16+

Дети леса

Полтора часа пути, и мы наконец приезжаем в поселок Русскинская. Найти местную школу удается не сразу – интернет здесь не ловит. К счастью, в продуктовом магазинчике охотно указывают дорогу. Школьный комплекс виден издалека, он выгодно выделятся среди других зданий масштабом и современной облицовкой. Еще одна деталь, которая указывает, что мы на месте – чум, возведенный прямо во дворе интерната.

В холле школы меня встречает заместитель директора Ирина Васильевна Храменкова. Ее воспитанники живут в школе весь учебный год, и только на время каникул вертолет увозит их обратно на угодья.

Мы проходим в кабинет Ирины Васильевны, где я задаю вопрос, ради которого приехала в Русскинские: «Рвутся ли ученики в цивилизацию или предпочитают остаться дома, в лесах?». Оказывается, что большая часть ребят даже не решаются оканчивать среднюю школу, в нынешнем 11 классе всего три человека. Парни поступают в нефтяные колледжы, а, отучившись, возвращаются к родным оленьим стадам, временами отлучаясь на вахту. Девочки в это время присматривают за хозяйством, их задача – поддерживать семейный очаг. Школьное бразование, бесспорно, помогает им в быту и ведение хозяйства, но получать высшее мало кто стремится. Мне, как выпускнику, для которого главная цель – уехать жить в большой город, такой подход, конечно, не понятен.

К тому же, проходя по коридорам интерната, я подмечаю, что условия для обучения и проживания здесь на уровне. Чистые светлые комнаты, игровые с кабельным телевизором, на полках куклы – такие же, как в городских детских садах, только вместо магазинной одежды хантыйский наряд. Стенды украшены поделками учеников – здесь и резьба по кости и вышивка бисером, учителя стараются поддерживать традиционные рукоделия.

Не забывают в школе и о самобытной хантыйской культуре. В день моего приезда в интернате прошел тотальный диктант на национальном языке. Причем участие в нем приняли не только ученики, но и их учителя – за много лет работы и они успели освоить базовый хантыйский.

И внешкольную жизнь ребят скучной не назовешь – они участвуют в мероприятиях «Русскинского музея», вместе с родителями организовывают народные праздники и обряды.

А, может, это семья против, чтобы ребята учились? Этот вопрос мне удается выяснить из первых рук. У четвероклассницы Карины разболелся зуб, и ее бабушка пришла забрать ее к стоматологу. У женщины здесь учатся все шестеро внуков. На мой вопрос, рада ли она, что они ходят в школы, она отвечает утвердительно. Когда же спрашиваю, куда ребята поедут после школы, искренне удивляется: «домой, куда же еще».

Пока бабушка заполняет нужные бумаги, я пытаюсь разговорить саму Карину. Речь заходит о доме, и , оказывается, что у ребенка во дворе живет олень. Девочка объясняет мне, что кормит животных заготовленным ягелем и комбикормом, будто речь идет об обычном хомячке.

Заходим знакомиться к 1 Б классу. Ребята к школе недавно, очень скучают по дому и родителям, но общаются охотно. Тут я решаю провести тотальный опрос и прошу поднять руки тех, у кого дома живут олени. Руки поднимают все. Одна из учениц рассказывает про своего любимца, которого зовут Золушка. Здорово, говорю я, а у меня вот только кошка, зовут Маша. Девочки смеются.

Для меня домашние олени – это культурный шок. Для этих детей шоком становятся многие блага цивилизации, к которым привыкли мы. Ученики, приезжающие в первый класс, порой не знают, что такое душ, уговаривать помыться их приходится через слезы. В лесу ребят воспитывают совсем по-другому, и отпечатки менталитета дают о себе знать даже в школе.

Работники интерната рассказывают, что лет десять назад старшеклассники могли забить камнями белку и сушить ее шкурку на балконе. Преподавателей такое поведение шокировало – как не пожалеть милую зверюшку, но бороться с таким поведением оказалось делом бесполезным. Окружающий мир для хант не предмет созерцания, а кормилец и это отношение воспитывается с детства. И дома у многих учеников уже есть именные ружья. Зато в силу своей близости с природой эти дети намного проще и естественнее в общении. Первое время, они, конечно, держаться отчужденно, а вот когда доверятся, рассказывают все, вплоть до собственных снов.

Ирина Васильевна говорит, что сейчас влияние все же традиций начинает размываться, а вот несколько лет назад их чтили строго. Учителя, например, знали, что бесполезно спрашивать девочку вперед мальчишек, женщине разрешено говорить только после мужчин. Впрочем, и сейчас девушки ханты говорят очень тихо, никогда не кричат, не могут себе позволить громкого смеха. Да и вообще поселковые дети ведут себя намного смелее и свободнее, чем ученики интерната. Они собираются уехать в город, учиться на учителей или врачей уже в вузах. Когда же я спрашиваю, куда собираются поступать юные оленеводы, то преобладающий ответ – колледж в Когалыме, потому что к дому ближе. Да и потом большинство из них планируют вернуться обратно на угодья. На мой вопрос почему, отвечают «Это же дом».

Видно, что ребята очень привязаны к своей семье. К тому же в современном мире им ужиться очень сложно. Ирина Васильевна объясняет, что причина скромности ребят не только в менталитете. В первом классе они все разговорчивые и открытые, потому что учатся среди своих. Но старшие классы требуют объединять с поселковыми ребятами, и тут начинаются сложности. Во-первых, ученикам сложно понять друг друга в силу разных культур, во-вторых, хантейским ребятам учеба дается сложнее.

«Дело вовсе не в том, что они глупые или не хотят учиться» – объясняет Ирина Васильевна- «просто на законодательном уровне программа под них не подстроена. Все упирается в знание языка. Если русские ребята могут не знать материала, но красноречиво растянуть его на хорошую оценку, то у учеников интерната словарный запас меньше, отсюда неуверенность в себе. А попробуйте встать на их место. Я вот учитель физики. Этот предмет и на родном языке дается с трудом, а тут детям приходится переводить сначала на хантейский. А ведь в этом языке нет многих научных понятий, из которых и состоят учебники. И как им поступать, если дети бояться экзаменов, с этого года еще и английский обязательным введут, это для них уже как второй иностранный. Поэтому и в старших классах единицы».

Но даже ребята, которым учеба дается легче не торопятся уезжать, сложно им отрываться от родных угодий. Ведь для человека, у которого ближайшее от дома поселение за 50 км и соседний поселок покажется заграницей. Современная жизнь оказывает болезненное психологическое влияние на коренных жителей. Даже к темпам деревни им бывает сложно приспособиться. Отсюда алкоголизм и частые попытки суицида. Так что может и хорошо, что большинство ребят планируют поселиться в лесу и сохранять собственные нам непонятные традиции. Ирина Васильевна с этим согласна, но и здесь есть свои сложности. На идеологическом уровне малочисленным народам и их образу жизни поддержка оказывается, а вот на практике ханты сталкиваются со многими сложностями. Основная часть нефтедобывающих вышек находится сейчас в частных руках. И, конечно, предпринимателям нет никакого дела до быта хантов. Высушивая болота, они лишают их стада пищи, а коренным жителям приходится получать разрешение, чтобы нарубить дров на собственной земле.

Побывав в Русскинских, я пришла к выводу, что оленеводы и их дети живут в чуждом современному человеку мире. Они не нуждаются в богатстве и престиже, хотят просто жить в лесу и ухаживать за любимыми оленями. Они удивительные люди, с уникальными традициями и отношением к природе. Дом это их лучшее место на земле. Но нам необходимо вспомнить, что гости на их земле не они, а мы. И это не им коренным народам нужно приспосабливаться к современной жизни, а нам уважительно относится к традициям хантов и дать эти людям возможность развивать традиционный уклад.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


30 марта в 13:33, просмотров: 912, комментариев: 1



QR код


Комментарии:
Dochimacho
Я бы прокомментировала статью, но с дитём что говорить? Все эти детские няшно-наивные представления о проблемах коренных - уровень школьного сочинения. Там процессы сложней и не всё так на поверхности.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Зеленский – Россия – надежда

​Зеленский – Россия – надежда

Почему мы не хотим верить, что на Украине победил честный молодой политик, который вполне демократическим путем пришел на смену коррупционной власти Порошенко?
Эдуард Иваницкий, депутат думы Сургута 24 апреля в 12:52
557 5
Насвай не только опасен сам по себе — он может привести ребенка к тяжелым наркотикам

Насвай не только опасен сам по себе — он может привести ребенка к тяжелым наркотикам

Что делать сургутским родителям, учителям и правоохранителям, чтобы побороть эту проблему в школах
Дмитрий Валюков, член Совета по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации 24 апреля в 11:13
493 1
​Район Геологов в трехлетней перспективе

​Район Геологов в трехлетней перспективе

Андрей Матыцин, генеральный директор ООО «Среда комфорта» 24 апреля в 09:57
470 2
Плохой Варламов

Плохой Варламов

Непонятно, почему Сургут не может превратиться по аналогии с Дубаем в туристический центр, что ему мешает? Но Илья уверенно отвечает: «Тут ужасный климат», хотя бывал в Сургуте только два раза по одному дню.
Сергей Антонов, сургутянин 24 апреля в 09:45
562 5
Я не согласен с Варламовым — у Сургута есть будущее

Я не согласен с Варламовым — у Сургута есть будущее

Илья написал: «тысячи нефтяников, бригадиров, вахтовиков, настоящих сибирских мужиков — это прошлое». Я уверен, что здесь Варламов не прав. От слова совсем!
Вадим Шувалов, глава Сургута 23 апреля в 12:45
2376 14
Может ли один из супругов взять кредит без согласия второго?

Может ли один из супругов взять кредит без согласия второго?

​Также разъясняем, как в случае развода будет делиться этот долг
Анастасия Варвулева, старший помощник прокурора 23 апреля в 11:41
382 0
​Зачем нужен Варламов?

​Зачем нужен Варламов?

Вадим Николаевич, вам самому не неловко и не горестно, что вы принимаете известного московского тусовщика с распростертыми объятиями, а он потом пишет о том, как умело вы перепрыгиваете лужи, всячески тыкает вас в городскую грязь?
Филипп Солдатенков, сургутянин 23 апреля в 11:13
1169 13
​Зеленский – победа – Украина

​Зеленский – победа – Украина

Если получится у Зеленского, значит, у всех нас есть реальный шанс, что можно вот так, без революций и кровавых потрясений изменить казалось бы незыблемое
Эдуард Иваницкий, депутат думы Сургута 22 апреля в 22:11
1036 23
Школьникам Сургута в открытую продают насвай

Школьникам Сургута в открытую продают насвай

Проблема для города не нова, но решить ее не получается много лет. Рассказываем, как уберечь ребенка от этой напасти
Лилия Сулейманова 22 апреля в 17:40
9883 7
За эти полчаса в суде мы узнали больше, чем за предыдущие три года

За эти полчаса в суде мы узнали больше, чем за предыдущие три года

Дмитрий Попов, экс-глава Сургута 22 апреля в 16:42
1327 4
Олег Владимиров

​Меньше работы, больше кабинетов

Все больше и больше различных дел, проектов и затей власти делегируют общественности и бизнесу. Но почему тогда у нас столько чиновников?
Олег Владимиров 22 апреля в 16:40
941 9
Илья Варламов: «Это нормально, что некоторые моногорода умирают после потери донора. Это может случиться и с Сургутом»

Илья Варламов: «Это нормально, что некоторые моногорода умирают после потери донора. Это может случиться и с Сургутом»

Интервью с известным урбанистом и блогером Ильей Варламовым о том, чего не хватает Сургуту
Артем Мазнев 22 апреля в 14:52
1386 3
​Варламов, прости!

​Варламов, прости!

Почему на встречу с известным урбанистом не смогли попасть многие сургутяне?
Сергей Глинских, сургутянин 22 апреля в 12:18
1152 26
​О предоставлении жилья инвалидам

​О предоставлении жилья инвалидам

Гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, при котором совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, соответствующее жилое помещение должно быть предоставлено незамедлительно
Адвокат Оксана Рудик 22 апреля в 09:46
478 0
Больше мнений