16+

«Один осужденный до сих пор иногда пишет мне, хотя освободился почти десять лет назад»

Начальник УФСИН по Югре Дмитрий Безруких — о порядке в колониях, «рекордсменах» среди осужденных и том, интересно ли ему кино про тюрьмы

12 марта исполнилось 140 лет уголовно-исполнительной системе России. В югорской структуре УФСИН восемь подразделений (из них три колонии), которыми руководит полковник внутренней службы Дмитрий Безруких. Корреспондент СИА-ПРЕСС поговорил с ним о «системе», людях, работающих в ней, вере в исправление преступников и многом другом.

Система работает

— Считаете ли существующую уголовно-исполнительную систему страны эффективной?

— Я не имею права сравнивать. Но мне кажется, что наша УИС даже более качественно работает, чем в других странах. В системе есть недостатки, как и в любой другой структуре, так как проблемы есть везде. И в других странах тоже.

— А если сравнить по регионам страны?

— Мы на среднем уровне. В Югре молодая система исполнения наказания, она зародилась только в 70-х годах. Опять же сравнивать некорректно, так как все регионы разные.

— В своем отчете по итогам прошлого года вы сообщили о росте дисциплинарных нарушений среди сотрудников. О чем идет речь?

Нас очень часто проверяют, поэтому без нареканий не обходится. Как правило, это некритичные нарушения: неправильное оформление бумаг, несоблюдение нормативных документов и так далее. За это мы наказываем своих сотрудников.

Превышение должностных полномочий?

— Нет, это уже уголовная ответственность, а не дисциплинарная.

— Прокомментируйте скандалы вокруг колоний других регионов.

— Я не хочу давать комментарии, это не в моей компетенции.

— После того, как публично всплыл скандал с избиением заключенных в ярославской колонии, вы провели внеплановую проверку в своей структуре?

— И так уже все под видеонаблюдением, тотальный контроль над сотрудниками. Специалисты прокуратуры ежедневно находятся в наших подразделениях, проверяют каждую бумагу, каждое действие, каждого осужденного. Замечания есть. В основном по бумагам и по условиям содержания людей.

Что касается избиений — никто никого не бьет. Да, применяются спецсредства, но они даны нам государством, и есть четко прописанный законный порядок их применения.

— А преступления среди служащих?

Каждый год своих людей задерживаем. У нас есть собственная служба безопасности, которая ведет непрерывную работу. В прошлом году было два случая. Зато в позапрошлом году — семь. Но мы и не говорим, что у нас все белые и пушистые. У нас работают обычные люди, и они тоже склонны к неправомерным действиям.

— Что толкает ваших служащих на совершение преступления?

— Как правило преступления совершает младший начальствующий состав, так как зарплата у них небольшая. Младший инспектор, например, в самом начале службы получает 20 тысяч. А нужно снимать жилье, даже в арендном доме необходимо оплачивать часть поднайма. Учитывая, что немало сотрудников — приезжие из других регионов, у них еще нет северных надбавок.

В октябре этого года планируют поднять оплату на четыре процента. Это хорошо, но немного.

— Считается, что тот, кто хочет работать с заключенными, должен обладать определенными чертами характера. Не всегда положительными…

— Здесь случайных людей нет. Вы не представляете, какой психологический тест надо пройти при трудоустройстве, и медицинскую комиссию.

Сотрудник должен уметь потребовать соблюдения законодательства. Но при этом должен быть великодушным, уметь выслушать, общаться, быть справедливым и человечным. А главное, чтобы руки у него были чистыми.

Знаете, как говорится: срокам свойственно кончаться, людям — встречаться. Вот чтобы потом можно было спокойно в глаза бывшим осужденным смотреть, руки должны быть чистыми.

— Есть предельный возраст для работы в колониях, он распространяется только на тех, кто контактирует с заключенными или на административный персонал тоже?

— Предельный возраст не зависит от того, работаешь ты непосредственно с осужденными или нет. Градация идет от звания. Например, для полковника — 60 лет. После этого или выходишь на пенсию, или остаешься как вольнонаемный работник.

Не зеки — осуждённые

— Сколько заключенных содержится в Югре? И кто эти люди?

— Неправильно говорить «заключенные», «зеки». Осужденные. Более двух тысяч (2 459 человек. Из них около 500 в СИЗО, остальные в колониях — прим. ред.), еще почти семь тысяч — без изоляции от общества.

25 процентов спецконтингента в возрасте 20-25 лет, 20 процентов — 31-35 лет, 15 процентов — 26-30 лет, и 31 процент — от 36 до 55 лет. Очень мало совсем молодых и пожилых людей.

16 процентов отбывают срок за убийства, 22 процента — за кражи, 27 процентов — незаконный оборот наркотиков.

Есть в колонии-поселении 27 женщин, совершивших преступления по неосторожности.

5500 человек — столько осужденных могут принять югорские колонии

— Бывает так, что осужденные освобождаются с отрицательными характеристиками. Что это значит?

— Имеется в виду условно-досрочное освобождение. Когда мы даем отрицательную характеристику осужденному, не рекомендуя УДО, но суд решает иначе. Такое бывает, но редко.

Например, мы никогда не будем ходатайствовать за людей, которые уже освобождались условно-досрочно: они уже этим правом пользовались. Также отрицательную характеристику может получить осужденный при отсутствии места работы, жилплощади, образования, семьи. При непогашенных исках/алиментах детям, потерпевшим, государству и так далее. Если у него нет семьи, работы, места жительства, есть долги — его нельзя выпускать досрочно, так как высок риск рецидива.

— А если вы видите, что человек не раскаялся, есть риск, что он снова кого-нибудь убьет…

— Мы не можем этого предсказать, мы же не экстрасенсы. Никто не может предсказать судьбу человека.

Если нет семьи, места жительства, то откуда это все появится, если осужденный остается за решеткой?

— Мы его готовим, есть школа освобождения, с осужденными работают соцработники. Ищут родственников, человек получает профессию (и не одну), находит работу.

— Говорят, что с судимостью сложно найти работу.

Если человек нормальный, то у него не будет проблем с трудоустройством.

— Если человек кого-то убил, разве он нормальный?

— Он отбыл свое наказание. Через некоторое время судимость будет снята. Конечно, для родственников убитого ничем нельзя загладить вину, но мы живем в правовом государстве.

Могу сказать, что это такие же люди, как все, у которых не удалась жизнь. Жизненные обстоятельства так сложились, что они совершили преступление. Есть же поговорка: от тюрьмы и сумы не зарекайся.

— Сколько освободившихся из югорских колоний снова совершают преступления?

— Из наших колоний освобождаются порядка 800 человек в год. Статистику рецидива сложно вести, так как иногда эти люди при повторном преступлении отбывают сроки в других регионах.

Люди освобождаются, создают семьи, детей воспитывают. Но есть и те, кто не может себя найти. Они снова совершают преступления.

— Есть в Югре осужденный — лидер по количеству или длительности сроков?

— Некоторые и по пять раз к нам попадают. Есть один осужденный — уроженец Омска. На момент задержания был без определенного места жительства. Имеет семь судимостей. (грабеж, разбой, мошенничество, кража, убийство). Последняя судимость за убийство и разбой. Осужден на 25 лет.

Вся жизнь — детектив

— Сколько вы уже работаете в этой сфере?

— В системе я 22 года, на должности начальника УФСИН по Югре 3,5 года. До этого служил в Красноярском крае. Прошел путь от оперативного работника до начальника объединения (две колонии в подчинении) в Норильске.

Сейчас принимаете непосредственное участие в работе с заключенными или занимаетесь только административной работой?

— Не менее двух-трех раз в год приезжаю в каждое учреждение, там на построении общаюсь с осужденными. Также они приходят ко мне на личные приемы по разным вопросам.

— Каким?

— Связанным с условно-досрочным освобождением, здоровьем, свиданиями с родственниками, переводом в колонию-поселение и так далее. Если не могут с начальником подразделения решить вопрос, идут ко мне.

— Есть ли случаи по работе, которые вы помните до сих пор. Неважно, хорошие или плохие.

— Плохое не хочется вспоминать, а хорошего было много. Больше, чем плохого.

Был у меня один осужденный, отбывал срок в колонии строгого режима за тяжкое преступление. Очень-очень сложный. Он отрицательно относился к администрации, постоянно нарушал порядок. А парень сам по себе был не глупый, сильный духом. Однажды я повстречал его в комнате свиданий, к нему мама пришла. Она одна его воспитывала. Мы тогда посидели втроем, поговорили, и он изменился: снял все взыскания свои, перестал нарушать порядок, устроился на работу. Освободился условно-досрочно, создал семью, завел детей. До сих пор иногда пишет мне, хотя это было почти десять лет назад.

— А вообще вы поддерживаете связь с бывшими осужденными?

— С некоторыми. Иногда бывает, что после освобождения они мне пишут или звонят.

Как реагируют люди, когда узнают, кем вы работаете? Или вы предпочитаете не рассказывать?

— Я не стесняюсь своей работы, не умалчиваю о ней. Нормально реагируют, отношение никак не меняется. Просто людям становиться интересно, и они задают вопросы, такие же, как и вы сейчас.

— Должны ли в вашей структуре подчиненные бояться начальников?

— Должно быть уважение. Начальник должен быть требовательным к подчиненным, а осужденных уметь заставить соблюдать правила внутреннего распорядка.

А с сослуживцами за пределами рабочего места могут быть и дружеские отношения.

— Вас боятся?

— Не знаю...

— Вы обсуждаете работу с семьей?

— Нет, для них это не интересно, да и не нужно. Если спрашивают, то рассказываю, но в детали не вдаюсь.

— Как абстрагируетесь от работы?

— Я такой же человек, как все остальные. С семьей общаюсь, телевизор смотрю. Люблю природу, рыбалку.

— За время работы в системе вы изменились?

Нет. Не знаю. Я не могу сам себя оценить. Только близкие люди могут сказать, но жена точно говорит, что не изменился.

Любите фильмы про тюрьмы?

— Не смотрю их, мне не нравятся. Я про тюрьму знаю все, или почти все. Детективы тоже не интересны, у меня вся жизнь — детектив.

Вообще предпочитаю разные жанры: все зависит от сценария, играющих актеров. Иногда смотрю сериалы.

— А музыку какую предпочитаете?

— Люблю авторскую песню, чтобы слова и музыку написал один автор. А если он еще ее сам исполняет — вообще высший пилотаж. Александр Розенбаум нравится, очень ДДТ люблю, Кино, Любэ.

— Когда подойдет предельный возраст — уйдете из системы?

— Не знаю. Может буду отдыхать, детьми заниматься. Компенсировать им и жене время, которое недодал из-за работы. Но до этого еще нужно дожить.

Для справки: 12 марта 1879 года император Александр II издал указ о создании тюремного департамента. Ежегодно в этот день свой профессиональный праздник отмечают работники уголовно-исполнительной системы России.

Фото: А. Азнагулов, архив УФСИН по Югре.


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


21 марта в 15:22, просмотров: 1039, комментариев: 2



QR код


Комментарии:
Швондер
Не надо 140.
С основания ГУЛАГа следует отсчитывать.
Моби
СИА, ну вы-то зачем такой материал берете?
Ну все же знают, что происходит в ИУ.

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

​Зеленский – Россия – надежда

​Зеленский – Россия – надежда

Почему мы не хотим верить, что на Украине победил честный молодой политик, который вполне демократическим путем пришел на смену коррупционной власти Порошенко?
Эдуард Иваницкий, депутат думы Сургута 24 апреля в 12:52
557 5
Насвай не только опасен сам по себе — он может привести ребенка к тяжелым наркотикам

Насвай не только опасен сам по себе — он может привести ребенка к тяжелым наркотикам

Что делать сургутским родителям, учителям и правоохранителям, чтобы побороть эту проблему в школах
Дмитрий Валюков, член Совета по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации 24 апреля в 11:13
493 1
​Район Геологов в трехлетней перспективе

​Район Геологов в трехлетней перспективе

Андрей Матыцин, генеральный директор ООО «Среда комфорта» 24 апреля в 09:57
469 2
Плохой Варламов

Плохой Варламов

Непонятно, почему Сургут не может превратиться по аналогии с Дубаем в туристический центр, что ему мешает? Но Илья уверенно отвечает: «Тут ужасный климат», хотя бывал в Сургуте только два раза по одному дню.
Сергей Антонов, сургутянин 24 апреля в 09:45
562 5
Я не согласен с Варламовым — у Сургута есть будущее

Я не согласен с Варламовым — у Сургута есть будущее

Илья написал: «тысячи нефтяников, бригадиров, вахтовиков, настоящих сибирских мужиков — это прошлое». Я уверен, что здесь Варламов не прав. От слова совсем!
Вадим Шувалов, глава Сургута 23 апреля в 12:45
2374 14
Может ли один из супругов взять кредит без согласия второго?

Может ли один из супругов взять кредит без согласия второго?

​Также разъясняем, как в случае развода будет делиться этот долг
Анастасия Варвулева, старший помощник прокурора 23 апреля в 11:41
382 0
​Зачем нужен Варламов?

​Зачем нужен Варламов?

Вадим Николаевич, вам самому не неловко и не горестно, что вы принимаете известного московского тусовщика с распростертыми объятиями, а он потом пишет о том, как умело вы перепрыгиваете лужи, всячески тыкает вас в городскую грязь?
Филипп Солдатенков, сургутянин 23 апреля в 11:13
1167 13
​Зеленский – победа – Украина

​Зеленский – победа – Украина

Если получится у Зеленского, значит, у всех нас есть реальный шанс, что можно вот так, без революций и кровавых потрясений изменить казалось бы незыблемое
Эдуард Иваницкий, депутат думы Сургута 22 апреля в 22:11
1036 23
Школьникам Сургута в открытую продают насвай

Школьникам Сургута в открытую продают насвай

Проблема для города не нова, но решить ее не получается много лет. Рассказываем, как уберечь ребенка от этой напасти
Лилия Сулейманова 22 апреля в 17:40
9882 7
За эти полчаса в суде мы узнали больше, чем за предыдущие три года

За эти полчаса в суде мы узнали больше, чем за предыдущие три года

Дмитрий Попов, экс-глава Сургута 22 апреля в 16:42
1327 4
Олег Владимиров

​Меньше работы, больше кабинетов

Все больше и больше различных дел, проектов и затей власти делегируют общественности и бизнесу. Но почему тогда у нас столько чиновников?
Олег Владимиров 22 апреля в 16:40
941 9
Илья Варламов: «Это нормально, что некоторые моногорода умирают после потери донора. Это может случиться и с Сургутом»

Илья Варламов: «Это нормально, что некоторые моногорода умирают после потери донора. Это может случиться и с Сургутом»

Интервью с известным урбанистом и блогером Ильей Варламовым о том, чего не хватает Сургуту
Артем Мазнев 22 апреля в 14:52
1386 3
​Варламов, прости!

​Варламов, прости!

Почему на встречу с известным урбанистом не смогли попасть многие сургутяне?
Сергей Глинских, сургутянин 22 апреля в 12:18
1152 26
​О предоставлении жилья инвалидам

​О предоставлении жилья инвалидам

Гражданину, страдающему тяжелой формой хронического заболевания, при котором совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, соответствующее жилое помещение должно быть предоставлено незамедлительно
Адвокат Оксана Рудик 22 апреля в 09:46
478 0
Больше мнений