способ выражения протеста. Анализируя ситуацию, мы имеем дело с неким скрытым, пассивным гражданским протестом. Возможно, именно этот протест вразумит верховную власть и она подумает, что она творит. Побочным результатом всего этого является недовольство населения, усиление социальной напряженности.

Д.Щ.: У нас непростая ситуация сложилась в экономике. Сейчас идут разговоры об увольнении людей, о повышении зарплат. Ну, о повышении цен, я думаю, вы знаете. Повышение налоговой нагрузки на недвижимость, бизнес. Вы наблюдали за процессом принятия бюджета. Насколько мне известно, в этом году у нас расходы на оборону выросли еще больше по отношению к прошлому году, чуть ли не на четверть. Что делать? Да, мы действительно находимся в сложной международной ситуации политической. С одной стороны у нас мифическая, на мой взгляд, военная угроза, и совершенно четкая внутренняя угроза обнищания населения. Как вырваться из этой ловушки? Бюджет как будто ориентирован на войну, а не на восстановление собственной экономики.

В.Т.: Нас сейчас ставят перед выбором: пушки или масло? Совсем недавно, 25 лет назад. мы имели и пушки, и масло. Небольшой перекос был в сторону пушек, но масла хватало. Если вспомнить потрясения тех времен, люди говорят, что был кризис. Да никакого особого кризиса не было. Были проблемы с поставками мяса. А масла, молока, курятины и рыбы было предостаточно. С продовольствием проблем на самом деле не было. Сейчас расходы на оборону увеличиваются, но не в тех пропорциях, о которых вы говорите. 2,3 трлн в год. Общая сумма расходов на 10 лет — примерно 20 трлн рублей.

Д.Щ.: Сколько это процентов от бюджета?

В.Т.: Это 18-20 процентов от бюджета. На самом деле это огромная цифра. Но нужно исходить из резкого усложнения международной обстановки. Сегодня совершенно ясно, что друзей в западном НАТО у нас нет.

Д.Щ.: У нас и на востоке, по-моему, их не очень много...

В.Т.: На Востоке, по крайней мере, у нас нет откровенных врагов. Военно-политический блок НАТО заточен под борьбу с Россией. Другого смысла его существования просто нет. И НАТО постоянно занимается расширением своей оборонной мощи. Они все время говорят, что у них снизилось количество военнослужащих и техники, но изменился характер войны. Современные войны ведутся средствами воздушно-космическими. Крылатые ракеты могут доставить 300 кг взрывчатки в окно любого офиса. Точность современного оружия такова, что не нужно подтаскивать танки, как на Украине, и лупить по неведомым целям. То есть военная угроза увеличивается. В том числе север наш наиболее уязвим, потому что сейчас войны ведутся не против военных группировок, а против объектов инфраструктуры. Я видел, как это работает в Югославии в 99-м году, когда НАТО воевало не столько против югославской народной армии, сколько систематически уничтожало объекты энергетики, транспорта, связи, промышленные предприятия. После 78 дней бомбардировок, в ходе которых почти никто из югославской армии не погиб, Югославия была поставлена на колени. Если понимать, что наши экономика и энергетика зависят от поставок нефти и газа с севера, то можно представить, какую угрозу несет атака наших энергетических объектов со стороны Северного Ледовитого океана. Со стороны подводных лодок. Военная угроза и раньше никуда не девалась. Джентльмены в галстуках заверяли нас в нежной дружбе России и НАТО. На самом деле это был камуфляж. На самом деле они активно готовились к нанесению удара. Сейчас камуфляж отброшен, силы НАТО надвигаются на наши границы и откровенно говорят о возможности военного конфликта. В каком состоянии находятся российские вооруженные силы? Если представить себе поле, на котором когда-то засевалась пшеница, то сегодня это поле, на котором ничего не растет. Потому что в течение 20 лет это поле не поливалось. Для того, чтобы восстановить плодородие, нужно туда влить огромное количество воды. Нужно, чтобы оно напиталось этой водой, и только после этого можно засевать и получать урожай. Так же и с вооруженными силами. В течение 20 лет они находились в состоянии бескормицы. Наша военная лошадка чуть не околела с голоду. Нужно удвоенное внимание к вооруженным силам, чтобы хотя бы восстановить боеспособность. Речь идет не о том, что мы будем сейчас размахивать мечом во всевозможные стороны. У нас сейчас настолько ослабела рука, заржавел меч, что на разящий удар мы сейчас неспособны. Поэтому необходимость увеличения военных расходов вполне очевидна. Но я совершенно согласен, что нужно достичь того баланса здорового, как было во времена СССР, когда у нас были и пушки, и масло. Это можно сделать. Надо смотреть, почему этого не происходит, почему на пушки хватает, а на масло вдруг резко перестало.

Д.Щ.: Просто здесь я с вами немного поспорю, потому что многие мои собеседники из числа тех, кто очень внимательно следил за процессами в конце 80-х годов, когда разваливался Советский Союз, подчеркивают, что увлеклись пушками. Думали, что хватит на все, а в итоге не хватило ни на что, и в итоге все рухнуло. В гонке вооружений проиграли потому, что не хватило экономики на все подряд.

В.Т.: Очень просто вам отвечу. Самым благополучным годом в нашей недавней истории был 1985-й. Как раз тот год, когда к власти пришел Горбачев. Я до сих пор помню, что мой друг резко повысил зарплату, я приношу деньги домой – 250 рублей, очень приличные деньги по тем временам. И жена смотрит с недоумением и говорит: «А что мы с ними будем делать?» Магазины были полны товаров. Зарплаты росли. 85-й год, с моей персональной точки зрения, был замечательным, спокойным, сытым. Приходит к власти Горбачев и объявляет нации, что у нас стагнация, нужно ускорение, перестройка, гласность и так далее. Нация говорит, что хочет жить еще лучше и дружно поддерживает Горбачева. Он вогнал нашу страну в системный кризис. Он начал все эти многочисленные реформы, не подумав, во что это выльется. В результате экономика оказалась разбалансирована. Почему в 85-м году у нас были деньги и на пушки, и на масло, а в 90-м уже появились очереди за продуктами, полки оскудели? Значит, дело не в системе, дело в тех, кто управляет этой системой. До сих пор система работала. Почему она вдруг перестала функционировать?

Д.Щ.: Но разве дело не в падении цен на нефть?

В.Т.: Конечно, в том числе и в этом. Но сейчас падение цен на нефть происходит, и никаких признаков этого нет. Некое снижение ВВП произошло. Мы росли с темпом 4-5 процентов в год, потом снизились до одного процента. Но мы продолжаем развиваться. А сейчас мы падаем до минусового процента.

Д.Щ.: И тем не менее вкладываемся в оборонку.

В.Т.: Мы обязаны это сделать, иначе нам каюк. Посмотрите, что происходит. Посмотрите на судьбы Югославии, Ливии, Ирака, Афганистана, Сирии, Украины. Вы поймете, что это жестокий мир. У нас нет в этом мире друзей. Мы отказались от союзников. Единственная надежда, как говорил Александр Второй, единственные союзники России – это армия и флот. Ничего за последние полтора столетия в этом смысле не изменилось.

Д.Щ.: Здесь я не могу понять. Вы говорите про то, что наша армия не может сейчас нанести решительный удар ввиду объективных причин. Но мы находимся в 21 веке, у нас другие принципы, другая дипломатия. Неужели нельзя выстроить нормальные отношения? Может быть, все-таки мы виноваты в том, что мы не можем нормально подружиться с теми странами, с которыми живем по-соседству? Почему постоянно мы должны страдать и быть теми, кого хотят ограбить, уничтожить, развалить?

В.Т.: Я занимаюсь внешней политикой 40 лет. Практически после окончания вуза я начал заниматься ей. Я глубоко убежден, что Запад исторически враждебен к нам. Мы стали костью в горле Запада на пути к его глобальной экспансии. Это звучит очень громко, но реально это так и есть. Если раньше шла война за территории, то сейчас идет война за ресурсы. Россия – одна из стран мира, которые обладают колоссальными природными ресурсами. И сегодня в условиях нехватки этих ресурсов они очень заинтересованы в том, чтобы поглотить наши ресурсы. Цивилизация России является враждебной. Православие враждебно к Западу. И дело не в том, что они нас особенно сильно не любят. Они не любят никакую другую сильную державу. Тот же Китай для них тоже кость поперек горла. Те же страны латинской Америки, которые объединились и противостоят им, тоже представляют угрозу для существования западной цивилизации. У нас нет друзей. Посмотрите на этих «цивилизованных» людей в Донбассе. Каждый день идет уничтожение мирных городов с применением тяжелых орудий. Это чудовищные военные преступления против человечности. И Запад делает вид, что этого не видит. Когда каждый день убивают десятки людей. Если в Париже убили 12 журналистов – это всемирный траур, миллионы людей выходят на улицы в знак протеста – и правильно. Но почему тот же самый террор, когда отрывают головы, руки, ноги младенцам в Донбассе, не считается терроризмом? Я отказываюсь понимать это. Это имеет свое объяснение. Их абсолютно не волнует судьба людей в Донбассе, они играют в собственные геополитические игры. Если разрушение Донбасса и ослабление России в интересах Запада – почему бы и нет? Пусть эти люди гибнут. 6000 человек, по самым скромным данным, убиты за последний год в Донбассе. Это что такое? Что за резня? Почему западные гуманитарии молчат на этот счет? На мой взгляд, это совершенно четко вскрывает истинную сущность западной цивилизации. Для себя родных они готовы рассуждать о высоких материях, но когда речь идет о «туземцах» — а мы к ним относимся, то пусть им отрывают головы, руки и ноги, если они препятствуют западной гуманистической миссии. Вот что происходит. Мы обороняемся. Мы не наступаем. А Запад, старая колониальная держава, занимается тем, что несет свою цивилизацию с помощью пушек, горячительных напитков и т.д. Если мы не будем обороняться, нас элементарно сомнут. Есть прикидки, которые один раз озвучила госпожа Маргарет Тетчер: для России 150 млн человек – слишком много. Достаточно 50 млн, а то и 20. Вот простая людоедская логика. И это не просто рассуждения выжившей из ума старухи, это истинное мнение тех, кто рулит процессами на Западе. На Западе масса достойных гуманистов, но реально внешней политикой и идеологией Запада занимается относительно небольшая кучка людей. Много споров по поводу того, существует теневое правительство или нет. Многие говорили, что нет. Я согласен, что в рамках обыденного представления о том, что некая группа людей сидит за столом и принимает решения, мирового правительства не существует.

Д.Щ.: Сейчас какой из видов ресурсов Запад от нас не получает? Разве мы уже не являемся сырьевой колонией Запада по факту? Они нам дают бумажки, мы им присылаем ресурсы. Мы на эти бумажки у них же покупаем новые технологии, еду, все подряд. По большому счету, разве мы в этом смысле не являемся по факту захваченной страной?

В.Т.: Меня радует ваша точка зрения. Во многом это действительно так. Но по-прежнему контроль за задвижками на нефтяных и газовых трубопроводах – в наших руках. Сегодня мы за эти зеленые фантики, как вы совершенно справедливо отметили, отправляем этот дорогостоящий невозобновляемый ресурс. Это сама по себе абсурдная ситуация: они там печатают безостановочно эти евро и доллары. Евросоюз сейчас собирается напечатать несколько триллионов евро. Для того, чтобы заработать 10 трлн евро, нужно десять лет. А они включили печатный станок и через месяц получили их. Величайший в мире обман. Мошенничество. Но вентили в наших руках. И они этим недовольны. Чтобы содержать этот народ, который живет на этой территории, нужно тратить какие-то деньги. То есть они упускают выгоду. Это могло бы быть еще дешевле для них. А мы тут живем, расплодились в этих суровых краях, и каким-то образом не только препятствуем контролю, но еще и поглощаем существенную часть этих ресурсов, которые могли бы работать на благосостояние Европы и Америки. А мы тут еще и собираемся вооружаться. Нет, не пойдет, давайте менять режим. Так что действительно, мы оказались на положении полуколонии, причем не только Запада, но и Востока в известной степени. Япония, Китай, Южная Корея кормятся нашими энергоресурсами. Но мы можем изменить ситуацию. Мы можем сами принять решение об отказе положения сырьевой колонии и сильном развитии высокотехнологичных отраслей промышленности. И мы неизбежно к этому придем.

Д.Щ.: Каким образом?

В.Т.: Переключить те деньги, которые сейчас остаются в западных банках, на финансирование нашего развития. У нас колоссальные деньги, мы – богатейшая страна в мире.

Д.Щ.: Но только они меньше, чем в 2008 году, когда начинался кризис. И если сейчас кризис начнет опять гробить нам рубль, у нас их будет под самый расчет. Сколько-то времени мы продержимся, а потом хана – не будет у нас больше ресурсов.

В.Т.: Что-то дикое происходит в нашей экономике. Я не считаю себя крупным экономистом, но есть простые факты, которые способны оценить даже рядовой гражданин. С ХМАО идет огромным потоком нефть, с Ямала – газ. Мы получаем за это те самые зеленые фантики. Куда деваются эти самые фантики? Они не вкладываются, не возвращаются сюда. Они остаются в западных банках. Сверхдоходы от экспорта нефти и газа не вкладываются в российскую национальную экономику, они вкладываются в западные банки. Мы должны сдерживать инфляцию, как утверждает господин Кудрин и ему подобные.

Д.Щ.: Но он-то уже давно не у власти.

В.Т.: У нас сейчас в экономическом блоке правительства те же самые сторонники господина Гайдара, почившего в бозе, и господина Кудрина. Наша собственная промышленность задыхается от недостатка кредитов. У меня до сих пор эта схема в голове не укладывается. Она противоречит любой — не только экономической логике. Наша собственная экономика кредитуется под 15-17-20 с лишним процентов. И дай бог еще получить их. Деньги нужны, поэтому наш промышленный бизнес обращается к банкам. Куда обращаются наши банки? Они обращаются в западные банки! Абсолютная дикость. Вместо того, чтобы кредитовать собственную промышленность под два-три процента, организуется оборот наших денег, которые к нам приходят уже под 20 процентов. Какая промышленность может выдержать этот колоссальный пресс, если у нее прибыль – четыре-пять процентов, а ей надо отдать банку 17 процентов? Идет сознательное уничтожение нашей промышленности и сельского хозяйства.

Д.Щ.: Кто в этом виноват?

В.Т.: Мы видим каждый день их на экране. Господин Медведев, который говорит, что в рамках либеральной модели не должно быть отступления от свободного рынка. Никакой мобилизационной экономики не должно быть. Все будет продолжаться как раньше, банкет продолжается. Господа хорошие, вы создаете, так сказать, перспективу для собственного краха. Но их почему-то это не волнует.

Д.Щ.: Позвольте, у нас есть глава государства, и наш народ считает, что наш глава контролирует все процессы. И у нас все уверены, что у нас сильная власть, которая занимается поднятием России с колен. Вы сейчас говорите, что мы вкладываемся в оборону, потому что нам нужно защититься от Запада. По вашей версии, одна рука власти закручивает гайки и создает военно-государственный механизм, а другая в это время ей мешает, дергает, хватает ее за пальцы. Как возможна такая ситуация?

В.Т.: Вы абсолютно правы. Это совершенно дикая и необъяснимая для меня ситуация. С одной стороны, идет укрупнение военно-силового блока, с другой – экономический блок правительства активно занимается тем, что подрывает экономическую, политическую и военную мощь государства. На мой взгляд, самый революционизирующий элемент в нашей политической системе – российское правительство. Нас душат не столько санкции Запада, сколько поведение и политика Центробанка. Многие очень крупные экономисты считают, что ЦБ имел все возможности удержать рубль на том уровне, на котором он был. И вообще он способен управлять курсом рубля как хочет. Это сознательная политика ЦБ на понижение рубля. И дело не в санкциях или понижении мировых цен на нефть. Посмотрите, из 15 ключевых нефтедобывающих государств, бюджет которых держится прежде всего на нефти, максимум падения допущено, по-моему, в Иране – 13 процентов национальной валюты. Это при том, что Иран уже десять лет находится под режимом санкций. В России падение национальной валюты достигло 100 процентов. Как такое может быть? Все остальные нефтяные страны не допустили падения национальной валюты ниже 15 процентов, а в России вдруг случился обвал на 100 процентов. Это случайность или целенаправленная политика? Власть активно борется против мелких псевдореволюционеров типа тех, кто был на Болотной площади. Я участвовал в защите, был в тюрьме. Основная опасность для стабильности государства, нынешнего режима порождает политика его собственного правительства, правительства Путина. Я не понимаю, почему он этого не видит и не принимает необходимых мер.

Д.Щ.: То есть сам Путин в этом случае хороший, а правительство плохое?

В.Т.: В данном случае ответственность необходимо разделять. Если Владимир Владимирович не отправил до сих пор правительство в отставку, значит, он делает это сознательно. Он должен осознавать возможные последствия для страны и для него самого. Я просто не могу понять логики. В данном случае речь идет о том, что складываются группировки, которые живут своими отдельными жизнями от жизни страны. Там идет борьба между башнями Кремля, Белым домом и Кремлем. Остальной народ присутствует в качестве статистов. История показывает, что рано или поздно статисты выходят на сцену, и они в конечном итоге решают судьбу страны. Если экономическая политика не изменится, то последствия могут быть самые тяжелые.

Д.Щ.: Допускаете ли вы возможность такого развития событий, что оборонный бюджет, который, как мы знаем, находится в защищенной сфере, засекречен? То есть его контролировать нельзя? Что военный бюджет раздувается заинтересованными людьми специально, чтобы там определенную часть себе в рамках распилов, откатов и прочих схем определенный клан себе увел?

В.Т.: И да и нет. В принципе, допускаю. Потому что коррупция приобрела такой размах в стране, что она фактически превратилась в системообразующий фактор. Коррупция, по заявлению Джорджа Сороса, ультракапиталиста, стала неотъемлемой частью экономической системы России. Без коррупции системы уже не существует. Люди, которые приходят к власти, рано или поздно оказываются повязаны этой коррупцией. Соответственно, и военно-промышленный комплекс, и вся оборонная сфера не остаются вне этих процессов. Здесь я бы разделил тему на две части: есть так называемые секретные статьи бюджета, скажем, ядерный комплекс, — это засекречено. А расходы на портянки, шнурки и казармы не засекречены. Мы их обсуждаем на комитете по обороне в открытом режиме. Возможности для коррупции существуют не столько в самой армии, сколько в сфере военно-промышленного комплекса. Надо подчеркнуть, что когда мы говорим об оборонных расходах, речь идет не только о поставках новых танков, самолетов, вертолетов, ракетных систем и так далее. Речь идет о модернизации в том числе оборонно-промышленного комплекса – средоточия самых высоких и современных технологий. Поэтому вложение в оборонно-промышленный комплекс – это вложение в наше технологическое переоснащение, в наши стремления догнать Запад, который убежал вперед на несколько десятилетий – в том числе за счет военных расходов. Здесь существует достаточно эффективный механизм контроля. В советские времена они работали эффективно. Воровство было совершенно неизвестным понятием. Особенно среди военно-промышленного комплекса. Некие традиции честности, порядочности, энтузиазма еще сохранились. Пришла масса топ-менеджеров с гарвардским образованием, для которых этические нормы их предшественников уже не работают. Воровство там есть, и немалое. Недавно произошло знаменательное событие: был отстранен от должности один из руководителей объединенной авиастроительной корпорации. К нему были очень серьезные претензии, в том числе от Счетной палаты. Комитет по обороне занимался расследованием деятельности этого джентльмена. Там многомиллиардные были злоупотребления. Этот человек теперь отстранен. То есть некий процесс, попытка сдержать коррупцию там идет. Но если коррупция пронизывает всю страну, трудно предположить, что она не затрагивает ВПК. В этом смысле я не могу сказать, что в отличие от престижных проектов, которые зачастую выдвигаются исключительно для того, чтобы распилить, ВПК остро нуждается в деньгах. Другое дело, что нужно сдерживать коррупционные устремления. Это вполне возможно. Существует эффективный механизм для этого, прокуратура, ФСБ, МВД, Счетная палата. Надо заставить их энергично выполнять свои обязанности.

Д.Щ.: Может, вы обладаете какими-то свежими данными от ситуации на Украине? Как поступить, что делать, чтобы выйти из того клубка ужаса, войны и противостояния?

В.Т.: Ничего сложного тут нет. При всей трагичности этой ситуации, при колоссальных разрушениях и смертях и ожесточении рецепт известен. Он определяется одним словом – федерализация. Если Россия не готова принять эти республики в свой состав…

Д.Щ.: А она не готова?

В.Т.: На мой взгляд, не готова. Хотя это нелогично, потому что это традиционно русские области, которые были относительно искусственно включены в состав Украинской Советской Социалистической Республики в 22-м году. Это не есть исконно украинские территории. Просто советская власть добавила эти промышленно развитые территории в состав аграрной Украины для того, чтобы создать жизнеспособную украинско-советскую социалистическую республику. Поэтому историческое, генетическое поведение жителей Донбасса, Луганска и других областей оправдано. Они всегда считали себя в большей степени частью России, нежели Украины. Во времена СССР было единое государство. Но сегодня, когда там развилась жуткая русофобия, люди почувствовали себя ущемленными национально, этнически, культурно. И они потянулись к России. Донбасс, Луганск и другие области изначально говорили: «Мы за федерализацию. Дайте нам дополнительные права. Мы хотим, чтобы вторым государственным языком был русский. Мы не хотим идти в Европу, потому что рынки Европы не для нас. Если мы откроемся для Европы, наша промышленность погибнет. Мы хотим торговать с Россией. Христа ради, пусть Западная Украина идет в Европу и делает, что хочет. Но мы хотим остаться с Россией». Им сказали: «Нет. Вы кто такие? Если вы — часть Украины, то вы обязаны говорить на мове и подчиняться указаниям Западной Украины». Люди отказались. «Ах, вы не согласны? Получите тогда 152-миллиметровый снаряд в ваш жилой дом». Это чудовищно. То, что сейчас происходит, — это фашизм. Я говорю об этом с полной ответственностью. Только фашисты могут уничтожать мирные города с применением тяжелых орудий и систем залпового огня. Это не ошибки наводчиков, это сознательное уничтожение гражданско-экономической инфраструктуры. Это чистый фашизм. Люди не согласны оставаться в том положении, в котором они находились до февраля прошлого года. Надо вступить с этими людьми в переговоры. Там есть избранные органы власти. Люди сначала участвовали в референдуме в еще относительно мирное время, потом участвовали в выборах органов власти. Значит, там есть люди, которые пользуются доверием населения. Значит, логично вступить с ними в переговоры, узнать, останутся ли они в составе Украины или будут неким отдельным формированием, как Приднестровье. Или они хотят вернуться в состав России. Я сейчас не имею прогнозов. Нужны прямые переговоры с учетом настроений, пожеланий и законных требований этих людей. Только на этом фоне может произойти урегулирование процесса. Из попытки вернуть все в статус кво к февралю прошлого года категорически не получится. Я не пытаюсь предвосхитить результат переговоров. Люди в Киеве, которые отражают настроения и интересы значительной части украинского общества, и люди Донбасса, Луганска, которые получили доверие избирателей, должны провести прямые переговоры. Другого выхода нет.

Д.Щ.: Как вы относитесь к информации о том, что ополченцы зачастую маргинализируются настолько, что начинают расстреливать смеха ради какие-то машины, дома и снимать на видео?

В.Т.: Чушь собачья. В семье не без урода, конечно же. Даже в советской армии победоносной, с очень мощной системой политорганов, все равно были случаи мародерства, дезертирства. Люди есть люди. На войне кое-то теряет человеческое обличье. Но есть помимо честных добровольцев с честными горящими глазами, которые отправляются воевать за русскую идею и справедливость, есть какое-то количество людей с чисто материалистическими жилками. Вот американцы в Ираке. Заходит американец в дом, расстреливает 16 иракцев, ему дают четыре месяца тюрьмы в США. В цивилизованном мире довольно жестко следят за такими вещами, за дисциплиной своих военнослужащих. В семье не без урода. Так что возможно, какие-то отдельные случаи есть, но подавляющее большинство – 99,9 процентов добровольцев, которые воюют в составе армии, понимают, что люди — это мирные жители. Это именно те люди, за которых они воюют, готовы проливать кровь и отдавать жизни. Поэтому когда говорят, что в Мариуполе шарахнули по городу ополченцы, я это категорически отрицаю. Они органически не способны стрелять по жителям Донецкой области. 100-процентная провокация со стороны украинских войск. Уши торчат из всех щелей. Как эти «Боинги», которые грохнулись в Нью-Йорке. Или сбитый малайзийский самолет над Украиной. Насколько я понимаю, власти ДНР и ЛНР достаточно энергично борются с этим. Сейчас там идет консолидация вооруженных формирований. Они превращаются из разрозненных отрядов во вполне консолидированные и дисциплинированные войска. Они сводятся в батальоны, бригады, формируются корпуса. Так что воинский порядок восстанавливается. Вон, в Армении этот идиот пошел, застрелил шесть человек. Что у него в голове было – никто не знает. Здесь отдельные факты, я бы не стал преувеличивать.

Д.Щ.: Наше время подходит к концу. Я думаю, что Вячеслав Николаевич еще будет приезжать в Сургут, и мы с ним еще будем встречаться в нашей студии С вами был Дмитрий Щеглов, главный редактор siapress.ru, и Вячеслав Николаевич Тетекин, депутат Государственной думы. До новых встреч!

В.Т.: Спасибо, до свидания!


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


05 февраля 2015 в 15:54, просмотров: 3141, комментариев: 5



QR код


Комментарии:
альберт леонов
Почему водка "русская", а политик "российский"?
Марина Пудовкина
Представитель законодательной власти обвиняет власть в том, что правила игры "Сборы на капремонт" непонятны и непрозрачны. Я что-то не пойму, почему закон о запрете рекламы на кабельных каналах принимается молниеносно, а обдумать систему капремонта ресурса нет?

Между прочим, в ВР Украины принят закон, ограничивающий ЗП работников бюджетной сфер, в том числе депутатов, правительства, прокурорских и т.д. Он не должен превышать 7 кратного ( 10 кратного в отд. случаях) размера минимальной ЗП страны.
Кто-нибудь слышал от депутатов, членов правительства предложений по сокращению их зП ? Или только призывы поменьше есть да "сплотиться" с остальным, преимущественно бедным в большинстве населением России ?
Это при том, что коэффициент расслоения ( Джини) доходов населения на Украине существенно ниже, чем в России ( 26 против 42).
Марина Почивалова Roks
вы и в правду думаете , что кого то заботят Зп депутатов? Да они сами даже не знают сколько они получают,так же как и Президент. Так как это не является их основным и наибольшим доходом,так на чаёк, сигареты...
Roks Марина Почивалова
Же не манж па сис жюр. Гибен зи мир битте цвайи марк.Подайте бывшему члену Государственной Думы!!!!
Матрос ХХХ
Комментарий удален модератором, так как не по сути материала.
Матрос ХХХ
Комментарий удален модератором, так как не по сути материала.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Юлия Ваганова: «Организаторы конкурса красоты пекутся за свою репутацию: у нас не публичный дом, а конкурс красоты»

​Юлия Ваганова: «Организаторы конкурса красоты пекутся за свою репутацию: у нас не публичный дом, а конкурс красоты»

В Бодруме я взяла корону для мамы. Понимаете, когда я получила приглашение на конкурс и уже прошла кастинг, у мамы обнаружили онкологию...
Анастасия Семихатских Сегодня в 12:17
98 0
​Россия: ошибка 404

​Россия: ошибка 404

Сколько многополосных дорог с отбойниками, разделяющими потоки, между региональными центрами в России вы знаете? Это позор. Не нашим с вами знаниям, а крайне малому внедрению таких трасс. Их нет.
Денис Тюркин, портал Столица С Сегодня в 09:44
315 2
​«Вопрос и к организации, и к персоналу, который занимается перевозкой детей…»

​«Вопрос и к организации, и к персоналу, который занимается перевозкой детей…»

Югорская трагедия: взгляд депутата
Ольга Леснова, депутат Думы Сургута 05 декабря в 16:57
809 6
​«Транспортное средство, перевозящее опасный груз, отмечается яркими знаками. То же самое нужно сделать и с детскими перевозками…»

​«Транспортное средство, перевозящее опасный груз, отмечается яркими знаками. То же самое нужно сделать и с детскими перевозками…»

Югорская трагедия: комментарий сургутского перевозчика
Михаил Поида, владелец ИП «Пассажирские перевозки в Сургуте» 05 декабря в 16:53
517 0
​Дети гибнут на дорогах

​Дети гибнут на дорогах

​Трагедия под Ханты-Мансийском – одна из самых масштабных автомобильных катастрофа с участием детей и, увы, далеко не первая за последние годы. За последние шесть лет произошло несколько резонансных происшествий, которые широко освещались в прессе.
Артем Мазнев 05 декабря в 16:36
597 0
​Архитектурное недоразумение

​Архитектурное недоразумение

Как бы то ни было, но наш вокзал построен в стиле советского модернизма. А что предлагается взамен? Что это за направление в архитектуре?
Сергей Глинских, сургутянин 05 декабря в 12:14
390 0
День траура в Югре

День траура в Югре

Всё, что известно о расследовании ДТП и состоянии пострадавших, фото и видео
Ева Рудион 04 декабря в 20:32
6977 0
​Страна выходит на новый этап развития. Но на какой?

​Страна выходит на новый этап развития. Но на какой?

У меня не сложилось впечатления, что в послании заложена стратегия. Оно достаточно эмоционально и в нем видно желание сделать что-то большое и хорошее. А вот что большое и хорошее? Непонятно.
Михаил Коробельников, политолог 02 декабря в 16:07
732 2
​Призвание — работа

​Призвание — работа

Сегодня отмечает свой юбилей ветеран педагогического труда, уроженка Сургута Альбина Голохвастова
Людмила Захарова 02 декабря в 13:13
1065 0
​Сургут за 32 года

​Сургут за 32 года

Как изменился город за три десятилетия, смотрим по спутниковым фотографиям
Ева Рудион 30 ноября в 22:42
1640 3
​Дети не в приоритете

​Дети не в приоритете

На сургутский кванториум выделили деньги, которых нет, и место, которое ему не подходит
Анастасия Семихатских, Дмитрий Щеглов 02 декабря в 11:21
980 3
​Строительный юбилей Сургута

​Строительный юбилей Сургута

Важнейшая для горожан отрасль — сквозь призму истории
Игорь Стась 01 декабря в 15:11
770 0
​Надо быть «Против всех»… // ИНФОГРАФИКА

​Надо быть «Против всех»… // ИНФОГРАФИКА

Большая часть голосующей аудитории siapress.ru не согласилась со взглядами депутатов Госдумы на состав избирательных бюллетеней
Редакция СИА-ПРЕСС 01 декабря в 14:34
394 0
​В преддверии рождественского ралли // АУДИО, ТЕКСТ

​В преддверии рождественского ралли // АУДИО, ТЕКСТ

Рынок снова на максимумах — надолго ли? Новости из мира экономики и финансов
Александр Игнатов, финансовый советник Сургутского филиала БКС Премьер 30 ноября в 10:14
387 0
​И снова о паркингах…

​И снова о паркингах…

При покупке квартиры ситуация находится в конкурентной среде — человек выбирает из множества предложений. При покупке только паркинга покупатель сталкивается с монополистом — владельцем паркинга.
Дмитрий Пахотин, Депутат думы города Сургута 29 ноября в 19:41
1315 31
​Убивать детей

​Убивать детей

«Какие расследования? Нечего копаться! Убили их при штурме? Правильно сделали! Так им! Таких и надо убивать!»
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 29 ноября в 11:44
2152 55
Больше мнений