16+

Нет репродукции нормальных людей

Одна из старейших газет Сургута «Новый город» может быть закрыта — эта возможность рассматривается в медиахолдинге, возглавляемом Тарасом Самборским (в структуру входит также телеканал и радиостанция). В числе причин называется не только экономическая, но и политическая обстановка, создавшаяся после прихода в администрацию Сургута новой команды. Как эволюционировали чиновники за 20 лет, почему сотрудники мэрии саботируют работу, и кто убивает СМИ — в интервью информагентства Ura.ru с владельцем «Сиа-Пресс» Тарасом Самборским.

— Логично начать с того, что «Сиа-Пресс» 26 лет. С чем пришли к этой дате. Может быть, что-то планируется поменять, вообще — в каком состоянии сейчас находятся СМИ — и портал, и газета «Новый Город»?

— Состояние, с одной стороны, устойчивое, мы деньги зарабатываем. С другой стороны — тревожное, потому что в условиях современной экономики тенденция к уменьшению денег. И самое главное, что пусть мы местное, полу-региональное СМИ, но нам удается оставаться достаточно весомым и значимым на рынке новостных, аналитических медиа в нашем регионе. По газете «Новый Город» тоже все очень интересно — мы думаем, не закрывать ли ее?

— Полностью уйти в Интернет?

— Да, но газета все равно живучая, показывает прибыль. Мы сейчас рассматриваем, как один из бизнес-проектов, ее переформатирование. В этом смысле делать газету как бизнес тяжело, но пока еще интересно. Хотя мы чувствуем, что чисто политически ситуация складывается таким образом и в государстве, и конкретно в Сургуте, что власть пытается сужать круг журналистских тем, сводя все к банальному хронологическому описанию поступков власти без всякого анализа. Посмотрим, как это будет продолжаться.

— Будущее за электронными СМИ, об этом все говорят, но пока что я первый раз слышу, что известную, одну из центральных газет крупнейшего города ХМАО, планируется закрывать. Другие печатные издания живы, и далеко не все пользуются Интернетом для получения информации.

— Есть опасения, поэтому мы пока и не закрыли газету. Я хочу уточнить — мы эту возможность рассматриваем, но не реализуем. Рекламодателей становится меньше. И было бы не очень хорошо, если «Новый Город» из прибыльного издания станет убыточным и мы бы столкнулись с необходимостью эти убытки компенсировать. По поводу того, что ее уход с рынка ослабит наши медийные позиции — это ведь все очень сложно. Уже и Интернет не совсем Интернет. Все в соцсетях, и это тоже новый вызов. Мне, как медиа-предпринимателю старой школы, как классическому газетному журналисту, вообще очень сложно учиться. Только мы усилились в Интернете, все освоили, а теперь Интернет — это фуфло, нужно соцсети осваивать, все там.

— Как опытный журналист и медиаменеджер что думаете о том, насколько сильно трансформировалась профессия сургутского или югорского журналиста за последние те же самые 20-25 лет? Меняется повестка, меняются задачи, меняется отношение власти к журналистике, меняется запрос аудитории. Что главное сегодня? И хорошо или плохо то, что происходит?

— Я скептик в этом вопросе. Профессия убивается.

— Кем?

— Это мировая тенденция. То, что делают медиа в США в отношении Трампа, это скверно, абсолютно пропагандистская работа.

— Не журналистика.

— Ни в коем случае. Я смотрю, как устроена журналистика в той же Европе. Она тоже очень тенденциозна по многим моментам, даже в отношении каких-то культурных и бытовых вопросов. А в России ситуация усугубляется нашими политическими тенденциями. Политика направлена на сворачивание традиционной вольницы и свободы слова. Журналистика просто умирает, может быть, чтобы переформатироваться в нечто совсем новое.

Когда я начинал свою карьеру, я мог свободно звонить на любой телефон любому начальнику и брать у него новость. Богданову, мэру Рокецкому, я звонил губернатору через приемную, и меня соединяли. Я уж молчу про руководителей местного звена, ГТС, «Горводоканал»…

На Западе эта практика в значительной степени сохранена, доступность ньюс-мейкеров очень высокая, они не отгораживаются пресс-службами и всем этим набором инструментов, который у нас в России появился. Плюс, конечно, квалификация самих журналистов и квалификация тех людей, с кем они контактируют, резко упала. Мы имеем дело с просто безграмотными людьми — а они нами управляют.

— Тенденция к закрытости есть, и с каждым годом усиливается. Яркий пример — Сургут. Насколько я могу судить, «Новый Город» и «Сиа-Пресс» всегда считались оппозицией к действующей власти. Так было при Сидорове, при Попове, сейчас при Шувалове. Насколько сильно политическая ситуация в городе влияет на работу редакции?

— Все 26 лет существования нашего информагентства, первого за Уралом, при любых режимах у нас всегда были конфликты, даже, точнее, какая-то холодная война, неприятие друг друга.

Власть всегда демонстрировала скепсис по отношению к нам, который перерастал и в открытые войны. И уголовные дела против журналистов были, и «коктейли Молотова» в офис нам бросали.

Но от каждой новой сургутской власти веет все большим холодом к прессе. По отношению к обществу в целом, но по отношению к прессе в частности.

— Насчет холода к обществу — Вадим Шувалов вроде бы открыт, пользуется соцсетями. Так что если смотреть хотя бы формально…

— Мы говорим о доступности. Когда человек по одностороннему каналу выдает новости, которые считает нужными, а не ту информацию, о которой его спрашивают журналисты, — это не открытость, это имитация. В самые тяжелые годы наших взаимоотношений с администрацией Александра Сидорова, а это была война, никогда администрация города не прекращала контакта с нами как с журналистами. Нелюбовь, антипатия, блокирование всех наших бизнес-процессов — это было. Но пресс-секретарь администрации Валентина Тройнина всегда была в формальных рабочих отношения со мной. Была возможность встреч, звонков, при том что контакты с самим Сидоровым были полностью исключены. При Дмитрии Попове немножко ситуация изменилась, но в какой-то момент он закрылся от прессы и стал комплексовать, что ему все чаще задают некоторые неприятные вопросы. Про команду, про управленческие решения.

— Про дороги.

— Да, но он человек с чувством юмора. Из той же ситуации с дорогами он вышел достаточно красиво. А нынешняя администрация при всей ее якобы технократичности выбрала вариант полного игнорирования содержательного контакта с прессой. Это смешная политика. Если власть — или презирая нас, или обидевшись за что-то — начинает игнорировать, со всем своим многолетним опытом могу сказать: это приведет только к издержкам для самой власти.

— Чем закрытость может аукнуться чиновникам?

— Мы начинаем более зло искать информацию, в другой стилистике писать. Ну, и не может местная администрация, тем более, в Сургуте, который под контролем федеральных властей, создавать социальную напряженность таким тупым способом, как игнорирование запросов прессы. Это ведь запрос от какой-то части общества — мы транслируем то, что интересует какую-то часть читателей. Мы сами ничего не выдумываем. И если местная администрация отказывается отвечать на местные вопросы, мотивируя тем, что с этими козлами мы не работаем, то она делает плохо себе. Ей потом просто скажут — вот пришло письмо по линии контроля через администрацию президента: за месяц 20 запросов без ответа, вы что там творите? Ведь это говорит о том, что технологией выстраивания контактов с избирателями всеми имеющимися каналами нынешняя администрация не обладает.

— Я думаю, вам есть с чем сравнивать. Это тренд? В других регионах ситуация такая же, или отношения мэрии Сургута с прессой уникальные даже для России?

— Российская местная власть становится все более аутичной, замкнутой, неговорливой, потому что она вообще не знает, что говорить по большинству вопросов. На примере Сургута — вот пришла новая команда. Я понимаю так — если город зачищается под некую новую команду, то эта команда должна обладать всем инструментарием работы на месте. Если вы десант и управляетесь из какого-то «центра», вы как минимум не создавайте напряженность своим молчанием.

Местная власть — это по факту дворник, который должен взять метлу и идти подметать улицы. На самом деле никакой другой функции у местной власти нет. И строить из себя каких-то искусных манипуляторов общественным мнением, каких-то политиков бессмысленно.

Никогда мэров и местную администрацию не будут воспринимать как политиков. Что, нет?

— Сидорова воспринимали как политика.

— Сидоров жил вообще в другой политической реалии, другая страна была. Он был просто гигантом, а на фоне нынешних — так просто мегагигантом, я говорю это без иронии. Это даже не вина Шувалова, что сравнение с Сидоровым тем же будет не в его пользу. Такова ситуация в стране. Но если вернуться к нашим чиновникам — вы отвечайте на те вопросы, которые существуют во вверенной территории.

Нас интересуют лужи, помойки, крысы, тараканы, пенсии, старики, тупые чиновники, мздоимцы. А чиновники закрылись, но это тупиковая линия поведения.

И не только в администрации. Сейчас сложно представить, что можно позвонить и тут же договориться и взять интервью у начальника местного ФСБ, СК, полиции… А это была наша практика. Мы звонили начальнику полиции, налоговой, прокурору. Брали новость, и никто не падал в обморок, что мы без запроса и прокладки в виде пресс-службы. А сейчас подобное невозможно, и это общая тенденция в стране.

— Со сменой власти в администрации и в Думе, возникает вопрос — а какое будущее есть у Сургута? В городе появилось мнение, что наступает конец, что надо уезжать.

— Во время правления Попова — и это не его вина — Сургут случайно прошел через эксперимент, который показал, что в таких северных городах нет необходимости создавать колоссальную социальную инфраструктуру. Дороги, школы, больницы — минимальный набор. А вот театры, цирки, набережные, городская среда, велодорожки — ребята, вы о чем?

Город прибирается, дороги есть, коммуналка работает. Всем в спальню, а утром добывать нефть. В силу разных причин при Попове не делалось ничего в плане развития города как социальной единицы.

Я думаю, людей наверху осенило: мы вкладываем триллионы в эти северные города, но нафига, давайте уже консервировать. И я не жду никаких хороших новостей по Сургуту. В него не будут инвестировать деньги, которые бы делали его современным мегаполисом. Это будет опрятный, чистенький городок. Даже будут траву раз в два года подстригать, но не более того. Я утрирую, но…

— Есть филармония.

— Она умрет, когда из нее уйдет Яков Черняк, потому что нет репродукции нормальных людей в Сургуте — их косят и состригают. Им не дают социального лифта. Та же проблема с городской администрацией. Состригли всех чиновников, которые могли бы потенциально возглавить эту власть. Мы понимаем, что нынешняя команда — это технический десант, техническая команда на какое-то короткое время для выполнения определенных задач. И когда они уйдут, город вообще опустеет. Он будет обезглавлен, найти новых управленцев будет невероятно сложно.

— А если вернуть?

— Да, есть варианты, они сейчас называются. Хорошо, придет [замглавы Сургутского района Татьяна] Османкина. Но она куда придет? На эти руины?

Обрезаны ниточки, которые соединяли низовые звенья административной машины с самым верхом.

Если ты расстаешься с чиновником по тем или иным причинам, зачем ты его добиваешь уголовкой? Это какие-то гопниковские приемы. Среднее звено в обмороке, оно не хочет работать, оно саботирует работу, оно боится, что оно будет тоже репрессировано. Разрушается аппаратная машина.

— То есть, все плохо?

— Нет, все очень турбулентно, причем на пустом месте. Я думаю, в ближайшие два года каких-то позитивных изменений в Сургуте не произойдет. Упование на «Сургутнефтегаз» бессмысленно, там свои задачи и проблемы.

— Они построили ДИ «Нефтяник».

— Я не говорю, что «Сургутнефтегаз» полностью отстранился, но у него своя бизнес-задача. Это частная компания, и Богданов никогда не будет оперативным менеджером Сургута или каким-то контролирующим звеном.

— А есть ли возможность повлиять на происходящее у, так назовем это, старой гвардии? Тот же Сидоров сейчас депутат Госдумы, у него есть лоббистские возможности и на федеральном уровне.

— Повлиять на что? На смену команды?

— На саму команду. Например, чтобы из центра поступила установка не мочить сургутский хлебозавод.

— Я уверен, что это уже происходит. Степень противодействия нынешней администрации достаточно велика. Нынешняя команда противопоставила себя многим влиятельным людям, среди которых есть и силовики. Чиновники же начали по всем подряд бомбить, все сначала очумели от этого, но уже пришли в себя, начали группироваться и выяснять, что происходит. А дальше как обычно — у вас какая крыша? Такая? А у нас такая. Давайте померяемся.

Лоббистские возможности многих оппонентов действующей команде весьма велики, и я так понимаю, что они уже задействованы. По хлебозаводу даже противодействовать не надо, это чудовищный прокол действующей власти. И если верно, что это просто определенная реакция на выпад Сергея Пустозерова на каком-то совещании, где его одернули, а он аргументировано ответил, тогда это просто премерзко, и этого не было в Сургуте никогда.

— Возвращаясь к журналистике. Как журналистам работать в такой политической ситуации, когда что-то не совсем понятное происходит в администрации, есть проблемы с градообразующими предприятиями, сокращается количество ньюсмейкеров, доступной информации?

— Какая-то часть журналистики уйдет в формат «Сургутской трибуны», без иронии. Я был две недели в Алапаевске (Свердловская область). Там прекрасная местная газета, я обзавидовался — она забита рекламой, некрологами на три страницы, поздравлениями с днями рождениями, со свадьбами, очерками про трубоукладчиков. Какая прекрасная перспектива на старость! Что-то уйдет в этот формат, что-то умрет, и не факт, что выживут лучшие. «Новый Город» объективно одна из лучших региональных газет в стране. А вот газеты, которые финансируются властями, они думают закрываться? У них даже близко нет таких мыслей. Хорошие журналисты уйдут в остатки пресс-служб. Но все очень неопределенно и трудно понять, что будет завтра.

Беседовал Антон Степыгин, служба новостей «URA.Ru».

Оригинал


Нашли ошибку в тексте?
Выделите текст и нажмите CTRL+Enter


11 августа 2017 в 12:13, просмотров: 2761, комментариев: 5



QR код


Комментарии:
Мономах
Даешь " Новый Алапаевск"
Швондер
Кто еще не был в Алапаевске? Прекрасное место неча хохмить
Сергей Б
Очень непонятны потуги автора, который поднялся в смутные времена, на которые он сетует. Что-нибудь из Библии почитал бы что ли, например – «место и случай определяют все».
Tatyana Malinina
Слабаки.
Коллега
Держитесь там, без иронии пишу. С Поповым все-таки лучше было? А как его кусать стали он и закрылся от вас. А потом его подставили и захотели закрыть. А могли бы ему медийный иммунитет создать, работал же человек и в тяжелых условиях противодействия и отсутствия бюджета на насущные вопросы. А то что без команды, так это ему в плюс а не в минус - не чья-то марионетка был. Могли же ему помочь?

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.

Вы можете войти на сайт или зарегистрироваться

Аннексированная политика

Аннексированная политика

Почему Наталья Поклонская голосовала против пенсионной реформы
Андрей Перцев 22 июля в 17:01
928 2
​Олигархам — офшоры, народу — отобранные пенсии

​Олигархам — офшоры, народу — отобранные пенсии

Хоть законопроект и принят в первом чтении, но на него может быть наложено вето. Все зависит от реакции граждан страны
Олег Смолин, депутат Госдумы 21 июля в 16:05
8089 10
Тополиный бунт

Тополиный бунт

В соцсетях активно обсуждают петицию о запрете высадки тополя в населенных пунктах
Юлия Латипова 20 июля в 14:27
749 4
​Сургутяне становятся учредителями московских фирм без своего ведома

​Сургутяне становятся учредителями московских фирм без своего ведома

Как проверить, и что делать, если вы тоже стали жертвой мошенников?
Лилия Сулейманова 20 июля в 12:42
674 0
Какие уж тут пенсии?

Какие уж тут пенсии?

Григорий Явлинский предложил депутатам, голосовавшим против повышение пенсионного возраста, отказаться от своих мандатов
Григорий Явлинский, политик 20 июля в 11:49
30695 11
Маневры на войне с собой

Маневры на войне с собой

Капля камень точит. Благодаря капле под названием «пенсионный маневр» инфантильных подданных в моей стране станет меньше, а самостоятельных (хотя и злых) граждан — больше
Станислав Кучер, главный редактор проекта "Сноб" 20 июля в 10:13
733 2
«Все дело «Седьмой Студии» — фарс, абсурд и беззаконие»

«Все дело «Седьмой Студии» — фарс, абсурд и беззаконие»

Речь Кирилла Серебренникова на заседании Басманного суда 18 июля
Кирилл Серебренников, режиссер 19 июля в 19:06
769 1
​Россия живет полной жизнью

​Россия живет полной жизнью

Почти четверть населения страны страдает от избыточного веса
Анастасия Якупова 19 июля в 18:41
694 0
​«Надеемся, что Год театра не заставит нас вздыхать...»

​«Надеемся, что Год театра не заставит нас вздыхать...»

Представитель СМДТ рассказал о планах на следующий творческий сезон
Надежда Макаренко 19 июля в 10:00
357 0
Как до пенсии пешком

Как до пенсии пешком

Журналист Ростислав Журавлев совершил пешее путешествие из Тюмени в Екатеринбург, чтобы выразить протест новой пенсионной реформе
Владимир Куранян 19 июля в 08:50
487 0
Сергей Алексашенко: «Начинать повышение пенсионного возраста через полгода – это издевательство над населением России»

Сергей Алексашенко: «Начинать повышение пенсионного возраста через полгода – это издевательство над населением России»

Интервью с заместителем министра финансов и первым заместителем председателя Центробанка России в 1995—1998 годах о фискальных упражнениях правительства, сокращении рабочей силы и идеальной пенсионной реформе
Артем Мазнев 18 июля в 22:52
22550 0
Неудобная правда об останках

Неудобная правда об останках

Для Церкви и лично для патриарха Кирилла это была последняя возможность с достоинством выйти из того тупика, в который они себя загнали 20 лет назад, отказавшись эти останки признавать
Сергей Чапнин, бывший главный редактор «Журнала Московской патриархии»​ 18 июля в 21:50
10583 4
​Пролетели на две недели

​Пролетели на две недели

Сургутское турагентство в самый последний момент оставляет своих клиентов без путевок
Анастасия Якупова 18 июля в 17:05
804 0
Однажды за «неправильную» песню меня забрали в отделение полиции // ФОТО, ВИДЕО

Однажды за «неправильную» песню меня забрали в отделение полиции // ФОТО, ВИДЕО

Сургутский музыкант Владислав Женжера рассказал о реакции горожан на уличных исполнителей, проблемах с правоохранительными органами и популярных песнях у местных слушателей.
Екатерина Дрокина 18 июля в 14:19
830 10
Больше мнений