16+

Насильники, сатанисты и подростки с автоматами

Тайная жизнь заброшенного сургутского «морга»

Фото: А. Андронов
Фото: А. Андронов

— Может, тут пролезем? — предлагает Леша, приподнимаясь на цыпочках и пытаясь заглянуть за покореженный забор. Мне рост не позволяет, поэтому я бессильно топчусь у ограждения. Алексей перекидывает за спину фотокамеру и осторожно отодвигает плохо закрепленный стальной лист. В образовавшуюся щель можно с легкостью протиснуться, даже не порвав куртку. — Ну что?

Оглядываюсь по сторонам. Каролинского. До конца рабочего дня еще далеко, машин и пешеходов на улице мало, но все-таки они есть. А лезть на территорию заброшенного здания у них на глазах как-то неохота.

— Давай еще пройдемся? — предлагаю.

Шагаем метров пятьдесят по тротуару. Забор заканчивается. Дальше — неприметный спуск мимо деревьев и узенькая тропинка. Неподалеку виднеется еще один забор из сетки рабицы. Здесь пешеходов нет, тишина, мы готовы ловко перемахнуть через преграду, но тут замечаем на территории здания людей. Если быть точнее — детей.

Леша свистит им вслед.

— Парни! Где тут вход?

— Там вон табличка есть! — Меланхолично отвечают дети таким тоном, будто им приходится объяснять нам что-то до ужаса очевидное.

Табличка и правда есть, и на ней выскоблено: «Молодые люди. Вход» и стрелочка вправо.

Идем по «указателям» и находим дырку в сетке, которая наконец-то позволяет нам попасть на территорию.

Кто-то называет это здание больницей. Кто-то удивленно уточняет, не гаражи ли это. В пабликах ВКонтакте, где тусуются юные сталкеры и прочая молодежь, интересующаяся «заброшками», здание называют просто — Морг.

Строение большое, размером со среднестатистическую школу, только четырехэтажную. Те окна, что не закрыты шифером, разбиты, не видно ни одного целого стекла. Дверей тоже нет. Вокруг все поросло травой, в которой хорошо различимы протоптанные дорожки.

Нагоняем ребят, которые расположились недалеко от здания. Хочу завести с ними разговор:

— А чего это вы тут… воу!

На бетонной плите лежит распахнутый чехол с автоматом Калашникова.

Выйдя из секундного ступора, спрашиваю:

— Вас как зовут-то?

— Я Вова, а она Даша (имена детей изменены).

— А лет вам сколько?

— Мне тринадцать, а ей… Тебе сколько? — Вова смотрит на подругу. Она кивает. Ей тоже тринадцать.

— Ваши родители знают, что вы здесь? Они нормально к этому относятся?

— Мои — да. А ее — не знаю, — отвечает Вова. Он очень общительный парнишка, в отличие от Даши, которая предпочитает отмалчиваться, стоя рядом с засунутыми в карманы руками.

Вова объясняет, что здесь они с командой из десяти (плюс-минус) человек периодически по вечерам играют в страйкбол. Организацией игр занимаются сами. «Главный» у них некий Руслан. Он самый старший в команде, ему 20. Возраст остальных участников в среднем 16-17 лет. Вова и Даша самые младшие.

Спрашиваем ребят, как можно зайти внутрь здания. Они указывают руками на ближайший вход и говорят, что по периметру есть еще несколько.

Заходим внутрь. Типичное заброшенное здание: отсыревшие стены, заваленный кирпичами и прочим строительным мусором пол. У оконных проемов разбросаны стекла.

Здание большое, внутри много коридоров и помещений без окон. Стоит отойти на пять шагов от источника света, и попадаешь в кромешную тьму, которую обычный телефонный фонарик не пробивает.

В одном из помещений, изрисованном неумелыми граффити, натыкаемся на дырку в полу. Обнаруживаем еще несколько таких же во время обследования коридоров.

Под ноги теперь смотрим еще внимательнее.

— Здесь днем-то черт ногу сломит, а как они здесь по вечерам бегают, я вообще не понимаю, — комментирует Леша и просит подержать фонарики, чтобы он мог сфотографировать перевернутую пентаграмму на стене. Таковых здесь в изобилии в каждом втором помещении.

Кое-где виднеются перемешанные с грязью и каким-то мусором элементы одежды, одеяла, бутылки, продуктовые упаковки. Ясно, что периодически здесь ночуют или когда-то ночевали бездомные.

Мы внезапно обнаруживаем главный вход в здание, который обращен к улице и стоящей через дорогу многоэтажке. Видим Вову и Дашу, которые направляются к сторожевой будке, говорят там с кем-то, а потом возвращаются обратно.

— Сторож нормально относится к тому, что вы здесь находитесь?

— Да я договорился обо всем, — улыбается Вова, явно собой довольный, — объяснил, что мы тут просто играем. Потому что нет у нас нормальных полигонов. Да и там платить надо, а тут мы сами собираемся. Один охранник, я помню, брал деньги, но с меня не брал. Он сейчас уехал, тут другой теперь.

— Странных личностей вы тут не встречали?

— Вчера… — начинает Даша.

— Нет! — перебивает ее Вова.

— Ну, мы слышали звуки и ушли отсюда. Еще тут есть комната сектантов. Их самих мы не видели. Говорят, что тут лет шесть назад какой-то мужик изнасиловал маленькую девочку, а потом она с крыши спрыгнула и разбилась…

— Есть выход на крышу? Покажете?

— Да, пойдемте.

Ребята с видом знатоков ведут нас обратно в здание. С легкостью ориентируясь в коридорах, находят лестничный марш. У лестниц нет перил, вокруг темень. Вова даже не думает о том, чтобы включить фонарик, просто уверенно поднимается по ступенькам с автоматом наперевес.

Чувствуется дезориентация в пространстве. Леша светит нам вспышкой от фотоаппарата.

Выходим на крышу. Ее состояние плачевное. В лучших традициях нижних этажей в полу зияет неприкрытый люк. Повсюду кирпичи, разбитые плиты, ошметки утеплителя для стен.

— Здесь вы тоже играете?

— На крыше не играем, максимум на той, что пониже. Которая над переходом из корпуса в корпус. Потому что на этой опасно. Мы договорились не подниматься сюда.

Так что ребят нельзя обвинить в полном недостатке здравомыслия. Они заботятся о собственной безопасности. В подтверждение этого Вова демонстрирует нам небольшую аптечку, закрепленную у него на поясе. У парня все схвачено.

— Бывало, что травмировались во время своих игр?

— Ну, сегодня я буду играть за Психа, и мы, как люди, которые должны поймать хорошую сторону, ходим без фонариков. Как в реальности. Так что можем упасть. Но нам говорят сильно не бегать, под ноги смотреть. Мы здесь часто бывали, знаем, где можно спотыкнуться. Так-то здесь, по сути, безопасно. Ну, было один раз, что мальчик спрыгнул на деревяшку и проткнул себе ногу. Мы ему все перевязали. Ничего такого, просто дырка. В больницу съездили.

— Расскажи о своем оружии?

— Это АК-74. Корпус настоящий. По сути, это как детская игрушка, только стреляет более мощно, очередью. По силе бутылку стеклянную разбивает. Мы играем в защите, если попадает, то синяки небольшие остаются. У нас общее правило — играть в очках, чтобы глаза не выбить. Еще можно маску носить, чтобы зубы не разбить, но я без маски играю, мне так по кайфу. Но мала вероятность, что попадут в лицо. Мы обычно целимся в живот, чтобы наверняка попасть. В лицо только снайперы попасть могут, у них более мощный вылет шара, могут и очки пробить.

Ребята помогают нам спуститься на первый этаж и уходят по своим делам. У них тренировка перед вечерней игрой. Болтать некогда.

Мы делаем еще несколько фотографий «морга» и направляемся к дырке в заборе. Пробравшись через нее, оборачиваемся.

Видим, как Вова карабкается по стене с первого этажа на второй. На груди у него автомат, за спиной рюкзак. Мы молча наблюдаем за этим. Понимаем, что шугать его нет смысла — как только уйдем, он продолжит делать ровно то же самое.

Да и о чем беспокоиться, правда?

Если Вова, Даша или кто-то еще из несовершеннолетних детей покалечится здесь, другие несовершеннолетние дети просто отвезут пострадавшего в больницу. Это ж ничего страшного. Так-то здесь, по сути, безопасно.

Фото: Алексей Андронов


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


30 августа 2018 в 17:10, просмотров: 2583, комментариев: 6



QR код


Комментарии:
Моби
мимо этого здания ежедневно ездят чиновники из горадминистрации, мчс, увд и всем пофиг. Но не дай бог произойдет несчастный случай или преступление, эти же чиновники будут сидеть на совещаниях, вытирать потные лбы и перебирать галстуки на пузах, разрабатывать комплексы мероприятий и в эфире сми заявлять, что наведение порядка на контроле, испуганно ожидая гневной реакции ГУБЕРНАТОРА округа, или не дай бог ИЗ МОСКВЫ!!!! а сейчас пока можно забивать на это. По аналогии со станцией юных натуралистов, например.
Швондер
Вот с Меркулова да с Усова бы содрать восстановление
альберт леонов
Интересно сколько денег почем зря выброшено на ветер, а еще сколько нужно тратить на снос и приведения территории в нормальное состояние.
Кто платить будет? Опять из нашего кармана, из тех налогов которые платят жители города, тех на которые содержаться ответственные сотрудники администрации города.
Как это назвать? Разгильдяйство, расточительство и как то по другому? Сути не меняет. Потрачены деньги, они просто выброшены на ветер... Те не большие деньги на которые можно было построить детские площадки или школу ...
Самое страшное, ни кто ответственность не понесет...Даже пресловутого выговора не вынесут...
Сергей Б
Это точно, по стране миллиарды, таким образом, вылетают в трубу и никто ответственности не несет. Просто следуют заявления – денег нет, и пенсионные реформы, потому что денег нет.
Швондер
Вон Ляпис собрался в киберспорт с соседним колхозом зарубиться. Его слова.
Вот пусть в морге в страйкбол слабО?
Аванес Швондер
Зассыт..без охраны

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Владимир Самборский: «Хорошо, что я не стал мэром Сургута пятнадцать лет назад. Иначе я бы сейчас не давал это интервью»

Владимир Самборский: «Хорошо, что я не стал мэром Сургута пятнадцать лет назад. Иначе я бы сейчас не давал это интервью»

Юбилейное интервью с бизнесменом и общественником — о предпринимательстве, девяностых, переезде из России и выборах главы Сургута
Анастасия Якупова 17 июля в 19:17
536 2
​Закон и порядок, выпуск 2. А ты его акцизом пробовал?

​Закон и порядок, выпуск 2. А ты его акцизом пробовал?

Что произойдет, когда цены на вино вырастут? Кто-то перейдет в сегмент более дешевого вина, кто-то отправится за пивом и водкой
Олег Владимиров 17 июля в 08:14
429 3
​В Сургуте внедряют новые стандарты освещения образовательных учреждений

​В Сургуте внедряют новые стандарты освещения образовательных учреждений

Пресс-служба компании «Среда комфорта» 16 июля в 15:31
649 2
Наибольший социальный эффект достигается при предоставлении государственной поддержки в виде субсидий

Наибольший социальный эффект достигается при предоставлении государственной поддержки в виде субсидий

Предлагаю направлять половину профицита бюджета на дополнительное финансирование мероприятий по выплате субсидий участникам региональной жилищной программы
Александр Пурышев, читатель siapress.ru 16 июля в 14:46
766 8
​Как в старости будут выглядеть Вадим Шувалов, Владимир Богданов, Тарас Самборский и другие известные сургутяне? Показываем

​Как в старости будут выглядеть Вадим Шувалов, Владимир Богданов, Тарас Самборский и другие известные сургутяне? Показываем

В сети новый тренд — приложение «состаривает» вас на фотографии
Анастасия Якупова 16 июля в 13:43
1426 6
Политика патернализма и социально ориентированный бюджет создали большие обязательства перед различными социальными группами

Политика патернализма и социально ориентированный бюджет создали большие обязательства перед различными социальными группами

На апрель 2019 года количество нуждающихся в получении жилья составляет 4136 семей. Из них улучшат свои условия 51 семья
Ринат Айсин, депутат думы Югры 16 июля в 09:22
676 9
​Сургутяне о «благоустройстве» своего района

​Сургутяне о «благоустройстве» своего района

Петр Назаров, сургутянин, житель микрорайона «А» и присоединившиеся неравнодушные соседи 16 июля в 08:19
756 4
Жители Югры все чаще сталкиваются с гадюками. Что делать, если вы наткнулись на змею и она вас укусила

Жители Югры все чаще сталкиваются с гадюками. Что делать, если вы наткнулись на змею и она вас укусила

Рекомендации от департамента недропользования и природных ресурсов Югры
Редакция СИА-ПРЕСС 15 июля в 17:17
975 3
​ Винтики и шурупики

​ Винтики и шурупики

Уважаемый депутат Нечепуренко, добейтесь и постройте большой спорткомплекс не в маленьком дворе, к которому никаких стоянок и подъездов не будет, а на хорошем месте — на трассе, на проспекте, большой улице, чтобы было видно его со всех сторон
Елена Гончарова, руководитель «Русского радио» 15 июля в 17:07
876 1
Про город и людей

Про город и людей

В Сургуте не любят людей, не любят пешеходов и ничего не хотят делать для удобства прогулок по центру. Почему я так решил? Я просто не спеша прогулялся по проспекту Ленина
Евгений Яровой, сургутянин 15 июля в 16:07
966 3
Как менялась архитектура сургутских остановочных павильонов?

Как менялась архитектура сургутских остановочных павильонов?

Стало интересно, как развивалась (и деградировала) архитектура сургутских остановочных павильонов, и я решил сделать подборку оценку и дать краткий анализ
Юрий Кузнецов, архитектор 15 июля в 12:22
570 3
​О национальной гордости Великороссов

​О национальной гордости Великороссов

Прошедшая неделя выдалась жаркой для великороссов. Они обиделись. Телевизор показал что-то сказанное в адрес Путина одним грузинским журналистом на одном из грузинских каналов в одной из грузинских телепередач, вот они и возбудились
Александр Мазурин, читатель siapress.ru 15 июля в 11:26
485 0
Жители дворов вокруг школы №12 хотят новый спортивный комплекс. Это неопровержимый факт

Жители дворов вокруг школы №12 хотят новый спортивный комплекс. Это неопровержимый факт

Суть так называемого «вызова» заключается в том, что Елена Гончарова ​опубликовала статью-мнение, где она рассуждает о «...психоэмоциональном воздействии архитектуры, как окружающей среды, на организм людей»
Дмитрий Нечепуренко, депутат думы Сургута 15 июля в 10:25
812 16
Больше мнений